43

























































































































ВВЕДЕНИЕ

Одним из параметров внимания есть ее объем. Он является основной характеристикой краткосрочной памяти. Замечено, что при кратковременном предъявлении человеку под силу воспринять и запомнить 5 - 7, максимум 9 предметов. Это так называемое “правило Миллера 7 ± 2”, сформулированное американским психологом Миллером в 1945 г. Он показал, что объем внимания человека зависит не от количества информации, а от числа блоков, или кусков информации, число которых постоянно и равно 7 ± 2. Поэтому правилу одинаково запоминаются при одновременном восприятии и 7 букв, и 7 цифр, и 7 слов, и 7 идей. Поэтому самый продуктивный, емкий - код идей, мыслей, образов. Объем внимания можно тренировать. Бросить взгляд на какой-либо предмет (дом, лицо, интерьер), а затем попытаться воспроизвести его в воображении с максимум деталей. Сравнить свои представления с реальным предметом. Везде, где возможно, нужно тренироваться в таком мгновенном схватывании информации и воспроизведении ее по памяти (витрины, плакаты, группы людей). Для увеличения объема внимания и облегчения восприятия нужно научиться рационально группировать предметы по различным признакам.

Когда говорят об объеме, обычно подразумевают работу внимания, направленного на зрительное восприятие. Однако если внимание проявляется одновременно в различных формах, направлено на различные виды деятельности, то говорят о распределении внимания. Нас не удивляют возможности наших бабушек одновременно смотреть телевизор и вязать или способности машинисток печатать т разговаривать. Такое возможно, когда хотя бы один из видов деятельности представляет собой хорошо знакомую привычную работу, а другая не требует полной сосредоточенности. Большинство видов умственной деятельности, связанных с интенсивной работой памяти, требуют почти 100% концентрации внимания. Известно, что сильно задумавшийся человек нередко имеет неосмысленное выражение лица, поскольку у него не остается “резервов” внимания для поддержания у себя выражения задумчивости. На этот факт обращал внимание еще Эйнштейн. Поэтому вряд ли можно верить рассказам об одновременном чтении и письме или слушания и переводе с иностранного языка. Загрузка внимания при других видах работы меньше. При мытье полов, например, - 9%, при забивании гвоздей - 40%, при вождении автомобиля - 60%, подсчете денег - 80%. Соответственно, в это время возможно выполнение и другой работы. Параметр распределения внимания тоже поддается тренировке. Попробуем одновременно писать разными руками разные слова, например, левой рукой - свое имя, правой - фамилию. Или: считать вслух от 1 до 20. Одновременно писать “20, 19, 18¼1”. Затем наоборот: говорить: “20, 19, 18¼1”, а писать в порядке возрастания. Это труднее. Рисовать на бумаге или описывать одной рукой в воздухе круг, другой - треугольник. Подобные упражнения не являются пустой забавой. Упражнения для тренировки параметра распределения внимания способствуют увеличению наших способностей приспособления к смене ритма деятельности. Кроме того, они могут использоваться для облегчения перехода от сна к бодрствованию, сняти эмоциональных перегрузок.

Тренируя распределение внимания, мы замечаем, что внимание “скачет” с одного объекта на другой. Здесь имеется другой параметр внимания - его переключение. Важность умения быстро переключаться с одной работы на другую несомненна. Говоря о переключении, следует учитывать, что оно тесно связано с особенностями предстоящей предыдущей деятельности. Чем глубже концентрация внимания на предыдущей работе, чем более сложной и интересной она была, тем труднее переключить внимание на новый вид деятельности, тем в большей степени сказывается эффект торможения. Разные люди по-разному переходят от одного вида деятельности к другому. Это обусловлено особенностями подвижности нервных процессов у каждого человека. Однако а параметр переключения внимания можно тренировать. Попробуем читать попеременно две или три разные книги - 15 секунд на каждую книгу. Или: страница из одной книги, страница из другой. Возьмем книги близкие по содержанию. После такого попеременного чтения нужно составить планы прочитанного в разных книгах. Параметр переключения можно использовать для определения состояния нашего внимания. Попробуем в течение нескольких дней каждое утро быстро рисовать ряд из таких, например, значков: Z Z Z и т. д. Сравним показатель (количество значков до первой ошибки) за несколько дней - это и будет нашей нормой. Пусть это будет 12. Попробуем сделать то же самое вечером или после интенсивной умственной работы - показатель будет не более 6 - 7. Таким образом, готовясь к серьезной работе, можно загодя с помощью параметра переключения узнать, готово ли наше внимание к этой работе.

АКТУАЛЬНОСТЬ: Внимание очень важно в повседневной жизни человека, даже чаще всего бывает жизнеспасающей, а сознание помогает чувствовать осмысленность своей жизни и анализировать различные ситуации. Поэтому актуально рассмотреть что такое внимание, как ее можно улучшить и увидеть как сознание помогает человеку осознавать духовные ценности и чувствовать себя полезным для общества.

ОБЪЕКТОМ исследование является внимание и сознание человека.

ПРЕДМЕТ исследования – человеческая личность

ЦЕЛЬЮ является узнать, рассмотреть и сделать выводы о внимании и сознании человека

ЗАДАЧА – увидеть как сознание помогает человеку делать осмысленные поступки, ценить духовные вещи и быть полезному обществу, а внимание – в повседневной жизни.















ГЛАВА 1. ВНИМАНИЕ


1.1. Явления и определение внимания

Внимание - один из тех познавательных процессов человека, в отношении сущности и права на самостоятельное рассмотрение которых среди психологов до сих пор нет согласия, несмотря на то, что его исследования ведутся уже много веков. Одни ученые утверждают, что как особого, независимого процесса внимания не существует, что оно выступает лишь как сторона или момент любого другого психологического процесса или деятельности человека. Другие полагают, что внимание представляет собой вполне независимое психическое состояние человека, специфический внутренний процесс, имеющий свои особенности, несводимые к характеристикам других познавательных процессов. В качестве обоснования своей точки зрения сторонники последнего мнения указывают на то, что в мозге человека можно обнаружить и выделить особого рода структуры, связанные именно с вниманием, анатомически и физиологически относительно автономные от тех, которые обеспечивают функционирование остальных познавательных процессов. Указывалось, в частности, на роль ретикулярной формации в обеспечении внимания, на ориентировочный рефлекс как его возможный врожденный механизм и, наконец, на доминанту, исследованную и описанную в связи с вниманием А.Ух-томским.

Действительно, в системе психологические феноменов внимание занимает особое положение. Оно включено во все остальные психические процессы, выступает как их необходимый момент, и отделить его от них, выделить и изучать в «чистом» виде не представляется возможным. С явлениями внимания мы имеем дело лишь тогда, когда рассматривается динамика познавательных процессов и особенности различных психических состояний человека. Всякий раз, когда мы пытаемся выделить «материю» внимания, отвлекаясь от всего остального содержания психических феноменов, она как бы исчезает.

Однако нельзя не видеть и особенностей внимания, красной нитью проходящих через все другие психические явления, где оно проявляется, не сводимых к моментам различных видов деятельности, в которые включен человек. Это - наличие в нем некоторых динамических, наблюдаемых и измеримых характеристик, таких как объем, концентрация, переключаемость и ряд других, непосредственно к познавательным процессам типа ощущений, восприятия, памяти и мышления не относящихся.

Правильное решение обсуждаемой проблемы состоит в том, чтобы попытаться соединить и учесть обе точки зрения, т.е. увидеть во внимании и сторону процессов и явлений, и нечто самостоятельное, независимое от них. Это значит встать на точку зрения, согласно которой внимание как отдельный, расположенный другим психический процесс не существует, но представляет собой вполне особенное состояние, характеризующее все эти процессы в целом. Данная позиция подтверждается известными анатомо-физиологическими данными, основные из которых следующие:

1. Механизм доминанты как физиологический коррелят внимания можно наблюдать на всей поверхности коры головного мозга, независимо от того, проекционные зоны каких конкретных анализаторов в них локализуются. .

2. Ретикулярная формация, работа которой связывается с явлениями внимания, находится на пути нервных импульсов, касающихся практически всех познавательных процессов (неспецифические пути афферентного и эфферентного проведения сенсорной информации).

3. Нейроны внимания - клетки-детекторы новизны - можно встретить практически на всей поверхности и в некоторых внутренних структурах головного мозга.

4. Вместе с тем все три названных анатомо-физиологических фактора в центральной нервной системе существуют автономно и независимо от отдельных сенсорных анализаторов, что говорит о том, что внимание все же является особенным феноменом, не сводимым ко всем остальным.

В чем же сущность этого процесса и одновременно состояния психики человека? Рассмотрим этот вопрос сначала иллюстративно, а затем в более точном его определении.

Одной из характернейших особенностей нашей духовной жизни, писал известный американский психолог Э. Титченер, является тот факт, что, находясь под постоянным наплывом все новых и новых впечатлений, мы отмечаем и замечаем лишь самую малую, ничтожную их часть. Только эта часть внешних впечатлений и внутренних ощущений выделяется нашим вниманием, выступает в виде образов, фиксируется памятью, становится содержанием размышлений.

Внимание можно определить как психофизиологический процесс, состояние, характеризующее динамические особенности познавательной деятельности. Они выражаются в ее сосредоточенности на сравнительно узком участке внешней или внутренней действительности, которые на данный момент времени становятся осознаваемыми и концентрируют на себе психические и физические силы человека в течение определенного периода времени. Внимание - это процесс сознательного или бессознательного (полусознательного) отбора одной информации, поступающей через органы чувств, и игнорирования другой.

