Этнические гендерные стереотипы (132269)

Посмотреть архив целиком

6



Введение


Анализируя историю славянского этноса предоставляется возможным увидеть эволюцию взаимоотношений мужчин и женщин, развитие культуры межполовых отношений и зарождение межполовых установок и стереотипов. Проникая через абсолютно все сферы существования этноса, стереотипы феминности/маскулинности являются стойким комплексом представлений, которые вмещают в себя культурные идеалы как мужчин, так и женщин. Они оказывают влияние на формирование половой идентичности индивида, что само собой предусматривает усвоение и исполнение им адекватной гендерной роли, а также полноценное включение в исторически сформировавшуюся систему половой дифференциации.

Существующие на сегодняшний день ролевые установки являются продуктом длительного культурно-исторического развития человечества. Они содержат временные наслоения и элементы разных культур и эпох. Чтобы понять их природу нужно обратиться к первобытным истокам украинского и русского народов – славянской культуре.



Специфика формирования гендерных стереотипов славянского этноса


Древнеславянское язычество не отличалось ни особым целомудрием, ни особой вольностью нравов, считая сексуальность, как и многие другие народы, космическим началом. Растянувшийся на несколько столетий процесс христианизации Руси, в который всё время включались новые народы и народности, был во многом поверхностным (Кон И., 1997). Поэтому в народных верованиях и обычаях христианские нормы не только соседствовали с языческими, но зачастую перекрывались ими. У славян существовали многочисленные обряды и праздники когда мужчины и женщины сообща купались голыми. Мужчины символически оплодотворяли землю, к примеру, сеяли лён без штанов, а женщины, подняв подолы, демонстрировали небу свои гениталии, тем самым вызывая дождь. В некоторых районах Украины еще в XIX веке вместо ритуального совокупления на полях в период посевной существовал обычай перекатывания парами по засеянному полю и т.д.

В дохристианских украинских племенах (например, у древлян, северян и др.) существовал обычай «хватания» женщины во время празднеств или народных гуляний. Также её покупали или похищали, но все эти действия происходили обычно по предварительной договорённости и обоюдному согласию мужчины и женщины. В те времена это являлось всего лишь обрядом, который остался в наших традициях до сих пор, как атрибут свадебного ритуала (Грушевский М., 1913). В такой форме взаимоотношений прослеживается архаическая пассивная сущность природы женщины. Мужчина же, наоборот, брал на себя активную сторону действия и занимал доминирующую позицию силы, свойственную патриархально организованной модели общества.



Особенности этнических стереотипов украинской молодежи c крайними националистическими взглядами


В современной Украине в известном смысле сложились "благоприятные" условия для реализации национализма. Предполагается, что большинство населения Украины не обладает крайними националистическими взглядами, однако допускается наличие потенциальной, латентной этнической нетерпимости, которая не выражается, не осознается и не реализуется. Однако в центральных и восточных областях Украины среди радикально настроенной молодежи находит свое развитие так называемый новый украинский национализм, представители которого, в отличие от представителей классического западно-украинского национализма, активно эксплуатируют идеи расизма. На сегодняшний день их деятельность сводится к уличным стычкам, маршам, митингам, пропаганде и популяризации своей идеологии в сети Интернет.

В свете этого чрезвычайно важным становится вопрос об изучении механизмов межгруппового восприятия в межнациональных отношениях, одним из которых является механизм стереотипизации. Исследователями межэтнического взаимодействия отмечается многофункциональность этнических стереотипов, где особой важностью обладает функция психологической самозащиты этноса. В случае неформальных группировок правого толка стереотипы могут выполнять именно эту функцию на фоне политической неустойчивости и социально-экономической неудовлетворенности.

Целью данного исследования является выявление особенностей этнических авто- и гетеро-стереотипов у представителей молодежи с крайними националистическими взглядами, проживающих в Украине.

Предметом исследования являются этнические стереотипы молодых украинцев, придерживающихся крайних националистических взглядов. Объектом исследования являются молодые украинцы, придерживающиеся крайних националистических взглядов.

В качестве основного метода выявления этнических стереотипов был выбран метод свободных ассоциаций. Испытуемым предлагалось назвать все слова-реакции на слово-стимул в течение одной минуты, при этом особое внимание уделялось первым реакциям. Стимульным материалом служат 12 слов этнонимов.

Для исследования эмоционально-оценочного компонента этнического стереотипа в качестве дополнительной методики был использован набор из 10 биполярных шкал с оценочными характеристиками, по которым испытуемый должен был оценить каждую из 12 национальностей: азербайджанец, американец, англичанин, африканец, еврей, китаец, немец, русский, украинец, француз, чеченец, эстонец. В роли испытуемых выступили жители Киева, всего 30 человек, обоих полов, в возрасте от 20 до 26 лет, причем 15 из них по собственному утверждению имеют крайние националистические взгляды, и 15 из них таких взглядов не имеют.

