Использование когнитивной парадигмы в психотерапевтической практике (129445)

Посмотреть архив целиком











Использование когнитивной парадигмы в психотерапевтической практике



План


1. Основные положения когнитивной психотерапии

2. Когниции и когнитивные переменные

3. «Моральный кодекс» невротика

4. Депрессия и невроз как продукт определенных жизненных установок

5. Этапы психотерапевтической помощи

6. Когнитивная или рациональная психотерапия в отечественной практике

Литература



1. Основные положения когнитивной психотерапии


Когнитивной или рационально-эмотивной психотерапией принято называть совокупность психотерапевтических методов, в основе которых лежит представление о примате сознательной, рациональной стороны психики в разрешении психологических проблем, в том числе личностных и эмоциональных. Ясный рассудок и здравый смысл считали основой психологической устойчивости и душевного здоровья на протяжении многих столетий, но пышный расцвет в XX веке глубинной психологии (в особенности психоанализа) заставил отчасти позабыть об этой простой истине. Основные идеи когнитивной парадигмы были сформулированы в начале 60-х годов американскими психотерапевтами А.Беком и А.Эллисом в противовес психоаналитической и бихевиоральной доктринам. И хотя в дальнейшем произошла весьма существенная интеграция когнитивной терапии с этими подходами, работы Эллиса и Бека следует считать оригинальным направлением теории и практики психологической помощи.

Обычно данное направление делят соответственно основоположникам — на рационально-эмотивную терапию (РЭТ) Альберта Эллиса и когнитивную терапию Арона Бека. При довольно мощном сходстве их подходы имеют, как мне кажется, следующее основное различие. Взгляды Бека ближе к общим представлениям когнитивной психологии о психике как присущей живым организмам системе получения, обработки и хранения информации. Он пишет: "Мне представляется наиболее удовлетворительным определение когнитивной психотерапии как приложения когнитивной модели к конкретным расстройствам с использованием набора техник, направленных на модификацию дисфункциональных представлений и нарушений процесса переработки информации, характерных для каждого из расстройств". Иными словами, психические и личностные расстройства (тревога, депрессия, панический страх (фобия), скука, ощущение своей неполноценности и т.п.) возникают вследствие нарушений и сбоев в информационных процессах, негативно влияющих на тесно связанные с ними эмоциональные и мотивационные аспекты поведения и деятельности. Психотерапевт в чем-то подобен хорошему ("системному") программисту, который способен найти и устранить сбой в программе и даже (в идеале) научить этому пользователя (клиента).

Сущность эллисовской модели терапии во многом определяется стоящим в ее названии словом "рациональность". Значение этого понятия, как указывает Н.С.Автономова, Функционально зависит от контекста — от того, с чем оно сопоставляется и чему противопоставляется: мнениям (как в античности), вере и догме (Средневековье), предрассудкам (эпоха Просвещения), опыту (сенсуализм). Рациональность (или иррациональность) любого знания, мнения или представления проверяется лишь после того, как возникает сомнение.

Если рассмотреть триаду рациональное — эмпирическое иррациональное, то подход Бека делает акцент скорее на двух первых ее членах, а теория Эллиса — на двух последних. Но оба автора склонны рассматривать любого обычного человека, решающего свою проблему, как своего рода ученого-исследователя, но такого, который недостаточно хорошо осознает свои методы и возможности. Можно сказать, что в когнитивной терапии максимально представлен и активно работает принцип когито (познающее мышление, от знаменитой фразы Рене Декарта — Cogito ergo sum — "Мышление означает существование"). Качество мышления определяет комфортность существования — люди бывают несчастны от того, что неправильно думают или представляют нечто — вплоть до самих себя.


2. Когниции и когнитивные переменные


Когнитивная психотерапия исходит из предположения о том, что депрессия и другие виды невроза являются следствием иррационального и нереалистического мышления. Чувства и поведение человека в высокой степени зависят от его мыслей, мнений, убеждений и представлений — всего того, что Бек и Эллис называют когнициями или когнитивными переменными. Мысли и мнения можно разделить на несколько групп: описательные или дескриптивные, оценочные, причинно-следственные (каузативные) и предписывающие или прескриптивные. Все они жестко связаны между собой, так что образуют своего рода систему, свод жизненных правил, жить по которому — значит неминуемо быть несчастным.


3. «Моральный кодекс» невротика


Вот типичный перечень таких "правил невротика", заимствованный из работы А.Бека:

1) Чтобы быть счастливым, я должен быть удачливым во всех своих начинаниях.

2) Чтобы чувствовать себя счастливым, меня должны любить (принимать, восхищаться) все и всегда.