Внимание человека обладает пятью основными свойствами: устойчивостью, сосредоточенностью, переключаемостыо, распределением и объемом. Рассмотрим каждое из них.

Устойчивость внимания проявляется в способности в течение длительного времени сохранять состояние внимания на каком-либо объекте, предмете деятельности, не отвлекаясь и не ослабляя внимание. Устойчивость внимания может определяться разными причинами. Одни из них связаны с индивидуальными физиологическими особенностями человека, в частности со свойствами его нервной системы, общим состоянием организма в данный момент времени; другие характеризуют психические состояния (возбужденность, заторможенность и т.п.), третьи соотносятся с мотивацией (наличием или отсутствием интереса к предмету деятельности, его значимостью для личности), четвертые ~ с внешними обстоятельствами осуществления деятельности.

Люди со слабой нервной системой или пере возбужденные могут довольно быстро утомляться, становиться импульсивными. Человек, который не очень хорошо чувствует себя физически, также, как правило, характеризуется неустойчивым вниманием. Отсутствие интереса к предмету способствует частому отвлечению внимания от него, и, напротив, наличие интереса сохраняет внимание в повышенном состоянии в течение длительного периода времени. При обстановке, которая характеризуется отсутствием внешне отвлекающих моментов, внимание бывает достаточно устойчивым. При наличии множества сильно отвлекающих раздражителей оно колеблется, становится недостаточно устойчивым. В жизни характеристика общей устойчивости внимания чаще всего определяется сочетанием всех этих факторов, вместе взятых.

Сосредоточенность внимания [противоположное качество - рассеянность) проявляется в различиях, которые имеются в степени концентрированности внимания на одних объектах и его отвлечении от других. Человек, к примеру, может сосредоточить свое внимание на чтении какой-нибудь интересной книги, на занятии каким-либо увлекательным делом и не замечать ничего, что происходит вокруг. При этом его внимание может быть сконцентрировано на определенной части читаемого текста, даже на отдельном предложении или слове, а также более или менее распределено по всему тексту. Сосредоточенность внимания иногда называют концентрацией, и эти понятия рассматриваются как синонимы.

Переключаемость внимания понимается как его перевод с одного объекта на другой, с одного вида деятельности на иной. Данная характеристика человеческого внимания Проявляется В скорости, с которой он может переводить свое внимание с одного объекта на другой, причем такой перевод может быть как непроизвольным, так и произвольным. В первом случае индивид невольно переводит свое внимание на что-либо такое, что его случайно заинтересовало, а во втором - сознательно, усилием воли заставляет себя сосредоточиться на каком-нибудь, даже не очень интересном самом по себе объекте. Переключаемость внимания, если она происходит на непроизвольной основе, может свидетельствовать о его неустойчивости, но такую неустойчивость не всегда есть основание рассматривать как отрицательное качество. Она нередко способствует временному отдыху организма, анализатора, сохранению и восстановлению работоспособности нервной системы и организма в целом.

С переключаемостью внимания функционально связаны два разнонаправленных процесса: включение и отвлечение внимания. Первый характеризуется тем, как человек переключает внимание на нечто и полностью сосредоточивается на нем; второй - тем, как осуществляется процесс отвлечения внимания.

Все три обсуждаемые характеристики внимания связаны, помимо прочего, со специальными свойствами нервной системы человека, такими, как лабильность, возбудимость и торможение. Соответствующие свойства нервной системы непосредственно определяют качества внимания, особенно непроизвольного, и поэтому их следует рассматривать в основном как природно-обусловленные.

Распределение внимания - его следующая характеристика. Она состоит в способности рассредоточить внимание на значительном пространстве, параллельно выполнять несколько видов деятельности или совершать несколько различных действий. Заметим, что, когда речь идет о распределении внимания между разными видами деятельности, это не всегда означает, что они в буквальном смысле слова выполняются параллельно. Такое бывает редко, и подобное впечатление создается за счет способности человека быстро переключаться с одного вида деятельности на другой, успевая возвращаться к продолжению прерванного до того, как наступит забывание.

Известно, что память на прерванные действия способна сохраняться в течение определенного времени. В течение этого периода человек может без труда возвратиться к продолжению прерванной деятельности. Так именно и происходит чаще всего в случаях распределения внимания между несколькими одновременно выполняемыми делами.

Распределение внимания зависит от психологического и физиологического состояния человека. При утомлении, в процессе выполнения сложных видов деятельности, требующих повышенной концентрации внимания, область его распределения обычно сужается.

Объем внимания - это такая его характеристика, которая определяется количеством информации, одновременно способной сохраняться в сфере повышенного внимания (сознания) человека. Численная характеристика среднего объема внимания людей - 5-7 единиц информации. Она обычно устанавливается посредством опыта, в ходе которого человеку на очень короткое время предъявляется большое количество информации. То, что он за это время успевает заметить, и характеризует его объем внимания. Поскольку экспериментальное определение объема внимания связано с кратковременным запоминанием, то его нередко отождествляют с объемом кратковременной памяти. Действительно, как мы убедимся далее, эти феномены тесным образом связаны друг с другом.


























1.2. Функции и виды внимания

Внимание в жизни и деятельности человека выполняет много различных функций. Оно активизирует нужные и тормозит ненужные в данный момент психологические и физиологические процессы, способствует организованному и целенаправленному отбору поступающей в организм информации в соответствии с его актуальными потребностями, обеспечивает избирательную и длительную сосредоточенность психической активности на одном и том же объекте или виде деятельности.

С вниманием связаны направленность и избирательность познавательных процессов. Их настройка непосредственно зависит от того, что в данный момент времени представляется наиболее важным для организма, для реализации интересов личности. Вниманием определяется точность и детализация восприятия, прочность и избирательность памяти, направленность и продуктивность мыслительной деятельности - словом, качество и результаты функционирования всей познавательной активности.

Для персептивных процессов внимание является своеобразным усилителем, позволяющим различать детали изображений. Для человеческой памяти внимание выступает как фактор, способный удерживать нужную информацию в кратковременной и оперативной памяти, как обязательное условие перевода запоминаемого материала в хранилища долговременной памяти. Для мышления внимание выступает как обязательный фактор правильного понимания и решения задачи. В системе межчеловеческих отношений внимание способствует лучшему взаимопониманию, адаптации людей друг к другу, предупреждению и своевременному разрешению межличностных конфликтов. О внимательном человеке говорят как о приятном собеседнике, тактичном и деликатном партнере по общению. Внимательный человек лучше и успешнее обучается, большего достигает в жизни, чем недостаточно внимательный.

Рассмотрим основные виды внимания. Таковыми являются природное и социально обусловленное внимание, непосредственное и опосредствованное внимание, непроизвольное и произвольное внимание, чувственное и интеллектуальное внимание,

Природное внимание дано человеку с самого его рождения в виде врожденной способности избирательно реагировать на те или иные внешние или внутренние стимулы, несущие в себе элементы информационной новизны. Основной механизм, обеспечивающий работу такого внимания, называется ориентировочным рефлексом. Он, как мы уже отмечали, связан с активностью ретикулярной формации и нейронов-детекторов новизны.

Социально обусловленное внимание складывается прижизненно в результате обучения и воспитания, связано с волевой регуляцией поведения, с избирательным сознательным реагированием на объекты.

Непосредственное внимание нс управляется ничем, кроме того объекта, на который оно направлено и который соответствует актуальным интересам и потребностям человека. Опосредствованное внимание регулируется с помощью специальных средств, например жестов, слов, указательных знаков, предметов.

Непроизвольное внимание не связано с участием воли, а произвольное обязательно включает волевую регуляцию. Непроизвольное внимание не требует усилий для того, чтобы удерживать и в течение определенного времени сосредоточивать на чем-то внимание, а произвольное обладает всеми этими качествами. Наконец, произвольное внимание в отличие от непроизвольного обычно связано с борьбой мотивов или побуждений, наличием сильных, противоположно направленных и конкурирующих друг с другом интересов, каждый из которых сам по себе способен привлечь и удерживать внимание. Человек же в этом случае осуществляет сознательный выбор цели и усилием воли подавляет один из интересов, направляя все свое внимание на удовлетворение другого.

Наконец, можно различать чувственное и интеллектуальное внимание. Первое по преимуществу связано с эмоциями и избирательной работой органов чувств, а второе ~ с сосредоточенностью и направленностью мысли, При чувственном внимании в центре сознания находится какое-либо чувственное впечатление, а в интеллектуальном внимании объектом интереса является мысль.




1.3. Психологические теории внимания

Одну из наиболее известных психологических теорий внимания предложил Т. Рибо. Он считал, что внимание, независимо от того, является оно ослабленным или усиленным, всегда связано с эмоциями и вызывается ими. Между эмоциями и произвольным вниманием Рибо усматривал особенно тесную зависимость, Он полагал, что интенсивность и продолжительность такого внимания непосредственно обусловлены интенсивностью и продолжительностью ассоциированных с объектом внимания эмоциональных состояний. Непроизвольное внимание также всецело зависит от аффективных состояний. «Случаи глубокого и устойчивого непроизвольного внимания обнаруживают все признаки неутомимой страсти, постоянно возобновляющейся и постоянно жаждущей удовлетворения».

