Некоторые особенности психического развития (129999)

Посмотреть архив целиком

Введение


На современном этапе развития психологии одной из проблем выступает проблема изучения рефлексивности, которая рассматривается как важный фактор в организации психических свойств. Данная проблема обусловлена тем, что на конкретно-научном уровне этот феномен изучен значительно меньше, чем на абстрактно-философском. На необходимость и актуальность исследования рефлексивности указывают многие психологи (А.В. Карпов, В.И. Слободчиков, Д.И. Дубровский, А.Б. Холмогорова).

А.В. Карпов определяет рефлексию как синтетическую психическую реальность, которая может выступать как психический процесс, свойство и состояние одновременно, но не сводится ни к одному из них. Пространство психического, как считает А.В.Карпов, - это система координат – процессы, свойства, состояния и, что крайне важно, время. Данный факт указывает на системообразующую связь рефлексивности и временных ориентаций личности. Так Курт Левин определяет временную перспективу как «всеобщность взглядов индивида на его психологическое будущее и психологическое прошлое, существующее в данное время». К.А. Абульханова и Т.Н.Березина указывают на то, что время – это «энергия нашей жизни».



Психическое развитие детей и подростков, проживающих в условиях химического загрязнения окружающей среды


Психическое развитие и становление личности в онтогенезе, исходит из положения, что психическое развитие ребенка следует понимать как единый процесс.

Подростковый возраст – период онтогенеза, являющийся переходным между детством и взрослостью. Был выделен в качестве особого периода развития в 19 веке. Подростковый возраст характеризуется резкими, качественными изменениями, затрагивающими все стороны развития. Биологически он относится к предпубертатному и пубертатному периодам.

В подростковом возрасте от 12 до 15 лет в качестве ведущей деятельности выступает интимно-личностное общение.

В среднем подростковом возрасте (14-16 лет) ускоряется умственное развитие, формируется мышление. Подросток начинает осознавать абстрактные понятия, оспаривать мнение взрослых. В среднем подростковом возрасте личность выходит из эгоцентрического мира в социоцентрический, обучается сдерживать свои желания.

Центральным фактором психологического развития подросткового возраста, его важнейшим новообразованием является становление нового уровня самосознания, изменение Я - концепции. С этим связаны колебания в отношении к себе, неустойчивость самооценки. Новообразование определяет ведущие потребности подросткового возраста – в самоутверждении и общении со сверстниками.

Характер общения ребенка с взрослыми и сверстниками изменяется и усложняется на протяжении детства, приобретая форму то непосредственного, эмоционального контакта, то совместной деятельности. Развитие общения, усложнение и обогащение его форм открывают перед ребенком все новые возможности усвоения от окружающих различного рода знаний и умений, что имеет первостепенное значение для всего хода психического развития.

Среда не только внешнее условие, но и подлинный источник развития ребенка. Это обуславливает высокую актуальность исследований воздействия химически эконеблагоприятной среды на психическое развитие детей и подростков.

С учетом выше изложенного были обследованы подростки 12 и 14 лет, проживающие в условиях химического загрязнения окружающей среды (концентрация вредных химических веществ в воздухе превышала ПДК в 3-8 раз). Контрольную группу составили подростки, проживающие в условиях экологического благополучия. Количество обследованных составило 140 человек, в том числе 68 мальчиков и 72 девочки. Обследование проводили, используя методы психологического тестирования: методика «Круг», индивидуально-типологический опросник. Результаты обследования подвергались статистической обработке.

Результаты исследования самооценки по методике «Круг» показали, что в контрольной группе мальчики и в 12, и в 14 лет имеют низкую самооценку 5,0%, у 95,0% документирован эгоцентризм. У девочек контрольной группы низкая самооценка в 12 лет выявлена у 15,0%, эгоцентризм – у 85,0%, в 14 лет низкая самооценка документирована у 33,3%, эгоцентризм – у 66,6%. Таким образом, начиная с 12 лет, девочки контрольной группы выявляют более низкую самооценку по сравнению с мальчиками, и являются менее эгоцентричными.

