Заменяющие воспоминания при забывании иностранных слов по Фрейду (132792)

Посмотреть архив целиком

Содержание


Введение………………………………………………………………………..…3

Глава 1. Заменяющие воспоминания при забывании иностранных слов…...4

Глава 2. Механизм внутреннего противоречия при забывании иностранных слов……………………………………………………………………………..…9

Заключение…………………………………………………………………..….10

Список источников литературы………………………………………………11



Введение


Зигмунд Фрейд (Фройд) - австрийский психиатр и основатель психоаналитической школы, терапевтического направления в психологии, развивающего теорию, согласно которой невротические расстройства человека вызваны взаимоотношением бессознательных и сознательных процессов. В молодости он заинтересовался гипнозом и его применением для оказания помощи душевнобольным. Позже он отказался от гипноза, предпочтя ему метод свободных ассоциаций и анализ сновидений. Эти методы стали основой психоанализа. Фрейд также интересовался тем, что он называл истерией, а в настоящее время известно как конверсионный синдром.

Теории Фрейда и используемые им способы лечения вызвали полемику в Вене в XX веке и до сих пор остаются предметом горячих споров. Идеи Фрейда часто обсуждаются и анализируются в литературных и философских работах в дополнение к продолжающимся дискуссиям в научных и медицинских трудах. Его часто называют «отцом психоанализа».

Забыванию иностранных слов у Зигмунда Фрейда посвящена глава его работы «Психопатология обыденной жизни» и раздел во «Введении в психоанализ».

Как утверждает ученый, обычный словарный запас нашего родного языка является защищенным от забывания в пределах нормальных функций, но с иностранными языками дело обстоит совсем по-другому. Свойство забывания таких слов простирается на все части речи. Фактически, первым признаком волнения, в зависимости от состояния человека и степени усталости, является потеря контроля над иностранным лексиконом.


Глава 1. Заменяющие воспоминания при забывании иностранных слов


В ряде случаев, процесс забывания обусловлен тем же механизмом, который обусловил забывание слово у самого автора работы.

Фрейд приводит пример из личной жизни. Он напрасно вспоминал имя известного итальянского художника Сигнорелли. Губы произносили другие имена взамен нужного: Боттичелли, Больтраффио, будто воспроизведение имени испытало перемещение. Непосредственно перед этим замешательством Фрейд подавил мысль, которую он не желал высказывать собеседнику.

Далее он рассказывает о конкретном анализе забывания иностранных слов на примере латинской цитаты. Вот этот эпизод.[1]

«Прошлым летом, путешествуя на каникулах, встретил старого знакомого, с которым вместе учился. Он был немного знаком с моими работами. Мы завели дискуссию о социальном положении различных рас. Он, будучи человеком честолюбивым, жаловался на тот факт, что его поколению было суждено пострадать, не получив возможности развивать свои таланты и удовлетворять желания. Свою эмоциональную речь, он завершил фрагментов стихотворения Виргилия «Exoriare», в котором несчастная Дидо полагает свою месть на потомство. Вместо «конец» я должен был сказать «желаю окончания», поскольку он не мог вспомнить конец цитаты и попытался заменить строку, перемещая слова

"Exoriar (e) исключая «nostris ossibus ultor! "

Его это задело и он сказал: «Пожалуйста, не делайте такое насмешливое лицо, как будто Вы злорадствуете моему затруднению, но пытаетесь помочь.

Чего не хватает в этом стихотворении? Как оно звучит полностью?»

«С удовольствием» - ответил я и процитировал:

"Exoriar (e) aliquis nostris исключая ossibus ultor! "

«Слишком глупо забыть такое слово» - сказал он. «Между прочим, понимаю, что Вы подразумеваете, что забыл я его не просто так. Интересно, чем объясняется то, что я забыл местоимение «aliquis»?

Фрейд с удовольствием принял вызов, потому что для него это было новое дополнение к опыту и сказал: «Мы можем с Вами легко это выяснить, но мне нужно знать, скажите искренне и без критики, что происходит по Вашему мнению, после того, как Вы сосредотачиваете внимание на забытом слове?»

«Мне в голову приходит смешная идея разделить слова на две части а и liquis».

«Что это означает?»

«Я не знаю».

«Что еще вспоминается Вам?»

«Вспоминается слово «reliques» - ликвидации – ликвидности – жидкости».

«Теперь оно для Вас что-нибудь означает?»

«Нет, не очень…»

«Только обозначение».

«Теперь я думаю – сказал он с сарказмом о Симоне Триенстком, чьи реликвии видел два года назад в Церкви в Тренте. О старом обвинении против евреев, якобы употребляющих христианскую кровь в работе Кляйнпаула, видящего в этих предполагаемых жертвах возрожденных, если так можно выразиться, Спасителей».

«Этот поток мыслей содержит некоторую связь с темой, которую мы обсуждали до того, как Вы забыли латинское слово».

"Вы правы. Я теперь думаю о статье в итальянском журнале, который я недавно читал. С.Огастин сказал по отношению к женщинам «Что Вы можете сделать с этим?».

