Формирование впечатлений и агрессии (132074)

Посмотреть архив целиком

5



Введение


Особенности межличностного восприятия – механизмы его осуществления и искажения – популярная тема среди ученых, занимающихся проблематикой процессов социального познания (Андреева, 2009). В изучении таких эффектов восприятия, как эффекты «ореола», «первичности» и «новизны», важное место занимают исследования формирования впечатлений о человеке на основе центральной черты С. Аша и его последователей. Одна из основных идей С. Аша заключалась в том, что впечатление о личности формируется не на основе интеграции всех известных ему черт в целостный образ, и не на простой суммации последних, но в результате прибавления к имеющемуся «списку» черт еще одной, центральной, которая «сдвигает» восприятие «периферических» черт в свою сторону. Таким образом, утверждается существование значимых различий в удельном весе каждой черты в формировании впечатления о личности. При этом наиболее действенными чертами, как известно, оказались пара «теплая - холодная».



Факторы формирования впечатлений


Особенностью нашего исследования является изучение данной тематики с точки зрения актуальности полученных ранее результатов на сегодняшний день. Современный контекст, в котором испытуемые формируют представление о личности по предложенным им (оригинальным) чертам, характеризуется высоким темпом изменений (на уровне образа жизни, ценностей), ориентацией на деловые качества личности, ее самостоятельность. К этому стоит добавить, что в своем исследовании мы уделили внимание сформированному самостоятельно испытуемым образу персонажа, представленному в виде свободного текста, и его влиянию на уже заданные нами критерии оценки личности (шкалы, использованные Ашем в его исследовании).

Цель. Выявить различия в механизме формирования первого впечатления о личности в современном контексте по сравнению с результатами классического эксперимента С. Аша при условии сохранения определяющих результат элементов процедуры и методики.

Задачи: 1) сравнение результатов воспроизведенного исследования С. Аша с оригинальными с учетом дополнительных переменных: образование испытуемого, степень его знакомства с психологией, субъективная оценка общительности; 2) изучение причинной связи «влияние центральной черты («теплый» или «холодный») - свободное описание испытуемым сформированного им образа персонажа - результаты его категоризации с помощью заданных шкал»;

Объектом нашего исследования являются процессы межличностного восприятия, предметом - механизм формирования первого впечатления о личности.

Процедура исследования. Для получения новых результатов, в саму процедуру исследования, нами были введены некоторые изменения. Двум группам испытуемых в устной форме было предоставлено два списка прилагательных: умный, искусный, трудолюбивый, теплый/ холодный, уверенный, практичный, осторожный. Эти прилагательные предоставлялись обеим группам как некоторые качества, описывающие конкретного человека. После двух прочтений, испытуемых просили в свободной форме описать впечатление, которое сложилось у них об этом человеке.

Только после выполнения данного задания всеми членами группы происходил переход к следующему этапу исследования. Испытуемым предлагался список из девятнадцати пар прилагательных, из каждой пары необходимо было выбрать одно, которое, по их мнению, подходит к описанному ими человеку. На данном этапе нами была введена модификация относительно выбора прилагательных. В отличие от оригинального исследования Аша, где необходимо было просто выбрать одно прилагательное из пары, мы просили обозначить степень выраженности того или иного качества. Во избежание усредненных результатов, нами было решено ввести четное число шкал между прилагательными.

После выполнения данной процедуры, участникам предлагалось проранжировать указанные выше прилагательные (умный, искусный, теплый/холодный и проч.) по степени их влияния на сформированное впечатление.

Выборку составили 168 студентов 2 и 3 курсов ВУЗов с гуманитарным и техническим профилем образования (81 и 87 испытуемых в экспериментальных группах по «теплой» и «холодной» переменным соответственно).