Состояние внимания всегда сопровождается не только эмоциональными переживаниями, но также определенными изменениями физического и физиологического состояния организма. Только на основе детального и тщательного изучения подобного рода состояний можно составить ясное представление и о механизмах внимания. Для Т. Рибо было особенно характерно подчеркивание значения физиологических коррелятов психических процессов и состояний, и это обстоятельство сказалось на его трактовке интересующего нас явления. Имея это в виду, концепцию Рибо можно назвать психофизиологической. Как чисто физиологическое состояние внимание включает комплекс сосудистых, дыхательных, двигательных и других произвольных или непроизвольных реакций. Интеллектуальное внимание, кроме того, влечет за собой усиление кровообращения в занятых мышлением органах тела. Состояния сосредоточенности внимания сопровождаются также движениями всех частей тела: лица, туловища, конечностей, которые вместе с собственно органическими реакциями выступают как необходимое условие поддержания внимания на должном уровне.

Основную роль движений в акте внимания Т. Рибо обозначил следующим образом. Движение физиологически поддерживает и усиливает данное состояние сознания. Для органов чувств - зрения и слуха - внимание означает сосредоточение и задержку движений, связанных с их настройкой и управлением. Усилие, которое мы прилагаем, сосредоточивая и удерживая внимание на чем-то, всегда имеет под собой физическую основу. Ему соответствует чувство мышечного напряжения, а наступающие впоследствии отвлечения внимания связаны, как правило, с мышечным переутомлением в соответствующих моторных частях реципирующих систем.

Двигательный эффект внимания, по мнению Рибо, состоит в том, что некоторые ощущения, мысли, воспоминания получают особую интенсивность и ясность по сравнению с прочими вследствие того, что вся двигательная активность оказывается сосредоточенной на них. В умении управлять движениями заключается и секрет произвольного внимания. Произвольно восстанавливая движения, связанные с чем-то, мы тем самым обращаем на это наше внимание. Таковы характерные черты моторной теории внимания, предложенной Т. Рибо.

Имеется еще одна теория, которая связывает внимание с понятием установки.

Теория установки предложена Д.Н.Узнадзе и поначалу касалась особого рода состояния пред настройки, которое под влиянием опыта возникает в организме и определяет его реакции на последующие воздействия. Например, если человеку дать в руки два одинаковых по объему, но разных по весу шара, то затем он будет по - разному оценивать вес других, одинаковых шаров. Тот из них, который окажется в руке, где раньше находился более легкий шар, на этот раз покажется более тяжелым, и наоборот, хотя два новых шара на самом деле во всех отношениях будут одинаковыми. Говорят, что у человека, обнаруживающего такую иллюзию, сформировалась определенная установка на восприятие веса предметов.

Установка, по мнению Д.Н.Узнадзе, напрямую связана с вниманием. Внутренне она и выражает собой состояние внимания человека. Этим объясняется, в частности, то, почему в условиях импульсивного поведения, связанного с отсутствием внимания, у субъекта тем не менее могут возникать вполне определенные психические состояния, чувства, мысли, образы. «На основе актуальной в каждом данном случае установки в сознании субъекта вырастает ряд психических содержаний, переживаемых им с достаточной степенью ясности и отчетливости для того, чтобы... быть в состоянии ориентироваться в условиях ситуации».

С понятием установки в теории Узнадзе также связано понятие объективации. Она трактуется как выделение под влиянием установки определенного образа или впечатления, полученного при восприятии окружающей действительности. Этот образ, или впечатление, и становится объектом внимания (отсюда название - «объективация").

Интересную теоретическую концепцию внимания предложил П.Я.Гальперин. Основные положения этой концепции сводятся к следующему:

1. Внимание является одним из моментов ориентировочно-исследовательской деятельности. Оно представляет собой психологическое действие, направленное на содержание образа, мысли, другого феномена, имеющегося в данный момент времени в психике человека,

2. По своей функции внимание представляет собой контроль за этим содержанием. В каждом действии человека есть ориентировочная, исполнительская и контрольная части. Эта последняя и представляется вниманием как таковым.

3. В отличие от других действий, которые производят определенный продукт, деятельность контроля, или внимание, не имеет отдельного, особенного результата.

4. Внимание как самостоятельный, конкретный акт выделяется лишь тогда, когда действие становится не только умственным, но и сокращенным. Не всякий контроль следует рассматривать как внимание. Контроль лишь оценивает действие, в то время как внимание способствует его улучшению.

5. Во внимании контроль осуществляется при помощи критерия, меры, образца, что создает возможность сравнения результатов действия и его уточнения.

6. Произвольное внимание есть планомерно осуществляемое внимание, т.е. форма контроля, выполняемого по заранее составленному плану, образцу.

7. Для того чтобы сформировать новый прием произвольного внимания, мы должны наряду с основной деятельностью предложить человеку задание проверить ее ход и результаты, разработать и реализовать соответствующий план.

8. Все известные акты внимания, выполняющие функцию контроля как произвольного, так и непроизвольного, являются результатом формирования новых умственных действий.


1.4. Развитие внимания

Внимание, как и все остальные психические процессы, имеет низшие и высшие формы. Первые представлены непроизвольным вниманием, а вторые - произвольным. Непосредственное внимание - это также более низкая форма его развития, чем опосредствованное.

Историю развития внимания, как и многих других психических функций, пытался проследить Л.С. Выготский в русле своей культурно-исторической концепции их формирования. Он писал, что история внимания ребенка есть история развития организованности его поведения, что ключ к генетическому пониманию внимания следует искать не внутри, а вне личности ребенка.

Произвольное внимание возникает из того, что окружающие ребенка люди «начинают при помощи ряда стимулов и средств направлять внимание ребенка, руководить его вниманием, подчинять его своей власти и этим самым дают в руки ребенка те средства, с помощью которых он впоследствии и сам овладевает своим вниманием». Культурное развитие внимания заключается в том, что при помощи взрослого ребенок усваивает ряд искусственных стимулов-средств (знаков), посредством которых он дальше направляет свое собственное поведение и внимание. Процесс возрастного развития внимания по идеям Л.С. Выготского представил A.Н. Леонтьев. Из графика. изображенного на этом рисунке, видно, что с возрастом внимание ребенка улучшается (пунктирная линия), однако развитие внешне опосредствованного внимания идет горазда быстрее. чем его развитие в целом, тем более натурального внимания. При этом в школьном возрасте наступает перелом в развитии, который характеризуется тем, что первоначально внешне опосредствованное внимание постепенно превращается во внутренне опосредствованное, и со временем эта последняя форма внимания занимает, вероятно, основное место среди всех его видов.

Различия в характеристиках произвольного и непроизвольного внимания возрастают начиная с дошкольного возраста и достигают максимума в школьном возрасте, а затем вновь обнаруживают тенденцию к уравниванию. Эта тенденция как раз и связана с тем, что в процессе своего развития система действий, обеспечивающих произвольное внимание, из внешней постепенно превращается во внутреннюю.

Л.С. Выготский пишет, что с самых первых дней жизни ребенка развитие его внимания происходит в среде, включающей так называемый двойной ряд стимулов, вызывающих внимание. Первый ряд - это сами окружающие предметы, которые своими яркими, необычными свойствами приковывают внимание ребенка. С другой стороны, это речь взрослого человека, произносимые им слова, которые первоначально выступают в роли стимулов-указаний, направляющих непроизвольное внимание ребенка. Таким образом, с первых дней жизни ребенка его внимание в значительной своей части оказывается направляемым с помощью слов-стимулов.

Вместе с постепенным овладением активной речью ребенок начинает управлять и первичным процессом собственного внимания, причем сначала - в отношении других людей, ориентируя собственное их внимание обращенным к ним словом в нужную сторону, а затем - и в отношении самого себя.

Общая последовательность культурного развития внимания по Л.С. Выготскому состоит в следующем: "Сначала люди действуют по отношению к ребенку, затем он сам вступает во взаимодействие с окружающими, наконец, он начинает действовать на других и только в конце начинает действовать на себя... Вначале взрослый направляет его внимание словами на окружающие его вещи и вырабатывает, таким образом, из слов могущественные стимулы-указания; затем ребенок начинает активно участвовать в этом указании и сам начинает пользоваться словом и звуком как средством указания, т.е. обращать внимание взрослых на интересующий его предмет».

Слово, которым пользуется взрослый, обращаясь к ребенку, появляется первоначально в роли указателя, выделяющего для ребенка те или иные признаки в предмете, обращающего его внимание на эти признаки. При обучении слово все более и более направляется в сторону выделения абстрактных отношений и приводит к образованию абстрактных понятий. Л.С. Выготский считал, что употребление языка как средства направления внимания и указателя к образованию представлений имеет для педагогики огромное значение, поскольку с помощью слов ребенок выходит в сферу межличностного общения, где открывается простор для личностного развития.

Первоначально процессы произвольного внимания, направляемого речью взрослого, являются для ребенка скорее процессами его внешнего дисциплинирования, чем саморегуляции. Постепенно, употребляя то же самое средство овладения вниманием по отношению к самому себе, ребенок переходит к самоуправлению поведением, т.е. к произвольному вниманию.

Попытаемся теперь в виде своеобразного «хронологического» резюме представить последовательность основных этапов развития детского внимания в том виде, как она выглядит по данным соответствующих наблюдений и эксперементалъных исследований:

1. Первые недели-месяцы жизни. Появление ориентировочного рефлекса как объективного, врожденного признака непроизвольного внимания ребенка.

2. Конец первого года жизни. Возникновение ориентировочно-исследовательской деятельности как средства будущего развития произвольного внимания.

3. Начало второго года жизни. Обнаружение зачатков произвольного внимания под влиянием речевых инструкций взрослого, направление взора на названный взрослым предмет.

4. Второй-третий год жизни. Достаточно хорошее развитие указанной выше первоначальной формы произвольного внимания.

5. Четыре с половиной - пять лет. Появление способности направлять внимание под влиянием сложной инструкции взрослого.