Проживание в условиях химического загрязнения окружающей среды приводит к снижению самооценки у мальчиков 12, 14 лет и повышению у девочек 14 лет. Так, в экспериментальной группе у мальчиков 12 лет низкая самооценка выявлена у 7,2%, в 14 лет – у 15,0%, в то время как у девочек 14 лет – у 14,8% (в контрольной группе у 33,3%). При этом у 85,1% 14-летних девочек-подростков экспериментальной группы выявлен эгоцентризм (в контрольной группе у 66,6%).

Анализ гендерных различий по результатам индивидуально-типологического опросника показал, что в контрольной группе показатели по шкале тревожности выше у мальчиков 12 и 14 лет, по сравнению с девочками, что указывает на более высокую осторожность в принятии решений, ответственность по отношению к окружающим. В условиях химического загрязнения окружающей среды показатели тревожности выше только у 12–летних мальчиков по сравнению с девочками.

Шкала агрессивности в норме соответствует уверенной тенденции к самоутверждению, к активной самореализации. В контрольной группе с возрастом агрессивность растет, причем у мальчиков 12 и 14 лет агрессивность больше, чем у девочек (Р<0,01-0,05). Высокие показатели агрессивности у мальчиков 12 и 14 лет доказывают проявление раскованности поведения и стремление к лидированию в пубертатный период онтогенеза.

В экспериментальной группе в 12 лет показатели агрессивности у мальчиков достоверно не отличаются от таковых в контрольной группе, а у девочек достоверно выше (Р<0,001). С возрастом агрессивность существенно не изменяется, имеется тенденция к ее нарастанию у мальчиков 14 лет, однако достоверно выраженные отличия сохраняются только у девочек. Шкала ригидности выявляет устойчивость к стрессу. Более устойчивы к стрессу и педантизму в контрольной группе мальчики 12 и 14 лет, имеющие более низкие показатели по шкале ригидности. В экспериментальной группе менее устойчивы к стрессу подростки 14 лет, имеющие более высокие показатели ригидности по сравнению с подростками контрольной группы. Достоверно выраженные различия выявлены у девочек (Р<0,05).

Таким образом, проведенные нами экспериментальные исследования подтверждают положение о том, что психическое развитие детей и подростков зависит от условий окружающей среды. В 14 лет среди девочек, проживающих в химически загрязненном районе, выявлено в 2 раза меньше девочек с низкой самооценкой, чем среди девочек контрольной группы, в то время как среди мальчиков, проживающих в химически загрязненном районе, выявлено в 3 раза больше подростков с низкой самооценкой. У большинства девочек экспериментальной группы преобладает эгоцентризм.

Химическое загрязнение окружающей среды приводит к достоверно выраженному повышению агрессивности у девочек. Девочки 14 лет обладают меньшей устойчивостью к стрессу.


Роль рефлексивных процессов в организации временной перспективы


Мы предполагаем, что рефлексивность, как системообразующий фактор основных свойств психики, должен находиться во взаимосвязи и оказывать определенные влияния на временные ориентации личности. Рассматривая рефлексивность как процесс, имеет место тот факт, что с помощью рефлексии мы способны осознавать события нашей жизни, наделяя их смыслом. Мы предполагаем, что при повышении уровня рефлексивности усиливается негативное переживание настоящего момента, так как рефлексивность в данной ситуации требуется для поиска смысла. Для проверки данного предположения нами было проведено эмпирическое исследование, направленное на изучение взаимосвязи временных ориентаций личности с характеристиками рефлексивности.

Для исследования уровня рефлексивности была использована методика диагностики индивидуальной меры выраженности свойства рефлексивности «Уровень рефлексивности» А.В. Карпова. Для исследования временных ориентаций личности мы использовали опросник Ф. Зимбардо (ZTPI) (в адаптации А. Сырцовой) и процедуру «Линия жизни», суть которой заключается в том, что испытуемому предлагалось на бланке со шкалой от +5 вверх и до -5 вниз, изобразить «линию своей жизни», отмечая на ней события своей жизни, прошлого и будущего, при этом оценивая их относительно предлагаемой шкалы как положительные или отрицательные.

