Вклад отечественных психологов в развитие психологической науки (129099)

Посмотреть архив целиком

Пятигорский государственный технологический университет. Кафедра СГН.






Реферат


Вклад отечественных психологов в развитие психологической науки.








По дисциплине «Психология»










Выполнил студент 1-го курса группы ИДМП51:

Доброродный Евгений.

Проверила: Васильева И. А.











2006 г.



Содержание.



  1. И. М. Сеченов. стр. 2

  2. И. П. Павлов. стр. 5

  3. Список используемой литературы. стр. 8





































ВКЛАД ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ПСИХОЛОГОВ В РАЗВИТИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКИ.

И. М. Сеченов.

Основоположником отечественной научной психологии является И.М. Сеченов (1829-1905). В его книге "Рефлексы головного мозга" основные психологические процессы получают психологическую трактовку. Схема у них такая же, что и у рефлексов: берут они начало во внешнем воздействии, продолжаются центральной нервной деятельностью и заканчиваются ответной деятельностью - поступком, движением, речью. Сеченов этой трактовкой сделал попытку вырвать психологию из круга внутреннего мира человека. Однако при этом была недооценена специфика психической реальности в сравнении с физиологической её основой. Была не учтена роль культурно-исторических факторов в становлении и развитии психики человека.

И. М. Сеченов не соглашался с мнением своего учителя, знаменитого немецкого физиолога Карла Людвига (1816—1895), считавшего, что изучать мозг путем его раздражения (стимуляции) — все равно, что изучать механизм часов, стреляя в них из ружья, отважился на такую “стрельбу” и открыл в одном из отделов головного мозга (таламусе) центры, которые способны задерживать реакции мышц на внешние стимулы. Вскоре немецкие физиологи выяснили, что, раздражая электрическим током отдельные участки коры головного мозга собаки, можно наблюдать непроизвольное движение ее конечностей.

Следует обратить внимание на принципиальное различие между этими двумя рядами фактов. Русский физиолог и его немецкие коллеги исходили из разных посылок. Немецким физиологам важно было выяснить, имеются ли в мозгу отдельные участки, которые “заведуют” изменениями в теле. За исходное они принимали прямое раздражение высших нервных центров, а за конечный эффект этого раздражения — двигательную реакцию. Связь, которую они исследовали, можно выразить отношением “мозг— реакция мышц”. Такое отношение действительно существует и, на первый взгляд, именно его изучал Сеченов. Однако он включил указанное отношение в широкий контекст, а именно в целостное отношение “организм — среда”, изменив тем самым и всю перспективу исследования. Исходным пунктом оказывался не мозг, а внешняя среда, объекты которой посредством органов чувств действуют на мозг. Конечным же пунктом стали не сами по себе сокращения мышц, а их направленность на среду с целью приспособления к ней всего организма, решающего жизненные задачи.

Благодаря этому физиология выходила за пределы привычной области: ей приходилось сообразовываться со свойствами не только живого тела, но и с условиями его реальной деятельности во внешнем мире. А это неизбежно побуждало ученых присоединить к физиологическому объяснению психологическое — особенно, когда предметом этого объяснения становился организм человека и его жизнедеятельность. Именно на этот путь вышел, в отличие от своих западных коллег, Сеченов. Он опирался на прежние достижения в научном (причинной, детерминистском) объяснении поведения, в частности, на восходящее к Декарту понятие о рефлексе.

Ценность понятия о рефлексе определялась тем, что юно базировалось на принципе детерминизма, на строгой причинной зависимости работы живого тела от его устройства и внешних стимулов. Правда, с этим сочеталось представление о том, что присущее человеку сознание не является рефлекторным и потому лишено той причинности, которая присуща телесному миру. Чтобы справиться с дуализмом рефлекса и сознания, но не на пути понимания человека как машины (в чем его сразу же обвинили противники), а сохраняя за человеком и его психическим миром качественное своеобразие, Сеченов радикально преобразовал понятие о рефлексе. Это в свою очередь предполагало радикально новый взгляд на проблему детерминизма, на причины, которые способны объяснить развитие психики.

Напомним, что рефлекс—это целостный акт, включающий: а) восприятие внешнего воздействия, б) его переработку в головном мозгу и в) ответную реакцию организма в виде работы исполнительных органов (в частности—мышечной системы). До Сеченова считалось, что по закону рефлекса работает только спинной мозг. Сеченов не только доказал, что все поведение целиком рефлекторно, но и коренным образом изменил прежнюю схему “рефлекторной дуги”, “замкнув” ее в “кольцо” (см. выше) и предложив формулу: “мысль это две трети рефлекса”.

