Возникновение психики. Ситуации, где психика не нужна, и где она необходима (Vozniknovenie psihiki)

Посмотреть архив целиком

10



Министерство высшего профессионального образования РФ

Российский Государственный Гуманитарный Университет.

Институт Психологии.




Сорокин Александр Алексеевич

1 курс, 1 группа






Реферат


Возникновение психики, ситуации где психика не нужна и где она необходима.

















Москва, 1999 год.



Что есть психика?

Прежде чем затронуть вопрос о возникновении психики надо немного осветить вопрос о том, что есть психика в своём усреднённом значении. По одной из формулировок психика есть: существующее в различных формах свойство высокоорганизованных живых существ и продукт их жизнедеятельности, обеспечивающие их ориентацию и деятельность. Значит это неотъемлемое свойство живого, осуществляющее взаимодействие каждого живого существа с окружающим миром, которое реализуется посредством качественно отличных от физиологических, но неотъемлемых от них процессов, актов, состояний психических.

А с точки зрения материализма психика – это системное свойство высокоорганизованной материи, заключающееся в активном отражении субъектом объективного мира, в построении неотчуждаемой от него картины мира и саморегуляции на её основе поведения и деятельности. Человек представляет о мире на основе данных объективного мира в совокупности с установками внутренней субъективности.

Если говорить о функциях психики, то они многогранны, ну например она обеспечивает более эффективное приспособление к среде. Психическое отражение мира всегда совершается только с наличием активной деятельности. В психике человека упорядочены события прошлого настоящего и будущего, они представлены: прошлое – память, данные опыта; настоящее – в совокупности образов, переживаний, умственных актов; возможного будущего – в побуждениях, намерениях, целях и фантазиях, грезах и.т.п. Психика человека существует в двух основных измерениях – осознанная и неосознанная, но и неосознанная качественно отличается от психики животных. Считается, что коренным отличием человеческой психики от животной является возможность сознательной целенаправленности психических проявлений, которые обусловлены трудовой деятельностью.

В реальной деятельности человека все психические проявления это не разобщённые факты, а тесно увязанная система переживаний, поступков, актов осмысления действующая в едином акте социально обусловленной сознательной деятельности личности. По ходу физиологического, социального, личностного развития человека все его многообразные психические проявления взаимодействуя, постепенно переходят в разряд относительно устойчивых психических образований, которые сознательно регулируемые могут быть направлены на решение задач разного рода.

Благодаря развитой психики человек может делать поступки адекватные внешним обстоятельствам Это можно разбить на три пункта.

  1. Отражение, дающее образ среды, где действуют живые существа.

  2. Их ориентация в этой среде.

  3. Удовлетворение потребности в контактах с нею. А эти контакты за счёт обратной связи контролируют правильность отражения.

Контрольной инстанцией в психике человека есть социальная практика. Благодаря обратной связи результат действия сопоставляется с образом, возникновение коего опережает этот результат, предваряя его как специфическую модель действительности. Психика таким образом приобретает характер цикличной системы. В данном случае рефлекторность указывает на первичность объективных условий жизни организма и вторичность их воспроизведения в психике, закономерный переход воспринимающих компонентов системы в исполнительные, целесообразность двигательных эффектов и их обратноевлияние на образ.

Такое вот понимание рефлекторной природы психики разработал отечественный учёный Сеченов. Оно является весомым противовесом против идеалистической теории считавшей психику особой бестелесной сущностью (т.е. душой) и материально-механистическому направлению банально сводившему психику к нервной деятельности.

(Здесь я отклонился от самой темы реферата, но это вызвано непременной необходимостью, если в самых общих чертах не осветить вопрос психики, то нельзя браться за вопрос где она возникает, так как что бы понять как она возникает надо приблизительно понимать что она есть и зачем служит. прим. автора).

Механистический подход отрицает наличие активной психики, однако активность существует, в доказательство её проявления можно привести по крайней мере три факта.

  1. При отображении реальности происходит преобразование физико-химических раздражителей, действующих на нервные аппараты, в образы предметов.

  2. В сфере побуждений, придающих побуждению энергию и стремительность.

  3. При исполнении программы поведения, включающей поиск и выбор вариантов.

Психика возникает на определённой ступени биологической эволюции, и составляет неотъемлемый её фактор, в этом контексте она обеспечивает адекватное приспособление организма ко всё более усложняющимся условиям существования. Возникает сознание как ведущий уровень регуляции деятельности, формируется личность – источник высших проявлений активности психики. Одним словом психика всё более качественно преобразуется.

