Доклады (Основной вопрос философии)

Посмотреть архив целиком

Основной вопрос философии, вопрос об отношении сознания к бытию, духовного к материальному вообще. Составляет исходный пункт философского исследования, в силу чего-то или иное решение этого вопроса (материалистическое, идеалистическое, дуалистическое) образует основу каждого философского учения. «Философы, — пишет Ф. Энгельс, — разделились на два больших лагеря сообразно тому, как отвечали они на этот вопрос. Те, которые утверждали, что дух существовал прежде природы..., — составили идеалистический лагерь. Те же, которые основным началом считали природу, примкнули к различным школам материализма»

  При постановке основного вопроса философии возникает вопрос не только о приоритете материального или духовного, но и относительно того, что считать материальным, а что духовным. Отсюда проистекает возможность многочисленных модификаций в решении основного вопроса философии как в материализме, так и в идеализме. Гегель, например, принимает за первичное некое вне человека существующее мышление («абсолютную идею»), А. Шопенгауэр исходит из представления о бессознательной космической воле, Э. Мах считает, что все вещи состоят из ощущений.

  Многие домарксистские и немарксистские философы не считают вопрос об отношении духовного к материальному. Для Ф. Бэкона, например, основной вопрос философии. — это проблема овладения стихийными силами природы. Французские философ 20 в. А. Камю полагал, что основной вопрос философии есть вопрос о том, стоит ли жить. Лишь немногие из философов, в первую очередь Гегель и Л. Фейербах, близко подошли к правильной формулировке основного вопроса философии Вычленение же основного вопроса философии и выяснение его роли в построении философских учений принадлежит Энгельсу . Энгельс рассматривал основной вопрос философии как теоретический итог интеллектуальной истории человечества. Уже в религиозных верованиях первобытных людей содержится определенное представление об отношении психического к физическому, души к телу. Однако теоретическое рассмотрение этого отношения стало возможным лишь благодаря развитию абстрагирующего мышления, самонаблюдения, анализа. Исторически эта ступень интеллектуального развития совпадает с образованием противоположности между умственным и физическим трудом. В средние века, когда религия стала господствующей формой общественного сознания, основной вопрос философии, по словам Энгельса, «... принял более острую форму: создан ли мир богом или он существует от века». Но лишь благодаря ликвидации духовной диктатуры клерикализма в ходе буржуазных революций основной вопрос философии «... мог быть поставлен со всей резкостью, мог приобрести все свое значение...».

  При формулировании основного вопроса философии марксизм-ленинизм исходит из того, что понятия духовного и материального, субъективного и объективного (и соответственно субъективной реальности и объективной реальности) образуют дихотомию, охватывающую всё существующее, всё возможное, всё мыслимое; любое явление всегда можно отнести к духовному или материальному, субъективному или объективному. Основной вопрос философии заключает в себе, помимо вопроса об объективно существующем отношении психического и физического, духовного и материального вообще, также вопрос о познавательном отношении человеческого сознания к миру: «... Как относятся наши мысли об окружающем нас мире к самому этому миру? В состоянии ли наше мышление познавать действительный мир, можем ли мы в наших представлениях и понятиях о действительном мире составлять верное отражение действительности?». Отрицательный ответ на этот вопрос характерен для представителей скептицизма, агностицизма. Положительное решение этой проблемы принципиально различно в материализме и идеализме. Материалисты видят в познании отражение в человеческом сознании независимой от него реальности. Идеалисты же выступают против теории отражения, истолковывают познавательную деятельность то как комбинирование чувственных данных, то как конструирование объектов познания посредством априорных категорий, то как чисто логический процесс получения новых выводов из имеющихся аксиом или допущений. Историческая ограниченность домарксовского материализма (метафизичность, механицизм, идеалистическое понимание истории) сказывалась и в решении им О. в. ф. Эта ограниченность была преодолена лишь философией марксизма, которая понимает духовное как специфический продукт развития материи, распространяет диалектико-материалистическое решение основного вопроса философии на познание общественной жизни. «Если материализм вообще объясняет сознание из бытия, а не обратно, то в применении к общественной жизни человечества материализм требовал объяснения общественного сознания из общественного бытия». Это положение составляет отправной пункт материалистического понимания истории. В решении основного вопроса философии выявляются два главных философского направления — материализм и идеализм, борьба которых составляет содержание историко-философского процесса. 


Почему есть нечто, а не ничто? Физик, например, может совершенно справедливо удивиться – почему есть звезды, планеты, наконец, земля, солнце, голубое небо, почему вообще есть порядок (космос, по-гречески), гармония, хотя гораздо естественней был бы хаос, распад. Кто все это поддерживает и упорядочивает? И зачем? Философ, разделяя удивление физика, добавляет к этому еще и свое удивление: почему есть благо, добро, любовь, красота? Ведь в природе нет таких законов, по которым мы должны любить друг друга или жить по совести.


