Проблема антропологии мышления (130578)

Посмотреть архив целиком

Введение


Большинство современных людей могут рассуждать о своем виде (Homo Sapiens), оперируя знаниями средне-образовательной школы, такими как биология, естествознание, история и география, но увы, не одна из этих дисциплин не может полностью раскрыть суть поставленных вопросов. Тем не менее, еще в древности интересе к человеку, его месту в мире уделялось особое внимание. Аристотель, впервые употребляя термин "антропология", называет им "то, что говорит о человеке". Таким образом, в среде древних философов появляется понятие антропологии.



Когнитивная антропология: предметное поле и перспективы развития


Однако с развитием культуры антропология значительно расширила свои границы и приобрела междисциплинарный характер. Тема нашего исследования – когнитивная антропология – является одной из перспективных направлений развития современного антропологического знания. Ведущий российский этнопсихолог – С. Лурье подробно проанализировала историю развития когнитивной антропологии. Е. исследования стали основой нашего осмысления предметного поля и динамики развития психологического направления в антропологии.

Франц Боас, один из основателей современной антропологии, считал, что каждая культура имеет свой уникальный путь развития и может быть понята, как историческое явление. Еще в 1901, Боас говорил "об изучении человеческого ума" и "бесконечного разнообразия его форм" как "одной из целей антропологии". А в 1904 году, в своей работе "История антропологии", как две основные ветви дисциплины, он рассматривал "психологическую антропологию" и "биологическую антропологию". Основанием "психологической антропологии" Боаса, как и всей его антропологической мысли, - была система эпистемологических (познавательных) и психологических положений.

Итак, когнитивная антропология возникла в середине 1950-х г. как результат изменения определения культуры, наиболее важной концепции культурной антропологии. В то время как раньше на культуру смотрели как на включающую поведение и события в психический мир, то к этому времени она стала определяться более узко как система знания - как внутренняя система, управляющая реальным поведением и наблюдаемыми событиями.

Когнитивная антропология по многим свои подходам близка к психологической антропологии и этнопсихологии. Хотя при подробном рассмотрении предметного поля этих наук обнаруживается ряд отличий.

По определению одного из ведущих антропологов-когнитивистов Роберта Редфильда, картина мира - это ведение мирозданья, которое характерно тому или иному этносу, это представление о самих себе. Но когда этнопсихология, предполагает взгляд на культуру со стороны, то в ответ когнитивная антропология, пытается занять место хранителя культуры, она пытается посмотреть на мирозданье глазами обывателей. Она пытается понять их жизнь, как они мыслят, как они воспринимают и переживают на опыте, как они ведут себя в той или иной ситуации, их чувства, эмоции. И только "заглянув", в самое сердце народа, можно с полной уверенностью понять и описать мир людей.

Главным объектом, на который направлена исследовательская деятельность когнитивной антропологии - это изучение системы ментальной организации элементов культуры. Это значит, что у каждого народа свой менталитет, свое мышление и свои эмоции.

В настоящее время основными понятиями когнитивной антропологии можно считать схемы, рамки, событийные сценарии.

Наиболее широкое распространения получила теория схем. Согласно ей, теория схем – это теория знаний, их репрезентаций и использования. То ест все знания, хранимые в памяти культуры, упакованы в определенные элементы, которые и называются схемами.

Например, антрополог-когнитивист Р. Д’Андрад, в своей когнитивной схеме связывает культуру и психологию человека, тем самым, проникая в психику человека в процессе его социализации.

Когнитивная антропология, продолжая традицию, заложенную исследованиями картины мира., исследует те значения и смыслы, которые члены культуры вкладывают в ее различные элементы, как они видят связи между элементами своей культуры, как понимают окружающий их мир и как организуют свою жизнь в соответствие с этим пониманием. Однако, именно с зарождением когнитивной антропологии, этнологии начинают концентрировать свое внимание на значениях различных предметов и явлений в разных культурах, все больше увлекаются знаковыми системами и все менее интересуются психологическими проблемами этнологии. С этого момента начинается разрыв между культурологическими и психологическими исследованиями, последствия которого продолжают, сказываться и по сей день.


Эмоциональное выгорание в прогностической деятельности


Феномен "эмоционального выгорания" по-прежнему остается актуальным как для исследователей, так и для медицинской общественности. Отчасти это обусловлено снижением качества медицинского обслуживания и нарушениями интересов пациентов. Важность этого вопроса может рассматриваться в рамках медико-социальной проблемы разрушения личности специалистов высокого класса в одной из массовых гуманистических профессий.

