Война в дискурсе современной прессы (23160-1)

Посмотреть архив целиком

Война в дискурсе современной прессы

Анализ освещения военных действий, межнациональных и межэтнических конфликтов в современных средствах массовой коммуникации - одно из важных и актуальных научных и научно-практических направлений в отечественной и зарубежной лингвистике, социолингвистике, этносоциологии и этнопсихологии. Во всем мире "ученые озадачены и обеспокоены опасностью распространения этноконфликтных образов и идей через прессу, радио и ТВ, ... а также распространением различных фобий - мигрантофобии, кавказофобии, цыганофобии, мусульманофобии, русофобии и т.д." [Малькова, 2001: 79].

Важным направлением научных исследований является также изучение роли прессы в освещении проблем этничности, в формировании массовых представлений людей в сфере межэтнических отношений, в манипуляции общественным сознанием. Особенно актуален анализ роли и инструментария прессы и телевидения в информационных войнах и психологических операциях. Исследуются не только особенности этнических стереотипов, тиражируемых СМИ в общественном сознании, но и особенности их преподнесения журналистами, переплетающиеся с этнополитическими, финансовыми и стратегическими целями элит, стоящих за каждым каналом СМИ.

Межэтнические конфликты и военные действия являются катализатором языкового выражения различных стереотипов и предубеждений, существующих в массовом сознании. Поэтому актуальным представляется систематическое изучение военного дискурса СМИ с точки зрения современной лингвистики и критического анализа. Военный дискурс интересен еще и тем, что он является важной неотъемлемой частью информационных и психологических операций, проводимых параллельно с боевыми действиями.

Рассмотрим особенности дискурса прессы о Кавказской войне 1998 - 2000 гг., обращая повышенное внимание на изучение роли СМИ вообще (и роли прессы в частности) в освещении Северокавказского конфликта, роли и места прессы в манипуляции общественным сознанием, в информационных и психологических операциях. Языковая коммуникация постепенно переходит (если уже не перешла) в разряд самого современного, относительно дешевого, экологически безопасного, а главное наиболее эффективного оружия. В связи с этим исследование языковых особенностей информационных войн и психологических операций наиболее актуально. Такое исследование позволяет вскрыть и систематически описать не только особенности военного дискурса, но и дискурсивные характеристики манипуляции общественным сознанием, семантику и риторику информационных операций.

Данная работа также позволяет пролить свет на способы защиты и противодействия манипуляции сознанием, так как для обработки материала и обобщения результатов применяется методика критического анализа дискурса, разработанная в рамках критической лингвистики. Цель критического анализа состоит не только в том, чтобы "внести вклад в отдельную дисциплину, парадигму, школу или теорию дискурса, а в том, чтобы обратиться к насущным социальным проблемам, которые в результате анализа будут лучше поняты и, возможно, начнут решаться" [Водак, 1997: 4].

Материал исследования составляют статьи русскоязычной и германоязычной прессы, электронных Интернет-изданий, официальные заявления правительств, интервью и другой материал, освещающий события на Северном Кавказе 1998 - 2000 гг. Критерием отбора материала послужило в первую очередь его нахождение в открытом доступе. Так как статьи прессы представляют собой особый тип текста, то для обработки собранного материала используется междисциплинарная методика комплексного дискурс-анализа.

Война и военный дискурс

Современные формы войны несколько отличаются от традиционных, исторических форм (наступлений, маневров, атак, штурмов и взятий). В наши дни наряду с традиционными формами войны существуют такие формы как психологические и информационные войны.

Концепт "война" можно определить следующим образом: "действия различного рода, направленные на ослабление, деморализацию и уничтожение (или самоуничтожение) противника".

Под военным дискурсом в данном исследовании понимается дискурс о войне как в традиционной, так и современной ее формах. К разряду военного дискурса можно также отнести дискурс военных о войне (жанр "доклада" или "сводки"), политиков о войне (разновидность политического дискурса в жанре "интервью"). Однако, исходя из специфики отобранного для анализа материала, в определении военного дискурса необходимо учитывать, что исследуется преимущественно дискурс электронных СМИ (Интернет-версий газет и журналов) о Кавказской войне 1998 - 2000 гг.