Многие выводы Сеченова получили неверное толкование; в частности, его обвиняли в отрицании связи между мыслью и реальным действием, в том, что мысль у него начинается там, где действие обрывается. Между тем Сеченов полагал, что задержанное благодаря торможению действие не исчезает, а как бы “уходит внутрь мозга”, запечатлеваясь и сохраняясь в нервных клетках. В то же время, прежде чем “уйти вовнутрь”, реальное действие организма становится “умным”. Эта “мысль в действии” выражена в том, что, общаясь посредством мышечной работы с внешней средой, организм приобретает знание об ее объектах.

Хорошей иллюстрацией может служить деятельность глаз, снабженных мышечными придатками. Мышцы глаза все время незримо работают, постоянно “бегают” по” предметам, определяют расстояние между ними, сравнивают их между собой, отделяют один от другого (анализ), объединяют в группу (синтез). А ведь, как известно, сравнение, анализ и синтез — это основные умственные операции, на которых основана человеческая мысль.

Таким образом, за фактом сеченовского торможения стояла идея, имевшая, как он сам подчеркивал, прямое отношение к двум основным проблемам, которыми веками занималась психология—проблемам сознания и воли. Только прежняя психология принимала сознание и волю за первичные процессы, которые совершаются внутри субъекта, и соотносила их с нервными процессами, которые совершаются в организме; Сеченов же перенес научное объяснение в новую, необычную для прежней психологии плоскость, приняв за исходное не сознание субъекта и не мозг сам по себе, а общение организма со средой. Мозг и сознание включены в этот процесс, служат непременными посредниками между жизнью целостного организма и внешним миром.

Итак, Сеченов стал пионером в разработке учения о поведении. Понятие поведения не было ни исключительно физиологическим (включая понятия о сознании и воле), ни чисто психологическим (включая понятия о нервных центрах, мышечной системе). Оно стало междисциплинарным и получило дальнейшее развитие в нескольких крупных научных школах, которые сложились на русской почве. Каждая из школ базировалась на своем особом учении, хотя общим для всех стержнем оставалась категория рефлекса.

Так, общий замысел «Рефлексов головного мозга» И.М. Сеченова сводился отнюдь не к тому, чтобы разрушить систему представлений о душе и таким образом полностью освободить человека от ответственности за свои поступки. Наоборот, И.М. Сеченов видел цель объективной науки в том, чтобы научиться формировать таких людей, которые «в своих действиях руководствуются только высокими нравственными мотивами, правдой, любовью к человеку, снисходительностью к его слабостям и остаются верными своим убеждениям, наперекор требованиям всех естественных инстинктов» (Человек, 1998, №2, с. 47). Для И.М. Сеченова научное исследование и наука были отнюдь не самоцелью, а только средствами решения проблем отдельного человека и человечества: «Только при развитом мною воззрении на действия человека в последнем возможна последняя из добродетелей человеческих – всепрощающая любовь, т.е. полное снисхождение к своему ближнему» (там же).

Концепция психических процессов И. М. Сеченова.

Огромным вкладом И. М. Сеченова была его концепция психических процессов. И. М. Сеченов пришел к радикальному заключению – нельзя обособлять центральное, мозговое звено психического акта от его естественного начала и конца. Это принципиальное положение служит логическим центром соотношения основных категорий концептуального аппарата сеченовской рефлекторной теории психических процессов. "Мысль о психическом акте как процессе, движении, имеющем определенное начало, течение и конец, должна быть удержана как основная, во-первых, потому, что она представляет собой в самом деле крайний предел отвлечении от суммы всех проявлений психической деятельности – предел, в сфере которого мысли соответствует еще реальная сторона дела; во-вторых, на том основании, что и в этой общей форме она все-таки представляет удобный и легкий критерий для проверки фактов; наконец, в-третьих, потому, что этой мыслью определяется основной характер задач, составляющих собою психологию как науку о психических реальностях... [Эта мысль]... должна быть принята за исходную аксиому, подобно тому, как в современной химии исходной истиной считается мысль о неразрушимости материи" (Сеченов, 1952).


Случайные файлы

Файл
149520.doc
46307.rtf
179120.rtf
81904.rtf
53567.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.