Методы психологии (129871)

Посмотреть архив целиком

Методы психологии



 

Методы исследования в современной психологии


Методы психологического исследования обнаруживают зави­симость от основных теоретических принципов, реализуемых пси­хологией, и конкретных задач, которые она решает.

Теоретической основой советской психологии является диа­лектический и исторический материализм, и поэтому принципиальный подход к психологическому исследованию определяется требованиями диалектического метода. Диалектический метод предполагает изучение предмета во всех его связях и опосредствованиях и прежде всего выяснение существенных связей и от­ношений явлений и закономерностей, рассмотрение изучаемого в развитии, раскрытие противоречий, единства и борьбы проти­воположностей, перехода количества в качество. Необходим исторический подход к методам психологии. В этом отношении методы психологии претерпевают столь же значительные исторические изменения, как и ее предмет. Особый характер предмета психологического исследования не мог не привести к мысли о необходимости особых методов ее исследования, Идеалистическая психология могла предложить единственный метод, с помощью которого она пыталась проникнуть в “душу” человека. Таким методом явилось самонаблюдение (или интро­спекция, т. е. внутреннее зрение).

Выбор самонаблюдения в качестве единственного, по сущест­ву, метода исследования душевных явлений был обусловлен представлением о том, что “душа” (психика, сознание) — это особый замкнутый в себе внутренний мир, особая духовная суб­станция (первооснова), не связанная с внешним миром и поэто­му не постигаемая иным способом, как внутренним зрением. При этом самонаблюдение как субъективный метод особо про­тивопоставляется методам, которыми пользовались другие общественные и естественные науки. Психологи-идеалисты ут­верждали, что психические явления могут быть познаваемы только при помощи самонаблюдения.

Между тем признание самонаблюдения единственным мето­дом психологии такая же иллюзия, как и признание предметом психологии особой нематериальной души, деятельность которой якобы не подчинена законам естествознания. Данные, получен­ные исключительно путем самонаблюдения, лишены научной достоверности даже в том случае, если самонаблюдение поруча­ется специально подготовленным психологам. Еще дальше от науки лежат попытки истолковать психику маленького ребенка или животного на основании данных самонаблюдения взрослого образованного человека. Между тем и такие попытки предпри­нимались наиболее последовательными психологами-интроспективистами. Так, американский ученый Титченер писал, что пси­холог “старается, насколько это только возможно, поставить се­бя на место животного, найти условия, при которых его собст­венные выразительные движения были бы в общем того же рода; и затем он старается воссоздать сознание животного по свойствам своего человеческого сознания”.

Что же дает возможность утверждать иллюзорность метода интроспекции? Об этом свидетельствует диалектико-материалистическая трактовка психики, которая не оставляет места для субъективных методов исследования, вместе с тем открывая путь объективным методам в психологии, принципиально не от­личающимся от приемов исследования, употребляемых в других естественных и общественных науках.

Основу объективного метода в психологическом исследова­нии составляет принятый в научной психологии принцип един­ства сознания и деятельности.

Объективными методами в психологии осуществляется изу­чение психики путем исследования объективных условий воз­никновения психических явлений и объективных их проявлений. Таким образом, объективный принцип исследования—это не метод непосредственного усмотрения каким-то внутренним зре­нием психических явлений, а путь их опосредствованного познания (т. е. исследования посредством анализа их объективных проявлений в деятельности). Изучая деятельность человека, протекающую в точно учитываемых условиях, мы получаем воз­можность судить о психических процессах. При этом объектив­ное изучение собственных психических процессов осуществляет­ся принципиально теми же опосредствованными путями, как и оценка психических процессов другого человека (о том, как про­текал процесс запоминания, мы судим по результатам воспро­изведения, безразлично, идет ли речь здесь о чужой или собст­венной памяти).

Точно так же иллюзорно представление о том, что знание об индивидуальных психологических особенностях (чертах характе­ра, способностях, качествах ума и т. п.) мы получаем путем интроспекции.

Как показывают многочисленные исследования, правильную характери­стику личности человека дает не он сам, а окружающие и давно знающие его люди. Об этом, в частности, свидетельствуют данные изучения юноше­ского возраста, из которых следует, что юноша сначала научается объектив­но оценивать индивидуально-психологические особенности своих товарищей и близких, а затем как бы переносит опыт эмпирически добытых психологи­ческих знаний на себя и начинает довольно правильно оценивать свои черты и свойства.

