Деструктивные религиозные организации в России (2611-1)

Посмотреть архив целиком

Деструктивные религиозные организации в России

Н.В. Кривельская, доцент, кандидат юридических наук, А.Т. Гиламов, соискатель РАГС при Президенте РФ

Характерные признаки, понятия, классификация

Конституционные гарантии права на свободу совести и вероисповедания, на свободу выбора религии открывают самые широкие возможности для создания верующими людьми религиозных объединений. При этом их доктрины и деятельность могут иметь, о чем свидетельствует тысячелетний опыт истории человечества, как конструктивный, высший духовно-нравственный смысл, так и деструктивную, асоциальную направленность. Например, религиозные организации Русской Православной Церкви отличаются законопослушностью. В «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви», принятых Юбилейным Архиерейским Собором в августе 2000 года, говориться, что «Церковь не только приписывает своим чадам повиноваться государственной власти независимо от убеждений и вероисповедания ее носителей, но и молиться за нее». При этом документ исходит из представлений о нравственном смысле государства в ограничении зла и поддержки добра. Но Церковь считает себя в праве отказать государству в повиновении, «если власть принуждает православных верующих к отступлению от Христа и Его Церкви, а также к греховным, душевредным деяниям».

Вместе с тем, свободой вероисповедания в России, ставшей одной из примет проводимых властями «демократических реформ», воспользовались определенные силы в стране и за рубежом далеко не в благовидных целях. В этой связи Патриарх Всея Руси Алексий II был вынужден признать: «Против России ведется настоящая война». Это мощная индустрия растления, порнография, секс, распространение разных ересей, обращение людей в другую веру, морально-психологическое разоружение армии и народа...

Произошло целое нашествие деструктивных религий. На территории России появились новые, нетрадиционные, сектантские образования религиозного толка. Вышли из подполья и религиозные организации, деятельность которых была запрещена. В страну нахлынули миссионеры и проповедники со всех частей Света, представляющие различные группы и секты и действующие с антигосударственных, антиобщественных, аморальных позиций. И только спустя десять лет беспредела властями была осознана опасность противоправной деятельности зарубежных религиозных организаций в нашей стране. В Новой редакции Концепции национальной безопасности России (10 января 2000 г.) указывалось на необходимость оказывать противодействие негативному влиянию иностранных религиозных организаций и миссионеров, а также «экономической, демографической и культурно-религиозной экспансии на территорию России со стороны других государств» .

Следует отметить, что для деструктивной деятельности религиозных объединений в России существуют определенные сопутствующие предпосылки, сложившиеся в силу длительной атеизации советского общества и утратой ценностных ориентиров, смысла жизни у значительной части россиян уже в постсоветское время. Сознание многих людей оказалось расщепленным, незащищенным от тлетворного влияния средств массовой информации, разного рода проповедников и сектантов. Подавлено восприятие реальности угрозы со стороны новых религиозных объединений деструктивного и оккультного характера. Угрозы реально существуют, формируются, а субъекты безопасности, да и объекты тоже, не осознают надвигающейся катастрофы.

По мнению И.Н. Кудинова , «религиозный ренессанс», переживаемый в России, остается во многом внешним и поверхностным, практически, не затрагивающим более глубоких слоев сознания. Не религия побеждает в России атеизм, но религия и атеизм отступают перед ростом мировоззренческой неопределенности, парарелигиозных верований, религиозного синкретизма и идейной эклектики.

Критериями обеспечения и поддержания высокой степени религиозной безопасности могут выступать, с точки зрения И.Н. Кудинова:

наличие среди верующих единства во взглядах на вопросы вероучения, культа и организационного устройства церкви;

доверие верующих своим религиозным лидерам;

наличие условий для сохранения и роста численности религиозной организации;

отсутствие существенных противоречий с другими религиозными организациями и противоречий с государством;

отсутствие в религиозной сфере жизни общества проявлений религиозного экстремизма;

наличие между религиозными организациями отношений взаимоуважения и сотрудничества;

отсутствие в обществе социально опасных религиозных организаций;

наличие в государстве хорошо разработанной правовой базы, регулирующей государственно-церковные отношения и ограждающей общество от различного рода опасностей со стороны религиозных организаций.