6. Пять-шесть лет. Возникновение элементарной формы произвольного внимания под влиянием самоинструкции (с опорой на внешние вспомогательные средства).

7. Школьный возраст. Дальнейшее развитие и совершенствование произвольного внимания, включая волевое.

Вывод:

Необходимости концентрированного внимания всегда сопутствует непреодолимое желание отвлечься”,- Артур Блох. Закон Мерфи. Трудно сочетать любой вид умственной деятельности с постоянными усилиями по поддержанию внимания. Поэтому работа в условиях произвольного внимания оказывается далеко не всегда эффективной. Наиболее глубокая концентрация, сосредоточенность возможна лишь при послепроизвольном внимании. Чтобы перейти от произвольного к послепроизвольному вниманию, необходимо активизировать саму работу. Это можно сделать, используя работу памяти - закон осмыслении и интереса.

























  1. ГЛАВА 2. СОЗНАНИЕ


  1. 2.1. Сознание как форма жизнедеятельности человека, способ духовной ориентации и преобразования мира, инструмент познания реальности.

Человек владеет прекрасным даром - разумом с его пытливым полетом как в отдаленное прошлое, так и в грядущее, миром мечты и фантазии, творческим решением практических и теоретических проблем, наконец, воплощением самых дерзновенных замыслов. Уже с глубокой древности мыслители напряженно искали разгадку тайны феномена сознания.

Сознание - это высшая, свойственная лишь человеку форма отражения объективной действительности, способ его отношения к миру и к самому себе, который представляет собой единство психических процессов, активно участвующих в осмыслении человеком объективного мира и своего собственного бытия и определяется не непосредственно его телесной организацией (как у животных), а приобретаемыми только через общение с другими людьми навыками предметных действий. Сознание состоит из чувственных образов предметов, являющихся ощущением или представлением и поэтому обладающих значением и смыслом, знания как совокупности ощущений, запечатленных в памяти, и обобщений, созданных в результате высшей психической деятельности, мышления и языка. Таким образом, сознание является особой формой взаимодействия человека с действительностью и управления ею. В течение многих веков не смолкают горячие споры вокруг сущности сознания и возможностей его познания. Богословы рассматривают сознание как крохотную искру величественного пламени божественного разума. Идеалисты отстаивают мысль о первичности сознания по отношению к материи. Вырывая сознание из объективных связей реального мира и рассматривая его как самостоятельную и созидающую сущность бытия, объективные идеалисты трактуют сознание как нечто изначальное: оно не только не объяснимо ничем, что существует вне его, но само из себя призвано объяснить все совершающееся в природе, истории и поведении каждого отдельного человека. Единственно достоверной реальностью признают сознание сторонники объективного идеализма.

Если идеализм вырывает пропасть между разумом и миром, то материализм ищет общность, единство между явлениями сознания и объективным миром, выводя духовное из материального. Материалистическая философия и психология исходят в решении этой проблемы из двух кардинальных принципов: из признания сознания функцией мозга и отражением внешнего мира.

Гельвеций говорил:

Чувства составляют источник всех наших знаний... Мы располагаем тремя главными средствами исследования: наблюдением природы, размышлением и экспериментом. Наблюдение собирает факты; размышление их комбинирует; опыт проверяет результат комбинаций...

...всякое наше ощущение влечет за собой суждение, существование которого, будучи неизвестным, когда оно не приковало к себе нашего внимания, тем не менее реально”1.

Данный фрагмент может служить иллюстрацией теории ассоциаций, приверженцем которой являлся Гельвеций и на основе которой он объяснял природу сознания. Ее суть: последовательно возникающие в мозгу ощущения накладываются друг на друга и образуют “пучок ощущений”. Эти ощущения являются образами объективной действительности, а возникающий на их основе логический мыслительный процесс закономерно отражает объективную причинную связь вещей и явлений.

Мнение З.Фрейда:

Быть сознательным - это прежде всего чисто описательный термин, который опирается на самое непосредственное и надежное восприятие. Опыт показывает нам далее, что психический элемент, например, представление, обыкновенно не бывает длительно сознательным. Наоборот, характерным является то, что состояние сознательности быстро проходит; представление в данный момент сознательное, в следующее мгновение перестает быть таковым, однако может вновь стать сознательным при известных, легко достижимых условиях. Каким оно было в промежуточный период, мы не знаем; можно сказать, что оно было скрытым (латент), подразумевая под этим то, что оно в любой момент способно было стать сознательным. Если мы скажем, что оно было бессознательным, мы также дадим правильное описание. Это бессознательное в такое случае совпадает со скрыто или потенциально сознательным...

Понятие бессознательного мы, таким образом, получаем из учения о вытеснении. Вытесненное мы рассматриваем как типичный пример бессознательного. Мы видим, однако, что есть двоякое бессознательное: скрытое, но способное стать сознательным, и вытесненное, которое само по себе и без дальнейшего не может стать сознательным... Скрытое бессознательное, являющееся таковым только в описательном, но не в динамическом смысле, называется нами предсознательным; термин «бессознательное» мы применяем только к вытесненному динамическому бессознательному; таким образом, мы имеем теперь три термина: «сознательное» (Bw), «предсознательное» (Vbw) и «бессознательное» (Ubw)”2.

Философия ставит в центр своего внимания как основной вопрос отношение материи и сознания, а тем самым и проблему сознания. Значение этой проблемы обнаруживается уже в том, что вид, к которому принадлежим мы, люди, обозначают как человек разумный. Исходя из этого, можно с полным правом сказать, что философский анализ сущности сознания исключительно важен для правильного понимания места и роли человека в мире. Уже поэтому проблема сознания изначально привлекала самое пристальное внимание философов при выработке ими исходных мировоззренческих и методологических установок.

При этом рассмотрение отдельных аспектов сознания как специфически человеческой формы регуляции взаимодействия человека с действительностью в рамках различных дисциплин всегда опирается на определенную философско-мировоззренческую установку в подходе и сознанию. Это придает решению вопроса о природе сознания с философских позиций особый, дополнительный смысл и значение. При этом философия, в отличие от других наук, исследует общую природу сознания, изучает его прежде всего под углом зрения своего основного вопроса.

Идеалистический подход фактически мистифицирует сознание, поскольку рассматривает его в качестве продукта души, превращая сознание в нечто таинственное и недоступное рациональному, с научных позиций исследованию. Материализм, напротив, снимает с сознания покров таинственности и исходит из того, что оно есть функция мозга, во-вторых, рассматривает сознание как отражение материи, отражение внешнего мира и, наконец, с материалистической точки зрения оно является продуктом развития материального мира. При подобном подходе оказывается, что сознание при всей его сложности вовсе не является чем-то абсолютно непостижимым и непознаваемым.

Действительно, значительный материал о физиологических основаниях сознания могут дать исследования физиологии высшей нервной деятельности, поскольку сознание органически связано с материальными, физиологическими процессами в мозгу, выступает как специфическая сторона. Обширные данные для понимания сознания дает исследование человеческой деятельности и ее продуктов, поскольку в них реализованы, запечатлены знания, мысли и чувства людей. Наряду с этим сознание проявляется в познании, вследствие чего и этот источник, изучение познавательного процесса, открывает различные стороны сознания.

Наконец, очень тесно можно сказать, органически связаны между собой сознание и язык, в силу чего и научный анализ такого явления, как язык во всей его многосложности, немаловажен для осмысления сущности, природы сознания. При этом главное, о чем следует постоянно помнить, состоит в том, что «нельзя отделить мышление от материи, которая мыслит». Сознание, как и материя, это реальность. Но если материя это объективная реальность, характеризующаяся самодостаточностью и самообоснованностью, то сознание - это реальность субъективная, это субъективный образ объективного мира. Оно не существует само по себе, а имеет основание в ином, в материи. Иными словами, диалектико-материалистический подход к сознанию исходит из примата бытия по отношения к сознанию, что не только не исключает, а предполагает, что сам способ бытия человека в мире всегда предполагает сознание, что человеческая деятельность вся пронизана сознанием и без него не существует. Но бытие - более широкая система, и сознание выступает как условие и средство для того, чтобы человек мог вписаться в эту более широкую, целостную системы бытия.

Сознание, как определяемое бытием, и выступает прежде всего в качестве свойства высокоорганизованной материи и одновременно как продукт эволюции материи, усложнения форм отражения в ходе этой эволюции, начиная с самых элементарных форм и кончая мышлением. При этом сама эволюция форм отражения определяется не изнутри, а на основе определенных взаимоотношений носителей отражения с окружающей средой. У человека это взаимодействие реализуется в практически - преобразующей деятельности, осуществляемой в рамках определенных сообществ. Поэтому сознание - не просто функция мозга, оно - общественный продукт. Общественная природа сознания отчетливо видна в его органической связи с языком и в особенности - с практической деятельностью, в которой сознание, его продукты опредмечиваются и которая придает сознанию объективный характер, направленность на внешний мир с целью не только его отражения, познания, но и его изменения. К тому же сознание не только изначально формировалось в первичных формах общества, но и сегодня оно закладывается и развивается у каждого нового поколения только в обществе через деятельность и общение с себе подобными.

Сознание невозможно вывести из одного лишь процесса отражения объектов природного мира: отношение “субъект-объект” не может породить сознания. Для этого субъект должен быть включен в более сложную систему социальной практики, в контекст общественной жизни. Каждый из нас, приходя в этот мир, наследует духовную культуру, которую мы должны освоить, чтобы обрести собственно человеческую сущность и быть способными мыслить по-человечески.

