Интерперсональная коммуникация в медиасфере (129436)

Посмотреть архив целиком

Введение


Теория, предложенная американским социологом Р. Коллинзом, предоставляет новый концептуальный аналитический аппарат исследования социальных процессов. Отличительной особенностью теории Коллинза от многих других теоретических построений является потенциально прикладной характер представленных в ней положений об интерактивном ритуале. Учитывая значение, которое имеют интерактивные ритуалы в формировании идентичности, солидарности, поддержании и воспроизводстве социальных структур, их намеренное использование, «технологизация» имеют огромный потенциал в решении прикладных социальных задач в контексте социальных технологий и социальной инженерии.



Интерактивная социальная коммуникативная технология


Для того, чтобы продемонстрировать, что интерактивный ритуал используется как технология, необходимо показать, что объективные основания реализации взаимодействия, гносеология, находят отражение в онтологии организуемых интеракций. Необходимо выделить идеально-типическую, базовую технологию организации ритуала, основанную на знании объективных закономерностей реализации «успешного» интерактивного ритуала.

Соответствие технологических приемов организации реальных ритуалов взаимодействия этой базовой технологии позволяет определить, насколько данный ритуал технологичен, т.е. насколько его организация воспроизводит последовательные этапы и принципы базовой технологии ритуала. Базовая технология представляет следующие необходимые организационные компоненты: (а) определить форму реализации ритуала, фрейм; (б) определить участников ритуала, выделить основные параметры участников - их культурный, символический капитал, определить характеристики-фильтры; (в) обеспечить соприсутствие индивидов, общий фокус внимания, обеспечить границы взаимодействия, организовать смысловой коммуникативный контекст, чтобы он был релевантным культурным капиталам участников; (г) организовать последовательность протекания ритуала; определить модус участия индивидов; (д) создать условия, связанные с организацией внешней среды ритуала и способствующие ритуальному процессу – время, пространство, характеристики среды и косвенные факторы, влияющие на эмоциональное состояние участников.

При этом необходимо отметить, что анализироваться в данном случае могут «организованные» ритуалы, которые можно выделить среди «интенциональных» и «естественных» интерактивных ритуалов, выявленных Р. Коллинзом. Организованные ритуалы предполагают обусловленность места и времени взаимодействия, участников, фокус внимания, а также предполагают определенность процесса, т.е. что будет происходить. Установленная технологичность анализируемого взаимодействия обуславливает его результирующие, необходимые в реализации поставленных целей.

Признавая интерактивный ритуал технологией, её можно определить как социально-коммуникативную или коммуникативную (учитывая отсутствие признаков, жестко их разграничивающих). Стоить отметить, что в предложенном Д.П. Гаврой (Калмыков, Денисова, 2009) понимании социально-коммуникативной технологии коммуникация представлена трансмиссионной моделью. Сущность технологии интерактивного ритуала – интерактивная, а точнее, интерактивно-коммуникативная. Эти два процесса взаимосвязаны и взаимообусловлены. Исходя из этого, коммуникацию предлагается понимать в тесной взаимосвязи с интеракцией - коммуникация как интеракция в соответствии с социокультурной традицией или интеракция как частный случай коммуникации.

В ходе эмпирического исследования групповых собраний групп взаимопомощи сообществ Анонимные Наркоманы и Нар-Анон было выявлено, что принципы организация групповых собраний воспроизводят базовую технологию интерактивного ритуала - определить участников, соприсутствие индивидов, наделенных общим культурным капиталом, организовать коммуникацию и ее содержание таким образом, чтобы она была релевантной их культурному капиталу, сфокусировать их внимание на теме, символизирующей программу, выздоровление или проблемы выздоровления – все то, что актуально для индивида с идентичностью наркомана/ созависимого и члена сообщества.

Регламентация и формализация собрания «запускают» интерактивный механизм, обеспечив его главные результирующие – воспроизводство групповых символов, их эмоциональная перезарядка, поддержание идентичности членов группы, их солидаризация. Технологические принципы организации группового собрания содержаться в традициях сообществ, регламенте участия и правилах поведения, которые руководятся ведущим собрания.

В технологию включены некоторые запретительные меры, предупреждающие нарушение технологии, несоблюдение которых потенциально опасно для интерактивного процесса и противоречит идеологическим принципам. Выделенные нами косвенные факторы участия – модус участия (последовательность выступлений, регламент, отсутствие критики и оценки), характеристики внешней среды – акустика, расположение индивидов, визуальная доступность, стимулируют интерактивный процесс.

