Московские святители (3311-1)

Посмотреть архив целиком

Московские святители

Перевезенцев С. В.

Святитель Филипп (в миру — Федор Степанович Колычев) (1507–1568) происходил из младшей ветви старинного и знатного московского боярского рода Колычевых. Предок Колычевых — боярин Андрей Кобыла. Он был родоначальником многих знатнейших московский боярских фамилий: Захарьиных-Юрьевых, Шереметевых, Романовых.

Отец будущего святителя, Степан Иванович, по прозвищу Стенстур, был воспитателем князя Юрия (Георгия) Васильевича, младшего брата царя Ивана IV Васильевича. Мать звали Варварой. Она была очень набожной женщиной, а в конце жизни ушла в монастырь, где приняла пострижение с именем Варсонофии. Дядей будущего митрополита был Иван Иванович Умной-Колычев, советник князя Андрея Старицкого, брата великого князя Василия III.

В семье Степана Ивановича Колычева было четыре сына — Федор, Прокофий, Яков и Борис. Федор, старший сын, родился 11 февраля 1507 г. Детство Федор Колычев провел при великокняжеском дворе, близко знал будущего государя Ивана IV. Федор получил хорошее образование, с детства полюбил “книжное учение”. Но в боярских семьях было принято готовить детей к воинской службе. Поэтому Федора обучали конской езде и “воинскому искусству”. Уже в пятнадцать лет Федор стал “воинником”, и оставался им до тридцатилетнего возраста.

В 1537 г. произошли события, которые резко изменили жизнь Федора Степановича Колычева. В том году князь Андрей Старицкий поднял мятеж против правительства великой княгини Елены Глинской, но был схвачен и умер в заточении. Начались расправы с егосторонниками. Пострадали и близкие Старицкому члены семейства Колычевых. Ивана Ивановича Умного-Колычева после пыток бросили в темницу, еще троих Колычевых казнили.

И тогда Федор Колычев решил покинуть великокняжескую службу и уйти от мира. Он втайне покинул дом и направился на север. Сначала он пришел к Онежскому озеру, где в деревне Кижи пас овец, как простой крестьянин. Чуть позже Федор Колычев ушел в Соловецкий монастырь.

Оказавшись в Соловецком монастыре, Федор скрыл свое знатное происхождение и стал простым послушником. Полтора года он исполнял разные монастырские послушания: рубил дрова, копал в огороде, переносил камни. В 1538 г., по исполнению тридцати лет, Федор Колычев принял монашеское пострижение под именем Филиппа.

Инок Филипп смиренно продолжил свои труды: он работал в поварне, затем в монастырской кузнице. Одно время Филипп удалился из монастыря и жил в лесу, в построенном им скиту. Здесь он предавался уединенной молитве и очищению души. Через несколько лет Филипп вновь вернулся в обитель и продолжил свои смиренные труды, ревностно исполняя все послушания. За свое смирение и неустанные труды он заслужил искреннее уважение всех монахов обители.

В 1548 г. престарелый соловецкий игумен Алексий отказался от управления монастырем по своей немощи. Уходя на покой, Алексий предложил монашеской братии избрать новым игуменом Соловецкой обители инока Филиппа. По свидетельству Жития святителя Филиппа, он отправился в Новгород, где его рукоположили во священники и передали посох игумена. Впрочем, еще полтора года Филипп прожил в своем старом скиту и взошел на игуменство только после смерти Алексия.

Соловецкий монастырь Филипп возглавлял в течение почти восемнадцати лет. Именно при нем монастырь вступил в пору небывалого ранее расцвета. Особое внимание игумен Филипп уделял хозяйственной деятельности. Монастырь значительно увеличил добычу главного источника пропитания братии — соли, с 4 до 10 тысяч пудов. Настояниями игумена Филиппа строились новые соляные варницы, водяные мельницы, озера были соединены между собой каналами. Торговля солью позволила монастырю расширить другие производства — кузнечное дело, кирпичные заводы, ремесленные мастерские. Игумен организует в монастыре литье колоколов, изготовление свечей и икон.

Трудами игумена Филиппа в Соловецкой обители разворачивается небывалое каменное строительство. В 1552–1557 гг. была сооружена Успенская трапезная церковь. Причем площадь трапезной палаты немногим уступала Грановитой палате Московского Кремля. Возведенный в 1558–1566 гг. Спасо-Преображенский собор по высоте значительно превосходил Успенский собор Московского Кремля. Кроме храмов были построены кирпичный завод, водопровод, каменная пристань.

Как рачительный хозяин Филипп заботится о дальнейшем процветании обители. Он приглашает на монастырские земли крестьян, дает им льготы, помогает прижиться на новом месте, а затем неукоснительно собирает положенные оброки, расширяет морские промыслы.

Не забывает игумен и о главной заботе иноков — молитве. Игумен обязывает монахов строго исполнять общежительный устав, следит за верностью богослужений, сам постоянно проводит утренние и вечерние службы.