Общественное сознание возникло одновременно и в единстве с возникновением общественного бытия. Природе в целом безразлично существование человеческого разума, а общество не могло бы без него не только возникнуть и развиваться, но и просуществовать ни одного дня и часа. В силу того, что общество есть объективно-субъективная реальность, общественное бытие и общественное сознание как бы “нагружены” друг другом: без энергии сознания общественное бытие статично и даже мертво.

Сознание реализуется в двух ипостасях: отражательной и активно-творческой способностях. Сущность сознания в том и состоит, что оно может отражать общественное бытие только при условии одновременного активно-творческого преобразования его. Функция опережающего отражения сознания наиболее четко реализуется в отношении общественного бытия, которое существенным образом связано с устремленностью в будущее. Это неоднократно подтверждалось в истории тем обстоятельством, что идеи, в частности социально-политические, могут опережать наличное состояние общества и даже преобразовывать его. Общество есть материально-идеальная реальность. Совокупность обобщенных представлений, идей, теорий, чувств, нравов, традиций и т.п., то есть того, что составляет содержание общественного сознания и образует духовную реальность, выступает составной частью общественного бытия, так как оно дано сознанию отдельного индивида.

Но подчеркивая единство общественного бытия и общественного сознания, нельзя забывать и их различие, специфическую разъединенность. Историческая взаимосвязь общественного бытия и общественного сознания в их относительной самостоятельности реализуется таким образом, что если на ранних этапах развития общества общественное сознание формировалось под непосредственным воздействием бытия, то в дальнейшем это воздействие приобретало все более опосредованный характер - через государство, политические, правовые отношения и др., а обратное воздействие общественного сознания на бытие приобретает, напротив, все более непосредственный характер. Сама возможность такого непосредственного воздействия общественного сознания на общественное бытие заключается в способности сознания правильно отражать бытие.

Итак, сознание как отражение и как активно-творческая деятельность представляет собой единство двух нераздельных сторон одного и того же процесса: в своем влиянии на бытие оно может как оценивать его, вскрывая его потаенный смысл, прогнозировать, так и через практическую деятельность людей преобразовывать его. А поэтому общественное сознание эпохи может не только отражать бытие, но активно способствовать его перестройке. В этом и заключается та исторически сложившаяся функция общественного сознания, которая делает его объективно необходимым и реально существующим элементом любого общественного устройства.

Тот факт, что общественное сознание включает в себя разные уровни (обыденно-житейское, теоретическое, общественную психологию, идеологию и т.д.), и то, что каждым уровнем сознания общественное бытие отражается по-разному, как раз и составляет реальную сложность в понимании феномена общественного сознания. И поэтому нельзя рассматривать его как простую сумму понятий “сознание” и “общественное”.

Обладая объективной природой и имманентными законами развития, общественное сознание может как отставать, так и опережать бытие в рамках закономерного для данного общества эволюционного процесса. В этом плане общественное сознание может играть роль активного стимулятора общественного процесса, либо механизма его торможения. Мощная преобразовательная сила общественного сознания способна воздействовать на все бытие в целом, вскрывая смысл его эволюции и предсказывая перспективы. В этом плане оно отличается от субъективного (в смысле субъективной реальности) конечного и ограниченного отдельным человеком индивидуального сознания. Власть общественного целого над индивидом выражается здесь в обязательном принятии индивидом исторически сложившихся форм духовного освоения действительности, тех способов и средств, с помощью которых осуществляется производство духовных ценностей, того смыслового содержания, которое накоплено человечеством веками и вне которого невозможно становление личности.







  1. 2.2. Материальные предпосылки возникновения сознания. Качественное изменение форм отражения на различных уровнях развития материи.

Положение Маркса о том, что нельзя отделить сознание, мышление от материи, которая мыслит, о том, что сознание производно от материи, предельно просто и понятно. Но оно нуждается, во-первых, в расшифровке, а во-вторых, в обосновании. И первое, что следует решить - это вопрос о предпосылках возникновения сознания в природе, а точнее - в неживой природе, в самом фундаменте материи.

Действительно, если мы утверждаем, что не дух породил материю, а материя породила дух, то наши оппоненты вправе спросить нас: а есть ли на самом фундаменте материи, в неживой природе какие-либо основания для порождения сознания? Эта проблема стояла и перед старым материализмом, однако не была решена им. Одна часть материалистов просто обходила эту сложную проблему, другая - вставала на позиции гилозоизма (от греч. Гиле- материя, зоо - жизнь), наделяла вопреки фактам всю материю способностью чувствовать и даже мыслить и по существу снимала вопрос о возникновении сознания и о необходимых для этого предпосылках. На позициях гилозоизма стоял, в частности, французский материалист Д. Дидро, но он в то же время ближе других подошел к реальному решению проблемы. Наделяя всю материю свойством чувствительности, он считал, что неживой материи свойственна пассивная, а живой - активная чувствительность.

Ясно одно: найти материальные предпосылки возникновения сознания в самих основаниях материального мира, значит, подвести под материализмом надежный и прочный фундамент. И наоборот - если таких предпосылок найти не удастся, то возникновение сознания придется признать чудом и здание материализма просто рухнет. Однако такие опасения излишни: реальные предпосылки для порождения сознания в самом фундаменте материального мира имеются. Они были установлены Лениным. И решающей предпосылкой является открытое им и присущее всей материи свойство отражения. Наличие именно этого свойства у всех видов материи, в том числе и нежимой, неорганической, образует объективную основу для возникновения в процессе развития все новых и притом все более сложных форм отражения вплоть до его высшей формы - человеческого сознания. Но что представляет собой это всеобщее свойство материи?

Отражение - это свойство материальных систем, объектов воспроизводить в ходе взаимодействия с другими системами, объектами в изменениях своих свойств и состояний их различные особенности и характеристики. Простые примеры отражения: отпечаток предмета на воске, объект и негатив на фотопластинке, изменения в приборах, фиксирующие перемену силы тока или атмосферного давления, и т.д. Практически все измерительные приборы базируются на использовании свойства отражения. Уже в пределах неживой природы отражение усложняется с переходом от одной формы движения материи к другой и выступает в виде механического, физического, химического отражения.

Вместе с тем отражение, начиная с простейших форм, характеризуется рядом свойств: 1) оно предполагает не просто изменения в отражающей системе, а изменения, адекватные внешнему воздействию; 2) отражение зависит от отражаемого, оно вторично по отношению к нему; 3) отражение зависит от среды и особенностей отражаемой системы, играющей в процессе отражения активную роль. Эти особенности отражения находят свое наиболее яркое проявление на уровне сознания. При этом отражение в неживой природе есть лишь предпосылка и базис формирования в ходе эволюции более высокой формы отражения - отражения биологического. Дело в том, что отражение в неживой природе (исключая некоторые технические средства) не становится для отражающего предмета каким бы то ни было ориентиром его собственной активности. Напротив, в биологических системах результаты отражения, несущие информацию об окружающей среде, используются в качестве ориентиров, определяющих активность этих систем, их целесообразное реагирование на внешние воздействия. Поэтому отражение, связанное с активным использованием результатов внешних воздействий, можно назвать информационным, причем под информацией в данном случае понимается свойство явлений способствовать активной ориентации в окружающем мире.

Отражение приобретает на уровне живого по меньшей мере две важные особенности. Во-первых, дальнейшее развитие приобретает избирательность отражения, активность отображающей системы: оно ориентировано на жизненно важные для нее факторы внешней среды; во-вторых, отражение выступает как важнейшее средство приспособления организма к условиям среды, предполагает целенаправленное реагирование на содержащуюся в отражении информацию. В этом смысл и значение отражения в живой природе. Оно выступает в качестве источника данных для управления живыми системами, их поведением. Можно поэтому сказать, что извлечение жизненно важной информации об окружающей среде и целенаправленное ее использование для регулирования поведения живых организмов является фундаментальным свойством живого. При этом отражение на уровне живого проходит в своем развитии ряд этапов.

Исходной формой отражения в живой природе является раздражимость, т.е. способность живого реагировать на воздействия извне процессом внутреннего возбуждения, обеспечивающим целесообразную реакцию на раздражитель. Эта форма возникает с самого начала существования живого, еще до возникновения нервной системы и специализированных органов отражения. Более высокой ступенью является чувствительность, т.е. способность к ощущениям. Если раздражимость свойственна и растениям, то чувствительность специфична для живого мира. При этом ощущения, информация, которую они несут, становятся материалом для внутренней работы организма с целью выработки соответствующей реакции. Для этого в живых организмах формируются специфические органы по подобной переработке информации - нервные ткани, а затем и сложные нервные ткани. Отражение в итоге поднимается на следующую ступень - нейрофизиологического отражения, присущего только высшим животным, проявляющегося уже не только в прямой реакции на раздражитель, а в целой системе расчлененной, организованной последовательности действий, лишь в конечном счете подчиненной жизненно важной цели, в активной реализации в столкновении с внешней средой своей внутренней программы, «видового опыта» организма.

Таким образом, на этой стадии отражение выступает в виде диалектического единства воздействия внешней среды и реализации внутренних целей, установок, программ живого существа в процессе построения схемы поведения, отвечающей как реальной ситуации, так и внутренним целям и потребностям. Это единство внутренней активности и внешнего воздействия находит свое более полное выражение на стадии психического отражения, свойственного высшим животным с достаточно развитой и централизованной нервной системой.

Психическое отражение возникает там и тогда, где и когда ресурсы и механизмы нейрофизиологического отражения с характерным для него автоматизмом оказываются недостаточными и необходим активный поиск того, что требуется организму для решения вставшей перед ним задачи, необходима ориентировочная деятельность в обследовании реальной ситуации. Здесь становятся необходимыми психические образы, формирующиеся на основе реального ориентировочного движения в действительности. Через образ живое существо прослеживает новые для него отношения и связи между явлениями внешнего мира, используемые для решения стоящей перед ним задачи. Психический образ выступает как отражение объективной реальности, сформировавшееся в процессе активной поисковой деятельности и служащее схемой действия организма, закодированной в нейродинамических структурах.