Я ждал.

"Теперь я думаю кое о чем, что конечно не имеет никакой связи с темой».

«О, пожалуйста, воздержитесь от критики».

«О, я знаю. Вспомнил привлекательного пожилого джентльмена которого встретил на прошлой неделе. Он был действительно оригинальным типом, напоминал большую хищную птицу. Его имя, если Вам интересно, Бенедикт».

«Хорошо, Вы перечисляете отцов Церкви, Симона, Огастина, Бенедикта. Я полагаю, что был отец Церкви по имени Оригин. Кроме того, трое из них обладают имена, схожими с именем Паул, указывающими на фамилию Кляйнпаул».

«Теперь думаю о Святом Януарии и его чудесной крови – нахожу, что мысли сменяются механически».

«Остановитесь на мгновение, оба и Януарий и Огастин имеют отношение к календарю. Вы вспоминаете чудесную кровь?»

«Разве Вы не знаете об этом? Кровь Святого Януариии хранится в сосуде в церкви Неаполя. В определенный праздник происходит чудо – она становится жидкой. Люди давно ломают голову над этим чудом и очень волнуются, если разжижение крови задерживается, как случилось однажды. Генерал или Гарибальди, если я не ошибаюсь, тогда отвел священника в сторону и со значимым жестом выразил надежду, что чудо произойдет. И оно произошло».

«Хорошо, что еще вспоминается? Почему Вы колеблетесь?».

«Кое-что действительно приходит на ум…но это – слишком откровенный вопрос, чтобы говорить о нем… кроме того, я не вижу никакой связи и никакой потребности говорить это».

«Для меня важна связь. Конечно, не могу заставить Вас, говорить о том, что неприятно, но тогда Вы не можете требовать, чтобы я говорил Вам почему Вы забыли слово «aliquis».

«Вы так думаете? Хорошо, внезапно подумал о женщине, от которой я мог получить известие неприятное для нас двоих».

«То, что у нее выпал цикл?»

«Как Вы могли это предположить?»

«Это совсем нетрудно. Вы меня к этому подготовили давно. Только подумайте о Святых, связанных с календарем, сжижение крови в некоторый день, волнение, если это не произойдет. Действительно Вы упомянул чудо Януария, как намек на цикл женского организма».

«Это произошло без моего ведома. И Вы действительно полагаете, что я не смог вспомнить слово «aliquis» из-за этого волнительного ожидания?»

«Абсолютно уверен. Ваши ассоциации с ликвидацией и жидкостью, и к тому тот факт, что Святой Саймон связан с ребенком, лишние тому подтверждения».

«Пожалуйста, остановитесь! Я надеюсь, Вы не относитесь к этому серьезно. Однако, признаюсь эта леди итальянка и я посетил вместе с ней Неаполь. Но не могло же это совпасть?».

«Даже если согласится с Вами, что все это совпадения, то каждый раз, анализируя, Вы буде сталкиваться с такими совпадениями».

У Фрейда, по его словам, была веская причина ценить беседу с этим человеком. Во-первых, потому, что он использовал источник исследования, ранее недоступный. Во-вторых, потому, что большинство наблюдений психических отклонений он проводил на невротических пациентах, чьи проблемы могли быть обусловлены неврозами. Этот же человек не был отягощен неврозом и процесс забывания у него схож с процессами забывания у других людей.

Анализ объясняет случай забывания иностранного слова и подтверждает принцип, согласно, которому наличие заменяющих воспоминаний при забывании иностранных слов происходит при наличии неприятных ассоциаций.[2]

В своем «Введении в психоанализ» Фрейд также продолжает развивать идею забывания, приводя личный пример. Он не мог вспомнить название моравского города Бизенц. Причиной было созвучие названия с палаццо Бизенци в Орвието, где автор когда-то жил. Забывание иностранного названия обусловлено отказом памяти вспомнить то, что связано с неприятными ощущениями.[3]

Намерение избежать неудовольствия, источником которого служат память или другие психические акты, психическое бегство от неудовольствия признается как конечный мотив не только для забывания имен и названий, но и для многих других ошибочных действий.


Глава 2. Механизм внутреннего противоречия при забывании иностранных слов


В этом наглядном примере волнение мужчины произошло от потока мыслей, который был прерван, но чье содержание не имело никакого отношения к самой теме беседы.

Подавляемая тема, вспыхнувшая в голове собеседника Фрейда, могла стать осознанной мыслью, но превратилась в волнение. В результате им было забыто слово из стихотворной строчки.

Этот процесс можно рассмотреть следующим образом: говорящий сожалел о том факте, что его поколение людей лишилось своих прав, и подобно Дидо, он предвещал, что новое поколение отомстит угнетателям. В этот момент он был прерван противоречащей мыслью: «Действительно ли он желает потомства, этого нового поколения?» Ведь, это не так.


Случайные файлы

Файл
24815.rtf
113363.rtf
122660.rtf
84391.doc
26210-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.