Результаты и интерпретация. В исследовании Аша для ряда характеристик был получен максимальный разброс значений в отношении «теплой» и «холодной» черты. Это относилось к таким качествам, как «щедрый», «добродушный», «с чувством юмора», «популярный», «общительный». Данные характеристики чаще приписывались «теплому» персонажу. На основе анализа результатов нашего исследования можно сделать вывод о том, что приписывание качеств не зависит от различий, заданных в инструкции «теплой» и «холодной» переменной. Однако такие качества, как «коммуникабельный», «щедрый», «гуманный» и «альтруистичный», испытуемые легче связывали именно с «теплым» персонажем, а «холодному» чаще приписывали характеристики «скупой», «нелюдимый», «эгоистичный», «бесчеловечный». Разброс в процентных соотношениях, относящихся к выбору положительных или отрицательных характеристик между двумя группами испытуемых незначителен: то есть, нельзя говорить о том, что образ «теплого» персонажа характеризуется как в большей степени положительный по сравнению с «холодным».

Различия в свободных описаниях так же могут выступать как значимые переменные, повлиявшие на последующие выборы качеств. Исходя из анализа свободных описаний, мы выделили ряд критериев, которыми может быть обусловлено это влияние: описание мужского или женского образа, персонифицированность образа и его связь с реальным опытом испытуемого, развернутость и оригинальность описания, наличие фантастических элементов и т.д.

В целях изучения рефлексии испытуемых по поводу значимости той или иной черты в формировании образа персонажа, испытуемым было предложено проранжировать качества (умный, искусный, трудолюбивый, холодный/теплый и т.д.) от наиболее «влиятельного» к наименее «влиятельному». На основе полученных средних значений и моды к наиболее влиятельным качествам помимо ожидаемых «теплый» и «холодный» относится также черта «умный». При этом с учетом среднего ранга, черта «умный» оказалась более значимой, чем «теплый/холодный» и равная им по данному параметру «уверенный».

Это может быть обусловлено влиянием социального контекста (актуальность умного и трудолюбивого человека по сравнению с «теплым» или «холодным»), индивидуальными особенностями испытуемых (трудность в рефлексии значимости влияния той или иной черты на самостоятельно сконструированный образ; наличие параметра, который «разбил» выборку на два распределения с ориентацией на «инструментальное» или «социальное» измерение личности), а так же самой методикой (понимание инструкции).


Реклама как одно из средств агрессивного поведения


Реальность СМИ, воспринимаемая зрителем, в особенности телевидение и кино в Соединенных Штатах, довольно жестока. Приблизительно в 60% американских телепрограмм и 90% телефильмов встречаются сцены драк и насилия (National Television Violence Study, 2007). В телевизионных программах США показывают 5 актов насилия в час в вечернее время и 18 актов насилия в дневное время по выходным. Очень много сцен насилия в мультфильмах, в них в среднем происходит 26 актов насилия в час.

Американская психология после 1950-х гг. большей частью переключила внимание с недоступных наблюдению, предполагаемых внутренних детерминант поведения на внешние факторы, влияющие на наблюдаемые поведенческие реакции. Поведение людей подверглось широкому изучению с точки зрения вызывающих его стимулов и подкрепляющих последствий.

Теория социального научения - это смесь когнитивных и стимульно-реактивных концепций в отношении широкого множества разнообразных форм и видов поведения, включая агрессию. Согласно этой теории, процессы, на которые возлагается ответственность за агрессию, по существу идентичны процессам, имеющим отношение к освоению, реализации и поддержанию большинства видов открытого поведения.

В рамках теории социального научения А.Бандура исследовал влияние образцов насилия на экране или в жизни на агрессивное поведение тех, кто на это смотрит и это воспроизводит в собственных поступках, Бандура приш.л к заключению, что должно быть что-то ещ., помимо научения через подкрепление и наказание, и что моделирование прекрасно подходит для заполнения этой бреши. При моделировании научающийся таким образом регулирует собственное поведение, чтобы копировать или имитировать поведение учителя. Моделирование является потенциально значительно более эффективным, чем системы подкрепления/наказания, для научения сложным видам поведения.