Развитие психической формы отражения и подготовило тот качественный сдвиг, который ознаменовал переход к человеческому сознанию. Дальше мы подробнее остановимся на происхождении сознания, здесь же отметим лишь некоторые специфические черты отражения на уровне человеческого сознания. Во-первых, отражение наряду с чувственно - образным приобретает характер абстрактно - понятийного. В итоге в громадной степени расширяется информационная нагрузка отражения. Действительно, восприятие отражает один предмет, понятие же замещает огромное количество предметов. Благодаря образованию понятий емкость человеческого мышления в сравнении с животными формами психики, связанными с чувственно-индивидуальными представлениями, возрастает в миллиарды раз, позволяет человеческому мозгу вобрать в себя и неизмеримо большее количество информации и оперировать им. Во-вторых, с возникновением абстрактного мышления психика человека перестала быть привязанной к непосредственным чувственным образам, появилась возможность отлета мысли от непосредственно данного, возможность не только отражать действительность и приспосабливаться к ней, но и изменять ее, творить новую действительность, т.е. формируется творчески-конструкторская функция сознания. Активная роль отражения, опосредованного практикой, поднимается на новый уровень. Правда, следует признать, что с развитием абстрактного мышления появилась и возможность «больной фантазии», преувеличения относительной самостоятельности мысли, ее отрыва от действительности, формируются религия, а затем и идеализм.

Наконец, отражение приобретает социально - детерминированный характер. Это находит свое выражение прежде всего в общественной природе сознания, что проявляется, в частности, в возникновении языка и в нерасторжимом его единстве с мышлением. Наряду с этим социальная обусловленность сознания обнаруживается в его зависимости от общественных отношений, в том, что сознание людей меняется с развитием общества, а общественное сознание, о чем мы подробно будем вести речь в дальнейшем, является отражением общественного бытия.

Мы рассмотрели вопрос об отражении и эволюции его форм в процессе развития материального мира. Уже усложнение форм отражения тесно связано с уровнем организации материи, особенно с усложнением нервно-физиологических систем. Мыслит материя, но, как уже было отмечено выше, сознание присуще не всей материи, а лишь особым образом организованной материи, человеку разумному. Этот аспект соотношения материи и сознания и предстоит рассмотреть дальше.











  1. 2.3. Сознание и мозг. Техническое и физиологическое. Взаимосвязь сознательного и бессознательного в психики человека.

Уже анализ развития психики животных показывает, что уровень ее развития, а значит, и степень развитости форм отражения являются функцией сложности их поведения, а главное - сложности организации органов отражения внешнего мира, центральной нервной системы.

Низшим формам живого, у которых отсутствуют специализированные органы отражения и центральная нервная система, присуща только раздражимость. С усложнением организации, с формированием у животных центральной нервной системы и специализированных органов чувств отражение поднимается на более высокую ступень. В ходе развития над раздражимостью надстраивается чувствительность, затем – нервно - физиологическое отражение и далее - психика животных. Наконец, у человека наибольшей сложности достигает структура центральной нервной системы, прежде всего головного мозга, и соответственно отражение выступает в наиболее сложной форме - в виде человеческого мышления. Действительно, человеческий мозг представляет собой сложнейшее материальное образование объемом в среднем в 1400 куб.см (у приматов мозг по объему в 3-4 раза меньше), состоящее из 10-14 млрд. нейронов, связанных между собой синапсами и дендритами.

Мозг имеет весьма сложное строение, в нем прослеживается своеобразное «разделение труда» между его отделами. Наиболее простые формы анализа и синтеза внешних раздражений и регуляции поведения осуществляются низшими отделами центральной нервной системы - спинным, продолговатым и промежуточным мозгом, а самые сложные верхними этажами, прежде всего большими полушариями головного мозга, особенно их корой.

Уже то, что богатство и содержательность форм отражения связаны со сложностью и совершенством нервной системы, степенью ее централизации, само по себе подтверждает материалистический тезис: сознание есть функция мозга. Этот тезис надежно подкрепляется и данными физиологии и патологии высшей нервной деятельности, в частности, тем, что нарушения в психике часто связаны с повреждением определенных участков мозга.

Проблема сознание и мозг включает два главных аспекта. Первый - как соотносятся явления сознания, психическое с физиологическими процессами в мозгу. Это так называемая психофизиологическая проблема. И второй аспект, тесно связанный с первым - соотношение идеального и материального.

Остановимся последовательно на каждой из этих проблем. Психофизиологическую проблему материализм и и идеализм всегда решали по-разному. Правда, и среди представителей идеализма нет полного единообразия в решении этой проблемы. Часть идеалистов, а вместе с ними и представители дуализма решают ее в форме психофизиологического параллелизма: психические и физиологические процессы протекают параллельно и независимо друг от друга и в то же время необъяснимым образом соответствуют друг другу.

Второе решение выступает в виде идеи психофизиологического взаимодействия, хотя вопрос, как могут взаимодействовать идеальное, психическое и материальное, физиологические сторонники этой позиции оставляют открытым. Третьим, крайним вариантом является идея психофизиологического тождества, сведения физиологического к психическому, идея, свойственная субъективному идеализму. Так, махист Авенариус отрицал всякую связь сознания с мозгом. Мышление, по его мнению, не есть обитатель или повелитель, половина или сторона и т.д., но и не продукт и даже не физиологическая функция или даже состояние мозга. Однако и в материализме психофизиологическая проблема не нашла единого решения. Представители вульгарного материализма, отвергая идеализм, впали в другую крайность, отождествив сознание и материю, объявив и мысль материальной. Так, Бюхнер, Фогт и Молешотт, выходцы из этой школы, считали, что мозг так же выделяет мысль, как печень- желчь. В 3О-х годах нашего столетия наблюдался рецидив подобных воззрений в связи с успехами электрофизиологии: отдельные физиологи и психологи стали приравнивать мысль к электромагнитным колебаниям.

Эту позицию и в наши дни занимают отдельные философы и психологи. Несостоятельность подобного взгляда в том, во-первых, что его сторонники смазывают качественное своеобразие сознания как идеально-образного отражения материи, а во-вторых, этот взгляд ведет к смещению материализма и идеализма, поскольку вслед за идеализмом признается возможность самостоятельного, независимо от мозга, существование мыслей.

Действительно, материалистическое решение проблемы соотношения психического и физиологического состоит в признании психофизиологического единства, основу которого образует материальный, физиологический процесс, а психическое, идеальное составляет его внутреннюю сторону, сторону отражения. В конечном счете именно эта мысль просматривается в хорошо известном высказывании К. Маркса: «...Идеальное есть не что иное, как материальное, пересаженное в голову и переработанное в ней». (Маркс К., Энгельс Ф. Соч.2-е изд. Т.23. С.21.).

Древняя Индия– мнение:

В философской системе «Йога Патанджали» бессознательное трактовалось как высший момент познания - интуиция. Причем бессознательное понималось не как форма познания, предшествующая сознанию, а, напротив, как сверхсознательное, на основе которого осуществляется высшая степень проникновения в сущность вещей.

Однако у «Йога Патанджали» понятие бессознательного употребляется и для характеристики причин Вселенной, первоначального продукта развития «пракрити» - великого, включающего в себя интеллект, самосознание и ум («читта»). «Он («читта») в сущности бессознателен, хотя становится сознающим, благодаря отражению «Я», которое в нем находится»”3.

Шеллинг утверждает, что предусмотренная гармония между идеальным и реальным мирами является результатом как сознательной, так и бессознательной деятельности. При этом имеется в виду, «что деятельность, которая в нашем поведении сознательно продуктивна, в своем порождении мира продуктивна бессознательно». Этим постулируется наличие сознательной и бессознательной деятельности в субъективном, то есть в самом сознании, а объективный мир представляется не чем иным, как первоначальной бессознательной «поэзией абсолютного духа»“4.

Исходя из данной цитаты, можно заключить, что для Шеллинга бессознательное является отправной точкой, отрицательным стимулом к развитию. В изначальном “абсолютном тождестве” бытия и мышления имеет место бессознательное хотение и действование, в результате которого возникает природа. Различные природные явления у Шеллинга выступают как определенные формы бытия и сознания мирового духа. Таким образом происходит развитие путем постепенного превращения бессознательного в сознательное.

Сознание - важнейшая сфера человеческой психики, но не единственная, поскольку последняя включает в себя и бессознательное. Особое внимание вопросу о природе бессознательного уделял в свое время австрийский врач-психиатр и философ З. Фрейд. Он высказал ряд важных положений о сфере бессознательного.

Вместе с тем З. Фрейд преувеличил его значение, отдал бессознательному первенствующую роль, утверждая, что якобы оно определяет и сознание, и все поведение человека, причем особое значение он придавал врожденным инстинктам и влечениям, ядром которых считал половой инстинкт. Не соглашаясь с подобной абсолютизацией места бессознательного в жизни человека, было бы вместе с тем неверно преуменьшать и тем более отрицать его роль в познании и поведении людей.

Само бессознательное имеет три основных уровня. К первому относится не- осознанный психический контроль человека за жизнью своего тела, координацией функций, удовлетворением простейших нужд и потребностей. Второй, более высокий уровень бессознательного - это процессы и состояния, которые могут реализоваться в пределах сознания, но могут перемещаться в сферу бессознательного и осуществляться автоматически и т.д. Наконец, третий, высший уровень бессознательного проявляется в художественной, научной, философской интуиции, играющей важную роль в процессах творчества. Бессознательное на этом уровне тесно переплетено с сознанием, с творческой энергией чувств и разума человека.

