Три проблемы воспитания психологов - универсантов (16896-1)

Посмотреть архив целиком

Три проблемы воспитания психологов - универсантов

1. Универсанты в жизни. Психологи - такие же, как все?

Когда руководители КПСС во главе с М.С.Горбачевым приступили к Реформации СССР, автор был вовлечен в “практическую политику”: стихийные митинги, несанкционированные демонстрации, бестолковые собраний, агрессивные выборов и пр. Тогда прямо по ходу “включенного наблюдения” разрабатывалась теория массовидных политических явлений, политического общества, политического человека, психолого-политических состояний и т.п. (18,24). Эти научные конструкции практически применялось в школе интенсивной подготовки политиков нового поколения в Дюнах под Сестрорецком в 1986-89 годах, затем в Осиновой Роще в пригороде Ленинграда в 1989-91 годах, потом в Москве. Одним из следствий “вовлечения” стало создание кафедры политической психологии в СПбГУ и специальности 19.00.12 - политическая психология. Много ранее в СССР предпринимались попытки психологически описать политику как науку, но исполнить это не удалось по независящим от авторов причинам (Бехтерев В.М., 1923, Парыгин Б.Д., 1966, Шерковин Б.А., 1973, Рощин С.К., 1980, и др.).

С первых шагов исследования стало очевидно, что “митинговая политика” с крушением памятников, дискредитацией авторитетов, дезорганизацией управления, дезориентацией общества, деморализацией силовых органов, дезинформацией населения, фальсификацией истории, дезинтеграцией народа и государства себя не оправдывает и никогда не оправдывала (Бехтерев В.М., 1923, Кабанес О., Насс Л., 1906, Пименова Э.К., 1906, Попов В.А., 1902, Сиголе С., 1893, Сидис Б., 1902, Тард, 1893, Зимичев А.М., 1991, Крамник В.В., 1995, Суханов О.В.. 1995 и др.). Бессмысленность “митинговой политики” объясняется тем, что к 1991 году СССР стремительно “завершил восхождение по стволу дерева исходов” своей исторической судьбы и оказался перед выбором одной из многих ветвей движения в Неведомое. Однако никто не мог сказать, сколько этих ветвей-исходов, какие они, что выбрать? Научно-политическая дискуссия о Будущем России резко прекратилась в 1991 году (“Пульс реформ”, М., 1989., “Постижение”, М., 1989., “В человеческом измерении”, М., 1989., “Этот трудный путь”, М., 1989. и др.). И после 1991 года, когда политика должна была приобрести научно-университетские черты, тактика митинговой политики деформировалась в практику радикальной анти-политики с большой долей криминальных действий (28).

(Термин “анти-деятельность” введен профессором Петербургского университета Г.В.Суходольским как общая научно-практическая категория (17). Именно это понятие объясняет феномен “анти-политики”, обнаруженный в критические периоды общественной жизни Франции, США, России и др. стран (27). Именно этот феномен является причиной небывалых исторических метаморфоз России: дезинтеграции СССР, раскола общества, событий 1991 и 1993 годов, почти полной остановки производства и криминализации всей экономики к 1998 году. Во Франции, США проблему анти-политики 60-70-х годов благополучно преодолели и из политического кризиса вышли. Несомненно, выйдет и Россия. Когда? Как?).

Радикальная анти-политика с криминальной поддержкой характеризуется тезисом “Нет человека - нет проблемы”. В соответствии с этим тезисом конкретный человек считается источником политического кризиса, а потому кризис разрешается силовым способом- человек или уничтожается, или подавляется. Однако, несмотря на репрессирование в СССР миллионов людей, все традиционные проблемы России выскочили в 1985 году, как джин из бутылки, целехонькие и здоровенькие. (Низкая производительность труда, плохое качество продукции, неэффективное управление, беззаконие...)

Ошибка радикальной анти-политики заключается в непонимании того, что проблема всегда находится вне человека и независима от него, она бессмысленна из-за неумения решать проблемы жизнеобеспечения общества и стремления уничтожать следствия нерешенных проблем, а не причины.

Научная политика с университетской поддержкой исходит из того, что источниками политических кризисов являются не конкретные, якобы, виновные люди, а проблемы дефицита их жизнеобеспечения. Научная политика преодолевает кризисы, решая проблемы ресурсов жизнеобеспечения методами науки. Есть проблема энергоресурсов - и политика активизирует разработку новых видов энергоносителей, экономичных двигателей и т.п. Есть проблема продовольствия - и политика реформирует власть таким образом, что создаются эффективные системы производства, переработки, хранения продуктов питания и т.д. Сам факт существования человечества и его несомненных успехов обеспечен не применением силы, а использованием разума человека, открытиями ученых, прогрессом мировой науки, университетской, в частности.