А в России в это время происходили необъяснимые дела. В январе 1565 г. царь Иван IV Васильевич вместе с семьей вдруг покинул Москву и уехал в Александровскую слободу. Оттуда он прислал послание, в котором потребовал разделить всю страну на две части — “земщину” и “опричнину”. “Опричнину” государь забирал себе, а “земщину” отдавал в управление специальному земскому правительству. Подданным царя ничего не оставалось делать, как согласиться…

В “опричнине” государь создал отдельное опричное войско, которое стало разорять “земские” пределы, убивали сотни людей без всякой причины. Сам царь начал казни бояр и дворян, обвиняя их в измене. Владения опальных вельмож подвергались разграблению. И никто не мог понять, что же происходит? Почему государь положил гнев на свою державу и разоряет ее год от года?

И некому было умирить царя в его гневе — митрополит Макарий, который столько лет умел сдерживать царский гнев, уже умер. За три года, что прошли со дня кончины митрополита Макария, уже двое владык оказывались во главе Русской Православной Церкви. Сначала русским митрополитом стал духовник царя, инок Чудова монастыря Афанасий. Но опричный разгул сломил его волю, подточил силы и 19 мая 1566 г. Афанасий оставил митрополию, вернулся в монастырь.

Затем уговорили Германа, архиепископа Казанского. Но Герман даже не успел стать митрополитом! Всего два дня пробыл он на митрополичьем дворе, не решаясь принять на себя тяжкое бремя. И не выдержал — стал по-отечески просить царя отменить разделение Руси на “земщину” и “опричнину”. Вот и велел государь прогнать Германа со словами: “Еще и на митрополию не возведен, а уже связываешь меня неволей!”

И решил государь призвать на митрополичий стол Филиппа, игумена Соловецкого. Его вызвали в Москву… Но Филипп долго отказывался быть митрополитом, требовал, чтобы царь Иван Васильевич отменил опричнину. Ведь Православная Церковь не может одобрять “опричные” деяния царя. Царь Иван IV Грозный гневно потребовал Филиппа не вмешиваться в царские дела, но пошел на уступку. Царь согласился, что митрополит возвращает себе старинное правило — “печаловаться” (т.е. заступаться) за тех, на кого государь наложит свой гнев и опалу. Традиция “печалования” за опальных и в самом деле была древней, но после смерти митрополита Макария царь Иван IV ее отменил. 25 июля 1566 г. состоялся обряд возведения игумена Филиппа в митрополиты.

Поначалу царь Иван Васильевич прекратил беспричинные казни и преследования. И весь православный люд связал наступившую “тишину” с тем, что митрополит Филипп благотворно влияет на государя, усмиряет его гнев. Но зимой 1567–1568 гг. вновь разгорелись репрессии.

Государь как раз вернулся из неудачного похода на Литву. И лют был страшно. А каков царь Иван Васильевич в гневе — дело известное. Вот и покатились снова головы бояр, обвиненных в измене. А опричники опять по городам и весям разбойничать пустились. И снова молва народная возопила: “Царь возненавидел грады земли своей!”

Кто заступится за невинных? К кому обратиться? И бросились тогда некие из вельмож и народа в ноги митрополита Филиппа со слезами: “Смерть глаза нам застилает и слова застревают в горле от страха! Только и видим одни мучения!”

Не смог больше митрополит терпеть и обратился к царю. Поначалу-то увещевал он Ивана Васильевича в личных беседах. И говорил митрополит Филипп: “Скипетр земной есть только подобие небесного, дабы научил ты человеков хранить правду. Соблюдай данный тебе от Бога закон, управляй в мире и законно. Тот поистинне может называться властелином, кто обладает сам собою, не работает страстям и побеждает любовию! Слышно ли когда-либо, чтобы благочестивые цари сами возмущали свою державу?!”

Государь же от увещеваний митрополичьих только свирепел. Ведь он считал он выше всякой власти, ибо только его, царская власть, от Бога!

И не выдержал митрополит Филипп. Не может человек, пусть он и царь, Божиим Именем творить такое насилие! И люди должны служить царям телесно, а не душевно, и воздавать им царскую честь, а не Божественную. Божия правда выше власти царской! Потому и противно Богу истязание Руси, устроенное государем. Разделенная Русь не достигнет блаженства и радости, не станет Святой Русью! Объединяться надо, общим помыслом жить, государь же зло творит.

И пошел митрополит Филипп против царя. 22 марта 1568 г. началось это противостояние христианской правды и царской власти. В этот день отказал Филипп государю Ивану Васильевичу в благословении. А означало это одно лишь — царская “опричнина” учинена против Божией воли. Три раза подходил царь к митрополиту за благословением и также три раза отходил, разъяренный.


Случайные файлы

Файл
151645.rtf
48686.rtf
75384-1.rtf
167907.doc
13913-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.