О природе человеческого мышления (22161-1)

Посмотреть архив целиком

О природе человеческого мышления.

Жизнь - это вечное становление, определяющее реальность нашего бытия, это тенденция, которая никогда не ограничивает себя одним узором. В процессе своего развития человек раскрывает то, что заложено в него природой, Богом. "Эволюция жизни - это творчество, которое следует без конца в силу начального движения". (Анри Бергсон, с.94)

"Мы чувствуем нашу эволюцию и чувство это подобно бахроме, которая прорисовывается вокруг собственного интеллектуального представления". (Бергсон, 42).

"Я" в качестве индивидуальности - это голая абстракция. Подобно абсолютной идее, оно аморфно и индифферентно. Это зеркало, в которое мы готовы смотреть на мир. Но стоит нам в этом зеркале увидеть себя, и мы тот же час меняем жанровое амплуа на грозного Судию, которого изобразили не в подобающем, на его взгляд, виде.

В каждом из нас живет множество "я", порой так не похожих друг на друга. Иногда они ссорятся между собой и не всегда им удается прийти к общему мнению.

Откуда взялись они и почему им так трудно бывает друг с другом? По-видимому, это наработки наших прежних воплощений, каждое из которых прошло свой путь.

Среди них есть "я" мужские и женские, "я" мирские, полные суетности, и "я" подвижнические, которым так хорошо вдали от каждодневных забот.

Назовем хоровод наших "я" Совестью. У каждого она своя и зиждется на совокупном опыте прошлых поколений.

У одних она в плену сиюминутных желаний, у других она не только наполняет физическое тело, но и далее выходит за его пределы, словно освещая все вокруг.

Видимо, есть внутри нашего сознания нечто такое, что способно определять подобное процветание Совести или, напротив, ее угасание.

Там, где флагманом ее поведения является интуиция, там Совесть процветает в великолепии всего внутри себя звучащего хора других "я", там же, где главным арбитром выступает "рацио", там нет согласия с самим собой.

Что же в таком случае отличает рациональное от интуитивного? Посмотрим на них, как на пару понятий, находящихся в определенном отношении Друг с другом. Причем, характер этих отношений может меняться, непременно влияя на "линию" поведения человека.

Не взять ли нам в помощники понятие "золотого сечения"? В известных нам контекстах в нем обычно вычисляется рациональный аспект как две трети общей длины, например, в архитектурном строении, или какой-то тектонический показатель в музыкальном произведении.

Обращу внимание читателя на то, что золото - это символ тайного эзотерического знания. Что, если посмотреть на точку золотого сечения как на некий водораздел исключительной важности для осознания природы человеческого сознания, где его наиболее обширная область объемлет сферу интуитивного, а меньшая будет определяться контекстом рационального.

Спорность подобного утверждения может быть разрешена конкретно историческим опытом человека. Где взять его? Ответ мой будет прост - в древних цивилизациях. Но сначала попробуем разобраться в природе "интуиции" и "рацио". Привлечем в помощники Анри Бергсона с его работой "Творческая эволюция" (М.-Петерб.: Русская мысль, 1914).

"Для меня ясно, - пишет он, - что я перехожу от состояния к состоянию, однако эти состояния меняются каждый момент. Подвигаясь по пути времени, состояния души, так сказать, превращаются в снежный ком из самого себя. Стало быть "истина заключается в том, что изменение совершается непрерывно, и что само состояние есть уже изменение". (Бергсон, с.2).

Только тогда, когда наше состояние достигает некоего предела и в силу этого кажется совершенно новым, непохожим на прежнее, оно привлекает внимание как совершенно новое.

Поэтому там, где постоянный уклон, мы склонны видеть ступеньки лестницы, каждая из которых отражает акты нашего внимания.

Каждая отмечаемая нашим вниманием ступень сознания, является лишь "наиболее освещенной точкой в движущейся зоне... Эта зона, как целое, и составляет в действительности наше состояние". (Бергсон, с.З).

Таким образом, наше внимание искусственно вычленяет зоны сознания на отдельные фрагменты. Следующим шагом становится их воссоединение с помощью индифферентного и аморфного "Я". Именно "...на него нанизывается психические состояния, возведенные в независимые сущности" (с.4). Тогда, подобно разноцветным жемчужинам в ожерелье, внимание замечает вместо текучести резкие и устойчивые цвета.

Но если бы сознание исчерпывалось статусом наших "я", на которые нанизывают отдельные состояния, изъятые из целостного контекста, то для нас не существовало бы длительности. Ибо "я", которое не меняется, не длится, и психологическое состояние, остающееся тождественным самому себе, пока не сменится следующим состоянием, - не длится в одинаковой степени". (Бергсон, с.4).

