Движущие силы творческого процесса (29276-1)

Посмотреть архив целиком

Движущие силы творческого процесса.

Можно прекрасно знать технологию эффективного мышления и уметь на практике устранять любые преграды на пути свободного течения фантазии, можно научиться (на основе законов развития, принципов идеальности или интуиции) определять эвристически значимые параметры объекта поиска и устремлять, напрягая фантазию, развитие объекта на интенсификацию этих параметров. Однако что-то же должно заставить пробудиться эту самую фантазию к жизни. Из чего-то же должна она возникнуть, потому что ни движение, ни течение, ни полет, ни падение, ни огонь, ни даже холод не бывают без своего источника, без движущей силы.

Итак, движущие силы. К ним относится все, что может стать первопричиной, побудительным мотивом, источником энергии для начала творческого процесса.

Что же побуждает человека к свершению перемен? Как объяснить происхождение таких чувств, как знаменитое "Им овладело беспокойство, охота к перемене мест"?

Наверное, каждому человеку, особенно человеку творческому, присущи свои индивидуальные побудительные мотивы, но вместе с тем должны же быть и общие. Общие, потому что все мы "человеки" и ничто человеческое всем нам не чуждо, а свои, потому что все, что не чуждо, проявляется для каждого сугубо конкретно. Что же это общее, но конкретное, которое не чуждо?

Это эмоции и потребности. А вернее, наоборот: потребности и эмоции, потому что потребности первичны, а эмоции - в зависимости от успешного удовлетворения потребностей (или хотя бы от перспективы удовлетворения) - вторичны. Поэтому можно сказать, что творческий человек - это человек, который не только может, но, прежде всего, хочет и, притом, хочет много.

Ну, хорошо. То, что сильное хотение является причиной активной деятельности, это хоть и банально, но зато понятно. А вот, что делать тем, кто не хочет? Или хочет, но нечто иное, например, "Не хочу учиться, а хочу жениться".

Для тех, кто хотел бы иметь в собственном распоряжении все необходимые инструменты для приведения в рабочее состояние своих творческих ресурсов, поговорим об индивидуальных методах самовозбуждения.

Существует не так уж мало разнообразных и действенных приемов творческого самовозбуждения. Один из таких приемов пробуждения активного желания действовать - это поставить себя в состязательные условия, в условия близкие к условиям борьбы за выживание, в условия войны, как говорится, не на жизнь, а на смерть.

Техника этого дела очень проста. Многие, наверное, читали книгу Д. Карнеги "Как приобретать друзей и оказывать влияние на людей" и помнят его замечательные рекомендации, как жить в мире и согласии со всеми людьми, быть для всех своим парнем, единственной заботой которого становится (если следовать науке Д.Карнеги) избегание навязчивого стремления окружающих хоть как-то услужить ему. Так вот, если употребить приемы Карнеги как бы с обратным знаком, то можно очень скоро создать вокруг себя обстановку, близкую к боевой. Скажите своему начальнику и ведущим специалистам, что они "лопухи", невежественные бездари, не способные придумать ручку к сковородке, тогда как вы уже почти изобрели машину времени, вечный двигатель и еще что-нибудь в этом роде и готовы через две-три недели представить на рассмотрение научно-технического совета, и можно быть твердо уверенным, что вам очень захочется изобрести эту машину времени, потому что в противном случае нужно будет подавать заявление об увольнении или "мылить веревку".

Конечно, в буквальном своем виде этот прием не более, чем шутка, однако значительная доля позитивного смысла в нем есть. Как в той сказке, которая ложь, но содержит намек... Не случайно же большая часть творческих людей часто проявляет себя заносчивыми неуживчивыми склочниками, склонными к скандалам, хвастливыми, невыдержанными. Трудно, конечно, предположить, что такая манера поведения является последовательным проявлением сознательной позиции, а ля анти-Карнеги, в духе только что показанного примера, однако факт остается фактом.

Советский исследователь психологии творчества Крушинский в своей статье в журнале "Изобретатель и рационализатор", N 12 за 1983 год, посвященной мотивационным механизмам творчества, указывал на связь творческой продуктивности с наличием в наследственном механизме человека гена повышенной возбудимости.' По Крушинскому повышенная возбудимость является катализатором и благоприятной средой для развития любых наследственных задатков, как положительных, так и отрицательных, поэтому-то талантливые люди вместе с повышенным развитием творческих задатков одновременно часто являются носителями отрицательных социальных качеств. Иными словами можно сказать, что гениальность - это отчасти болезнь, отчасти уродство, но болезнь, к сожалению, совсем не заразная.