Для самосознания личности эта информация оказывается «закрытой», но она существует, поступает в мозг, перерабатывается, и на ее основе осуществляются многие действия. Неосознанное отражение, играя вспомогательную роль, освобождает сознание для реализации наиболее важных, творческих функций. Так, многие привычные действия мы выполняем без контроля сознания, бессознательно, а сознание, освобожденное от решения этих задач, может быть направлено на иные предметы.




























  1. 2.4. Сознание и язык. Идеальное и материальное. Сознание и самосознание

Одной из предпосылок его возникновения на биологическом уровне явились существующие уже у высших животных системы звуковой сигнализации.

Мимико-жестикулярные и звуковые средства взаимного общения прежде всего высших животных и послужили биологической предпосылкой формирования человеческой речи. Развитие труда способствовало тесному сплочению членов общества. У людей появилась необходимость что-то сказать друг другу. Потребность создала орган - соответствующее строение мозга и периферического речевого аппарата. Физиологический механизм образования речи - условно-рефлекторный: произносимые в той или иной ситуации звуки, сопровождаемые жестами, сочетались в мозгу с соответствующими предметами и действиями, а затем с идеальными явлениями сознания. Звук из выражения эмоций превратился в средство обозначения образов предметов, их свойств и отношений.

В языке с особой отчетливостью обнаруживает себя общественная природа сознания. Язык так же древен, как и сознание. Язык и сознание представляют собой органическое единство, не исключающее, однако, и противоречий между ними.

Сущность языка обнаруживает себя в его функциях. Прежде всего, язык выступает как средство общения, передачи мыслей, выполняет коммуникативную функцию. Мысль представляет собой идеальное отображение предмета и поэтому не может быть ни выражена, ни передана без материального обрамления. В роли материальной, чувственной оболочки мысли и выступает слово как единство знака, звучания и значения, понятия.

Речь представляет собой деятельность, сам процесс общения, обмена мыслями, чувствами и т.п., осуществляемый с помощью языка как средства общения. Но язык не только средство общения, но и орудие мышления, средство выражения и оформления мыслей. Дело в том, что мысль, понятие лишены образности, и потому выразить и усвоить мысль значит облечь ее в словесную форму. Даже тогда, когда мы мыслим про себя, мы мыслим, отливая мысль в языковые формы. Выполнение языком этой своей функции обеспечивается тем, что слово - это знак особого рода: в нем, как правило, нет ничего, что напоминало бы о конкретных свойствах обозначаемой вещи, явления, в силу чего оно и может выступать в роли знака - представителя целого класса сходных предметов, т.е. в роли знака понятия.

Наконец, язык выполняет роль инструмента, накопления знаний, развития сознания. В языковых формах наши представления, чувства и мысли приобретают материальное бытие и благодаря этому могут стать и становятся достоянием других людей.

Итак, сознание и язык органически связаны друг с другом. Но единство языка и мышления не означает их тождества. Действительно мысль, понятие как значение слова есть отражение объективной реальности, а слово как знак - средство выражения и закрепления мысли, средство и передачи ее другим людям. К этому следует добавить, что мышление по своим логическим законам и формам интернационально, а язык по его грамматическому строю и словарному составу - национален.

Наконец, отсутствие тождества языка и мышления просматривается и в том, что порой мы понимаем все слова, а мысль, выраженная с их помощью, остается для нас недоступной, не говоря уже о том, что в одно и то же словесное выражение люди с различным жизненным опытом вкладывают далеко не одинаковое смысловое содержание.

Эти особенности в соотношении языка и мышления необходимо учитывать и в живой речи, и в речи письменной. Естественные языки - главное и решающее средство общения между людьми, средство организации нашего мышления. Вместе с тем по мере развития познания и общественной практики, наряду с языками, начинают все шире использоваться и неязыковые знаки, и знаковые системы. В конечном счете, все они так или иначе связаны с естественным языком, дополняя его и расширяя его диапазон и возможности. К числу таких неязыковых знаковых систем можно отнести системы знаков, используемых в математике, химии, физике, нотную грамоту, знаки дорожного движения и т.д. Больше того, формируются искусственные языки - язык математики, других наук, а в последнее время и формализованные языки программирования.

Язык и сознание образуют противоречивое единство. Язык влияет на сознание: его исторически сложившиеся нормы, специфичные у каждого народа, в одном и том же объекте оттеняют различные признаки. Однако зависимость мышления от языка не является абсолютной. Мышление детерминируется главным образом своими связями с действительностью, язык же может лишь частично модифицировать форму и стиль мышления.

Состояние проблемы соотношения мышления и языка еще далеко до завершения, оно содержит еще множество интересных аспектов для исследования.

Физиологические механизмы психических явлений не тождественны содержанию самой психики, представляющей собой отражение действительности в виде субъективных образов. Диалектико-материалистическая концепция сознания не совместима ни с идеалистическими воззрениями, отрывающими психические явления от мозга, ни со взглядами так называемых вульгарных материалистов, отрицающих специфику психического.

Отражение вещей, их свойств и отношений в мозгу, разумеется, не означает их перемещения в мозг или образования их физических отпечатков в нем наподобие отпечатков на воске. Мозг не деформируется, не синеет, не холодеет, когда на него оказывают воздействие твердые, синие и холодные предметы. Переживаемый образ внешней вещи есть нечто субъективное, идеальное. Он не сводим ни к самому материальному объекту, находящемуся вне мозга, ни к тем физиологическим процессам, которые происходят в мозгу и порождают этот образ. Идеальное есть не что иное, как материальное, “пересаженное” в человеческую голову и преобразованное в ней.

Духовный мир человека невозможно ни осязать, ни видеть, ни слышать, ни обнаружить какими-либо приборами или химическими реактивами. В мозгу человека никто еще не нашел непосредственно ни одной мысли: мысль, идеальное не имеет существования в физическом и физиологическом смысле этого слова. Вместе с тем, мысли, идеи реальны. Они существуют. Поэтому нельзя считать идею чем-то “недействительным”. Однако, ее действительность, реальность не материальна, а идеальна. Это наш внутренний мир, наше личное, индивидуальное сознание, а также весь мир “надличной“ духовной культуры человечества, то есть внешне объективированные идеальные явления. Поэтому никак нельзя сказать, что реальнее - материя или сознание. Материя - объективная, а сознание - субъективная реальность.

Сознание принадлежит человеку как субъекту, а не объективному миру. Не существует “ничьих” ощущений, мыслей, чувств. Всякое ощущение, мысль, идея есть ощущение, мысль, идея конкретного человека. Субъективность же образа - это отнюдь не произвольное привнесение чего-то от субъекта: объективная истина есть тоже субъективное явление. Вместе с тем, субъективное выступает и в смысле неполной адекватности образа оригиналу.

Содержание мысленного образа предмета определяется не анатомо-физиологической организацией человека и не тем, что познающий субъект находит непосредственно в природе на основе своего индивидуального опыта. Его содержание представляет собой синтетическую характеристику объекта, полученную в ходе предметно - преобразующей деятельности. Этим открывается принципиальная возможность объективного изучения сознания: оно может быть познано через формы своего выявления в чувственно-практической деятельности.

Субъективный образ как знание, как духовная реальность и физиологические процессы как его материальный субстрат - качественно разные явления. Непонимание этой качественной специфики порождало механическую тенденцию их отождествления. Абсолютизация же специфики сознания как субъективного образа порождает тенденцию противопоставлять идеальное и материальное и доводить противопоставление до полного распада мира на две субстанции - духовную и материальную.

Сознание и объективный мир - противоположности, образующие единство. Основой его является практика, чувственно-предметная деятельность людей. Именно она и порождает необходимость психического сознательного отражения действительности. Необходимость сознания, и при этом сознания, дающего верное отражение мира, лежит в условиях и требованиях самой жизни.

Наконец, важнейшей составляющей сознания, ставящей все остальные его компоненты как бы за одну скобку, является самосознание.

Самосознание - своеобразный центр нашего сознания, интегрирующее начало в нем. Самосознание - это сознание человеком своего тела, своих мыслей и чувств, своих действий, своего места в обществе, проще говоря, осознание себя как особой и единой личности.

Самосознание - исторический продукт, оно формируется лишь на определенной, притом достаточно высокой стадии развития первобытного общества. А наряду с этим оно является и продуктом индивидуального развития: у ребенка его основания закладываются примерно в возрасте 2-4-х лет. В развитии, динамике самосознания можно выделить три уровня. Первый - уровень самочувствия, сводящегося к элементарному осознанию своего тела и его включенности в систему окружающих человека вещей. Именно благодаря этому человек не только выделяет себя из предметного мира, но и имеет возможности свободно ориентироваться в нем.

Второй уровень самосознания реализуется в осознании своей принадлежности к тому или иному сообществу, к той или иной культуре и социальной группе. Самый высокий уровень развития самосознания - возникновение сознания «Я» как такого образования, которая хотя и похоже на «Я» других людей, но одновременно неповторимо, причем способно не только совершать поступки, но и нести ответственность за них, что предполагает необходимость и возможность как контроля за своими действиями, так и их самооценки. Таким образом, самосознание характеризует не только самопознание, но и сопоставление себя с некоторым идеалом «Я», а значит, контроль и самооценку, а также возникновение на этой основе чувства удовлетворенности или неудовлетворенности собой. При этом само осознание человеком своего «Я» опять-таки может реализоваться лишь через сопоставление себя с другими людьми.