В истории естествознания психику неоднократно пытались локализовать в природе. Подтверждения тому создание теорий панпсихизма, зоопсихизма, антропопсихизма, биопсихизма и нейропсихизма. Ошибка всех заключалась в том, что психику приписывали какому-то определённому существу, даже не потому что оно обнаруживало определённые формы поведения, нет, просто оно относилось к определённому классу объектов; наличие психики было постулатом и не более. Есть ещё теории исходящие из внутренних, функциональных критериев. Они уже неверны тем, что пытаются свести психику к пунктам, ну ради примера некоторые из них: способность к поисковому поведению, способность к гибкому приспособлению к среде, способность проигрывать действие во внутренней среде и др. Яркое разнообразие таких теорий указывает на то, что они скорее являются дискуссионными гипотезами, нежели разработанными теориями призванными объяснять факты.

Среди этого разнообразия есть довольно неплохая и признанная (в нашей психологии) теория Леонтьева. В качестве объективного критерия психики она предлагает способность организмов реагировать на абиотические воздействия. Реагировать на них полезно потому, что они находятся в устойчивой связи с биологически значимыми объектами и, значит, являются их потенциальными сигналами. Отражение абиотических свойств неразрывно связано с иной формой активности – поведением. Если раньше существование сводилось к удовлетворению простейших естественных потребностей (пищевых, половых и др.), то теперь получается активность помещённая между актуальной ситуацией и витальным актом – обменом веществ. Смысл такой активности – это обеспечение организму биологического результата в условиях не позволяющих реализоваться ему непосредственно. С этим критерием связаны два понятия, раздражимость и чувствительность, причём первое предполагает субъективный аспект отражения.

Согласно психоанализу Фрейда, психика состоит из трёх инстанций – сознательного, предсознательного и бессознательного, а так же системы их взаимодействия. Разделение психики на критерии сознательные и бессознательные – основная предпосылка психоанализа, и только оно позволяет нам понять и исследовать часто наблюдающиеся и очень важные патологические процессы в душевной жизни. Итак, мы приходим к итогу наших рассуждений – психика шири, чем сознание, и уж во всяком случае это не тождественные понятия.

Здесь я попытался суммарно изложить существующие взгляды о понятие психика, с целью создания базы для рассуждений о том когда, как и где психика возникает.

Возникновение психики.

Теперь перейдём к возникновению психики. Здесь возникает двойственность понимания, рассматривать психику с позиции филогенеза или онтогенеза? Для составления общей картины полезно затронуть оба критерия развития, но это было бы слишком большой труд, поэтому чтобы не отклоняться от темы будем рассматривать развитие в онтогенезе, иногда добавляя филогенетические факты. . Если ориентироваться на работы П.Я. Гальперина, Л.С. Рубинштейна и Л.С. Выготского, то психика в отношении человека рассматривается ими как фактор, который должен развиться при должных условиях и то со временем. Новорожденный ребёнок не обладает той психикой, который обладает взрослый и сформировавшийся человек, однако со временем если он развивается в нормальных социальных условиях психика всё же появляется. Гальперин утверждает, что у ребёнка есть предрасположенность к формированию полноценной психики, а вот какова она будет, это зависит в первую очередь от окружающих его факторов. Поставим в сравнение две ситуации. Первая - ребёнок рождается и вырастает в нормальной семье, которая в свою очередь включена в социум, второе - ребёнок вырастает среди звериной стаи.

Развиваясь в социуме, ребёнок невольно впитывает в себя его установки, законы и правила. Человеческое общество на нашей планете является наиболее высоко организованной системой, где элементами являются живые существа. Следовательно и развитие происходит на высоком плане. Выготский справедливо считал, что младенец это наиболее социально адаптированное существо, потому что он может приспособиться к жизни в любой системе: относительно высокой и относительно низкой (животная стая). Если развитие происходит в звериной стае, то большая часть способностей ребёнка не реализуется, так как условия для возникновения полноценной человеческой психики отсутствуют, всё способности сводятся к основным инстинктам (добыча пищи, выживание, положение в стае и. т. д.). Но чтобы добыть ту же самую пищу опять же нужно знать”, как это сделать адекватно, а инстинкта бывает недостаточно для этого, потому что ситуации не стереотипны, развивается способность мыслить в одном направлении и целесообразно корректировать действия. А развивается ли психика у животных? Если в формулировке указано, что это свойство высокоорганизованных существ, то ступенью ниже человека стоят высшие животные, которые так же подпадают под определение. Как и в любых случаях требующих подтверждения, здесь незаменим пример. Известный полярник Э. Кренкель приводит следующее описание охоты белого медведя на тюленя. <<В бинокль с мыса Выходного, на расстоянии примерно около километра, а может быть поменьше, я увидел однажды, как к лежачему тюленю (а они очень чуткие) по-пластунски подкрадывался белый медведь. Самое интересное, что тюлень, изредка подымает голову, оглядывается – всё ли в порядке, всё ли спокойно, можно ли продолжать отдых, но медведя не замечает. А тот подкрадывался предельно осторожно, распластавшись на снегу, как меховой платок. Он полз на брюхе и одной лапой прикрывал свой чёрный нос, чтобы не выделяться на фоне белого снега.