Однако, если позитивно влиять на наследственные качества мы еще не очень умеем, то делать людей моральными уродами или наносить мелкие психические увечья, - в этом мы старательно совершенствовались всю свою историю, во многом преуспели и кое-что здесь можем предложить в плане такой своеобразной конверсии.

Вывод из этого простой: хоть по Крушинскому, хоть по анти-Карнеги, хоть еще как, но только большинству людей для начала творческой деятельности обязательно нужно уметь приводить себя в специальную форму возбужденного состояния, называемую вдохновением, то есть наносить себе маленькую психическую травму (иногда плавно переходящую в необратимое увечье). Для этого могут применяться внешние возбудители (стрессоры), связанные со специфическими социальными факторами - страх, тщеславие, престиж, конкуренция, жажда самоутверждения и т. д., и индивидуальные психологические приемы (аутотренинг).

Конечно, не каждый, прочитавший эти строки, решится брать на вооружение такую достаточно экстравагантную технику произвольного приведения своих психических сил в состояние творческого вдохновения, но вот что может каждый, так это рационально использовать те минуты вдохновения, которые посещают его спонтанно. Главное в этом деле - научиться максимально использовать эти специфические психические силы, вызываемые к жизни вдохновением, по прямому назначению, т. е. на производство новых идей.

Смысл в том, чтобы не заниматься в периоды творческого подъема аналитической работой, например, обоснованием выдвинутой идеи или ее критическим анализом. Лучше, пока что называется, "несет", набрать максимальное количество идей, зафиксировать их, а потом, уже в спокойной обстановке, заняться обстоятельным их разбором.

Лучший способ поймать ветер вдохновения - это путем самонаблюдений изучить обстоятельства, способствующие обострению и раскрепощению творческих сил.

У разных людей это могут быть разные обстоятельства: у некоторых фантазия работает наиболее продуктивно в переходном состоянии между сном и бодрствованием, когда все рутинные повседневные заботы уже отпустили, но сон еще не сковал пульс мысли. В такие минуты хочется немного помечтать: в процессе засыпания возникает состояние раскованности, легкости, свободы, полета. Мысли текут хотя и медленно, но зато свободно, не встречая препятствий. Эксплуатируйте собственную природу, не теряйте зря таких минут, подбрасывайте сидящему в вас в такие мгновения Манилову каверзные задачки и спокойной вам ночи, будущие Менделеевы. Правда, в таком способе высекания творческой искры есть один маленький дефект: не всем и не всегда, проснувшись, удается вспомнить те удачные идеи, которые посетили его на сон грядущий. Зато вы будете целый день пытаться их вспомнить, а это значит, что цель настройки на творческий режим достигнута - вы ищете.

Тем же, у кого сон настолько крепок, а память так коротка, что в пробудившемся ото сна сознании не остается никаких следов от вечерних творческих мук, можно порекомендовать муки утренние. В процессе постепенного пробуждения мышление проходит в обратном порядке те же стадии последовательного включения творческих тормозов, что и стадии отключения тормозов при засыпании. Не случайно иногда первая мысль при пробуждении - та же, что и последняя при засыпании, и создается впечатление, что не спал вовсе, а так, на секунду закрыл глаза. Поэтому состояние утренней дремы является такой же хорошей основой для работы фантазии, как дрема вечерняя.

Нужно только научиться помедленнее просыпаться, то есть к чертам Манилова присовокупить еще привычки Обломова.

Немало есть также людей, у которых спусковой крючок творческого механизма запускает в действие фантазию и воображение, находясь по другую сторону нормального состояния - при повышенном возбуждении, которое, как и сон, поднимает на поверхность бытия вместо спокойного, уравновешенного, логичного социального "мы", буйное, иррациональное, биологическое индивидуальное "я". То есть, диапазон эмоциональных состояний, питающих творческую активность, следует искать за пределами спокойных, уравновешенных, законопослушных состояний, где царствуют предписания, стандарты, нормы и законы. Причем неважно, какие они эти нормы и законы: нравственные, юридические, бытовые или научные и технические. Важно только, что социальная норма - это стандартное предсказуемое поведение в отличие от необузданных действий творческой личности. А поскольку вся современная система общественного воспитания нацелена на выращивание человека социального, то для творческих проявлений остаются лишь не затронутые уродливой социальной экспансией эмоциональные сферы - сон и бунт. Там "они себя и находят.


Случайные файлы

Файл
74468.rtf
180849.rtf
169820.rtf
19675.rtf
25760.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.