Функциональная асимметрия мозга (128591)

Посмотреть архив целиком

содержание

содержание

введение

асимметрия мозга и эмоции

асимметрия мозга и особенности мыслительной деятельности

список литературы



введение

Познать самих себя призывал людей еще великий Сократ. Но цель эта не достигнута. И менее всего изученным остает­ся тот орган человека, без которого не было бы ни Сократа, ни науки. Речь идет о человеческом мозге.

Конечно, известно о нем уже многое. Но каждое деся­тилетие специалисты убеждаются, что их знания весьма ог­раниченны. Мозгом занимаются целые области современ­ной науки /1/.

Очень популярны сведения о весе мозга, его строении, знаменитых "извилинах" и тому подобное. Вес мозга колеблется (в норме) от 1100 до 3000 граммов. Что из этого следует для психики – одно­значно сказать трудно. В конце концов, у европейских кро­маньонцев объем черепной коробки достигал 1880 куб. см, а у современного европейца – только 1450 куб. см. Поглупели? Вряд ли для таких выводов есть основания.

Индивидуальность личности во многом определяется спецификой взаимодействия отдельных полушарий мозга. Впервые эти отношения были экспериментально изучены в 60-е годы нашего века профессором психологии Калифор­нийского технологического института Роджером Сперри (в 1981 году за исследования в этой области ему была присуж­дена Нобелевская премия).

Первые исследования Р. Сперри были связаны с поиском "следов" памяти. У кошек и обезьян рассекали мозолистое тело – толстый пучок нервных волокон, соединяющие полушария, – и смотрели, может ли навык, заученный од­ним полушарием, перейти в другое. Кошке завязывали один глаз и учили ее распознавать квадрат. Потом с "необученно­го" глаза снимали повязку и надевали ее на "обученный". Квадрат кошка не узнавала: необученный глаз так и оста­вался необученным. Зато теперь его можно было научить распознавать круг, и тогда в одном полушарии появлялся один навык, а в другом – другой. Полушария можно было на­учить двум противоположным навыкам – идеальная модель раздвоения личности?

Расщепление мозга (лоботомия – так стала именовать­ся эта операция) испытали и на людях: перерезка мозолисто­го тела избавляла больных с тяжелой формой эпилепсии от мучительных припадков. После подобных операций у пациентов наблюдались признаки раздвоения личности, хотя никто не обучал их полушария и не вторгался ни в одно из них.

Конечно, функциональная асимметрия полушарий известна давно: подавляющее большинство человечества делится на правшей и левшей, почти у всех у нас есть веду­щий глаз и ведущее ухо, речью ведает либо левое (у правшей), либо правое полушарие. Но чтобы правая рука не зна­ла, что делает левая (а именно это и происходило, если сиг­налы подавались в одно из полушарий "расщепленного" мозга), чтобы предмет, опознанный на ощупь одной рукой, человек не узнавал, ощупывая его другой рукой, – это стало сенсацией.

История изучения функциональной межполушарной асиммет­рии у человека началась более 100 лет тому назад /2/. Доминантность полушарий по отношению к речевым функциям впервые была про­демонстрирована французским хирургом и антропологом Брока. В 1861 г. он доложил об открытиях, сделанных им во время вскры­тия двух больных страдавших моторной афазией – в обоих слу­чаях поражения локализовались в лобной доле. Однако тогда он не акцентировал внимание на стороне повреждения. Только позднее в 1863 г. сообщая о ре­зультатах вскрытия уже восьми больных, он отметил, что все повреждения находились и левой лобной доле, и осторожно за­метил: "Я не смею делать выводов и жду новых открытий". Отсюда видно, как колебался Брока, прежде чем принять революционную идею об асимметрии полушарий чело­века. Между тем новые открытия не заставили себя ждать, и в 1865 г. Брока произнес свой знаменитый афоризм: "Мы говорим левым полушарием".

Спустя десятилетие после открытий Брока, Вернике показал, что поражение задней трети первой височ­ной извилины левого полушария человека приводит к нарушению понимания речи и больной начинает воспринимать речь как не­членораздельное шумы. Одновременно нарушается и экспрессивная речь, в речи больного появляются парафазии. Однако в этих случаях рецептивные нарушения речи остаются ведущими, что и дало Вернике основание обозначить весь этот синдром как синд­ром сенсорной афазии.

Правильность идеи Брока быстро подтвердилась и в резуль­тате родилась теория доминантности мозговых полушарий. Ряд экспериментаторов-клиницистов (в том числе и сам Брока) вскоре сделали важное дополнение, обнаружив, что левополушарность речи наблюдалась только у правшей, у левшей же доминантным по речи как будто бы оказывалось правое полушарие. Эти откры­тия привели к революции в физиологической и медицинской мысли. С точки зрения физиологии реальность церебральной латерализации была доказана. С точки зрения медицины афазия пре­вратилась из курьезного феномена в важный симптом фокального поражения мозга.

