Депривация детского возраста (132318)

Посмотреть архив целиком

Содержание:



ВВЕДЕНИЕ …………………………………………………………………………2

ПСИХИЧЕСКАЯ ДЕПРИВАЦИЯ И ЕЕ ВАРИАНТЫ ……………………….3

ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ И СЕНСОРНАЯ ДЕПРИВАЦИЯ ……………………..4

СОЦИАЛЬНАЯ ДЕПРИВАЦИЯ …………………………………………………9

ДЕПРИВАЦИОННЫЕ СИТУАЦИИ …………………………………………...14

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ……………………………………………………………………16

ЛИТЕРАТУРА ……………………………………………………………………..17








Введение

Депривация — термин, широко используемый сегодня в психологии и медицине, в русский язык пришел из английского (deprivation) и означает «лишение или ог­раничение возможностей удовлетворения жизненно важ­ных потребностей». Для понимания сути этого термина важно обратиться к его этимологии. Латинский корень privare, что значит «отделять», лежит в основе англий­ских, французских, испанских слов, переводимых на русский язык как «частный, закрытый, отдельный». Префикс в данном случае передает усиление, движение вниз, снижение значения корня (по аналогии со словом «депрессия» — «подавление»).

Таким образом, уже этимологический анализ показы­вает, что, говоря о депривации, имеют в виду такое неудовлетворение потребностей, которое происходит в результате отделения человека от необходимых источ­ников их удовлетворения. В зависимости от того, чего именно лишен человек, выделяют разные виды депривации — двигательную, сенсорную, информационную, социальную, материнскую и другие.

В этой работе более подробно будет описана психическая депривация в детском возрасте.













Психическая депривация и ее варианты

Психическая депривация - это психическое состояние, возникшее в результате таких жизненных ситуаций, где субъекту не предоставляется возможности для удовлетворения некоторых его основных психических потребностей в достаточной мере в течение длительного времени.

Психические потребности ребенка наилучшим образом удовлетворяются, несомненно, его ежедневным общением с окружающей средой. Если по какой -либо причине ребенку препятствуют в подобном контакте, если он изолирован от стимулирующей среды, то он неизбежно страдает от недостатка стимулов. Эта изоляция может носить разную степень При полной изоляции от человеческой среды в течение длительного периода можно предполагать, что основные психические потребности, которые с самого начала не удовлетворялись, развиваться не будут.

Одним фактором при возникновении психической депривации является недостаточное поступление стимулов - социальных, чувствительных, сенсорных. Предполагается, что другим фактором при возникновении психической депривации является прекращение связи уже создавшейся между ребенком и его социальной средой.

Выделяют три основных варианта психической депривации: эмоциональная (аффективная), сенсорная (стимульная), социальная (идентичности). По степени выраженности депривация может быть полной и частичной.

Й. Лангмейер и З. Матейчек подчеркивают некоторую условность и относительность понятия психической депривации – ведь существуют культуры, в которых считается нормой то, что будет аномалией в другой культурной среде. Помимо этого, конечно, встречаются случаи депривации, имеющие абсолютный характер (например, дети, воспитывающиеся в ситуации Маугли).



Эмоциональная и сенсорная депривация.

Проявляется в недостаточной возможности для установления интимного эмоционального отношения к какому либо лицу или разрыве подобной связи, когда такая уже была создана. В обедненную среду часто попадает ребенок, оказав­шись в детском доме, больнице, интернате или другом

учреждении закрытого типа. Такая среда, вызывая сенсорный голод, вредна для человека в любом воз­расте. Однако для ребенка она особенно губительна.

Как показывают многочисленные психологические исследования, необходимым условием для нормального созревания мозга в младенческом и раннем возрасте является достаточное количество внешних впечатлении, так как именно в процессе поступления в мозг и пере­работки разнообразной информации из внешнего мира происходит упражнение органов чувств и соответству­ющих структур мозга.

Большой вклад в разработку этой проблемы внесла группа советских ученых, объединившихся под руко­водством Н. М. Щелованова. Они установили, что те участки мозга ребенка, которые не упражняются, пере­стают нормально развиваться и начинают атрофиро­ваться. Н. М. Щелованов писал, что если ребенок на­ходится в условиях сенсорной изоляции, которую не­однократно наблюдал в яслях и домах ребенка, то про­исходит резкое отставание и замедление всех сторон развития, своевременно не развиваются движения, не возникает речь, отмечается торможение умственного развития.