Война в современном мире не называются своим именем открыто. Такие действия характеризуются как демократические и респектабельные, а их отношение к войне как правило отрицается. Это характерно как для России, так и для Европы, США и других стран. Например, бомбардировки Югославии в 2000 г. в официальном дискурсе и дискурсе прессы назывались "предотвращением гуманитарной катастрофы", война в Чеченской республике - "антетеррористической операцией", "наведением конституционного порядка". Или в США во время войны во Вьетнаме был создан специальный язык для сообщений прессы, были составлены специальные словари для обозначения тех или иных явлений действительности, производящих на читателя нужное впечатление. С 1965 г. военные действия во Вьетнаме назывались "программой умиротворения", а с февраля 1972 г. - "защитной реакцией" [Кара-Мурза, 2000: 254-255].

Именно тогда были разработаны методы построения сложных политических эвфемизмов (не просто подмена слов и понятий, а языковые конструкции с точно измеренными эффектами воздействия на массовое сознание). Вследствие этого стало возможным говорить о такой технологии манипуляции сознанием как изменение смысла слов и понятий. Из дискурса прессы исключалась вся лексика с отрицательной коннотацией (война, наступление, оружие массового уничтожения), а вместо нее вводилась нейтральная (конфликт, операция, устройство, умиротворение, наведение порядка и т. п.). Таким образом создавалась виртуальная дискурсивная реальность или социальная версия действительности, в контексте которой описываемые события (война) воспринимались аудиторией иным образом, что было выгодно правящим элитам.

Рассмотрение лингвистических аспектов военного дискурса непосредственно связано с проблемами информационной безопасности, особенностями проведения информационных и психологических операций. Оно позволяет выявить приемы манипуляции сознанием социальных или этнических групп, получить новые знания о лингвистическом инструментарии информационных войн, новые знания по проблемам "язык и сознание", "язык и идеология".

Современные формы войны не столь явные как традиционные и без специальной подготовки дифференцировать их сложно. Но можно говорить об их дискурсивных характеристиках:

  • Любая современная война имеет дискурсивное начало и развитие (т.е. ее признаки как конституируются, так и выражаются в дискурсах: политическом дискурсе, в дискурсе новостей прессы и во многих других военных дискурсах).

  • Дискурсивные основы любой современной войны представляют собой мощное и эффективное средство достижения информационного, политического, идеологического и экономического господства.

Современная война может быть далека от открытого насилия и военных действий. Местом ее проведения и одновременно целью является психика человека. Последствия таких дискурсивных войн гораздо более разрушительны. Учитывая скрытый характер войны (не объявляется открыто), она ведет к незаметному обретению господства одних социальных или этнических групп над другими, не имеющими доступа и контроля над информационными потоками.

Подходы к изучению военного дискурса

Традиционные подходы к изучению роли СМИ в создании и распространении сообщений о войне сосредоточены в большей степени на изучении их политологических или исторических аспектов. Такие подходы ограничиваются количественным и качественным анализом военной лексики, изучением ее лексикографических характеристик и т.п. Немалое внимание также уделяется изучению информационных и психологических войн, а именно исследуются коммуникативные методы и технологии их ведения, особенности медиа-текста информационной операции, семиотические модели психологических операций на материале постсоветского дискурса [Почепцов, 2000: 2001].

Современный дискурсивно-аналитический подход позволяет систематически изучить и описать различные дискурсивные структуры и стратегии, характерные для военного дискурса СМИ, и следовательно для ведения информационных и психологических войн, а также соотнести их с политическим, социальным и историческим контекстом. "Анализ дискурса должен быть основан на систематической реконструкции социально-исторического поля, в котором был создан объект анализа дискурса" [Barsky, 1997: 4]. При этом изучается как синтаксическая форма предложений, так и общая организация дискурса, а не только общие темы и "локальные" значения. Подробно рассматривается стилистика и риторика дискурса (риторические приемы, речевые акты, стратегии и т.п.). Такие структуры обычно относят к элементам социального контекста.

Образ войны конституируется дискурсивно. Учитывая данное выше определение, можно сделать вывод о том, что дискурсивное измерение войны состоит из двух компонентов: социального и когнитивного. Социальный компонент включает ежедневный военный дискурс. Так как "дискурс - социальная практика" [Dijk, 1998: 2], то военный дискурс принадлежит в первую очередь к социальному измерению войны. С другой стороны, социальные практики характеризуются когнитивным измерением (знания, мнения, верования, нормы и ценности, убеждения и стереотипы, идеологии и т.п.). Стереотипы и предрассудки могут пролить свет на некоторые причины конфликтов и особенности их протекания. В то же время, дискурс - основной источник, генерирующий и распространяющий убеждения, представления и предрассудки, занимающие несомненно важное место в военном дискурсе.


Случайные файлы

Файл
63312.rtf
172227.doc
32699.rtf
160573.rtf
104311.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.