Тезисы по теории психической коммуникации (28448-1)

Посмотреть архив целиком

11



Александр Шторм

storm@doctor.com


Эссе

Тезисы по теории психической коммуникации


Данная работа посвящена теме психической коммуникации, как форме специфических отношений, отличных от традиционной психологической концепции коммуникации.

Мое отношение к психической коммуникации построено на убеждении, что коммуникативное пространство, состоящее из звуков, света, тактильных ощущений и др. сенсорных стимулов, окружающих младенца еще в утробе матери, начиная с 4-6 месяцев, по мере развития органов чувств, имеет для него определенный смысл и значение. Охарактеризовать это значение можно следующим образом – оно необходимо для формирования психики, которое осуществляется за счет непрерывного взаимодействия с окружающими источниками психических стимулов. При чем это взаимодействие, т.е. коммуникация, начинается не со второго месяца после рождения, как это описывают многие авторы, когда младенец начинает манипулировать первыми объектами и не тогда, когда младенец находится в поглощении оральными потребностями. Эта коммуникация начинается еще в эмбриональном периоде развития.


Почему коммуникация и взаимодействие имеет определяющее для психического функционирования значение? Это было доказано уже многими авторами, изучающими сенсорную депривацию1. Поэтому можно сделать вывод, что сенсорные стимулы, имеют биологическую необходимость, а говоря в терминах психологии, сенсорные стимулы необходимы, как источник иннервации психической активности. Другими словами можно соотнести сенсорное стимулы непосредственно с качеством психической энергии, т.е. в какой-то степени с уровнем либидо.


Я называю психическую энергию - либидо, потому что другого такого определения у нас нет. И хотя Фрейд наделял либидо сексуальной заряженностью, мне кажется, будет правильно, как и Юнг, наделить либидо смыслом общей психической энергией. И придать, в таком случае, либидо не только сексуальный характер, но и коммуникативный, т.е. связующий, участвующий в психическом взаимодействии.


Если вывод о связи патогенных процессов, возникающих при сенсорной депривации, действительно соотносится с потерей стимулирующей, жизненно необходимой психической энергией, генерируемой из взаимодействия с окружающими стимулами, то в таком случае мы можем обосновывать коммуникацию, как психофизиологически обусловленный процесс, потребность в котором испытывает организм человека на эндогенном уровне. А продукт непосредственной коммуникации, выражаемый в простейшем взаимодействии с окружающим, как единственный безусловный источник психической энергии. В таком случае, остальные источники психического возбуждения, такие как сексуальное влечение и инстинкт самосохранения, целесообразно рассматривать как вторичные формы психической активности, придающие психической деятельности лишь специфическую характеристику актуальной психической потребности, в основании которой всегда будет более глобальное биологическое влечение – в контакте и взаимодействии, т.е. коммуникации.


Именно поэтому уже к 6 месяцу эмбрионального развития младенец имеет уже полостью сформированную систему органов чувств, которая позволяет ему воспринимать звук и свет, тепло и холод, вкусовые ощущения околоплодной жидкости, тактильные ощущения от прикосновения к стенкам плаценты и с собственным телом и т.п. На мой взгляд, все эти сенсорные впечатления уже на этом периоде развития подводят психическое функционирование младенца ко все более актуализирующейся и приближающейся для младенца форме дальнейшего бытия, т.е. потребности к биологической сепарации и психической индивидуации.


Я склонен полагать и тому свидетельствуют многочисленные исследования перенатальной психологии, что уже в этом возрасте мы можем наблюдать первые дифференциации определяемые общей исследовательской потребностью младенца «отвечать на вопрос», - что есть все это? Что означают эти звуки, доносящиеся извне, не сравнимые с тем организмическим шумом, который исходит от работы внутренних органов матери? Что представляют собой проблески света, возникающие тогда, когда мать, оголяя собственное тело, оказывается перед источником яркого освящения? Что есть ощущения прикосновения с границами собственного пространства, которые не сравнимы с теми ощущениями, которые младенец получает от соприкосновения с частями собственного тела? Мне кажется, все эти естественно возникающие «вопросы», существующие в форме примитивного исследовательского существования, говорят не просто о хаотичном или упорядоченно блаженном гомеостазе в утробе матери, а о первичных проявлениях архаическо-галлюцинаторного психического мышления. Это примитивное мышление является естественной формой психического возбуждения, приводящей к интеграции психических впечатлений, сосредотачиваемых во круг дифференциации будущего эго.


Дифференциация эго является результатом нарциссического гомеостаза, при котором доминирующими психофизиологическими впечатлениями оказываются позитивная окружающая среда, дающая общее ощущение комфорта, блаженства, самодостаточности и т.п., что можно объединить под общим знаменателем позитивной атмосферы. Младенец находится в единстве благоприятно-окружающей, инвестирующей комфорт материнской среды. Но эта среда содержит переживания не только психофизиологических состояний, связанных с жизнедеятельностью матери, которая в большинстве случаев, все-таки образует благоприятную атмосферу, но и состояния содержащие переживания стресса, волнения, беспокойства, страха и т.д., сопоставимые с негативными переживаниями. Вся эта часть психического содержания, составляющая основу гомеостаза, не способствует значительной дифференциации психических впечатлений, которые необходимы для интеграции эго. Процесс интеграции и дифференциации эго наступает тогда, когда, начиная примерно с 6 месяцев эмбрионального периода, психофизиологические переживания, являющиеся основой гомеостаза, начинают дополняться собственно впечатлениями, исходящими от реакции на взаимодействие с сенсорными стимулами внешней среды, которые на реальном чувственном опыте дают младенцу почувствовать собственную примитивную идентичность и отдельность от принадлежности к организмическому единству среды матери.