К 1994 году лицо анти-политики в России стали определять политическая “разведка”, “контрразведка”, новое деление одного народа на “своих и чужих”. Анти-политика породила практику решения дискуссионных вопросов физическим подавлением оппонентов: угрозы, избиения, покушения, убийства стали в России обычным делом. Анти-политика обрушила на общество лавину анти-информации: фальсифицированной, дезориентирующей, деморализующей, дестабилизирующей, дезинформирующей, дезорганизующей, дискредитирующей, дезинтегрирующей. Как дьявол прикидывается Богом, так анти-политика прикинулась политикой. Едва ли стоит удивляться тому, что подавляющее большинство народа считает политику грязным делом! Отношение серьезной научной интеллигенции и универсантов к политике, и, вообще, к реальной российской жизни - также резко отрицательное.

Однако вопреки подобному отношению к политике, к 1994 году выяснилось, что более половины всех психологов с университетским образованием вовлечены в обеспечение политической деятельности в составе самых разных партий, движений, административных структур, а универсанты в целом составляют основную долю официальных советников и консультантов действующих политиков (Егорова Е.В., 1983, Зимичев А.М., 1991, Крамник В.В., 1991, Анисимова Т.В., 1992, Юрьев А.И., 1992, Ракитянский Н.М., 1992, Асмолов А.Г., 1993, Гозман Л.Я., Шестопал Е.Б., 1996, Дейнека О.С., 1996 и др.). Выяснилось, что универсанты применяют науку в реальной жизни, но в большинстве случаев не для поиска научных решений проблем, а для научного исполнения ненаучных решений. Более того. Некоторые универсанты, к сожалению, стали разработчиками хитроумнейших “операций”, основанных на физическом, психологическом, экономическом и правовом беспределе! В деловом или политическом диалоге, с легкой руки психологов, главным стало не существо вопроса, не логика и ясность мышления, а техника эмоционального, перцептивного, волевого подавления партнера. Хитроумнешие трюки в области права, финансов, экономических отношений, боевых операций с головой выдают участие в них людей с университетским интеллектом. Например, летом 1997 года автор встретился с группой универсантов, обеспечивавших избирательную кампанию в одном из крупнейших городов России, которая интересовалась психологическим обеспечением политических провокаций, диверсий, шантажа и пр.! Часть из них неплохо зарабатывает на научном обеспечении криминальной жизни.

Такой оказалась, к сожалению, современная проблема отношения универсантов и политики! Что же, универсанты такие же, как все? Оставлять все, как есть? А если изменять, то что? Проблема заключается только в том, кто докажет обществу, что решение политических проблем достигается поиском истины не на поле боя, а в университетских аудиториях?

2. Предназначение универсантов. Если не универсанты, то кто?

Для чего много столетий работают университеты? Чем универсанты отличаются от выпускников других учебных заведений? Отношения универсантов и политики позволяют обсудить и этот вопрос.

Автор имел возможность участвовать в работе “групп мозгового штурма” в 1989-1996 годах в зданиях на Старой площади в Москве, на государственных дачах под Москвой и т.п. Чаще всего, по должности, доминировали в работе групп не универсанты, а выпускники профессиональных высших учебных заведений. Конкретные, практичные, решительные профессионалы на “мозговых штурмах” вели себя так, словно дело происходит на промышленном предприятии, где произошла авария. Автор это все многократно видел ранее, участвовал в многосуточных авралах на ракетном заводе, и исполнен уважения к административно-инженерному корпусу (15,19). Но эти авралы, бессонные ночи, инфаркты в цехах были, к сожалению, бессмысленны. В 1991 году СССР без единого выстрела “сдал” свой гимн, флаг, присягу, открыл границы и развалился на части. Ракеты не взлетели, потому что уже к 1970 году в стране не было психолого-политической силы, достаточной, чтобы поднять гигантский меч, выкованный перенапряжением всего народа. Тот “авральный метод” со всеми его атрибутами был перенесен профессионалами из рухнувшего производства в общественную деятельность. Их авральная безаппеляционность так велика, что после критического выступления автора на заседании рабочей группы, писавшей текст “Договора об общественном согласии”, его пропуск в 5-й корпус Старой площади был закрыт через 15 минут после выступления. Это был образец прекрасной организационной оперативности «профессионалов», избежавших научного анализа концепции проекта “Договора об общественном согласии”! Зачем? Кто помнит этот “Договор”?! Автор не ставит своей задачей возвысить университетское образование за счет образования неуниверситетского. Но каждому свое.


Случайные файлы

Файл
129155.rtf
GEOM_F.DOC
112805.rtf
34782.rtf
148604.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.