Проблемы со школьной психологией (19888-1)

Посмотреть архив целиком

Проблемы со школьной психологией

На вопрос «Что такое школьная психология?» несколько уклончиво можно ответить, что это все, чем занимаются школьные психологи в школе и для школы. Чаще же всего им, как пожарникам, приходится по срочному вызову гасить конфликтные и кризисные ситуации, которыми столь богата школьная жизнь. Более опытные коллеги чуют «дым» задолго до «огня», менее опытные иногда сами выступают в роли возмутителей спокойствия. Увы, реальная деятельность сильно расходится с обязанностями, прописанными в документах о психологической службе в школе. А реальность такова, что психолог в школе пока еще нередко воспринимается как инородное тело с неясными функциями. И если он в основном сидит в своем кабинете, ежели таковой имеется, и спокойно принимает посетителей в приемные часы, то действует как раздражающий фактор, провоцирующий в школьном «организме» появление «антител». Очевидно, перед школьными психологами еще долго будет стоять задача вживания в этот непростой «организм».

Проблема отторжения психолога от школы вполне реальна и заслуживает всестороннего анализа. Разобравшись в механизме отторжения, мы легче найдем превентивные меры. Не столь уж редко «гонения» на школьных психологов объясняются консерватизмом или психологической безграмотностью педагогического коллектива школы. Позиция «нас не понимают, а потому не любят» позволяет психологам сохранить до некоторой степени чувство собственного достоинства, но особой конструктивностью не отличается. В лучшем случае она приводит к тому, что психологи сталкиваются со встречным и симметричным обвинением в педагогической безграмотности и беспомощности. Не секрет, что в школьные психологи скоропалительно обращаются не самые удачливые педагоги или же молодежь, которая учительством никогда не занималась. Так что в этом споре обе стороны отчасти могут быть правы.

Основная задача школьного психолога — оказание администрации, учителям, ученикам и их родителям психологической помощи и способствование созданию условий, обеспечивающих нормальное психическое развитие каждого ребенка (см. Психологический словарь, 1996, с. 277). Пожалуй, эта формулировка при всей расплывчатости все же самая точная. В идеале школьного психолога можно уподобить Тезею, помогающему коллегам-педагогам пробраться через лабиринт отдельных поступков и эмоциональных проявлений личности к тем психическим структурам, которые, будучи скрыты от непосредственного наблюдения, инициируют эти акты и проявления. Естественно, что по мере надобности он должен и тестировать, и анкетировать, и разговаривать по душам, и многое, многое другое.

Вообще говоря, вариативность проблем, с которыми сталкивается психолог в школе и в кошмарном сне не приснится его академическому собрату. В один и тот же день к нему могут обратиться десятиклассник, мучительно стыдящийся своих родителей; пятиклассница в стрессовом состоянии по поводу потери любимого котенка; завуч с настоятельной просьбой «поработать» с учителями, своевременно не сдавшими отчет, план или еще какую-нибудь «бумажку»; мама гипервозбудимого первоклашки... Многие из проблем, которые называются психологическими лишь потому, что связаны с людьми, сваливаются, как снег, на голову, и надо в любую минуту быть готовым ко всему. Получается так, что школьный психолог поневоле должен быть не «узким специалистом» по педагогической и возрастной психологии, а «человековедом на все случаи жизни».

Тут уместно вспомнить об одном весьма интригующем эффекте, который несколько лет назад обнаружил А.Г. Асмолов: введение практической психологии в систему образования способствовало «формированию культуры обращения к психологу как к междисциплинарному специалисту» (см.[1,652]). Как ни странно, но из наших встреч со многими психологами разных городов России мы поняли, что они сами не готовы обращаться к себе подобным образом. В ответ нередко слышались стоны: «нам бы психологию с грехом пополам освоить». Чтобы обратить реальность в «культуру обращения» мало быть даже министром образования, надо стать волшебником.

Для школьного психолога обязательно не просто хорошее знание общей, возрастной, социальной, и, пусть в несколько меньшем объеме, медицинской психологии, но и умение применять академические знания на практике, а также владение методами психодиагностики, психопрофилактики, психокоррекции, психотерапии и консультирования. Но в жизни и этого окажется мало. А.Г. Асмолов совершенно прав: школьному психологу в дополнение к психологической подготовке требуется широкая подготовка в человекознании. Кстати сказать, когда школьных психологов не было и в помине, К.Д. Ушинский нечто похожее требовал от всех учителей, говоря о необходимости овладения ими педагогической антропологией. Исторический опыт показывает, что сами собой такие прекрасные идеи в жизнь не воплощаются. Необходимы серьезные усилия на самых разных уровнях, в том числе и на уровне самих школьных психологов.