В исследовании приняли участие 50 испытуемых, студенты Курского государственного медицинского университета в возрасте 18 - 25 лет. Расчеты проводились с помощью статистического пакета STATISTICA 6.0, с использованием критерия Крускала-Уоллиса, U-критерия Манна-Уитни (попарно сравнение групп с высоким, средним и низким уровнями рефлексивности) и ранговой корреляции r Спирмена, посредством которых были получены следующие результаты и сделаны соответствующие выводы.

Обнаружена отрицательная корреляция между рефлексивностью и оценкой настоящего («Линия жизни») (р = 0,007, r = -3,78), отрицательная корреляция между рефлексивностью и «гедонистическим настоящим» (ZTPI) (р = 0,008, r = -0,37) и «фаталистическим настоящим» (ZTPI) (р = 0,0005, r= -0,48).

Расчеты с помощью критерия Крускала-Уоллиса показали: между группами с высоким, средним и низким уровнями рефлексивности имеют место неслучайные различия по уровню ориентации на «гедонистическое настоящее» (р=0,0388) и на «фаталистическое настоящее» (ZTPI) (р=0,014).

По критерию Манна-Уитни расчёты показали следующее: ориентация на фаталистическое настоящее в группе с высоким уровнем рефлексивности меньше ориентации на фаталистическое настоящее в группе со средним уровнем рефлексивности (р = 0,03). А ориентация на гедонистическое настоящее (р = 0,015). и на фаталистическое настоящее(р = 0,02) в группе со средним уровнем рефлексивности меньше ориентации на гедонистическое настоящее в группе с низким уровнем рефлексивности


Характеристики общения при различных соотношениях самооценки и притязаний


Самооценка (СО) и уровень притязаний (УП) служат конструктами, которые длительно и интенсивно изучают психологи. Однако в спектре довольно многочисленных работ неоправданно мало внимания уделяется вопросу о характере взаимосвязи этих образований. К настоящему моменту изучено соотношение СО и УП по параметру высоты и связь различных вариантов их соположения с рядом личностных особенностей (Бороздина, Видинска,1986, Бороздина, Капник, 2002, Бороздина, 1999, 2000, 2006 и др.). Как выясняется, когерентность уровней оценки себя и притязаний (особенно совпадение в верхнем секторе) сопровождается уравновешенностью субъекта, эмоциональным комфортом, в то время как их дивергенция характеризуется ростом личностной тревожности, агрессивности, изменением типа реакции на фрустрацию, выражающемся в преобладании экстрапунитивного направления в сочетании с фиксацией на самозащите или препятствии (Бороздина, 1999, 2000, Бороздина, Капник, 2002).

При равновесном положении СО и УП отмечается гармоничный стиль межличностных отношений, в котором склонность к компромиссам, с одной стороны, и стремление к лидерству и независимости, с другой, имеют среднюю выраженность.

Несоответствие высот оценки себя и уровня целеуказания сопряжено с усилением значимости тесных межличностных контактов и появлением тенденции к конформизму в общении. При увеличении глубины рассогласования фиксируются неудовлетворенность межличностными контактами, рост зависимости, покорности, неуверенности в социальном взаимодействии, а также формирование потребности в помощи и одобрении, близких отношениях. Резкая дивергенция сопровождается возрастанием приспособительных тенденций, стремления к поддержанию бесконфликтных отношений, готовности соответствовать мнению и требованиям окружающих. Таким образом, тип сочетания СО и УП тесно связан с особенностями межличностных отношений.

В свете приведенных фактов и ввиду недостаточной изученности соотношения СО и УП по другим параметрам, в частности – по адекватности, возникает необходимость прояснения вопроса о связи различных вариантов их соположения с рядом эмоционально-мотивационных особенностей субъекта, в значительной степени определяющих стиль его общения.

В опыте были использованы следующие методики: модифицированная техника самооценки Дембо-Рубинштейн; изучение притязаний по схеме Хоппе-Юкнат; шкала личностной тревожности MAS; адаптированный тест Розенцвейга; модифицированная методика диагностики межличностных отношений Лири; опросник 16ЛФ Кэттелла; прогрессивные матрицы Равена, сопоставление результатов фактического выполнения которых с ожидаемыми по оценке самих испытуемых служило критерием адекватности СО; тест структуры темперамента В.М. Русалова; тест Хека-Хесс.

