Семинары (Органон античной науки)

Посмотреть архив целиком

Органон античной науки

Вначале необходимо определится что же такое наука.

Среди множества определений науки выберем одно из определений.

Выделяют четыре основных признака любой науки, а для античности - это и признаки ее отличия от ненауки предшествующей истории:

1. Наука - как род деятельности по приобретению новых знаний. Для осуществления такой деятельности необходимы определенные условия: специальная категория людей; средства для ее осуществления и достаточно развитые способы фиксации знаний.

2. Самоценность науки, ее теоретичность, стремление к знанию ради самого знания.

3. Рациональный характер науки, что прежде всего выражается в доказательности ее положений и наличии специальных методов приобретения и проверки знаний.

4. Систематичность (системность) научных знаний, как по предметному полю, так по фазам: от гипотезы до обоснованной теории.

Методы науки менялись с течением времени и необходимо упомянуть о периодизации науки

Первый период - период ранней греческой науки, получивший у древних авторов наименование науки "о природе". Эта “наука” была нерасчлененной, спекулятивной дисциплиной, основной проблемой которой была проблема происхождения и устройства мира, рассматривавшегося как единое целое. До конца V в. до н.э. “наука” была неотделима от философии. Высшей точкой развития и, в то же время, завершающей стадией науки “о природе” была

всеобъемлющая научно-философская система Аристотеля.

Второй период - эллинистические науки. Это период дифференциации наук. Процесс дисциплинарного дробления “единой науки” начался еще в V в. до н.э., когда одновременно с разработкой метода дедукции произошло обособление математики. Работами Евдокса было положено начало научной астрономии. В трудах Аристотеля и его учеников уже можно усмотреть появление логики, зоологии, эмбриологии, психологии, ботаники, минералогии, географии, музыкальной акустики, не считая гуманитарных дисциплин, таких как этика, поэтика и другие, которые никогда не были частью науки “о природе”. Позже приобретают самостоятельное значение новые дисциплины - геометрическая оптика (в частности, катоптрика, т.е. наука о зеркалах), механика (статика и ее приложения), гидростатика. Расцвет эллинистической науки был одной из форм расцвета эллинистической культуры в целом и обусловлен творческими достижениями таких великих ученых, как Евклид, Архимед, Эратосфен, Аполлоний Пергский, Гиппарх и др. Именно тогда, в III - II вв. до н.э., античная наука по своему духу и своим устремлениям ближе всего подошла к науке Нового времени.

Третий период - период постепенного упадка античной науки. Хотя к этому времени относятся работы Птолемея, Диофена, Галена и др., но все же в первые века нашей эры наблюдается усиление регрессивных тенденций, связанных с ростом иррационализма, появлением оккультных дисциплин, возрождением попыток синкретичного объединения науки и философии.

Демокрит разработал свой научный метод познания, основанный на опыте, наблюдения и теоретического обобщения фактического материала. Ощущение, считал он, представляют хотя и недостаточный, но необходимый источник и основу познания. Свидетельства об окружающем нас мире, которые дают ощущения, которые дополняются и исправляются тонкой работой ума. Вселенная Демокрита точно подчинена принципу причинности: все возникает на каком-либо основании и в силу причинности.

В 1849-1850 гг. в развалинах древнего города Ниневия была найдена древнейшая библиотека. Выяснилось, что почти за 2000 лет до н. э. были составлены таблицы умножения, квадратов последовательных целых чисел. Для решения квадратных уравнений народы Месопатамии разработали систему действий, эквивалентную современной формуле. Но не были найдены рассуждения, приведшие к используемому алгоритму, т. е. математику Древнего Вавилона можно было назвать рецептурной, хотя неизвестно, каким образом были получены эти рецепты. В основу математических доказательств легли опыты Фалеса. Он создал метод доказательства. Окончательное преобразование математической науки из рецептурной (Египет, Вавилон) в доказательную произошло в школе Пифагора. Около 530 г. до н. э. Пифагор приехал с острова Самос, своей родины, в Кратон (Южная Италия), где и основал пифагорийский союз.

Становление астрономии как точной науки началось благодаря работам выдающегося греческого ученого Гиппарха. Он первый начал систематические астрономические наблюдения и их всесторонний математический анализ, заложил основы сферической астраномии и тригонометрии, разработал теорию движения Солнца и Луны и на ее основе - методы предвычисления затмений.

Согласно Птолемею каждая планета движется равномерно по малому кругу - эпициклу. Центр эпицикла в свою очередь равномерно скользит по окружности большого круга, названного деферентом. Для лучшего совпадения теории с данными наблюдений пришлось предположить, что центр деферента смещен по отношению к центру Земли. Но этого было недостаточно. Птолемей был вынужден предположить, что движение центра эпицикла по деференту является равномерным ( т. е. его угловая скорость движения постоянна), если рассматривать это движение не из центра деферента О и не из центра Земли Т, а с некоторой “выравнивающей точки” Е, названной позже эквантом.