В классическом исследовании с куклой Бобо Бандура, Росс и Росс были намерены проверить гипотезу, что агрессия является одним из типов поведения, научение которому может происходить через моделирование. Они сосредоточились на детях, приняв допущение, что весьма значительная часть личности взрослого формируется переживаниями детства.

Дети, наблюдавшие агрессивную модель, в имитировании агрессивного поведения своих моделей намного превзошли тех детей, которые никакую модель не наблюдали, и тех, которые наблюдали неагрессивную модель. Они также чаще били молотком по предметам в комнате, чем дети, наблюдавшие неагрессивную модель.

После экспериментов с куклой Бобо Бандура в 1965 году исследовал, будут ли дети имитировать телевизионные агрессивные модели.

Результаты исследования показали, что дети, наблюдавшие вознаграждение телевизионной модели за е. агрессию в отношении куклы, сами были склонны вести себя агрессивно некоторое время спустя (со значительным последействием) уже по отношению друг к другу, а не к кукле. То есть, успешное осуществление насилия, вознаграждающееся по ходу фильма, служит мощным средством передачи агрессивных действий пассивно наблюдающим детям, побуждает их аналогичным образом агрессивно действовать по отношению к другим, часто даже без повода.

Эта позитивная взаимосвязь между наблюдением насилия на телевидении и последующим жестоким поведением обнаруживалась в большинстве длительных исследований, всего с несколькими исключениями. Наиболее сильное исключение - исследование Milavsky, Kessler, Stipp & Rubens, проводившееся на средства Эн-би-си. Основное отличие просмотра телевидения от опытов Бандуры с куклой Бобо состоит в том, что моделирующий эффект избиения куклы угасает примерно к 12 годам, но моделирующий эффект жестокости на экране в подростковом возрасте не ослабевает, а усиливается и действует всю жизнь. То есть воздействие телеагрессии сильней, долговременней и опасней, поскольку зритель легче ассоциирует себя с героями фильмов, которые он сам захотел посмотреть, чем с какой-то там куклой.

Реклама в современном обществе постоянно транслирует агрессивные образы и модели агрессивного поведения. На пример, в кампании сезона весна/лето 2009 марки DSquared2, «Fighting Woman» («Дерущаяся женщина») столкнулись Наоми Кэмпбелл и Линда Евангелиста.

Социальная реклама пытается бороться с агрессивным поведением в современном обществе, воздействовать яркими образами и хлесткими фразами. В этой области создается очень много креатива, который поражает, шокирует, пугает или заставляет недоумевать.

Рекламное агентство из Йоханнесбурга Lowe Bull попыталось привлечь внимание общества к проблеме насилия над женщинами. Слоган разворота, подготовленного для организации «Люди против насилия над женщинами» - «Если вы делаете это силой, это изнасилование». Важно, что разворот в журналах склеен и читателю предлагается раскрыть его силой.

Агенство Tonga Workroom (Шанхай) обращает внимание на то, что действующих лиц, увы, всегда трое. И даже умалчивание или нежелание видеть тот кошмар, который творится под носом человека - это содействие. Неважно, мать вы насилуемого ребенка или простой обыватель. Копилайн: If you pretend to not see it, you could be a paedophile too (Если вы предпочитаете не видеть этого, вы тоже можете стать педофилом).

Сингапурское отделение агентства SAATCHI & SAATCHI SINGAPORE подняло тему вербального насилия, визуально показав, что слово тоже ранит.

В социальной рекламе против домашнего насилия бренд Benetton обыграл с негативной точки зрения свой слоган - United Colors of Benetton (объединенные цвета Benetton) - и превратить его в более жестокий Colors of Domestic Violence (цвета домашнего насилия).

При этом реклама призывающая прекратить насилие, делает это единственным способом – демонстрируя его во всех видах и ракурсах. А ведь если обратиться к экспериментальным данным – наблюдение за агрессивным поведением вызывает подобное поведение.

В то же время, если взять за основу результаты эксперимента А.Бандуры, что дети, которые наблюдали мужскую неагрессивную модель, оказались значительно менее агрессивными, чем дети в контрольной группе (не видевшие никакой модели). То эффективнее было бы использование образов любящих родителей, счастливых семей, заботы и доброты между близкими в социальной рекламе.