В эксперименте участвовало 20 мужчин и 20 женщин в возрасте от 17 до 20 лет, всего – 40 человек, студенты ВУЗов. Во избежание интерференции эмоционально-мотивационного сопровождения, вызываемого разведением высот и/или неустойчивостью СО и УП, с возможными мотивационно-аффективными изменениями, определяемыми несоответствием СО и УП по параметру адекватности, для эксперимента отбирались только испытуемые с гармоничными по уровню и стабильными конструктами.

В соответствии с задачами излагаемой работы обследуемые подбирались по четырем группам, основанием для чего служил параметр адекватности: I – лица с адекватными СО и УП – 10 чел.; II – субъекты с неадекватными СО и УП – 10 чел; III – респонденты с неадекватной СО и адекватным УП – 10 чел.; IV – лица с адекватной СО и неадекватным УП – 10 чел.

В первом приближении можно утверждать, что адекватность СО и УП сопряжена с высокой уверенностью в себе, отражающейся в межличностном общении, умением отстаивать собственные позиции, удовлетворенностью актуальным статусом, наличием четко прописанных идеалов и пониманием путей их реализации, ясным осознанием собственных преимуществ и недостатков, а также корректировкой последних, наличием взаимопонимания, доверия в отношениях с родственниками. Субъекты группы адекватных ясно представляют свое будущее; обладают высоким продуктивным УП, локализуя выборы в диапазоне достаточно сложных задач на грани успеха и неуспеха. У лиц с адекватными конструктами отмечается средний или низкий уровень личностной тревожности; высокая эмоциональная устойчивость; отсутствие агрессивности; в реакциях на фрустрацию превалирует импунитивное направление, т.е. игнорирование или обесценивание фрустрирующей ситуации, сочетающееся с фиксацией на удовлетворении потребности, отражающей установку на устранение конфликта. В межличностных отношениях респонденты с адекватными СО и УП демонстрируют стремление к доминированию в работе и общении, независимость от социума,

Психические состояния, являясь фоном, на котором протекает вся жизнедеятельность человека, во многом определяют характер взаимоотношений между людьми (2). Исследование состояния человека важно для многих сфер его жизни и деятельности, особенно в супружеских отношениях. Изучение психического состояния человека, состоящего в браке, необходимо по нескольким причинам. Одним из последствий нарушения коммуникации является изменение психических состояний супругов; в результате чего возможно появление (возрастание) неудовлетворенности браком, а далее и его расторжение. По данным социологов в России каждый год число разводов увеличивается почти на четыре процента, что негативно сказывается на состоянии детско-родительских отношений.

В своем исследовании мы исходили из следующего предположения: психические состояния супругов с высоким уровнем удовлетворенности браком отличаются от психических состояний супругов с низким уровнем удовлетворенности браком, что проявляется в степени нервно-психического напряжения, астении, тревожности, фрустрации, агрессивности, ригидности.

С целью проверки гипотезы использовался комплекс методов: анкетирование, тестирование, проективные методы (модифицированный вариант цветового теста отношений Е.Ф. Бажина и А.Н.Эткинда; тест-опросник удовлетворённости браком В.В. Столина; опросник нервно-психического напряжения Т.А. Немчина; методика диагностики самооценки психических состояний Г. Айзенка; шкала астенического состояния, разработанная Л.Д. Малковой и адаптированная Т.Г. Чертовой). Обработка эмпирического материала осуществлялась с помощью математических методов описательной и вариационной статистики. Для проверки статистической значимости различий в группах людей с разным уровнем удовлетворенности браком, использовался t-критерий Стьюдента. Корреляционный и качественный анализ данных применялся с целью структурно-функционального анализа. Выборку составили 15 семейных пар (30 человек). Возраст испытуемых от 20 до 52 лет, стаж пребывания в браке от 1года до 27 лет.