Данные, полученные Н. Н. Щеловановым и его сотрудниками, были настолько яркими и убедительными, что послужили основанием для разработки некоторых фрагментарных положений психологии развития ре­бенка. Известный советский психолог Л. И. Божович выдвинула гипотезу о том, что именно потребность во впечатлениях играет роль ведущей в психическом раз­витии ребенка, возникая примерно на третьей—пятой неделе жизни ребенка и являясь базой для формиро­вания других социальных потребностей, в том числе и социальной по своей природе потребности в общении ребенка с матерью. Эта гипотеза противостоит представ­лениям большинства психологов о том, что исходными выступают либо органические потребности (в пище, тепле и т. п.), либо потребность в общении.

Одним из подтверждений своей гипотезы Л. И. Бо­жович считает факты, полученные при изучении эмоцио­нальной жизни младенца. Так, советский психолог М. Ю. Кистяковская, анализируя стимулы, вызывающие положительные эмоции у ребенка первых месяцев жизни, обнаружила, что они возникают и развиваются лишь под влиянием внешних воздействий на его органы чувств, в особенности на глаз и ухо. М. Ю. Кистяковская пишет, что полученные данные показывают «неправиль­ность той точки зрения, согласно которой положитель­ные эмоции появляются у ребенка при удовлетворении его органических потребностей. Все полученные нами материалы говорят о том, что удовлетворение органи­ческих потребностей лишь снимает эмоционально-от­рицательные реакции, создавая этим благоприятные предпосылки для возникновения эмоционально-положи­тельных реакций, но само по себе их не порождает... Установленный нами факт — появление у ребенка пер­вой улыбки и других положительных эмоций при фик­сация предмета — противоречит точке зрения, согласно которой улыбка представляет собой прирожденную социальную реакцию. Вместе с тем, поскольку возник­новение положительных эмоций связано с удовлетво­рением какой-то потребности организма... этот факт дает основание считать, что у младенца наряду с орга­ническими потребностями имеется также потребность в деятельности зрительного анализатора. Эта потреб­ность проявляется в положительных, непрерывно со­вершенствующихся под влиянием внешних воздействий реакций, направленных на получение, сохранение и усиление внешних раздражении. И именно на их основе, а не на основе безусловных пищевых рефлексов возни­кают и закрепляются положительно-эмоциональные ре­акции ребенка и происходит его нервно-психическое раз­витие». Еще великий русский ученый В. М. Бехтерев отмечал, что к концу второго месяца ребенок как бы ищет новых впечатлений.

Безучастность, отсутствие улыбки у детей из прию­тов, домов ребенка замечались многими уже с самого начала действий таких учреждений, первые из которых датируются IV веком нашей эры (335 г., Цареград), а их бурное развитие в Европе датируется примерно XVII веком. Известно изречение испанского епископа, относящееся к 1760 году: «В приюте ребенок становится грустным и многие от грусти умирают». Однако как научный факт отрицательные последствия пребывания в закрытом детском учреждении стали рассматриваться лишь в начале XX века. Эти феномены, впервые систе­матически описанные и проанализированные американским исследователем Р. Спитцем, были им названы фено­менами госпитализма. Суть сделанного Р. Спитцем открытия состояла в том, что в закрытом детском учреж­дении ребенок страдает не только и не столько от плохого питания или плохого медицинского обслуживания, сколько от специфических условий таких учреждений, один из существенных моментов которых — бедная стимульная среда. Описывая условия содержания детей в одном из приютов, Р. Спитц отмечает, что дети посто­янно лежали в стеклянных боксах до 15—18 месяцев, причем до того времени, пока сами не вставали на ноги, они не видели ничего, кроме потолка, так как по сторо­нам висели занавески. Движения детей были ограничены не только постелькой, но и вдавленным углублением в матрасе. Игрушек было крайне мало.

Последствия такого сенсорного голода, если их оце­нивать по уровню и характеру психического развития, сравнимы с последствиями глубоких сенсорных дефек­тов. Например, Б. Лофенфельд установил, что по резуль­татам развития дети с врожденной или рано приобретен­ной слепотой сходны с депривированными зрячими детьми (детьми из закрытых учреждений). Эти резуль­таты проявляются в виде общего или частичного запаз­дывания развития, возникновения некоторых двига­тельных особенностей и особенностей личности и пове­дения.

Другая исследовательница, Т. Левин, изучавшая личность глухих детей с применением теста Роршаха (известной психологической методики, основанной на интерпретации испытуемым серии картинок с изобра­жениями цветных и черно-белых клякс), обнаружила, что характеристики эмоциональных реакций, фантазии, контроля у таких детей также сходны с аналогичными особенностями детей-сирот из учреждений.


Случайные файлы

Файл
162834.rtf
157833.rtf
83005.rtf
42771.rtf
102116.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.