Все ассоциации, полученные в процессе исследования, анализировались исходя из когнитивной и эмоциональной составляющих, включенных в стереотип. Эмоциональный аспект стереотипа - переживание - мы рассматривали на основе 10 базовых эмоций: интерес-возбуждение, удовольствие-радость, удивление, горе-страдание, гнев-ярость, отвращение-омерзение, презрение-пренебрежение, страх-ужас, стыд-застенчивость, вина-раскаяние. Когнитивной составляющей стереотипа мы называем семантические категории безоценочного характера, отображающие яркие предметно-содержательные черты, включенные в образ человека другой национальности.

Особо следует отметить двойственность восприятия собственной нации молодыми украинцами с крайними националистическими взглядами. Большинство респондентов не проявили реакций идеализации представителей своей национальности. Также, был отмечен феномен идеализации своего героического прошлого. По отношению к современным украинцам у большинства представителей этой группы прослеживаются эмоции, связанные с проявлением неодобрения (печаль, стыд, вина). У испытуемых, не разделяющих крайние националистические взгляды, отношение к собственной нации отмечено эмоцией радости, значительно снижена фрустрационная тенденция (лишь в одном случае была упомянута бедность).

Различия в когнитивной составляющей стереотипов скорее не качественные, а количественные: если у националистов эмоционально-оценочные стереотипы значительно преобладают над безоценочными, то у испытуемых, не разделяющих крайние националистические взгляды, преобладают безоценочные стереотипы.


Ценностные ориентации как фактор адаптации китайских граждан в России


В последние годы существенно возросло число китайских граждан, пребывающих в Россию. По данным различных исследований, проведенных в России, в процессе адаптации к новой культуре китайские граждане переживают негативные эмоциональные состояния значимо чаще, чем позитивные состояния. Как следствие этого, можно отметить закрытость и нежелание контактировать с представителями других народов, присущую многим китайским гражданам в России.

Трудности вызываются рядом факторов, в числе которых можно выделить различие в ценностях двух культур. В традиционной китайской культуре сохраняются черты, формировавшиеся на протяжении веков. Это черты, сформированные под влиянием конфуцианских ценностей, проповедующих созерцание, уход от взаимодействия с неприятным и стремление к поддержанию межличностной гармонии.

Анализируя данные исследований Г. Хофстеда, М. Хо, Д. Сью и Сью и др., а также на основании собственного эмпирического исследования, Ким с соавторами описывают основные ценности азиатской культуры, выделяя 14 базовых ценностей (выборка состояла, в основном из граждан Китая и Кореи, поэтому они характеризуют прежде всего эти культуры): способность решать психологические проблемы; избегание позора своей семьи; коллективизм; конформность; почитание авторитетных людей; ориентация на учебные и профессиональные достижения; покорность по отношению к родителям; приоритетная роль семьи; поддержание межличностной гармонии; рассмотрение нужд других людей как более важных, чем собственные нужды; взаимность; уважение к старшим и своим предшественникам; самоконтроль и самообладание; скромность в представлении своих достижений.

Представляется, что ценности российской культуры во многом не совпадают с перечисленными ценностями. По крайней мере, современное российское общество в настоящее время обладает более индивидуалистическими ценностями. В частности, не распространена настолько жесткая иерархическая структура семьи и рассмотрение индивида как неотделимой части семьи. Уважение к старшим и своему роду не подкреплены социальными нормами или моралью. В целом, если для китайской культуры характерна жесткость соблюдения моральных норм, то в российской культуре не существует строго заданной системы норм и моральных ценностей

Такие черты как самоконтроль и самообладание, а также необходимость самостоятельно решать психологические проблемы, также не характерны для российской культуры. Наоборот, обращение за психологической помощью к другому человеку считается совершенно нормальным способом коммуникации с окружающими, особенно близкими людьми. В российской культуре, как более индивидуалистической, чем китайская, также не распространена постановка чужих интересов выше своих. Скромность и недооценка собственных успехов также не является базовой ценностью.

Что касается ориентации на учебные и профессиональные достижения, то здесь также можно отметить гораздо меньшую степень выраженности этого качества в российской культуре. Перфекционизм и направленность на достижения не является базовой ценностью российской культуры.

