Исследования Ладыгиной-Котс в зоопсихологии (129522)

Посмотреть архив целиком

Содержание


Введени

  1. Исследования Ладыгиной-Котс в сравнительной психологии

  2. Вклад Ладыгиной-Котс в решение проблемы эволюции психики

  3. Экспериментальное изучение процессов восприятия и мышления животных

  4. Изучение конструктивной и орудийной деятельности обезьян

Заключение

Список литературы


Введение


Решающим моментом, натолкнувшим меня на изучение поведения животных, была книга профессора В.М. Бехтерева «Психика и жизнь», где им были освещены вопросы, относящиеся к изучению психики простейших, одноклеточных организмов. Меня особенно занимал вопрос, на каком уровне развития психики животных появляется сознание. С этих пор изучение поведения животных стало основной, интересующей меня проблемой

Н.Н. Ладыгина-Котс


Плоды научного творчества Н.Н. Ладыгиной-Котс уникальны, они имеют непреходящую ценность. Она не была сторонницей того или иного течения в науке, ей была чужда конъюнктурность. Она всегда была сама собой и в науке, и в общественной деятельности, и в частной жизни.

Все стороны жизни Н.Н. Ладыгиной-Котс были освящены глубоко личностным, мощным познавательным мотивом. Ее капитальные труды «Исследование познавательных способностей шимпанзе» (1923), «Приспособительные моторные навыки макака в условиях эксперимента» (1926), «Дитя шимпанзе и дитя человека в их инстинктах, эмоциях, играх, привычках и выразительных движениях» (1935), «Развитие психики в процессе эволюции организмов» (1958), «Конструктивная и орудийная деятельность высших обезьян» (1959), «Предпосылки человеческого мышления (подражательное конструирование обезьяной и детьми)» (1965), многочисленные статьи, опубликованные в отечественных и зарубежных изданиях, а также не изданные до сих пор рукописи (в их числе книги «Инстинкт» и «Различение количества у животных») составляют не только исторически заметную главу нашей отечественной науки, но и необходимую сегодня нравственную основу научного поиска.

С именем Надежды Николаевны Ладыгиной-Котс связаны расцвет развития отечественной и мировой психологии, приматологии и антропологии в разделе, касающемся антропогенеза. Ее заслуги в области зоопсихологии, детской и сравнительной психологии были широко признаны и оценены по достоинству ее современниками.

Научное творчество выдающегося советского зоопсихолога Н. Н. Ладыгиной - Котс может служить образцом умелого сочетания наблюдения и эксперимента, количественного и качественного анализа поведения животных.


1. Исследования Ладыгиной-Котс в сравнительной психологии


Самый первый свой исследовательский опыт Н.Н Ладыгина-Котс получила, когда взяла на воспитание годовалого шимпанзе. Три года (!), день за днем, с утра до поздней ночи, продолжалось небывалое в истории науки непрерывное общение с озорным приемышем Иони. Благодаря возможности наблюдать за ним постоянно, был впервые описан поведенческий репертуар детеныша шимпанзе, включающий игровую, исследовательскую и конструктивную деятельность. Особое значение имели наблюдения особенностей восприятия и обучаемости шимпанзе.

Результаты наблюдения оказались настолько интересными, что получили широкую известность и высочайшую оценку ученых России и всего мира. Материалы исследований легли в основу дипломной работы Ладыгиной-Котс «Новый метод исследования познавательных способностей шимпанзе». Ее основные положения были изложены на Съезде естествоиспытателей и врачей и позже в расширенном виде вышли отдельной книгой. После этого Надежда Николаевна получает приглашение в институт психологии Московского университета для работы в области экспериментальной психологии [9].

В 1923 г. у Н.Н. Ладыыгиной-Котс родился сын Руди. С первого часа его жизни и до семилетнего возраста мать вела непрерывные наблюдения за его психическим развитием. Дневники составляют около тысячи страниц текста и несколько тысяч фотографий, передающих особенно выразительные моменты поведения и умственного развития ребенка.

Сравнивая поведение шимпанзе и ребенка, Ладыгина-Котс пришла к следующим выводам:

Локомоторные движения у шимпанзе развиваются быстрее, чем у ребёнка, но в той же последовательности (поднимание головы 3мес./ 3мес.; самостоятельное хождение 6 мес./ 25 мес.). Но при этом ребёнок выхаживается родителями, а шимпанзе рождается в стае.

Обезьяне оказалось совершенно недоступным подражание звукам человеческой речи, а ее игры сводились к простому манипулированию предметами, в них никогда не проявлялись какие-либо творческие замыслы. Надежда Николаевна отмечала, что игры шимпанзе, в отличие от игр ребенка, имеют в основном деструктивный характер.

Вот как описывает Надежда Николаевна обычные 15 минут жизни Иони. «Выпущенный из клетки Иони выбирается на стул и смотрит через окно на улицу, сидя на спинке стула и касаясь лицом стекла. Когда видит близко проходящего, Стучит рукой по стеклу и издает звук «у-у».