В настоящее время существует единая точка зрения на сущность психического выгорания и его структуру. Под "психическим выгоранием" синдром, включающий в себя три основные составляющие: эмоциональную истощенность, деперсонализацию (цинизм) и редукцию профессиональных достижений. Выделяют три основных фактора, играющие существенную роль в синдроме эмоционального выгорания - личностный, ролевой и организационный.

В отношении "личностного фактора" было выявлено, что такие переменные, как возраст, семейное положение, стаж данной работы, никак не влияют на эмоциональное выгорание. В отношении "ролевого фактора" была установлена связь между ролевой конфликтностью, ролевой неопределенностью и эмоциональным выгоранием. Так при нечеткой или неравномерно распределенной ответственности за свои профессиональные действия этот фактор резко возрастает даже при существенно низкой рабочей нагрузке. Способствуют развитию эмоционального выгорания те профессиональные ситуации, при которых совместные усилия не согласованы, нет интеграции действий, имеется конкуренция, в то время как успешный результат зависит от слаженных действий.

При исследовании "организационный фактора" было выявлено, что развитие синдрома эмоционального выгорания связано с наличием напряженной психоэмоциональной деятельности (интенсивное общение, подкрепление его эмоциями, интенсивное восприятие).

Выделяют еще один фактор, обусловливающий синдром эмоционального выгорания - наличие психологически трудного контингента, с которым приходиться иметь дело профессионалу в сфере общения (тяжелые больные, конфликтные покупатели, "трудные" подростки и т.д.).

На наш взгляд именно последний фактор является наиболее специфичным для работы психологов и психиатров в психиатрических стационарах, осуществляющих принудительное лечение больных с тяжкими психическими расстройствами, совершивших общественно опасные деяния. Средняя длительность пребывания больного в таких стационарах составляет три с половиной года. Профессионалы находятся на протяжении рабочего дня в постоянном контакте с больными, многие из которых помимо выраженных психических расстройств имеют длительную криминальную историю.

Следует отметить, что оценка риска вовлечения больных в серьезные инциденты (или риска насилия) по-прежнему, является важной задачей и проблемой в практике принудительного лечения в психиатрическом стационаре. Точность прогноза важна для повышения эффективности управления такими пациентами на уровне превентивных мероприятий и во время кризисных вмешательств. При этом, способность больных справляться с агрессивными импульсами зависит не только от сочетания его индивидуально-психологических характеристик и текущего состояния - сами пациенты считают, что внешние факторы более важны в сдерживании их поведения.

В задачи настоящего исследования входило изучение не самой по себе феноменологии эмоционального выгорания среди специалистов, занятых в лечебно-реабилитационной работе психически больных правонарушителей. а последствий этого синдрома на оценку рисков.

Было обследовано 30 психиатров и 20 психологов, работающих в психиатрических стационарах, осуществляющих принудительное лечение.

Все специалисты были обследованы с помощью методики "Диагностика уровня эмоционального выгорания" (Бойко В. В.). Кроме того, нами был составлен сводный список социально-психологических и клинико-психопатологических факторов риска, используемых в отечественной и зарубежной практике. Интервьюированным было предложено раздельно отметить те факторы, которые они учитывают при принятии решений в следующих ситуациях: 1) при оценке общественной опасности больного; 2) при оценке высокой вероятности совершения суицида больным; 3) при оценке вероятности нападения на персонал; 4) при оценке вероятности нападения на других больных.

Специалисты были разделены на две группы: те, у кого синдром эмоционально выгорания не был сформирован или диагностировалась стадия "напряжения" и те, у которых диагностировались сформированность стадий резистенции и истощения. Далее были проведен частотный и качественный анализ тех факторов риска, которые использовали специалисты с сформированным синдромом эмоционального выгорания и не сформированным.

Было обнаружено, что специалисты, у которых сформированы стадии резистенции и истощения использовали намного больше факторов риска при оценке степени опасности нападения больных на персонал и высокой вероятности риска суицида. При этом, они использовали почти в два раза меньше переменных из перечня возможных рисков при оценке степени общественной опасности больных, нежели их коллеги с несформированным синдромом эмоционального выгорания.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.