Необходимо отметить, что одним из факторов, препятствующих успешной адаптации китайских граждан в России, является отсутствие в российской культуре ориентации на создание межличностной гармонии и ухода от конфликта. Если в китайской ментальности уход от конфликта и сохранение гармонии в межличностных отношениях являются базовыми ценностями, то в российской культуре, наоборот, принято выражать свои мысли прямо, говорить о том, что думаешь, то есть прямодушие.

Современная российская культура развивалась преимущественно под влиянием Запада, где прямодушие, открытое высказывание своих мыслей и свобода слова являются абсолютно нормальными особенностями межличностного взаимодействия людей. Эти идеи формировались под влиянием широкого распространения науки, повсеместного образования, возникновения равноправия между различными социальными группами. Кроме того, русское прямодушие часто выражается в прямолинейности и недостаточной вежливости при взаимодействии с окружающими

Данные особенности двух культур имеют прямое отношение к межличностному общению. При взаимодействии с представителями российской культуры граждане Китая, которые рассматривают ценность поддержания межличностной гармонии как неоспоримо правильную, сталкиваются с непривычным для них прямодушием, Привычка россиян выражать свои мысли и чувства прямо может рассматриваться китайцами как негативное отношение к себе, что приводит к возникновению культурного шока, нежеланию дальнейших контактов с представителями чужой культуры и замыканию на общении с соотечественниками.

Таким образом, можно отметить, что различие базовых ценностей российской и китайской культур является важным фактором, препятствующим успешной адаптации китайских граждан в России. Детальное изучение особенностей влияния ценностных ориентаций на процесс адаптации, а также повышение осведомленности о различии в ценностях двух культур необходимы для повышения успешности адаптации китайских граждан и их интеграции в российскую культуру.


Сравнительное исследование ценностно-мотивационной сферы молодежи русской и татарской национальности


В центре внимания многих исследователей психологии межкультурных различий сегодня находится Россия и, следовательно, ценностные ориентации представителей различных народов, проживающих на ее территории.

Россия - государство, на территории которого проживает более 170 народов, большинство из которых существенно различаются по своей численности: 82 млн (83% населения) – русские, свыше 5 млн. – татары, свыше 3 млн. – украинцы, 1,7 миллионов – составляют чуваши. Представители различных народов России много пока теряют из-за незнания особенностей собственной культуры, ее отличий от других культур. Вместе с тем, как человек может познать самого себя только через общение с другими людьми, так и народ в целом может узнать свои особенности, лишь при контакте с представителями других культур или сообществ, оперирующих иным набором ценностей. Именно в процессе межкультурных взаимодействий происходит осознание ценностей, и обнаруживаются различия именно в последних. Поэтому теоретическое и эмпирическое исследование социально-психологических особенностей представителей народов России с учетом изменений, происходящих в обществе в последнее время, является задачей практической важности.

Однако, проведенный обзор исследований показал, что на сегодняшний день, отмечается недостаток специальных исследований направленных на поиск специфического и общего в ценностных ориентациях представителей различных народов России, в частности русского и татарского народа. Учитывая актуальность и недостаточное изучение данной проблематики, нами была поставлена цель - исследовать ценностно-мотивационной сферы представителей русского и татарского народа.

Гипотеза исследования - в силу особенностей исторического, экономического и социально-политического развития, специфики религиозных, культурных, языковых, и других влияний представители русского и татарского народа, имеют больше общего в ценностных ориентациях, чем различного. Как для представителей татарского, так и русского народа в юношеском возрасте, наибольшую ценность представляют «деньги» и «уверенность в себе».

Методики исследования: методика «Ценностные ориентации» М. Рокича; методика «Диагностики степени удовлетворенности основных потребностей»; методика «Незаконченные предложения». Для сравнения результатов тестирования в двух группах в работе использовался t-критерий Стьюдента для несвязных измерений. Участие в исследовании приняли студенты (17-19 лет) высших учебных заведений г. Нижнекамск, Республика Татарстан. Общее число испытуемых 50 человек: из них 25 – русской и 25 человек татарской национальности.

В ходе исследования было обнаружено, что для молодых людей русской и татарской национальности, характерна высокая ценность таких ценностей – целей, как здоровье любовь и уверенность в себе, которые, в принципе полностью соответствуют базовым потребностям, выделенным А.Маслоу. Также установлено, что альтруистические ценности, ценности эстетические, возвышенные, связанные с восхищением и почитание искусства и природы для всех испытуемых вытесняются на последние позиции в структуре терминальных ценностей.

При этом мы можем отметить значимые различия в ценности общения у представителей двух групп. Если представители русской молодежи стремятся в большей степени реализоваться в кругу друзей, получить общественное признание, то представители татарской молодежи стремятся удовлетворить потребность в общении посредством счастливой семейной жизни и наличия интересной работы.