Наконец, медведь оказался совсем рядом, а его жертва так ничего и не замечала. Медведь прыгнул. Но… видимо, это был молодой зверь. Он не рассчитал прыжок и примерно на полметра перемахнул через тюленя. Оглянулся – тюленя не было. И что вы думали, сделал медведь? Он пошёл обратно и два раза прыгал на лунку, пока не отработал достаточной точности прыжка. Молодой охотник за тюленями тренировался… Зверь твёрдо знал, что если он не отработает номер, останется голодным>>. Конечно этот пример можно встретить в работе П.Я. Гальперина ”Введение в общую психологию”. Но это не так уж и важно откуда пример, главное он нагляден и его можно разобрать на предмет наличия здесь психики у животного. Конечно по большому счёту в примере говорится о научении, а не о психическом аспекте вообще, да но возможность научения это один из показателей её наличия. Зверь здесь подчинялся чувству голода, но срабатывание стереотипного инстинкта в этой ситуации невозможно, потому что каждый очередной тюлень не будет лежать в одной и той же позе, необходимо наличие чего-то третьего, ответ – опять психика. Медведь не осознавая, построил функциональную систему для достижения полезного результата, в данном случае удовлетворения голода, не получив полезного результата, в нём запустился акцептор полученного результата, который перезапустил программу, для её отработки. Неужели животное выполняет такие сложные действия на одном только инстинкте? Истинкт предполагает стереотипность, если выполняется инстинктивное действие, то кто-то может нарушать одновременно это выполнение, а выполнявший этого не заметит, так как выполняет лишь программу, не взирая на результат (очень хороший пример этого будет приведён дальше он взят из работы Л.С. Рубинштейна, там описывается действия пчелы закупоривающей соту). Так же медведь знает как охотится, но повторяю, ситуации не стереотипны. В нём так же есть возможность к развитию психики, пускай мизерной и несравнимой с человеческой, но всё же психики.

Итак, психика есть свойство не всеобщее и не первичное, а вторичное и производное. Она предполагает наличие механизмов, которые её производят, и несомненную полезность её для организма, которая оправдывает её производство. Если не концентрироваться на общепринятых нормах и попытаться свободно мыслить в этом вопросе, мне представляется, что психика – это законы обратных связей между объективностью и субъективностью, которые усложняются и дополняются опять же за счёт сложности внешних обстоятельств и их связи с внутренними установкам, и в таком понимании она служит для начального развития и последующего совершенствования человека. Конечно я такой вид объяснения отношу лишь к отражению. То есть возникновение начальной психики (но не дальнейшее развитие!) обязано внешним факторам, которые отражаясь в сознании формируют субъективную реальность. Развитие такой психики до нормального (с человеческой точки зрения) уровня происходит при сложном взаимодействии и социальных, и физиологических, и психологических факторов, а так же при активном самопознании человеком самого себя. У животных нету сознания, поэтому присутствуют лишь элементы нашей психики, но для них она отдельна и полноценна, так как более развитой им не обладать хотя бы потому, что нервная система не достаточно высока по сравнению с человеком.

Надо осознавать, что такая сложная проблема не может уложиться в рамки одного реферата, необходимо провести большую работу, которая к тому же может занять не один год, а здесь это не представляется возможным. Было сказано о возникновении психики, теперь же перейдём к тому, где она необходима, а где нет.

Где психика не нужна.