В результате проведенного анализа выделились три группы испытуемых: 23,3 % - группа испытуемых с высоким уровнем удовлетворенности браком, 43,3 % - группа со средним уровнем удовлетворенности браком, 33,3 % - группа с низким уровнем удовлетворенности браком.

Выявлено, что степень выраженности психических состояний супругов с разным уровнем удовлетворенности браком, различна (на уровне значимости р < 0.01). Нервно-психическое напряжение, астения, фрустрация и агрессивность в группе испытуемых с высоким уровнем удовлетворенности браком имеют более низкие показатели, чем в группах испытуемых со средним и низким уровнем удовлетворенности браком. Полученные данные свидетельствуют, что для супругов с высоким уровнем удовлетворенности браком характерно слабое нервно-психическое напряжение; отсутствие астении и тревожности; низкие показатели по шкале «фрустрация»; устойчивость к неудачам, позитивное стремление преодолевать трудности.

Установлено, что для супругов с низким уровнем удовлетворенности браком свойственно: интенсивное нервно-психическое напряжение; слабая астения, средний уровень тревожности и фрустрации. Нервно–психическое напряжение чаще всего сопровождается отрицательно окрашенными переживаниями, установкой на неблагоприятное развитие событий в семье, ощущением общего дискомфорта. Наличие выраженного астенического состояния выражается в сниженной психической активности. Свойственная супругам нервно-психическая слабость проявляется в повышенной утомляемости, сниженной продуктивности психических процессов, неустойчивом настроении, расстройствах сна, физической слабости и других вегетативно – соматических нарушениях.

Анализ полученных данных показал также, что только у 36,7 % испытуемых самооценка своего брака совпадает с неосознаваемым переживанием его благополучия. Остальные испытуемые, которым свойственно выраженное нервно-психическое напряжение, астения, тревожность и фрустрация, выбирали в тест-опроснике социально-желательные ответы, стремились выдать желаемое за действительное.

Выявлено, что степень удовлетворенности браком не зависит от половых, возрастных различий и стажа пребывания в браке. Отсутствуют половые различия в степени выраженности психических состояний. При этом выявлена тенденция к увеличению степени выраженности психических состояний с возрастом.



Заключение


Таким образом, полученные данные, касающиеся взаимосвязи рефлексивности и временных ориентаций личности, свидетельствуют о том, что при повышении уровня рефлексивности уменьшается ориентация на настоящее, а при повышении ориентации на настоящее снижается уровень рефлексивности. При ориентации на гедонистическое настоящее человек ориентирован на получение удовольствия в данный конкретный момент, что свидетельствует о том, что уровень рефлексивности будет низкий, так как данная временная ориентация направлена на удовольствие и наслаждение в настоящем и отсутствие заботы о будущем. Также было установлено, что повышение уровня рефлексивности способствует уменьшению ориентации на настоящее. Данный факт подтверждает и наше предположение о том, что повышение уровня рефлексивности связано с негативным переживанием настоящего момента.


Список литературы


  1. Алешина Ю.Е. Удовлетворенность браком и межличностное восприятие и супружеских парах с различным стажем совместной жизни. Дисс. … канд. психол. наук. - М., 2005.

  2. Габдреева Г.Ш. Методы регуляции психического состояния // Самоуправление психическим состоянием. - Казань, 2007.

  3. Ильин Е. П. Психофизиология состояний человека. - СПб.: Питер, 2005.

  4. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. Спб.: «Питер Пресс". 2008.

  5. Кулагина И.Ю. (2008) Возрастная психология. М.: Юрайт.

  6. Леонтьев А.Н. (2006) Деятельность. Сознание. Личность. М.: Политиздат.

  7. Обухова Л.Ф. (2006) Детская (возрастная) психология, М.: Российское педагогическое агентство.

  8. Фельдштейн Д.И (2004) Психология развития личности в онтогенезе М.: Педагогика.

  9. Эльконин Д.Б. (2009) Психическое развитие в детских возрастах, М.: Модэк.



Случайные файлы

Файл
29051.rtf
15392.doc
15210.rtf
CBRR5046.DOC
13888-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.