В ходе сравнительного анализа была выявлена значимость различия в отношении средств достижения поставленных целей. Так видим, что молодые люди русской национальности чаще всего использует в достижении цели такие инструментальные ценности, как эффективность в делах, исполнительность, ответственность и образованность, а также индивидуалистический блок ценностей: жизнерадостность и честность.

Для молодых людей татарской национальности, значимыми средствами достижения целей являются социально-психологические характеристики, высокая моральность и образованность. При этом высокие запросы и рационализм отмечены, как самые не продуктивные и незначимые средства достижения цели у представителей татарской молодежи, а молодые люди русской национальности отмечают, что наименее продуктивными средствами являются высокие запросы, твердость воли и непримиримость со своими и чужими недостатками.

Изучение базовых потребностей показало, что для молодых людей русской и татарской национальности характерно неудовлетворение материальных потребностей и потребностей в самовыражении. Потребность же социальная сильнее удовлетворена у представителей русской молодежи. Надо отметить, что центральным звеном ценностной сферы русской молодежи является потребность в самовыражении, а у представителей татарской молодежи – материальные потребности. В целом, ценностно-мотивационная сфера более интегрирована у представителей татарского народа.


Заключение


В результате анализа полученных данных были выявлены значительные различия между двумя группами испытуемых в эмоциональной составляющей стереотипов. В целом, у лиц с националистическими взглядами преобладает эмоционально-оценочный тип реагирования, причем, это проявляется не только в отношении валентных, то есть эмоционально значимых национальностей. В отношении национальностей азербайджанец, африканец, еврей и чеченец прослеживается образ врага, преобладают эмоции страха, гнева и отвращения. В меньшей степени негативную оценку получили китайцы - их респонденты оценили как неопасных и неагрессивных в настоящее время, однако несущих определенную потенциальную опасность. Негативную оценку получили все европейские нации - англичанин, немец, француз, русский и украинец, а также американец. Однако в отношении этих наций наблюдается двоякая позиция: с одной стороны, имеет место идеализация героического прошлого, с другой стороны - явное осуждение современного образа жизни представителей этих наций. Таким образом, у большинства лиц с националистическими взглядами выявлен феномен идеализации прошлого и фрустрации восприятия настоящего и будущего. Вторая группа испытуемых, представленная молодыми украинцами, не разделяющими крайние националистические взгляды, не показала столь яркой эмоциональной вовлеченности. Исключение составляет лишь образ чеченца, который у большинства респондентов этой группы связывается с эмоцией печали.



Список литературы


  1. Горошко Е. И. Интегративная модель свободного ассоциативного эксперимента, М.-Харьков: Ра-Каравелла, 2008.

  2. Изард К. Психология эмоций. - СПб.: Изд-во «Питер», 2009.

  3. Налчаджян А. Этнопсихологическая самозащита и агрессия. – Ереван: Изд-во «Огебан», 2005.

  4. Ольшанский Д.В. Основы политической психологии. - Екатеринбург: Деловая книга, 2005.

  5. Пайнс Э., Маслач К. Практикум по социальной психологии. - СПб: Изд-во "Питер", 2003.

  6. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. Издательство Аспект-Пресс, 2007.

  7. Антонова В.Б. Психологические особенности адаптации иностранных студентов к условиям жизни и обучения в Москве // Вестник ЦМО МГУ. – 1998. – №1.

  8. Крупец Я.Н. Социальное самочувствие как интегральный показатель адаптированности // Социс, 2007. - № 4.

  9. М.И. Витковская, И.В. Троцук. Адаптация иностранных студентов к условиям жизни. Вестник РУДН, серия Социология, 2004, №6-7.

  10. Bryan S. K. Kim, Donald R. Atkinson and Dawn Umemoto Asian cultural Values and the Counseling process. The Counseling Psychologist 2009.

  11. Бойков В.Э. Ценности и ориентиры общественного сознания россиян // Социс, 2004. - №7.

  12. Кочетков В.В. Психология межкультурных различий.- М.: ПЕР СЭ, 2007.

  13. Крысько В.Г. Этнопсихология и межнациональные отношения. Курс лекций / В.Г.Крысько.- М.: Издательство «Экзамен», 2008.

  14. Рогов М.Г. Мотивация учебной и коммерческой деятельности студентов: социально-психологический аспект. - Казань, 2008.

  15. Этническая психология. Хрестоматия.- СПб.: Речь, 2003.

  16. Яницкий М.С. Ценностные ориентации личности как динамическая система. Кемерово. – 2006.




Случайные файлы

Файл
32215.rtf
96902.rtf
17789-1.rtf
29186-1.rtf
1940.rtf