3) Если я допускаю ошибку, значит, я глупый.

4) Если я не достиг вершины, то потерпел провал.

5) Как чудесно быть популярным, известным, богатым; как ужасно быть обычным, посредственным человеком.

6) Моя ценность как личности определяется тем, что думают обо мне другие люди.

7) Я не могу жить без любви. Если мой муж (жена, ребенок, любовник, начальник) меня не любят, я ни на что не годен, я ничтожество.

8) Если кто-то со мной не соглашается, значит, он не любит меня.

Таким образом, любые события сами по себе ничего не значат, подлинные чувства вызывают лишь наши мнения и оценки. Мы чувствуем то, что думаем по поводу воспринятого. При этом они могут даже противоречить друг другу — а человек все равно чувствует себя несчастным.


4. Депрессия и невроз как продукт определенных жизненных установок


Абсолютистское, догматическое мышление лежит в основе депрессивного восприятия мира. Невротик как бы закрывает глаза на хорошие стороны окружающего мира и собственной жизни и видит только плохие и ужасные. Это очень неразумно, однако не значит, что люди вообще не должны испытывать негативных чувств. Эллис проводит четкую границу между тем, что он называет "адекватными негативными эмоциями" (грустью, обидой, страхом, печалью, досадой, сожалением, гневом) и невротическими, депрессивными переживаниями. С его точки зрения, люди естественно огорчаются в тех случаях, когда их планы или намерения не сбываются, когда окружающие оценивают их ниже, чем следует, когда они болеют или теряют близких. "Однако когда они обращают (сознательно или бессознательно) свои желания или цели в безусловные требования и приказы, начиная убеждать самих себя в том, что они должны, просто обязаны в любых условиях и при любых обстоятельствах добиваться успеха и удовлетворять все свои желания, то именно тогда они погружаются в депрессию".

Еще одна причина депрессии, по мнению Л.Рэма, — специфическое самоотношение, при котором человек склонен сильнее наказывать себя за просчеты, чем хвалить за успехи, или когда полученные им похвалы выглядят меньше, чем заслуженные. Стремление к самонаказанию (в отличие от самопоощрения) признавалось патологическим в любых вариантах психоанализа, и когнитивная психотерапия, по-видимому, унаследовала эту точку зрения. Однако само по себе "самонаказующее" поведение может восприниматься просто как волевое, мужественное или как упражнение в воспитании характера. Для перевода его в невротическую депрессию необходим магический прыжок от наблюдения к оценке, от пожелания к предписанию: Я вижу, как ужасно быть (коротышкой, толстухой, бедняком с высшим образованием, провинциалом); Я должна всех "убить" своим нарядом на предстоящей вечеринке, если Ленка будет выглядеть шикарнее, я умру. Если она "зацепит" Андрея, значит, я тупица и уродина, а жизнь ужасна — хуже и быть не может!

Люди впадают в депрессию, гнев или ярость также и в тех случаях, когда в их жизни мало неожиданных радостей, удач и случайных успехов — особенно если (с их точки зрения) соседу или сопернику везет больше. Дефицит положительного подкрепления (чисто бихевиоральный термин) создает напряжение, которое может разрядиться в любом отрицательном эмоциональном состоянии. Как пишет Игорь Губерман: «Подвержены мы горестным печалям по некой очень тягостной причине: не радует нас то, что получаем, а мучает, что недополучили».

С точки зрения М.Селигмана и Л.Абрамсона, в основе невроза может лежать предвидение грядущих неприятностей. При этом есть склонность приписывать негативным внешним событиям внутренние, стабильные и глобальные причины, а если все же происходит что-то хорошее, то только случайно, и к тому же быстро кончается. Нереалистические ожидания грядущих катастроф особенно характерны для нынешнего времени, нестабильного и изменчивого.

Таким образом, в рационально-эмотивной терапии депрессия и невроз рассматриваются как продукт следующих жизненных установок:

1. У личности сложилась отрицательная самооценка наряду с убеждением, что нельзя иметь серьезных недостатков, иначе ты будешь ни на что не годным, неуместным и неадекватным.

2. Человек пессимистически смотрит на свое окружение.

Он абсолютно убежден в том, что оно должно быть значительно лучшим, а если не выходит — это совершенно ужасно.

3. Будущее воспринимается в мрачном свете, неприятности неизбежны, а невозможность стать более счастливым делает жизнь бессмысленной.


Случайные файлы

Файл
30506-1.rtf
12307-1.rtf
7938-1.rtf
14197-1.rtf
104876.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.