Особенности государственно—церковных отношений в Германии (4294-1)

Посмотреть архив целиком

Особенности государственно—церковных отношений в Германии

Е.В. Цуканова, кафедра философи религии МГУ

В Германии сложилась модель государственно-церковных отношений, основанных на кооперации, сотрудничестве или нейтралитете.

Отношения между церковью и государством в Германии формировались долго и трудно . Веймарская Конституция Германского Рейха , в соответствии с поправкой от 11 августа 1919 года , отменила официальные государственные церкви .

Несмотря на формальное отделение церкви от государства, их взаимоотношения, закрепленные в соответствующих нормативно-правовых актах, отражают роль христианства — ведущей конфессии в Германии, что проявляется ее влиянием на социально-политическую систему, быт, культуру и традиции.

За последние годы государственно-церковные отношения стали одной из основных западных моделей формирования отношений между церковью и государством. Как и в США, Основной Конституционный закон обеспечивает нейтралитет государства в вопросах религии, что и закреплено в Конституции Германии и в решениях Германского федерального конституционного суда.

Статья 4 Конституции Германии провозглашает:

1) свобода веры, совести, религиозных и идеологических убеждений не может быть нарушена;

2) гарантируется беспрепятственное осуществление религиозной дея-тельности;

3) никого нельзя обязать пройти военную службу или взять в руки оружие, если это не соответствует его религиозным воззрениям.

Свободу религии гарантируют также и другие положения Конститу-ции. Свобода совести, религии и убеждений является неотъемлемым компо-нентом человеческого достоинства, о котором говорится в статье 1 Основ-ного закона. Они также являются элементом свободы действий, предусмот-ренной статьей 2. «Каждый имеет право на свободное развитие своей инди-видуальности, пока это не угрожает правам других, конституционному порядку и нравственности». Статья 3 , в которой говорится о равенстве прав , запрещает любую дискриминацию по признаку религии или убежде-ний. Более детально в статье 3(3) говорится, что "никто не может подвер-гаться дискриминации, и никому не может отдаваться предпочтение из-за его пола, расы, языка, места рождения или происхождения, его веры, рели-гиозных или политических взглядов".

Статьи 6 и 7, которые имеют дело в основном с вопросами семьи и образования, также защищают религиозные права. Статья 7(2) говорит, что "человек, ответственный за воспитание ребенка, имеет право решать, будет ли ребенок получать религиозное образование". В отличие от системы, бытующей в США, статья 7(3) говорит, что "религиозное обучение является частью программы государственных и муниципальных школ, исключая светские школы. Государство имеет право надзора, но религиозное образо-вание должно проводиться в рамках взглядов конкретных религиозных общин. Учителя нельзя обязать давать религиозное образование против его воли".

Таким образом, религиозное образование запрещено Конституцией США, но одобряется Конституцией Германии. Однако, в свете статьи 7(2), ученики не обязаны посещать такие занятия. Статья 141 делает исключение для школ Бремена в плане религиозного образования, поскольку в Бремене существует традиция не конфессионального образования. Со времен объе-динения церковь выступала против отказа некоторых земель ввести в их школах религиозное образование, ссылаясь при этом на статью 7(3), а также на пример Бремена.

Германская система, в отличие от США, сочетает в себе требования нейтральности с подходом, направленным на сотрудничество в отношениях церкви и государства. Основная цель сотрудничества церкви и государства в Германии соответствует цели, изложенной в заключительном документе Всемирной конференции по правам человека (Вена. 14-25 июня 1993 г.): "Всемирная конференция призывает все правительства принять действен-ные меры к предотвращению религиозной и философской нетерпимости, в то же время признавая в качестве основного принципа право каждого чело-века на свободу мысли, совести, мнения и религии".

Это положение излагает жизненно необходимую, хотя и немного аб-страктную цель. Нации и их более мелкие политические подразделения пользуются достаточной свободой в выборе своего собственного, индивиду-ального подхода в регламентировании и определении структуры взаимоот-ношений между церковью и государством. Таким образом, страны, отдель-ные земли и регионы выработали собственные подходы к взаимоотношени-ям церкви и государства, и системы взаимодействия, сформировавшиеся в результате этого, варьируют в широком диапазоне.