Быть может, теперь не покажется чересчур экстравагантной мысль о том, что со временем школьные психологи будут преподавать, но не психологию, а человекознание, своего рода педагогическую антропологию. Сегодня уже осознана мысль о важности и ценности самовоспитания, самоопределения, самопознания для развития личности. Поэтому спорить о необходимости человекознания для подростков не приходится. Следовательно, вопрос в том, как и кто будет разрабатывать, а также преподавать этот курс, точнее систему курсов.

С другой стороны, положение психолога в школе намного улучшится, если он перестанет быть «школьной белой вороной», то есть непосредственно включится в педагогический процесс. Преподающий психолог выигрывает, по крайней мере, дважды. Во-первых, он воспринимается учителями почти как «свой», делающий то же дело и, возможно, испытывающий те же трудности. Во-вторых, он имеет реальную возможность познакомиться со всеми своими малолетними подопечными, а не только с теми, кого «послали на проработку» или кто пришел к нему сам. Более того, таким образом он приобретает возможность общаться с учениками именно в условиях класса. Дети, как и взрослые, многолики («многоличинны»), их способ поведения зависит от ситуации: при беседе с глазу на глаз ребенок может быть спокойным и заинтересованным, а в классе привычно играть роль шута-надоеды.

Можно сказать, что сейчас школьные психологи предпочитают индивидуальную работу со школьниками, будь то консультирование, психодиагностика или психокоррекция. Такой подход имеет немалые преимущества, но и немалые недостатки. К последним следует отнести значительные временные затраты на каждого ученика и своего рода выборочность, то есть возможность оказания психологической помощи только единицам из тех, кто в ней нуждается. Многолетний опыт работы в школе привел нас к убеждению, что нет ни одного учащегося, кто бы в какой-то момент остро не нуждался в помощи психолога. Однако же в силу личностных особенностей и прежнего опыта (гипертрофированной застенчивости, неумения сформулировать свою проблему, чувства неудовлетворенности от прежнего обращения и пр.) далеко не все могут обратиться за помощью. Наконец, в больших школах, всегда найдется немало таких, кто, хотя и слышал о существовании школьного психолога, не знают его в лицо или не понимают, что к нему можно прийти со своими бедами. Сам же психолог, если он плохо знает детей, своим «наметанным глазом» не всегда определяет тех, кто нуждается в нем в первую очередь, и даже сделав это, далеко не всегда может предложить свои услуги таким образом, чтобы они были приняты. Получается, что к нему на прием чаще попадает тот, чьи проблемы были выявлены запоздало и не им самим, а кем-то со стороны (учителями или родителями), что, естественно, усложняет работу психолога с данным ребенком. Приобщение психолога к преподаванию в значительной степени устраняет указанные помехи и, несмотря на увеличение нагрузки, помогает в индивидуальной работе с детьми.

В настоящее время говорить о внедрении и преподавании человекознания в школе преждевременно. Его еще желательно разработать. Но именно школьные психологи должны участвовать в проектировании и во многом определить содержание системы курсов человекознания. Этот предмет предназначен для того, что отвечать на вопросы о человеке и мире человека. Ответы на них мучительно ищут многие школьники, о чем взрослые часто не подозревают. А кто лучше психолога знает реальные проблемы, потребности, переживания и интересы учащихся разного возраста, порождающие такие личные и вечные вопросы?.. Ответы на них в школе пока не даются. Таким образом, школьные психологи имеют шанс нарушить печальную школьную традицию давать ответы на еще не родившиеся вопросы.

Список литературы

Асмолов А.Г. Культурно-историческая психология и конструирование миров. М., 1996.

Мещеряков Б.Г., Мещерякова И.А. Ввведение в человекознание. М., 1994.

Мещеряков Б.Г. Утопические размышления о гуманитарном образовании//«Человек», 1996, N 6, с. 52—58.

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://med-lib.ru/



Случайные файлы

Файл
16834.rtf
148076.rtf
27611.rtf
121727.rtf
krs_ek.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.