Это лишний раз свидетельствует об общественной природе сознания, формирующегося в ходе коллективной деятельности и человеческого общения. Самосознание характеризуется двумя взаимосвязанными свойствами - предметностью и рефлективностью. Первое свойство дает возможность соотносить наши ощущения, восприятия, представления, мысленные образы с предметным миром вне нас, что позволяет обеспечить нацеленность сознания на внешний мир. Рефлексия же - это такая сторона самосознания, которая, напротив, сосредоточивает внимание на самих его явлениях и формах.

В ходе рефлексии человек осознает свое «Я», анализирует его, сопоставляя себя с идеалом, размышляя о своем отношении к жизни, закрепляя или, наоборот, меняя определенные жизненные ориентиры. При этом в оценках и самооценках возможны и ошибки. Проверка и корректировка здесь возможны при условии внимательного отношения к оценкам других людей и трезвого сопоставления с ними своих самооценок. Поэтому самосознание не есть некая константа, оно не только возникает в процессе совместной деятельности и общения с другими людьми, но и постоянно проверяется и корректируется в процессе углубления и расширения межличностных отношений.

В заключение рассмотрения темы необходимо резюмировать все вышесказанное и подвести некоторые итоги. Итак:

  1. Сознание - высшая форма отражения действительного мира, свойственная только человеку. Оно связано с членораздельной речью, логическими обобщениями, абстрактными понятиями.

  2. Ядром” сознания, способом его существования является знание.

  3. Формирование сознания связано с возникновением труда.

  4. Необходимость труда в процессе общения вызвала появление языка. Труд и язык оказали решающее влияние на становление человеческого сознания.

  5. Сознание - функция сложнейшей материальной, физиологической системы - человеческого мозга.

  6. Сознание имеет многокомпонентную структуру, тем не менее оно - единое целое.

  7. Сознание обладает возможностью воздействовать на окружающую его действительность. Оно активно.








ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Можно ли научиться быть внимательным, научиться искусству сосредоточения ? наиболее важны для работы памяти параметры концентрации и устойчивости. Рассмотрим эти и другие параметры в условиях произвольного внимания и переходу к послепроизвольному при выполнении типичных видов умственной работы, связанных с запоминанием (чтение, слушание и других). Постараемся выяснить, возможно ли тренировать эти параметры ?

Работая, мы все-таки нередко отвлекаемся. Можно ли избавиться от ненужных отвлечений, научиться работать сосредоточенно ? Для этого необходимо знать некоторые правила сосредоточенной работы.

Во-первых, нужно учитывать, что не все отвлечения вредны. Глубокая концентрация внимания сопровождается возбуждением определенных участков коры головного мозга. Однако длительное поддержание возбуждения невозможно - наступает утомление. Поэтому, в ряде случаев, отвлечения оправданы - когда они носят характер кратковременного отдыха, усиливающего дальнейшую сосредоточенность. 5 - 10 минут каждого часа умственной работы достаточны для такого отдыха (несколько физических упражнений, небольшой самомассаж, гимнастика для глаз и т. д.).

Однако наибольшие неудобства нам доставляют непреднамеренные отвлечения в процессе самой работы: не связанные с ней посторонние мысли, желание разглядывать посторонние предметы. Поэтому второе правило - необходимость создания соответствующей характеру работы обстановки. Некоторые люди могут сосредоточенно работать при любых условиях, однако для большинства очень важны внешние факторы: относительная тишина, порядок на столе. Хорошее освещение, удобная поза и т. д. Важна также чисто психическая возможность работать именно в этих условиях. Поэтому так легко сосредоточиться, например, в библиотеке. Полезен и заблаговременный созданный настрой на работу. Люди с ярким, образным мышлением могут попробовать такой прием. Представим, что в нашей голове находится огромный шкаф со множеством ящиков. Каждому виду работы в этом шкафу соответствует определенный ящик. Перед началом серьезной работы, требующей глубокой сосредоточенности, максимально отчетливо нужно вообразить, как мы выдвигаем ящик соответствующего вида работы и проверяем, что остальные плотно задвинуты. Этот прием, по свидетельству современников, любил Наполеон, отличавшийся, как известно, огромной работоспособностью.

В-третьих, необходимо учитывать, что сосредоточенность усиливается действием небольших побочных раздражителей. Не нужно стремиться работать в полной тишине: небольшой звуковой фон (тихая музыка, шум за окном, пение птиц) все-таки необходимы. Широко известен опыт одной из библиотек Лондона, в которой были созданы полностью звукоизолированные места для читателей. Очень скоро выяснилось, что в полнейшей тишине сосредоточенная работа невозможна.

В-четвертых, нужно ориентироваться на наиболее благоприятные для умственной работы периоды в течение дня. Согласно многочисленным экспериментам пик нашей активности приходятся на 5, 11, 16, 20 и 24 часа. В эти периоды облегчено достижение максимальной концентрации внимания. Однако в процессе умственной работы важна не только степень концентрации внимания, но и возможность ее длительного поддержания. Способность к длительной концентрации внимания можно тренировать. Целый ряд специальных упражнений предложен йогой, современными системами аутотренинга. Эти упражнения основаны на поддержании длительной концентрации внимания на каком-либо одном объекте. Главная задача при этом - обеспечение полного отсутствия всех посторонних мыслей, которые не относятся к рассматриваемому предмету. Попробуем смотреть на кончик своего пальца с полной концентрацией на нем в течение 3 - 4 минут подряд. Это далеко не так просто, как кажется, но нужно выполнять подобные упражнения ежедневно. Некоторые психологи рекомендуют широко известное упражнение “созерцание зеленой точки”. Оно заключается в следующем: из книги вырезается страница, в центре ее ставится зеленая точка диаметром 1- 2 мм. Ежедневно по 10 мин., лучше перед самым сном в течение 2 - 3 месяцев нужно смотреть в зеленую точку. Главная задача та же - борьба с посторонними мыслями. Смотреть лучше за столом, время контролировать по лежащим рядом часам. По истечении 10 мин закрыть глаза и сразу лечь спать. Стараться, чтобы страница с зеленой точкой была последним зрительным впечатлением дня. Для тренировки слухового внимания необходимо выделять ежедневно 10 мин. для максимального “вслушивания”. Обычно во время слушания мы выполняем еще какую-нибудь работу. Нужно постараться максимально внимательно вслушаться в речь диктора радио, оратора на собрании и т. д. Выполняя подобные упражнения, мы заметим, насколько трудно сосредоточиться на неподвижных, несложных предметах и явлениях. Это происходит потому, что важнейшим условием длительного устойчивого сосредоточения является изменчивость, подвижность, сложность объекта внимания, требующая активного восприятия. Любая однообразность утомляет. Для тренировки устойчивого внимания полезно читать заведомо неинтересную книгу, ставя при этом перед собой специальную задачу найти в ней что-либо интересное. Поэтому условия длительной устойчивости внимания - те же, что и для обеспечения его концентрации. Главное из них - активность выполняемой работы.

Наше внимание также требует к себе внимания. От умения организовать его работу зависит эффективность многих видов деятельности, связанных с запоминанием. Уделим своему вниманию 5 - 10 минут в день, и результаты не замедлят сказаться.











ЛИТЕРАТУРА


  1. Методические разработки для аспирантов по философии. /изд. МАИ, М.,1996

  2. Дверь в иные миры./К. Кастанеда, изд. София, Киев 1995

  3. Огонь изнутри./К. Кастанеда, изд. София киев 1993

  4. Тайна восприятия и осознания./ И. В. Алексеев, изд. МАИ. М. 1996

  5. Сила безмолвия./К. Кастанеда, изд. София, Киев, 1995

  6. Психология бессознательного./З. Фрейд, изд. М., 1990

  7. Выготский Л.С. Собрание сочинений: В 6 т. - Т. 3. - М-, 1983. (Овладение вниманием: 205-239.)

  8. Гальперин П.Я., Кабыльницкая С.Л. Экспериментальное формирование внимания. - М., 1974. (История и современное состояние психологии внимания: 5-16. Развитие внимания: 17-32, 39-87.)

  9. Ермолаев О.Ю., Марютина Т.М., Мешкова Т.А. Внимание школьника. - М., 1987. (Виды внимания: 30-37, 69-80.)

  10. ЛурияА.Р. Внимание и память. - М., 1975. (Внимание: 4-41.)

  11. Хрестоматия по вниманию. - М., 1976. (Сознание и внимание (В.Вундт): 3-25. Внимание (Э.Б.Титченер): 26-46. Внимание (У.Джемс): 50-65. Психология внимания (Т.Рибо): 66-102. Внимание (H-Н.Ланге): 107-144. О теории и воспитании внимания (Н.Ф.Добрынин): 243-259. Установка у человека (Д.Н.Узнадзе): 260-270.)

  12. Иванов М. М. Техника эффективного запоминания.

  13. Леонтьев А.Н. Хрестоматия по вниманию.

  14. Немов Р.С. Психология.

  15. Петровский А.В. Введение в психологию.

  16. Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Психология человека.



1 Цит.по: Бойко А.Н. Проблема бессознательного в философии и конкретных науках. Киев: “Вища Школа”, 1978. С.47

2 Фрейд З. Я и оно // Избранное. М., 1989. С.371-372

3 История философии в кратком изложении. М.:”Мысль”, 1994. С.20-21

4 Бойко А.Н. Проблема бессознательного в философии и конкретных науках. Киев: “Вища Школа”, 1978. С.25


Случайные файлы

Файл
13-sh01.doc
167912.doc
181715.rtf
147221.rtf
135882.rtf