Таким образом, первые фантазии о собственном существовании возникают на отношениях с теми ощущениями, которые, прежде всего, являются результатом контакта младенца с собственным внутренним состоянием и теми внешними сенсорными стимулами, дающими знать о себе все с большей интенсивностью. Можно представить, что первые галлюцинаторные формы восприятия, возникают как непонятные внешние раздражители, не имеющие конкретного смысла и значения. Но сам факт их периодического возникновения в психической жизни младенца неминуемо вызывает в его галлюцинаторном сознании фантазии в отношении существования внешнего мира, как нечто существующее, отдельное от него самого и непостижимое во всех отношениях.


Это соотношение внутренних переживаний и исходящих извне непостижимых раздражителей формирует в психической жизни младенца одно из первых значительных архаических переживаний, в дальнейшем фигурирующих на протяжении всей жизни, а именно архаическое чувство иного мира.


В какой-то степени, период, характеризующийся прерыванием галлюцинаторного гомеостаза способностями, возникающими от развития органов чувств, можно определить как первый значительный скачек в психическом развитии, в результате приводящем к формированию зачатков эго.


Природа дает младенцу все то, что ему необходимо – давно известная истина и помимо чисто биологических потребностей, природа должна максимально подготовить младенца к предстоящему рождению, которое погрузит его в мир самостоятельного коммуникативного функционирования после рождения.


Если взглянуть на психическую ткань данного периода с точки зрения ее структуры, то вполне очевидно, что развившиеся стремительными темпами органы чувств пытаются возместить существующую психическую пустоту, из которой должно появится психическое содержание, структурируемое известным образом.


Восприятие сенсорных стимулов начинает иметь теперь все большее и большее значение. Не совсем важно, как младенец справляется и поступает с получаемыми чувственными впечатлениями, главное то, что их задача на фоне максимально благоприятной среды жизни, формировать первые зачатки психической такни, как основы всей будущей психической и целом биологической жизни.


Если попытаться сформулировать и изобразить зачатки психической организации, то вполне очевидно, это изображение выглядит простой разделительной линией. Она разделяет поток сенсорных стимулов, с верхней стороны линии, от уходящих следов этих возбуждений и впечатлений в резервуар будущего бессознательного, с другой стороны линии, порог нервного возбуждения и сенсорных впечатлений остается на поверхности линии.


Таким образом, происходит активация психического и возникают зачатки психической структуры, которая начинает концентрировать вокруг себя сенсорную информацию и оказывается своего рода коммуникативным буфером между сенсорной активностью настоящего и недавнего прошлого. Так возникает примитивное галлюцинаторное сознание, примитивное пренатальное эго и зона бессознательного.


Итак, к моменту рождения младенец уже имеет достаточно сформированную психическую структуру, но если говорить об уровне развитости и интеграции в частности эго, то эта интеграция включает в себя опыт взаимодействия и реакций на актуальные сенсорные возбуждения. В этот период, опыт сенсорного взаимодействия несколько ограничен естественными психофизиологическими потребностями, которые можно сформулировать одним вопросом, что есть все это? И в этот период, младенец получает на этот вопрос удовлетворительный ответ, в виде галлюцинаторных фантазий, поддерживающих первичный опыт удовлетворения и знакомства с непостижимым иным миром.


С рождением происходит резкое изменение в психической активности. Дело в том, что небывало мощное количество сенсорных раздражений и впечатлений, которые буквально затопляют психическое функционирование младенца, приводят эго к первой мощной психической защите – изоляции. Что в результате вынуждает психическое функционирование к постнатальной эндогенной регрессии. Происходит примерно следующее – эго не в силах справится (переработать) с огромным количеством сильнейших впечатлений и просто изолирует их, пока они являются источником внешнего дискомфорта; эго пытается настроиться на былые источники удовлетворения, но этого не получается, так как с рождением психофизиологический климат потребностей и возможностей в корне поменялся. А именно, теперь уже нет этого нарциссическо-галлюцинаторной эйфории, от безусловного удовлетворения. Впервые, актуализируется вопрос выживания, так как весь предыдущий опыт, связанный с удовлетворением в любом отношении, теперь не отвечает запросам ожиданий эго. Душа и тело оказались в иной реальности, которая заставляет эго, имея предварительно удовлетворительный опыт развития, найти жизненные (психические) ресурсы, апеллировать к тайне магического удовольствия, которое младенец знал в утробе матери.


Случайные файлы

Файл
34251.rtf
121183.rtf
101677.rtf
23374-1.rtf
142514.rtf