Как результат этого интерактивного ритуала – воспроизводятся символы сообщества, характерные интерпретационные схемы как основанные на идеологии программы и сообщества, усиливается идентичность индивида как наркомана (выздоравливающего наркомана)/ созависимого и актуальность для него членства в группе, а измененное эмоциональное состояние трансформирует эмоциональную энергию. Все эти аспекты тесно связаны с процессом выздоровления.


Дефиниция «юзер» в коммуникации


Одна из тенденций современного русского языка – его расширение за счет включения все новых слов, заимствованных из английского языка, так называемых, американизмов. Проникновение в лексикон заимствованных слов – явление не новое, однако масштабное замещение существующих в языке слов английскими аналогами – феномен конца XX - начала XXI века. Типичным примером может послужить слово «юзер» (user), вызывающее массу споров о целесообразности его применения в русском языке.

В русском языке существует слово «пользователь», которое до относительно недавнего времени в семантическом смысле имело скорее юридическое значение, подразумевающее, что кто-то обладает правом на что-либо, т.е. это лицо, у которого находится в пользовании, в эксплуатации какое-нибудь имущество. Конец 80-х – начало 90-х годов ознаменовалось стремительным развитием индустрии ИКТ, популяризацией персонального компьютера, продолжающейся до сих пор.

Если в СССР первые персональные компьютеры попадали как из стран бывшего социалистического лагеря, так и из западных стран, то к концу перестройки они стали приобретаться в Америке, странах западной Европы. Таким образом, первые отечественные пользователи персональных компьютеров работали с тем, что предлагал формирующийся рынок ИКТ: преимущественно англоязычное программное обеспечение, англоязычные литература по проблемам ИКТ, инструкции (manual), техническая поддержка и, соответственно, англоязычный сленг; заимствовалась и ассимилировалась символика, риторика, нормы, модели поведения, ценностные ориентации, свойственные западным пользователям ИКТ.

Отечественные первопроходцы ИКТ оказались в «эпицентре» формирующейся субкультуры. Очень показательным может быть контент-анализ полуформальных уставов всевозможных BBS (Bulletin Board System), FTN (Fidonet Technology Network), узлов (Node), конференций эх (Echomail), конференций сисопов (SYSOP), поинтов (Point), курсов молодых юзеров, ламеров и т.д., распространенных в 90-е годы в сети. Складывается ощущение, что одна из основных целей обозначенных сообществ – выстроить четкую иерархию, не допустить сокращения дистанции между членами разных «каст». Профессиональное становление пользователя ИКТ походило на жесткий естественный отбор, направленный на невозможность допуска «чужака» («чайника», «ламера») на территорию «посвященных» («гуру», «админов»). Исследования, проводимые автором в 1999-2009 годах, демонстрируют не только дистанцию профессиональную (квалификационную) среди пользователей, но и их эмоциональное отчуждение и даже враждебность.

Отечественные исследователи (Т.Е. Айгнина, Ю.С. Брановский, С.В. Бондаренко, Ю.С. Зубов, Н.В. Макарова, Т.А. Полякова, Н.А. Сляднева и др.), изучая проблемы информационной культуры, пользователей ИКТ, обращают особое внимание на специфику освоение акторами технологий межличностной коммуникации, социальной навигации и правил поведения в компьютерных сетях, особых социальных норм, ценностей и ролевых требований, существующих как в конкретных виртуальных сетевых сообществах, так и в социальной общности киберпространства в целом.

Согласно Бондаренко С.В., процесс социализации в социальной реальности киберпространства подразумевает формирование у личности субъективной реальности киберпространства на основе восприятия социальных мифов, связанных с его функционированием. Пользователь ИКТ сталкивается с альтернативными образцами мышления и поведения, усваивая при этом конкретные ролевые ориентации, нормативные модели социальных взаимодействий, получая навыки навигации в киберпространстве и взаимодействия с другими пользователями и с контентом; ощущая на себе действие механизмов социального контроля.

В условиях активно формируемого информационного общества, личность усваивает значимый для нее информационный опыт путем приобщения к информационному пространству (информационной инфраструктуре), системе информационных связей, одновременно преобразовывая этот опыт в собственные ценности, установки, ориентации, в личностную информационную культуру, что представляет собой сущность инфосоциализации.


Случайные файлы

Файл
151587.rtf
178590.rtf
128286.doc
CBRR2312.DOC
30301-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.