Впоследствии концепция доминирования левого полушария (у правшей) стала применяться не только по отношению к языко­вым функциям, но была распространена и на другие аспекты по­ведения и познания. Липманн (Leipmann, 1900) определил апраксию (т.е. неспособность выполнять целесообразный моторный акт) как отдельную категорию дефицита поведения. Он соотнес выполнение этой функции с левым полушарием, что полностью подтвердилось дальнейшими исследованиями. Мари (Marie, 1906), Хед (Head, 1926), Гольдштейн (Goldstein, 1924) подчеркивали, что важными компонентами афазии являются интеллектуальные нарушения. Хед определял афазию как первопричину расстрой­ства "символического формулирования и выражения", а не только как изолированное нарушение способности говорить, чи­тать и писать. Гольдштейн полагал, что определенные формы афазии связаны с ухудшением абстрактного мышления. Эта точка зрения, которой придерживались и другие клиницисты (Trous­seau, 1864; Jackson, 1874), приводила к заключению, что левое полушарие у человека является доминирующим не только для языка в узком смысле слова, но и для интеллектуальных функций высшего порядка. Расширению концепции доминантности левого полушария способствовало также обнаружение Герстманом (Gerstmann, 1924) "пальцевой агнозии", т.е. неспособности больного описать свои пальцы и пальцы экспериментатора. Объединяя этот весьма необычный дефект с тремя другими типами нарушения поведения (дефициты различения правого и левого, нарушения при счете и письме) в единый синдром, он утверждал, что послед­ний возникает вследствие поражения левого полушария.

В результате проведенных исследований сформировалась концепция тотального доминирования левого полушария человека в высших психических функциях, или, как она еще может быть обозначена, "иерархическая теория полушарного доминиро­вания". Левое полушарие признавалось доминирующим не только в отношении языка, но для концептуального мышления, опре­деленных типов моторной деятельности и ориентации тела. Пра­вое полушарие при этом третировалось как "субдоминантное", "малое", "немое", а иногда даже как "безграмотное" и "глухое". До 60-х гг. XX в. теория тотального доминирования левого полу­шария у человека почти безраздельно господствовала в невроло­гии.

Представление о доминировании левого полушария подразу­мевало, что правое полушарие является подчиненным, или суб­доминантным, т.е. что оно не имеет каких-либо специфических свойств, как это отмечается по отношению к левому. Однако на протяжении всего периода возникновения и развития концепции тотального доминирования левого полушария несколько клиницистов, первым из которых нужно назвать английского невролога Джексон (Jаckson, 1864, 1874, 1876), отвергали эту односторон­нюю формулировку природы доминантности мозговых полушарий и настаивали на том, что и правое полушарие имеет только ему одному присущие особенности.

асимметрия мозга и эмоции

Имеются многочисленные доказательства того, что восприятие эмоциональных сигналов находится под контролем правого полушария. Правосторонние корковые разрушения делают невозможным декодирование эмоционального настроения собеседника, нарушают распознавание лицевой экспрессии эмоций. Разрушения в правом полушарии (но не в левом) сопровождаются потерей способности выразить или передать свое переживание интонацией голоса /3/.

Правое полушарие более тесно, чем левое, связано с вегетативными и телесными реакциями. Из клинической практики известно, что пациенты более осведомлены о нарушениях и отклонениях в реакциях на левой стороне тела. Человеку обычно легче постукивать синхронно в такт с сердечными ударами левой рукой.

Одно время казалось, что исключительно правое полушарие ответственно за обработку эмоциональных стимулов. Это дало основание рассматривать левое полушарие как "неэмоциональную структуру" (Tucker D.M. 1981). Однако более поздние исследования показали, что оба полушария вносят свой вклад в эмоциональные переживания. Наиболее вероятной представляется точка зрения, согласно которой правое полушарие в большей степени связано с негативными эмоциями. Это заключение в значительной степени основано на клинических наблюдениях. При ослаблении функции левого полушария больные беспокойны, пессимистически настроены, часто плачут. При снижении активности правого полушария возникает беспричинная эйфория, индифферентное настроение или частый смех.

Т.А. Доброхотова и Н.Н. Брагина установили, что больные с поражениями левого полушария тревожны, озабочены. Правостороннее поражение сочетается с легкомыслием, беспечностью. Эмоциональные состояния благодушия, безответственности, беспечности, возникающие под влиянием алкоголя, связывают с преимущественным воздействием на правое полушарие мозга.


Случайные файлы

Файл
13264-1.rtf
19083.rtf
150279.rtf
161362.rtf
28473-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.