Таким образом, ряд фактов подтверждает, что психология обогащает фонд своих знаний не с помощью самонаблюдения, а объективными методами.

Иллюзорность возможности интроспекции вытекает и из по­нимания сущности и специфики психической отражательной де­ятельности. Пытаясь интроспективно “заглянуть в себя”, увидеть свои психические процессы, их связи, зависимости, механизмы, человек все равно глядит “наружу” и видит объективный мир, отраженный в мозгу, а не сам мозг с его психическими свойст­вами. Тем самым интроспекция оказывается такой же иллюзи­ей, как и душа, о которой говорили психологи-идеалисты.

Отрицание самонаблюдения как особого непосредственного метода исследования психики не ведет к отрицанию самонаблю­дения вообще. Вполне допустимо самонаблюдение, принимаю­щее форму словесного отчета о том, что видит, слышит, чувству­ет, переживает, желает и т. п. человек. Подобный словесный от­чет фиксируется, как и всякое внешнее объективное выражение и проявление психических состояний человека. Но необходимо подчеркнуть, что в этом случае перед нами не метод, а объект исследования. Имеется также возможность наблюдать свои по­ступки и действия путем своеобразного самонаблюдения, т. е. подвергать их рассмотрению и анализу принципиально теми же средствами, которыми располагают другие люди, изучающие эти поступки. Но подобное самонаблюдение не может быть отожде­ствлено с интроспекцией, так как является опосредствованным, а не непосредственным методом исследования. От обычного наб­людения оно отличается лишь меньшей степенью достоверности в связи с возможными субъективными истолкованиями. Нако­нец, не следует смешивать с интроспекцией рефлексию (раз­мышления и переживания по поводу собственных психических состояний и качеств), которая, в свою очередь, имеет опосредст­вованный характер и представляет собой переработку данных словесного отчета, анализа собственных поступков, умозаклю­чений по этому поводу, сопоставление собственного мнения о се­бе с мнениями других людей и т. д.

Субъективный и объективный принципы изучения в психо­логии отрицают друг друга. Подлинно научная психология должна строиться на использовании объективных методов изучения психики и понимания того, что никаких других в нау­ке не может быть.

Другое важное требование, которое предъявляет современная психология к научному исследова­нию, заключается в следовании принципу генетического (исторического) изучения психических фактов. Сущность генетического принципа в том, что изучаемое психическое явление рассматривается как процесс и исследователь стремит­ся восстановить все моменты его диалектического развития, уви­деть и понять, как они сменяют друг друга, делает попытку представить изучаемый психический факт в его конкретной истории.

В советской психологии необходимость использования гене­тического принципа утвердилась благодаря трудам П. П. Блонского, Л. С. Выготского, С. Л. Рубинштейна, А. Н. Леонтьева. Как подчеркивал Л. С. Выготский, внутреннюю сущность этого принципа составляет историческое понимание явлений челове­ческой психики как “применение категории развития к исследо­ванию явлений”.

Образцы применения генетического принципа к психологи­ческому исследованию содержатся в трудах Л. С. Выготского. Именно таков характер осуществленного им изучения так назы­ваемой “эгоцентрической речи ребенка” — особого вида речи ма­леньких детей, которая не служит целям общения, ничего не меняет в поведении ребенка, а лишь как аккомпанемент сопро­вождает его деятельность и переживания. Эгоцентрическая речь — это речь маленького ребенка, обращенная к самому себе. С каждым годом развития эта речь становится все более непо­нятной окружающим, а ее удельный вес в речевых реакциях де­тей (“коэффициент эгоцентрической речи”) падает к началу школьного возраста до нуля. Некоторые психологи (в частности, видный швейцарский психолог Ж. Пиаже) считали, что эгоцент­рическая речь попросту отмирает, исчезает на пороге школьного возраста. Иначе подошел к этому вопросу Л. С. Выготский. При­меняя генетический принцип, он выдвинул предположение, что эгоцентрическая речь не исчезает, а переходит во внутренний план, становится внутренней речью, которая играет важную роль в управлении поведением человека. Таким образом, важнейшие особенности внутренней речи (которую очень трудно изучать экспериментально) могли быть поняты генетически, по­средством анализа развития и изменения эгоцентрической речи.


Случайные файлы

Файл
112488.rtf
174940.rtf
70532.rtf
70206.rtf
14861-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.