Когда мы видим пьяного человека, который идет на четвереньках и изрыгает ругательства, мы не удивляемся, это естественно – человек ведь животное. Когда мы видим, что люди полюбили друг друга, поженились, а потом через два месяца разошлись в разные стороны – мы не удивляемся. Это тоже естественно – сколько можно любить, надоедает ведь со временем. Когда мы, просидев полчаса на уроке, вдруг отвлекаемся, начинаем думать о своем – это тоже естественно, мы ведь не можем долго находиться в напряженном внимании, мы устаем, рассеиваемся и т.д. Но когда мы видим, как люди любят друг друга всю жизнь, не могут друг без друга жить, и умирают, как в сказке, в один и тот же день, мы удивляемся – этого не может быть, этого не должно быть. Но это есть. Когда мы видим человека, ученого или писателя, который годами сидит в творческом напряжении, мы удивляемся – этого не может быть, это противоречит законам человеческой физиологии, природным законам. Однако это есть. Когда мы видим человека, который последнюю рубашку снимет, чтобы помочь другому, нас это поражает, и многие считают его чудаком.

Значит, есть вещи, которые быть не должны, они противоречат повседневному укладу жизни. А они, тем не менее, есть. Философ и удивляется – почему есть это нечто, хотя должно было бы быть ничто. Естественна жадность, глупость, животная злоба, эгоизм. Но в нашем мире неестественны, то есть не имеют природных оснований, не заложены в нас природой ни любовь, ни совесть, ни честь, ни добро. А они все-таки есть, и пока они есть, пока хоть один человек живет по законам любви и совести, человечество будет продолжаться.

Человеком управляют, следовательно, неестественные законы, потому что сам человек в своей человеческой, а не животной стихии – неестественное существо. Он не рождается природой, его основные качества и способности из природы не вытекают. Человек – сверхъестественное существо, таинственное, непостижимое, не охватываемое никакими законами и знаниями. Философия и изучает человека как сверхъестественное существо. В отличие от биологии или медицины, которые изучают его как естественное существо, как животное, как двуногое млекопитающее с мягкой мочкой уха.


В последние десятилетия в научной и публицистической литературе, посвященной проблемам образования, стало утверждаться словосочетание «философия образования», обозначающее ряд синтетических исследований, в обработке педагогического материала исходящих из тех или иных общих постулатов и аксиом. Не вступая в уже идущую полемику о праве таких исследований на звание философских, согласимся с тем, что их появление во всяком случае выражает назревшую потребность в определении пути выхода из кризиса, в котором пребывает сегодня педагогическая теория и практика не только нашей страны. Поэтому примем философию образования cum grano salis, т. е. по крайней мере за нечто возможное, и рассмотрим, чем может быть полезен современной педагогике философский подход к понятию образования и различению ступеней образовательного процесса.

«Истина не нова, а новое — не всегда истинно». Это известное положение важно не забывать в философии вообще и особенно при попытках философски подойти к проблемам образования, поскольку в том, что касается образования, приемлемо лишь проверенное временем и менее всего допустима погоня за новизной. Примененное к такого рода опытам, это положение означает, что действительно современная философия образования может быть создана только на основе классических достижений философской мысли — в противном случае она устареет еще до своего появления на свет, ибо будет отвечать не насущным потребностям образования, а модным веяниям или злобе дня. В силу этого императива в предлагаемой статье сознательно используются (конечно, в меру возможностей автора) только результаты исторического развития философии от Парменида до Гегеля включительно, ибо пока лишь они могут быть безоговорочно отнесены к philosophia perennis — к философии, над которой не властно время.


Основным вопросом философии образования, ответ на который предопределяет способ постановки и решения всех остальных ее задач, является вопрос об отношении философии и образования. Очевидно, что ответ на него, в свою очередь, зависит от того, как определяются моменты этого отношения — сами философия и образование. С точки зрения необходимого результата исторического развития философии, впервые осознанного Гегелем, философия есть логическая наука своего предмета или систематический метод познания истины, понятие понятия. Но что такое, с той же точки зрения, образование человека или, выражаясь более рефлексивно, человеческая культура? И каково, в связи с этим, истинное отношение философии и образования, т. е. логической науки и человеческой культуры? Ответ на эти вопросы позволит выявить философские предпосылки решения двух важнейших проблем педагогической науки — проблемы понятия образования и проблемы различения ступеней образовательного процесса — проблем, принципиальное решение которых оказывает определяющее влияние на теоретическую разработку общей стратегии образования и тактику практически-педагогической деятельности во всех ее особенных формах.


Случайные файлы

Файл
13800-1.rtf
102080.rtf
178624.rtf
37460.rtf
oksana2a.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.