Далеко не все производимые животным и человеком действия требуют непосредственного подключения психики. Существуют такие ситуации, в которых успешность поведения нельзя объяснить иначе, как с учётом ориентировки на основе образа наличной ситуации. Какие ситуации относятся к такой категории? Например ситуации, где весь процесс обеспечивается чисто физиологической связью с внешней средой. Например процесс дыхания или терморегуляции, рассмотрим для наглядности первый, конечно кое что сократив. В нормальных условиях оно таково: насыщение крови CO2 и обеднение O2, раздражают дыхательный центр, рассположенный в одном из участков головного мозга. Получая раздражение, центр посылает сигналы расширяющие грудную клетку. Тогда между внутренней поверхностью грудной полости и наружной поверхностью лёгким образуется полость с отрицательным давлением, и наружный воздух проникает в лёгкие. В нормальных условиях в воздухе достаточный процент кислорода, который в альвеолах лёгочной ткани вступает в взаимодействие с гемоглобином красных кровяных телец, и организм получает необходимую очередную порцию кислорода. Если содержание кислорода в воздухе уменьшилось, то дыхание автоматически учащается, причём нам не надо это осознавать и регулировать, организм (а вернее нервная система) сам отрегулирует всё в нужном порядке. Все части такого процесса максимально идеально подогнаны друг к другу и не требуют психики и сознательной регуляции, в данном случае их вмешательство излишне.

По такой же системе построены и инстинктивные действия. Они отличаются часто большой целесообразностью, т.е. приспособленностью или адекватностью по отношению к определённым, жизненно важным для организма ситуациям, совершаясь, однако, без осознания цели, без предвидения результата, чисто автоматически. Хороший пример этого можно прочитать у Л.С. Рубинштейна: <<Есть немало примеров высокой целесообразности инстинкта. Самка листовёрта, изготавляя из листа берёзы воронку, в которую она потом откладывает свои яйца, предварительно разрезает этот лист, как это требуется, чтобы можно было свернуть его, - в полном соответствии с тем решением этой задачи, которое было дано знаменитым математиком и физиком Х. Гюйгенсоном, определившим способ построения так называемой эволюты по данной эвольвенте. Пчела строит свои соты так, как если бы она владела математическими методами для разрешения задач на максимум и минимум: на наименьшем пространстве с минимумом материала она строит соты, имеющие при данных условиях максимальную вместимость. Всё это <<инстинкты>> - действия совершающиеся без знания и учёта их значений и последствий, но их <<целесообразность>> для организма бесспорна>>.

По формулировке (см. лист 1) психика служит ориентации и деятельности, прибавим сюда слово адекватной. Здесь же происходят максимально адекватные действия (которые являются в общих чертах стереотипными), которые не требуют постоянного контроля и решения, а лишь слепого повторения.

Такая целесообразность инстинкта сделала его излюбленным детищем метафизической телеологии различных толков и видов, - начиная с наивных старых телеологических размышлений о целесообразности инстинктивной деятельности организмов как доказательство мудрости их творца и, кончая утончённой виталистически - спиритуалистической концепцией А. Бергсона, которая противопоставляет интеллекту, обращённому вовне, к материи, инстинкт, как более глубокую силу, связанную с самыми истоками творческого жизненного порыва и потому превосходящую интеллект надёжностью своих достижений: интеллект всегда ищет, исследует – и очень часто, если не большей частью, заблуждается; инстинкт никогда не ищет и всегда находит.

Такая вот пресловутая целесообразность дала повод другим проводить в сравнительной психологии антропоморфические тенденции - приписывать животным на ранних стадиях развития человекоподобные интеллектуальные способности, объясняя инстинкт как первоначально разумные действия, наследственно закрепившиеся и автоматизировавшиеся (Д. Романес, В. Вундт).

Нетрудно, однако, опровергнуть это, и убедиться, что пресловутая целесообразность инстинкта неразрывно связана и с крайней его нецелесообразностью, так как стереотип не всегда действует.

Наряду с высокой целесообразностью инстинкта существует ряд фактов свидетельствующих о его слепоте. Так, пчела столь же старательно будет закупоривать ячейку соты, в которой проткнуто дно, как если бы всё было в порядке, несмотря на полную бесцельность этого действия. Гагарка, яйцо которой во время полёта за пищей было переложено на другое место, по возвращении садится с математической точностью на прежнее насиженное место, усердно греет грудью и <<высиживает>> площадку на скале, нимало не заботясь о яйце, находящимся в поле её зрения (из наблюдений Г. С. Рогинского). Таким образом, инстинкт при изменении ситуации не всегда целесообразен, однако отсутствие здесь психики вполне оправдано. В статистическом плане успешных инстинктивных действий гораздо больше, нежели неуспешных, потому погрешности простительны, чтобы их уменьшить, нужно подключать к работе психику, и не переходить на автоматизм, а без конца контролировать ситуацию. Согласитесь, что автоматизм с погрешностями удобнее, нежели постоянный психический контроль с меньшими погрешностями. Автоматизм доведён до максимума, никакое психическое вмешательство не требуется. Система такова:




Раздражитель Инстинкт Запуск готовой программы


Наконец если сопоставить все случаи, где психика не нужна, то их можно разбить на пункты по характеристикам:

  1. Все необходимые условия для жизни животного имеются в среде его обитания.