В таком случае попробуем определить наше "Я". Я - это абстрактное выражение нашей бытийности, или нашего существования как бы в снятом виде.

Между тем наша психологическая жизнь, в силу ее длящейся природы, немыслима вне времени, которое составляет ее ткань. Итак, время - это ткань нашей психологической жизни. Стало быть "...длительность - это непрерывное развитие прошлого, вбирающего в себя будущее и расширяющееся по мере движения вперед... Прошлое сохраняется само собой, оно следует за нами целиком каждый момент: все что мы чувствовали и желаем со времени первого детства, все это тут, - все тяготеет к настоящему". (Бергсон, с.4).

Но в таком случае, что входит в функции нашего мышления?

Прежде всего, его назначение не однозначно. Особенно его раскрывают две противонаправленные друг другу и, вместе с тем, взаимодополняющие силы "интуиции" и "рацио".

"Механизм рацио" создан для того, чтобы опускать в бессознательное практически всю совокупность прошлого, и чтобы оставлять или привлекать в сознание только то, что может, наилучшим образом осветить настоящее и способствовать конкретному полезному действию.

Сфера интуитивного, напротив, заинтересована в использовании объема всей памяти человека как в его сознательной, так и в бессознательной жизни.

Как примирить разность двух природ мышления?

"Рацио" - это область всякого рода целеполаганий, для которых не существует понятия истины. Она подменяется конечным результатом, для достижения которого годятся все средства.

В интуиции всегда есть Бог, если не Вселенский с его атрибутикой, то собственный, на уровне Атмана. Интуиция не замкнута на самой себе; она открыта всему, что живет и определяет неисчерпаемость бытия во Вселенной.

Не желая ущемить интересы кого бы то ни было из всех живущих, она обращена к их совокупному опыту. Поэтому в решении своей проблемы интуиция всегда ограниченна и никогда не впадает в агрессию по отношению к иным планам бытия.

В понятие интуиции входит экстракт истории, прожитой нами не только с рождения нынешнего, но и всех предыдущих. Задача лишь состоит в том, чтобы найти ключ к разным информационным потокам, накопленных нами в прежних и нынешней жизни.

Для этого нужно познать себя, ибо мы являемся сколком Мироздания. И нет ничего во Вселенной такого, чего бы не было в нас самих.

Можно сказать, что интуиция живет по законам всего Мироздания, рацио, напротив, сиюминутными, каждодневными нуждами. Обе они, тем не менее, нуждаются друг в друге. Для примера оттолкнемся от гармоничного разнодействия такой пары понятий, как инстинкт и интеллект. Будем исходить из того, что инстинкт ближе природе интуитивного, в то время, как интеллект - сродни природе рационального.

"Интеллект в его исходной точке является способностью фабриковать искусственные предметы, в частности из орудий создавать орудия и бесконечно разнообразить их выделку". (Бергсон, с. 129).

"Если истина создает орудия из собственной органической природы, естественно управляя ими по своему внутреннему побуждению, то интеллект обладает способностью строить орудия из неорганической материи" (там же).

"Если в инстинкте врожденное значение простираться на тело, то в интеллекте - на отношение. Если инстинкт предполагает познание материи, то интеллект - познание формы", (там же).

"В таком случае, что такое материя? Видимо, это то, что дается воспринимательными способностями, взятыми в том виде, как дает нам их природа. Форма - это совокупность отношений, установленных между этими материалами для составления систематического знания". (Бергсон, с. 133).

"Сама материя имеет стремление составлять доступные изолированию системы, которые могут рассматриваться геометрически". (Бергсон, с.9).

"Все операции нашего интеллекта направляются к геометрии как предмету, где они находят свое полное завершение". (Бергсон, с. 189).

"Интеллект купается в атмосфере пространственности, от которой он так же неотделим, как живое тело от вдыхаемого им воздуха". (С. 199).

"Чем более сознание интеллектуализируется, тем более пространственней становится материя". (Бергсон, с. 170).

Сам по себе "...интеллект представляет себе ясно только прерывное". (Бергсон, с. 139). Да и само по себе пространство - это воззрение интеллекта.

Не будет большим преувеличением сказать, что пространственность и интеллектуальность скопированы друг с друга.

"В своем происхождении наша мысль связывается с действием. Действие является формой, с которой был отлит наш интеллект". (Бергсон, с.40).

"...интеллект присутствует повсюду, где есть суждение, состоящее в том, чтобы направить прошлый опыт на опыт настоящий", - положив начало изобретению. (Бергсон, с. 123).


Случайные файлы

Файл
104388.rtf
122883.rtf
175491.rtf
70041.rtf
152927.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.