Рассказ о печи Ахная как диалектический феномен (4351-1)

Посмотреть архив целиком

Рассказ о печи Ахная как диалектический феномен

Наталия Гуткина

«Возвращаюсь в безродье родное…»

Признайтесь сразу: мы давно примирились с тем, что во многом невежественны, и мы ничего не желаем изменить в таком положении вещей, верно? Мы давно нашли ответы на всевозможные «почему?», то есть мы просто перестали задавать себе сложные вопросы! И даже самые очевидные вещи (для чего тысячи людей посвящают изучению Книги всю жизнь и не могут жить по-другому) нас давно не волнуют. В самом деле?

Для чего люди читают ТОРУ? Почему читают Тору? Может быть, все еще не вышли из детского возраста и хотят продолжить ощущение разлитой в воздухе сказки?

Крупнейший еврейский средневековой философ Рамбам так определял людей, читающих тексты Библии: есть люди, которые читают повествования Танаха как сказки и верят им, есть люди, которые читают повествования Танаха как сказки и поэтому не верят им, наконец, существуют такие читатели, которые умеют прочесть глубокий внутренний смысл, заложенный в повествованиях Танаха и при этом абстрагироваться от формы изложения.

Еврейские философы принадлежат к третьей группе читателей Библии. К какой группе читателей относишься ты? Согласитесь, чтобы ответить на этот вопрос, нужно для начала стать читателем.

Что я открываю для себя? Начав заниматься Библией, неожиданно понимаю, как могла бы ответить на философские вопросы, поставленные греками, вижу пути в психологию и этику, тоньше чувствую экзистенциализм, возможность мистического постижения Бога. Все это происходит на самом деле … Но это достижения на личностном уровне. Важнее другое.

Еще пророки отмечали, что Израиль часто засевает чужие поля и возделывает чужие виноградники, забывая о своих собственных.

Эта странная особенность нашего народа часто заставляет евреев быть в большей степени русскими, чем это свойственно самим русским: лучше многих русских людей говорить и писать по-русски, знать и преподавать русский язык и русскую литературу. В духовном порыве слиться с “державным” народом евреи доходят до самоотрицания и полного равнодушия к судьбе собственного народа.

Такие люди как правило ничего не слышат, и нет “ничего непобедимее равнодушия” -” раз он уже научился говорить о своем народе “у вас” - пиши пропало (Зеев Жаботинский) “шишек на лбу у нас много, спина порядком сгорбилась, от векового перепуга руки трясутся, скарб наш убог и сделан по старой моде... есть над чем посмеяться при желании...”

Автор статьи “Четыре сына” Зеев Жаботинский еще в 1911 году предвидел судьбу евреев, равнодушных к собственному народу. Это жалкие жизненные итоги, осознание притворства и лжи перед людьми и своею собственной душой, которое наступит в конце жизненного пути.

Современный русский поэт Борис Слуцкий определяет своё отношение к еврейству и еврейской жизни как возвращение “из точки в пространство”:

Созреваю или старею -

Прозреваю в себе еврея.

Я-то думал, что я пробился,

Я-то думал, что я прорвался.

Не пробился я, а разбился,

Не прорвался я, а сорвался.

Я, шагнувший ногою одною

То ли в подданство,

То ли в гражданство,

Возвращаюсь в безродье родное,

Возвращаюсь из точки в пространство.

Тот, кто был лишен знаний иудаизма в детстве, может восполнить в любом возрасте недостаток “материнского молока”, если только захочет, кроме того, в современном мире есть возможность получить эти знания вовремя. Не случайно р. Адин Штейнзальц сказал, что еврей - это тот, у кого внук еврей. Однако для большого числа евреев это вовсе не очевидно.

Нужны ли современным детям познания в иудаизме? Нужно ли современным родителям, лишенным в силу понятных причин познаний в еврейской религии, приобщать к сей неведомой и столь странной науке своих детей? Вопрос, прямо скажем, непростой.

Прежде чем вы сами ответите на этот вопрос, познакомьтесь с фрагментом из книги Германа Вука “Это Бог МОЙ”:

... Некоторые люди, я слышал, не хотят давать своим детям познания в иудаизме, объясняя свою позицию таким образом:

мы не хотим нашего ребёнка ни к чему принуждать. Когда он вырастет, он сам решит, что ему нужно.

Однако то, что делают такие родители, — это ведь самое что ни на есть серьёзное принуждение, которому они могут подвергнуть своего ребёнка. Они принуждают его всю жизнь оправдывать собственное невежество. Какой взрослый человек пойдёт и сядет в классе среди школьников изучать ивритский алфавит, ТОРУ и еврейские обычаи? Нет ничего проще, чем отказаться от религиозного обучения, как отлично известно многим из моих читателей. Восполнять то, что упущено в детстве, - это всё равно, что карабкаться на Эверест.

Подобным родителям должно было бы хоть изредка закрадываться в голову сомнение и им следовало бы хоть раз спросить себя:

А вдруг я ошибаюсь? И если я действительно ошибаюсь, то не нелепо ли заранее цементировать в ребёнке мой отказ от религии.