Сократ тожде внес свою лепту в научные методы. Важная заслуга Сократа - разграничение рода и вида. Когда он задавал банальные вопросы о том, что такое справедливость, благочестие, демократия, право, то хотел получить в ответ именно общее, родовое понятие, а ему давали частные, видовые определения, которые не соответствовали многим конкретным случаям, приводили к нелепостям. Сократ осознал необходимость иметь общее понятие о предмете и тем самым продвигал умы к осознанию Единого во Многом, то есть к научной теории. Обилие логических подразделений у Платона как раз и служит ознакомлением читателя с сократическим методом выработки научных понятий.

Эксперимент Галена, доказывающий присутствие крови в артериальной системе, достаточно прост и изящен. На живом животном (свинье) он выделяет и перевязывает двумя нитями участок артерии, так, чтобы в него не могла попасть кровь из другой части артерии. Произведя надрез, Гален продемонстрировал всем собравшимся присутствие крови в изолированном участке артерии. Таким образом, спустя семь столетий после опытов Алкмеона, Гален смог вывести греческую морфологию за пределы ошибочной традиции.

Приходится признать, что эксперименты Галена, в отличие от опытов Гарвея, не предназначены для открытия нового знания. Для “догматического” направления (таковы и аристотелизм, и платонизм, и стоицизм) новое знание — это исключительно результат деятельности теоретического ума, постигающего целесообразность строения микрокосмоса и всей Вселенной.

Но можно ли утверждать, что эксперименты Галена — это и есть становление экспериментального метода в науке? Для античной и эллинистической науки характерно аристотелевское определение: “наука не может иметь своим предметом начала”, поскольку открытию начал невозможно научить.

Несмотря на весьма скудные познания о природе и скромные технические возможности, древние философы смогли установить целый ряд принципов, которые затем были подтверждены уже в рамках естественных наук. Это идеи об атомистическом строении вещества, об относительности механического движения, первая гелиоцентрическая система.

Саморазрушительной для античной рациональности стала идея последовательного построения теории из "общеочевидных положений"

Без четкого объективного критерия истинности верность любого уровня определяется лишь количеством и организованностью его сторонников, а также поддержкой со стороны власти или сильных мира сего. То есть не аналитическим, а политическим путем, с опорой на ничем не ограниченное субъективное понимание истины признанными авторитетами - пророками, философами, общественными деятелями. Такой метод сам по себе не только не решает проблемы истинности, но плюс к этому ставит ее (истину) в зависимость от того, кто и как это отличие проводит, то есть от того, кем и как определяется авторитет. Причем в зависимость гораздо большую, чем от самого пророка или философа.

Поэтому логика и доказательство, опирающиеся на десяток-другой "самоочевидных" положений, оборачиваются схоластикой правдоподобных рассуждений, придающих лишь видимость обоснованности налагаемому учению. А в итоге судьба учения определяется теми, кому недоступно его понимание. И тогда, в условиях авторитарного режима, какое-либо одно учение приобретает фундаменталистский характер, а в условиях демократии все они вместе образуют бесконечно кипящую кашу постмодернистского популизма. И то и другое в равной степени губительно для истины, как ущемление кишки не лучше заворота кишок.

Все это наглядно подтверждается опытом античной рациональности пережившей как период демократического вольнодумия и гениальных догадок, так и период авторитарного доктринерства и схоластических догм, но так и не сумевшей сформировать единого древа знания. Весь ход развития созданного Аристотелем философско-научного мышления показал, что нельзя не только "рассуждать абы как, а следовать правилам логики", но нельзя также и обосновывать интеллектуальные построения абы как. Без строгого формального критерия истинности никакое последовательное и системное продвижение вперед в строительстве общего знания невозможно.

Итак, словом “миф” Платон угадывает сущностную черту физики не объяснять, а описывать окружающий мир. Что это значит? Объясняя явление, мы сводим его к причинам, т.е. пытаемся отыскать некую сущность более высокой степени реальности, лежащую в его основе. В конечном итоге, чтобы объяснить физическое явление, мы вынуждены, как считали неоплатоники, вступать в пределы более высокой науки, а именно метафизики. В противоположность объяснению описание не претендует на установление каких-либо причин или начал. Что оно делает — так это переводит явление на некий язык — математических ли символов или поэтических и красочных образов — допускающий саму возможность высказывания о явлении. Хороший пример научного описания — астрономия в платоновской Академии. Гомоцентрические системы мира Евдокса и Каллиппа можно было бы назвать сейчас математическими моделями, поскольку 1) они представляли собой чисто геометрические построения и 2) возникли в результате решения чисто геометрической задачи, формулировка которой, как сообщает Симпликий, восходит к Платону.


Случайные файлы

Файл
131540.rtf
93247.rtf
72836.rtf
26466-1.rtf
116589.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.