Затем он хватает шнур от лампы, крутит и грызет его, то и дело поглядывая в окно. Минуты через две он вскакивает на кресло посреди комнаты, хватает лежащую на нем бумажку и перебегает на соседнее кресло. Здесь он берет и по очереди запихивает в рот лежащие рядом на столике фарфоровые фигурки. Затем бежит к елке, ложится под ней на спину, вытягивает вверх конечности и ловит ими свисающие шишки, обрывая их и разгрызая; спустя некоторое время он снова подходит к окну, а через пару минут возвращается под елку, ложится навзничь на кресло и опять срывает шишки».

И любые другие 15 минут жизни Иони были также полны бешеной активности и шалостей, зачастую разрушительных…» [3, с. 28].

Среди одинаковых игр детей и шимпанзе можно выделить собирание предметов и объединение их по разным признакам, разглядывание мира через цветную клеёнку. Но, если маленькие дети могут играть самостоятельно, то шимпанзе практически не играют в одиночку, им нужна компания. Ладыгина - Котс отметила сходство изменений мимики у ребенка и у шимпанзе. Иони понимал ряд предложений типа “иди в клетку”, “иди ко мне”, “горячо”.

Таким образом, воспитание шимпанзе сводится к выработке условных рефлексов и навыков, за счет подражания. Причем подражание действиям человека, как правило, ограничивается воспроизведением внешних особенностей этих действий без понимания их смысла и достижения нужного результата. Иони любил подражать тому, как молотком забивают гвозди, но за всю жизнь не забил ни одного гвоздя: он либо держал его неправильно, либо не попадал по нему молотком, либо, наконец, наносил слишком слабый удар. Подражание так же проявлялось в так называемом «чиркании» или «рисовании» [5, с. 168.].

Таким образом, исследования Ладыгиной-Котс были посвящены изучению психологических особенностей шимпанзе и ребенка, при акценте на эмоциях, инстинктах и играх у обоих подопытных. Этот растянувшийся на годы эксперимент был выполнен в лучших традициях дарвиновской науки. Целью его было обнаружение сходств и различий между человеком и обезьяной, особенно в области поведения и познавательных способностей.

Многочисленные наблюдения, зафиксированные в дневниках, были использованы Ладыыгиной-Котс в монографии «Дитя шимпанзе и дитя человека в их инстинктах, эмоциях, играх, привычках и выразительных движениях» (1935). Отмечая многочисленные черты сходства поведения шимпанзе и человека на ранних стадиях онтогенеза, автор указывает на те критические точки, с которых развитие психики ребенка идет принципиально иными темпами и на качественно другом уровне, чем у шимпанзе.

Н.Н. Ладыгина-Котс подчеркивала, ссылаясь на данные Fr.Filney (1923), что человек имеет общих с обезьянами 623 анатомических признака и 396 признаков, общих с высшей обезьяной шимпанзе, по строению мозга. Но, тем не менее, постоянные наблюдения за Ионии и сравнение с ребенком наглядно показывает, что человеческий мозг - обязательное условие развития человеческой психики [8].

Монография получила многочисленные восторженные отзывы в ряде отечественных и зарубежных изданий. Ее фрагменты были включены в учебники по зоологии и эволюционному учению для средней школы, вузов и печатались в некоторых научно-популярных изданиях. Оригинальные фотографии были репродуцированы многими издательствами Америки, Англии, Германии, Франции, Голландии, Польши и др.

Таким образом, разрабатывая проблемы зоопсихологии и сравнительной психологии, Ладыыгина-Котс пришла к выводу о том, что, несмотря на высокий уровень развития многих психических свойств животного, между психикой шимпанзе и психикой ребенка существуют коренные качественные различия.


2. Вклад Ладыгиной-Котс в решение проблемы эволюции психики


Для Н.Н. Ладыгиной-Котс проблема филогенетических предпосылок человеческой психики не замыкалась на результатах исследования поведения антропоморфных обезьян. Их восприятие, эмоции, память, интеллект она изучала в широком эволюционном контексте и рассматривала развитие психики, начиная с простейших и кончая человеком. Это позволило ей, с одной стороны, рельефно показать специфику высших психических функций, присущих приматам в сравнении с психическими компонентами более простых по организации нервной системы животных. С другой стороны, дало возможность усмотреть конкретные показатели качественного различия психики высших обезьян и человека (ребенка).

Н.Н. Ладыгина-Котс своими трудами заложила фундамент нового раздела психологической науки — психологии антропогенеза. Этот путь был избран ею во многом благодаря работам Дарвина. Она писала: «Велика была роль трудов Дарвина в освещении проблемы антропогенеза. Но в наше время, с благодарностью вспоминая колоссальные заслуги Дарвина перед материалистической наукой, мы обязаны уточнить решение проблемы антропогенеза, опираясь при этом на диалектический материализм...»


Случайные файлы

Файл
13791-1.rtf
32391.rtf
71805.rtf
139995.rtf
13654.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.