К тому времени, когда я понял, что иудаизм мне нужен, он был уже мне преподан как арифметика, как география, как многие познания, преподанные мне задолго до того времени, когда у меня возник интерес к этим познаниям или необходимость в них.

Позвольте мне высказать предположение, что слова “а вдруг я ошибаюсь” - это слова, которые, как воздух, нужны людям нашего века, - идёт ли речь об иудаизме или о чём угодно другом. Вокруг нас кишат легковесные истины. Но где тяжёлые сомнения? Повторять, как попка, агностические афоризмы последних двух столетий, — это вовсе не значит сомневаться. Это значит всего лишь повторять вызубренный школьный урок. Я ощущаю в себе способность сомневаться. Это — моё единственное интеллектуальное преимущество, помимо умения писать, обеспечивающего мне хлеб насущный.

Но вы можете возразить:

Будьте добры, оставьте меня в покое. Вам нравится манипулировать словами и читать книжки, и это довело вас до того, что вы решили жить по закону Моисееву. Что ж, на здоровье! Но я — человек занятой.Я как раз собираюсь переезжать в свой новый дом. Это очень красивый дом, но он влетел мне в копеечку, я по уши в долгах, и мне теперь придётся. У меня растут сыновья и дочери, и я их очень люблю, хотя они, по-моему, немного глуповаты. Я бы не прочь им дать кое-какие познания в иудаизме, но я так же непрочь дать им ещё много, много всего, о чём не может быть и речи. Я, в общем, довольно счастлив, я доволен тем, что имею... Так что вы идите себе подобру-поздорову своей дорогой, а я пойду своей. Разумно?

В нацистских лагерях смерти... цвет немецкого еврейства... начинали вдруг читать Танах или даже изучать иврит. Почему? Они хотели прежде чем на них опустится тьма, пронять, кто они такие и почему им суждено погибнуть... Гитлер был уникумом. Его попытка уничтожить евреев не была случайностью, не была она и безумной выходкой маньяка. Нет, это был венец его деятельности... Ницше ещё в прошлом веке отлично понимал, к чему должны привести его идеи (“Бог мёртв!“) Может быть, именно то, что он первым их увидел, свело его с ума....

Погибло 6 миллионов евреев. В течение всей человеческой истории чудесное выживание евреев воспринималось как свидетельство того, что есть Б-г во вселенной. Если Б-га нет, то это можно доказать лишь одним способом: убить всех евреев и тем самым запечатлеть в сердцах людей смерть еврейского бога. Это была логика безумия; но с его, Гитлера позиций, трудно было бы найти более рациональный аргумент.

Но кто мы ещё такие? Что означает наша долгая история? Есть ли в ней какой-нибудь смысл для 5 миллионов американских адамсонов, которые водят машины, смотрят телевизор... и ничем не выдают своего славного и страшного происхождения, и ещё для 5 миллионов израильских адамсонов, говорящих на иврите, тоже имеющих машины... и не помнящих ни слов Исайи, ни Синайских скрижалей? Ради этого ли наши предки в течение двух тысячелетий сносили удары судьбы и всё-таки выжили?

Что до меня, то я верю: наша история не бессмысленна... Бог жив, и мы, Его народ.

Мы избраны, но для чего? - спросил меня капитан израильского лайнера (он был беженцем из нацистской Германии) — Избраны для того, чтобы страдать?

Да, и для этого тоже. Такова истина, которую мы знаем. Это было не то избрание, о котором попросил бы хоть один народ на земле.

В сердцах большинства евреев гнездится инстинкт, побуждающий их сохранять в себе своё еврейство... Это зов нашего самого глубокого, самого истинного, самого лучшего “я”. Глупец тот, кто его стыдится. В нём - наше бессмертье. Наши дети ждут от нас ответа: что им делать, куда им идти? Завтра нас не станет, и они будут семьёй Авраамовой... (из книги Г.Вука.”Это Б-г мой. Еврейский образ жизни. Иерусалим, 1991 с. 403-405)

Сегодня еврей нужен своему народу именно как еврей. Более того, живущий как еврей, в соответствии с идеалами и этикой иудаизма, он необходим и всему миру и человечеству. Другого пути нет. И это самое главное.

***

Откроем одну из самых известных, хрестоматийных агадот и …. обнаружим, как вихрь дискуссии закружил нас с неистовой силой. Мы мгновенно оказались в мире СПОРА, разногласий, это и значит, что мы попали в мир еврейской традиции, который по определению, по природе своей - дискуссионный, остро полемический. И о чем они постоянно спорят? Неужели так трудно прийти к ОБЩЕМУ МНЕНИЮ? И вообще как можно достигнуть равновесия? В том-то и дело, что согласно еврейской традиции, равновесие достигается не одинаковостью, не единомыслием, а дискуcсией. Для достижения гармонии надо, чтобы все подходы и все системы в Учении столкнулись одна с другой, чтобы таким образом было найдено место для каждого из них по его значимости и содержанию. Kомментирует рав Кук в своей книге Эйн Айя слова Талмуда:


Случайные файлы

Файл
161048.rtf
74434.rtf
BUSINESS.DOC
112589.rtf
100172.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.