Мотивационно-потребностный компонент личности


2009 год по указу президента Российской Федерации Дмитрия Анатольевича Медведева, будет проведен под эгидой Года молодежи, целью которого является развитие творческого, научного и профессионального потенциала молодежи, ее активного привлечения к проведению социально-экономических преобразований в стране, воспитания чувства патриотизма и гражданской ответственности у молодых людей.

Данный проект является актуальным и своевременным, т.к. всегда среди молодежи находился определенный процент людей, который находил себя в определенной сфере, будь то наука, искусство, бизнес или политика, что выигрышно отличало его от основной массы. В рамках данной работы нас будет интересовать та когорта молодых людей, которые стремятся к политической власти. Однако, предметом психологического анализа являются не властные отношения, как таковые, а скорее, их субъективные аспекты, а главным субъектом власти, в конечном счете, выступает личность. Поэтому наиболее актуальным для нас является вопрос: кто и почему рвется к власти? Личность, стремящаяся к политической власти, является сложнейшим образованием, и состоит из множества различных взаимосвязанных структурных элементов. Цель данной работы – рассмотреть особенности мотивационно-потребностной сферы личности, стремящейся к политической власти.

Проблема изучения политического лидерства не нова, она привлекала к себе внимание, начиная с античности (Плутарх, Геродот и др.), позднее к ней обращались Макиавелли, Ф. Ницше, Лебон, Тард. В 20 веке феномен лидерства рассматривался в работах М. Вебера, Т. Парсонса, X. Арендта. Среди современных исследователей можно назвать такие имена, как У. Шутца, Г. Герта, Т. Митчелла, Д.В. Ольшанского, В.Ф. Петренко и др.

Для реализации цели исследования была сформирована экспериментально-опытная база. Первая группа – личности, стремящиеся к политической власти, в количестве 18 человек (14 мужчин и 4 женщины). Возраст испытуемых от 19 до 29 лет (средний возраст – 23 года). В данной группе представлены члены Молодежного парламента г. Братска и Законодательного собрания Иркутской области, руководители и активисты молодежных политических движений, помощники депутатов Законодательного собрания Иркутской области. Вторая группа – личности, индифферентные к политической власти, в количестве 20 человек (12 мужчин и 8 женщин). Возраст испытуемых в данной группе составляет от 19 до 23 лет (средний возраст – 20). Группа составлялась на основе предварительного анкетирования, подтверждающего индифферентное отношение к политической власти.

Для осуществления целей исследования нами применялся следующий психодиагностический инструментарий: методика психосемантической диагностики скрытой мотивации Соломина И.Л., предназначенная для диагностики мотивов различных видов деятельности и потребностей; методика оценки притязаний личности, используемая для исследования ее мотивационной структуры; методика «Парные сравнения», предназначенная для диагностики степени удовлетворенности основных потребностей личности. Полученные результаты подверглись качественному, количественному и статистическому анализу с применением Q-критерия Розенбаума.

Рассмотрим результаты, полученные по методике оценки уровня притязаний личности, в которой мы рассматривали такие шкалы, как внутренний мотив, познавательный мотив, мотив избегания, состязательный мотив, мотив смены деятельности, мотив самоуважения, оценка своего потенциала, закономерность результатов, инициативность. Так в первой группе, ориентированной на обладание политической власти, внутренний мотив выражен в виде 16,1 средних баллов, познавательный – 18,9 баллов, мотив избегания – 9,75 баллов, состязательный – 13,7 баллов, мотив смены деятельности – 7,7 баллов, мотив самоуважения – 17,9 баллов, оценка своего потенциала – 18,31 баллов, закономерность результатов – 17,25 баллов, инициативность – 16,6. Таким образом, в данной группе ведущим мотивом оказался познавательный. В свою очередь во второй группе, индифферентной к политической власти, наблюдается следующая картина. Внутренний мотив составляет 12,95 средних баллов, познавательный – 17,45 баллов, мотив избегания – 10,6 баллов, состязательный – 10,95 баллов, мотив смены деятельности – 12,75 баллов, мотив самоуважения – 14,8 баллов, оценка своего потенциала – 15,25 баллов, закономерность результатов – 13,6 баллов, инициативность – 15,35. Соответственно, в данной группе также наиболее значимым оказался познавательный мотив, что возможно объясняется возрастными особенностями испытуемых. После проведения математического анализа, нами были выявлены значимые различия в выборках по таким показателям, как внутренний мотив (p=0,05), мотив смены деятельности (p=0,01), оценка своего потенциала (p=0,01), закономерность результатов (p=0,01). По остальным шкалам значимых различий обнаружено не было.