Превращение религии в значимый фактор жизни современного российского общества сопровождается складыванием в религиозной сфере новой системы противоречий, которые оказывают воздействие на всю систему национальной безопасности страны. Прежде всего на такой ее вид, как духовная безопасность. Исходя из этого, мы полагаем, что с критериями обеспечения безопасности в религиозной сфере, предложенными И.Н. Кудиновым, можно согласиться только отчасти. Мы же придерживаемся критериев, заложенных в статье 11 части 5 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях». Государственная регистрация религиозных организаций предусматривает представление сведений в орган юстиции об основах вероучения и соответствующей ему практики, в том числе:

об истории возникновения религии и данного объединения;

о формах и методах его деятельности;

об отношении к семье и браку;

об отношениях к образованию;

об особенностях отношения к здоровью последователей данной религии;

об ограничениях для членов и служителей организации в отношении их гражданских прав и обязанностей;

документ, подтверждающий место нахождения (юридический адрес) создаваемой религиозной организации.

Названные позиции вполне можно признать критериями, действительно обеспечивающими защиту интересов личности, особенно решившей выбрать для вероисповедания ту или иную нетрадиционную религию. Таким образом выстраивается государственная правовая защита с самого момента регистрации.

Другой вопрос, этот перечень не является исчерпывающим. С нашей точки зрения, он может быть дополнен такими позициями, как забота о нетрудоспособных родителях, доступ к культурным ценностям, информации, доступ к правосудию, обязанность платить законно установленные налоги и сборы, участие в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей (избирать и быть избранным). Данные критерии являются основополагающими для личности, общества и государства и составляют предметы национальной безопасности.

Гарантированная Конституцией РФ свобода деятельности религиозных объединений не означает, что эта свобода носит неограниченный характер, что их деятельность может быть сопряжена с посягательствами на личность, права и свободы граждан, на конституционный строй Российской Федерации или с иными нарушениями законодательства.

В дореволюционной России до 1905 года в соответствии с циркуляром её МВД «О распределении сект по степени их вредности» было три уровня оценки противоправности культов зла:

особо вредные;

вредные;

менее вредные.

С 1905 по 1917 годы в МВД России официально существовала категория «изуверские секты», также квалифицированные как враждебные государству, в отношении которых применялись специальные правозащитные запретительные, контролирующие и профилактические меры.

В современном западном и отечественном светском религиоведении часто используют системы классификации, подразделяющие совокупность вероучений на группы с упором на исторические, этнокультурные и этногеографические признаки, к примеру:

восточные религиозные учения (индуизм, буддизм, даосизм, конфуцианство);

иудейство;

западное христианство (Римская церковь, реформация);

восточное христианство;

ислам;

новые вероучения.

Однако за пределами таких систем классификации оказываются: огромное число оккультно-мистических движений и объединений; разнообразные сатанистские и демонические вероучения; традиционные местные языческие и неоязыческие вероучения; псевдорелигиозные культы (в том числе криминальные); пограничные между духовностью и психикой явления и т.д.

Мы придерживаемся иной современной классификации и перечня действующих в России религиозных объединений, которые относятся экспертами к разряду однозначно деструктивных или деструктивных с большой вероятностью, опубликованных в справочной литературе :

1. Деструктивные религиозные организации восточной ориентации:

«АУМ синрике», «Международное общество сознания Кришны», «Сахаджа-йога», «Бахаи», «Брахма Кумарис, «Академия йоги», «Белый голос», группы последователей Шри Чинмоя, «Трансцендентальная медитация», группы последователей Радж-ниша (Ошо), «Миссия божественного света», «Институт знания о тождественности» и т.п.

2. Деструктивные религиозные организации западной ориентации (псевдохристианские):

«Свидетели Иеговы», «Богородичный центр», муниты, мормоны, «Семья» (Д. Берг), «Церковь откровения» Лазаря Каширского, «Церковь Христа» («Бостонское движение»), «Новоапостольская церковь», «Слово жизни» (Лайфспринг»), «Живой поток» («Церковь свидетеля Ли») и т.п.

3. Деструктивные религиозные организации оккультной или языческой ориентации:

«Белое братство», «Церковь последнего завета» (последователи Виссариона), движение «Нью эйдж», группы последователей Карлоса Кастанеды, «Сатори» (А. Суворовой), «Новый акрополь», ряд теософских и антропософских групп, «Внутренний круг» последователей П. Иванова, неоязыческие группы и т.п.


Случайные файлы

Файл
166311.rtf
111544.doc
50841.doc
4814.rtf
120544.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.