Отношения между церковью и государством в Германии формирова-лись долго и трудно. «Различие взглядов, которых придерживались участ-ники этого исторического процесса, противопоставляет максиме времен Реформации: "cuius regio, eius religio", или известной немецкой пословице: "верю тому, чей хлеб я ем", которые подразумевают единственную форму религиозной свободы, доступную в Германии времен Реформации, - свобо-ду покинуть страну - гораздо более терпимый подход к религиозным вопро-сам, выраженный в известном изречении Фридриха Великого: "В моем королевстве каждый может спасать свою душу так, как считает нужным".

В то же время факты говорят о том, что лишь немногие правители Германии до объединения в 1870 году придерживались широких взглядов Фридриха Великого на свободу религии. Большинство королевств, гер-цогств и других земель имели официальные церкви, а неофициальные рели-гии неизбежно подвергались дискриминации и репрессиям.

Примеры подобной дискриминации можно найти даже в Веймарский период. В соответствии с тогдашними законами о строительстве только официальные церкви могли сооружать свои церкви - отдельно стоящие здания со шпилем. Представителям других религий не разрешалось строить молельные дома со шпилем. Хотя подобные формы дискриминации должны бы быть недопустимыми в современной Германии, "остаточные явления" предпочтения, отдаваемого основным церквам - иногда ненамеренные и неосознанные - находят поддержку в сфере законов о землепользовании у некоторых жителей страны.

Веймарская Конституция Германского Рейха, в соответствии с по-правкой от 11 августа 1919 года, отменила официальные государственные церкви. Однако религиозная общественность протестовала против этого, и законодателям пришлось пойти на компромисс. Они обосновали свой по-ступок следующим образом: поскольку церковь имеет большое обществен-ное значение и проводит огромную работу, было бы несправедливо пони-зить ее юридический статус до простого объединения. Церковь должна иметь более высокий статус, чем, например, спортивный клуб, организация садовников и т.п. Законодатели хотели выделить церковь из ряда других объединений, и для этого решили применить к ней термин "общественное объединение".

Поскольку термин был неясен депутатам Бундестага, начались дли-тельные дискуссии о его действительном значении. В их ходе социал-демократы отказались предоставить религиозным объединениям особый юридический статус. Они предложили считать религию личным делом каждого, свободным от вмешательства конфессий или государства.

Формально, по Конституции, Германия является светским государст-вом, где государственные и религиозные институты разделены. Провозгла-шается нейтралитет Германии в вопросах религии, но при этом спектр со-трудничества церкви и государства довольно широк.

Как полагает авторитетный германский историк религиозного права Ю. Варнке, общественное объединение — это установленный законом орган с властными полномочиями, который, который, в силу его общественной значимости, подлежит защите и специальному вниманию государственных властей. Такая точка зрения представляется нам более точной, нежели представленная в трудах В. Шобля или К.Брюнера, где главным критерием общественного объединения выводится их принадлежность к третьему сегменту гражданского общества, наряду с государственными и политиче-скими институтами.

Основы взаимоотношений церкви и государства закреплены в Кон-ституции ФРГ 1949 года и Конституциях Земель. Интересно проанализиро-вать элементы этой системы и в связи с тем, что многими современными российскими религиоведами, как скажем М.Одинцов или В.Ряховский, и даже политиками, как скажем депутат Государственной Думы А.Чуев, или правительственный функционер А.Логинов она признается едва ли не эта-лонной.

Кроме того, большой интерес представляет изучение существующих федеральных законов, регламентирующих деятельность религиозных орга-низаций.

Прежде всего интересны дефиниции типов религиозных объединений. Церковное право различает два таких типа: религиозные и мировоззренче-ские. Отличительный аспект состоит в том, что религиозные объединения образовываются и действуют только на основе вероучительной практики (как скажем, известный Ганноверский фонд развития, занимающийся като-лическим просвещением и миссионерством), в то время как мировоззренче-ские объединения заявляют о себе как о сторонниках нерелигиозного миро-воззрения (что позволяет назвать их светскими объединениями) .

Наряду с крупными религиозными объединениями как то: Римско-католическая Церковь, или Евангелическая лютеранская церковь, которые, в силу историко-культурной традиции, стали общественными объединениями автоматически, существуют другие религиозные организации — со стату-сом публичного права и без статуса публичного права. Публично-правовой статус дает не только престиж, но и некоторые преимущества: во-первых, возможность активно участвовать в общественной жизни, во-вторых, право на взимание церковного налога, в-третьих, возможность обслуживания вооруженных сил и образовательных учреждений, в-четвертых, право на налоговые льготы.


Случайные файлы

Файл
169040.rtf
26331.rtf
29565.rtf
74378-1.rtf
MARSHR.DOC




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.