Обратимся к данным, полученным по методике «Парные сравнения». В группе личностей, стремящихся к политической власти, наиболее выраженная потребность – потребность в безопасности (средний балл – 25,25). Далее идут потребность в признании (23,75), материальные потребности (20,5), потребность в самовыражении (20,25) и наименее значительными оказались социальные потребности (16,5). Во второй группе, индифферентной к политической власти, потребности расположились следующим образом: потребность в безопасности (28,1), социальные потребности (24,7), материальные потребности (20,5), потребность в самовыражении (17) и в признании (14,5 балла). Сравнительный анализ показал, что группы имеют значимые различия по таким показателям, как потребность в безопасности (p=0,05), социальные потребности (p=0,05), потребность в признании (p=0,05). То есть можно сказать, что люди, стремящиеся к политической власти, больше стремятся к признанию, но менее зависимы от социальных потребностей.

Рассмотрим данные, полученные по методике диагностики скрытой мотивации Соломина И.Л. В первой группе были выявлены следующие ценности, определяющие мотивы деятельности: моя семья, мои друзья, творчество, моя карьера, мое будущее (расположены в порядке убывания значимости для испытуемых). Во второй группе, соответственно: мое будущее, мое увлечение, мои друзья, моя учеба и достижение успеха.



Заключение


Таким образом, наглядно видно, что личность, стремящаяся к политической власти, превалирующей ценностью, считает значимых окружающих, в зависимости от чего и формирует свое поведение. Кроме этого, выборки были подвергнуты сравнительному анализу по таким мотивирующим факторам, как достижение успеха, мое прошлое, мое будущее, мое настоящее, мое увлечение, личная независимость, признание окружающими, материальное благополучие, моя карьера, выполнение обязанностей. В результате чего были выявленные значимые различия в восприятии прошлого и настоящего (p=0,01), т.е. личность, стремящаяся к политической власти, более позитивно относится к своему прошлому и настоящему. Также для представителей данной группы более мотивирующими факторами выступают признание окружающими, моя карьера, выполнение обязанностей (p=0,05).

Итак, мы наглядно продемонстрировали отличительные особенности мотивационно-потребностного компонента личности, стремящейся к политической власти.



Список литературы


  1. Андреева Г.М. Психология социального познания. М.: Аспект Пресс, 2005.

  2. Asch, S.E. Forming Impressions of Personality. Journal of Abnormal and Social Psychology. Vol. 41. 2006. P258-290.

  3. Kelley H.H. The Warm-Cold Variable in First Impressions of Persons // Journal of Personality. Vol. 18. 2008. p431-439.

  4. Бандура А., Теория социального научения.- СПб.: Евразия, 2008. – 320с.

  5. Albert Bandura, Dorothea Ross & Sheila A. Ross (1961). Transmission of aggression throw imitation of aggressive models// Journal of Abnormal and Social Psychology, 63, 575-582

  6. Mitchell A. A., Advertising Exposure, Memory, And Choice. University Of Toronto, Lawrence Erlbaum Associates, Publishers 2009 Hillsdale, New Jersey Hove And London.



Случайные файлы

Файл
140661.doc
ecologia_classif.doc
23849.rtf
158047.rtf
77286-1.rtf