2) Все эти условия действуют на животное в качестве тех или иных раздражителей готового механизма, который и запускает соответствующую и адекватную реакцию. Когда нет потребности, но налицо раздражитель (скажем, сытый удав оказывается неподалёку от кролика) реакция не запускается, так как на время сытости разрывается цепь системы.

3) И основное, это то, что соотношение между действующим органом и объектом воздействия обеспечено настолько, что в большинстве случаев реакция оказывается положительной и оправдывает себя тем, что приносит полезный результат.

Реакции животных могут быть крайне сложными и целесообразными, от этого они могут даже показаться сознательно направленными, но на самом деле они таковыми не являются.

Где психика необходима.

Теперь сконцентрируемся на ситуациях, где для адекватного выполнения действия не обойтись без психики. Для примера можно опять взять дыхание. Если в помещении, где человек дышит легко и свободно вдруг начинает образовываться в больших количествах углекислый газ, то человек так же начинает усиленно дышать. Но если его количество становится таково, что не помогает и учащение дыхания, приходится искать выход из помещения, либо пытаться выровнять баланс. Но ведь это уже не автоматически происходящее действие! Человек должен знать, обладать навыком устранить не стереотипную ситуацию. Приведём другой пример, спортсмен ежедневно бегает по стадиону с целью поддержания должного физического состояния, когда он бежит, он может думать совершенно о посторонних вещах (ведь круг замкнутый, гладкий и всё может происходить на <<автомате>>). Но на следующий день он вдруг обнаруживает, что беговая дорожка перерыта, насыпан гравий и вообще полно препятствий. Допустим, что спортсмен не будет нарушать свою привычку и начнёт бегать, но это будет уже совершенно не тот бег на <<автомате>>, ему придётся всячески регулировать свои действия под новые условия, и хотя механизм бега может быть отработан до автоматизма, нужно будет постоянно находится в активном внимании, чтобы не оступиться и не упасть. Приведу ещё и третий пример. Если человек много раз ходил куда-то одной и той же дорогой днём, то он хорошо её выучил, для того чтобы идти по ней не смотря себе под ноги, а наоборот по сторонам. Но если ему случается попасть на эту дорогу не днём, а ночью, привычное представление на основе субъективного отражения здесь не может помочь, поэтому приходиться двигаться на ощупь, но, обязательно припоминая, как выглядит участок дороги, в котором он сейчас возможно находится, днём.

Во всех вышеприведённых ситуаций психика играет одну и ту же роль – фактор адекватного поведения, принятия решения или действия. Пока какая-либо ситуация не перешла в разряд обыденных и стереотипных, она требует психической обработки, сознательного понимания её и нахождение верного решения. Как только научение дошло до необходимого уровня (у каждого он свой) ситуация уже может выполняться автоматически, и так до очередного изменения параметров ситуации. Конечно если ситуация изменилась не намного, то учитывается опыт прошлой приблизительно похожей ситуации, но осуществляется <<подгонка>> к новым условиям, психика перестраивает действия так, как они ей кажутся наиболее адекватными в данном случае. Надо не забыть упомянуть об очень ключевом аспекте, <<подгонка>> к имеющейся ситуации должна быть осуществлена или в начала запуска действия или по ходу выполнения, в любом случае перед завершением действия её уже бессмысленно выполнять.


Список использованной литературы.

  1. Гальперин П. Я. Введение в общую психологию. М. 1999.

  2. Рубинштейн Л. С. Основы общей психологии. С. –Петербург. 1998.

  3. Гиппенрейтер Ю. Б. Введение в общую психологию. М. 1998.

  4. Словарь практического психолога. Сост. С.Ю. Головин. Минск. 1997.

  5. Артур Шопенгауэр. Афоризмы для усвоения житейской мудрости. Минск 1998.

  6. Выготский Л.С. Педагогическая психология. М. 1996.


Случайные файлы

Файл
2338.rtf
71794.rtf
96112.rtf
q&a.doc
56673.rtf