Разряди отрицательные эмоции (15003-1)

Посмотреть архив целиком

Разряди отрицательные эмоции

"Слеза всегда смывает что-то и утешение несет".

Виктор Гюго.

История медицины свидетельствует, что ни один мрачный человек (и ни один толстяк, т.к. у полных людей, как правило, преждевременно развивается склероз, и за счет отложения в сосудах холестерина и солей кальция у них сужен просвет сосудов) не жил более ста лет, так как у таких людей спастически сокращены сосуды. Сравнительно долго жили лишь немногие мрачные по характеру люди. Создатель "эпопеи мрака" Микеланджело прожил девяносто лет. Тициан со своим холодным темпераментом - девяносто девять (его труп нашли в Венеции среди сорока тысяч погибших от чумы). Эти "мрачные титаны" отличались беспримерной творческой страстью, что наверняка явилось дополнительным стимулом долголетия.

Тициан написал шесть тысяч картин. Микеланджело умел в своих шедеврах ярко отразить одновременно "силу и скованность"; он нашел в себе мужество изучать анатомию на трупах в подземелье Флорентийского монастыря, хотя это в те времена было строжайще запрещено церковью.

"Страдание - это обесцененный фонд", - говорил Максим Горький. Действительно, люди, сраженные большим горем, бедой, малодеятельны. Они не только не могут должным образом трудиться физически, но обычно и слабо мыслят: у них резко сужены сосуды и в мышцах и в мозгу. У людей, которых постигло тяжелое несчастье, как говорится, все из рук валится. Очень характерно, что они выражают свое горе повторением одних и тех же слов, междометий ("ой!", "ох!"). Вспомните Тараса Бульбу в повести Гоголя. После того как у него погиб сын, Тарас все время твердит одно и то же: "Остап, Остап, сын мой..."

Когда человек испытывает запредельное отчаяние, непосильное горе, он молчит - ни разговоров, ни жалоб, ни стона от него не услышишь. Curae leves loguuntur ingentes stupent ("Кто в состоянии выразить, как он пылает, тот охвачен слабым огнем". Петрарка). "Только малая печаль говорит, большая - безмолвна", - утверждали античные мудрецы. На Востоке говорят: когда наездник падает духом, его конь не может скакать. "Страдание, - писал М. Горький, - позор мира, и надобно его ненавидеть, чтобы истребить".

При тяжелом горе нельзя уходить в себя, не следует отдаваться мучительным переживаниям. Нужно, учил И. Павлов, вызвать так называемую отрицательную индукцию - создать в коре головного мозга новый, более сильный центр возбуждения, который бы подавил очаг, угнетающий человека. Нужна разрядка, выход накопленным отрицательным эмоциям.

А законы эмоций таковы: раз они накопились - обязательно должны разрядиться. Иногда эта разрядка принимает самые неожиданные формы. Свою возлюбленную Марию Гамильтон ПетрI приговорил к казни за ее любовь к денщику. Ни после пыток, ни на эшафоте от своей любви к Ивану Орлову она не отказалась. Осужденная, как пишет писатель-историк Г.Алексеев, взошла на эшафот и присела в реверансе. В этом же белом шелковом платье Мария впервые присела в реверансе на ассамблее, когда император пригласил ее к танцу. Петр рывком привлек ее к себе, но, увидев в глазах лютую ненависть, дрогнул, сознавая свое бессилие. Понял царь, что чувство Гамильтон к Орлову сильнее смерти. "Нельзя любить по приказу - по приказу можно умереть". Отвергнув царскую любовь и пощаду, молодая шотландка смело подошла к помосту и склонила голову к плахе. А потом на виду у всей собравшейся толпы с окровавленного эшафота Петр поднял отрубленную голову Марии, поцеловал ее в губы и (разрядив эмоцию!) повелел навеки сохранить голову в кунсткамере.

Задержать возникшую эмоцию, особенно когда она связана с корой головного мозга, указывал академик П.К.Анохин, человек обычно не в состоянии. Можно, скажем, подавить внешние признаки эмоции (слезы), а спазмы сосудов, сердцебиение... подавить невозможно.

На этом основан метод расследования преступлений. Отрицающий свое преступление при предъявлении ему косвенных улик выдает себя не внешними проявлениями (ни один мускул не дрогнет на его лице), а изменениями пульса, ритма дыхания, кровяного давления... Известен случай, когда на карте города Нью-Йорка показывали предполагаемые места преступления, а данные специальных приборов, фиксирующих состояние подозреваемого, указали лишь одно место, где и был найден спрятанный труп.

Спартанский юноша украл лисицу и спрятал ее под плащом. Его остановили. Чтобы не выдать себя, он смог подавить внешние проявления эмоции, стерпеть боль, даже когда лисица прогрызла ему живот. Спартанца уличили только тогда, когда он упал замертво.

Энергия задержанных эмоций всегда найдет себе выход. Известный летчик-испытатель Марина Попович рассказывала, что однажды во время полета самолет потерял управление и начал падать. Марина и инструктор не потеряли самообладания. Самолет чудом удалось спасти. После приземления Марина чувствовала себя счастливой, шутила, а ночью, во время сна, у нее неожиданно возникли симптомы кратковременного, но тяжелого нервного расстройства.

Иногда эмоциональная разрядка достигается дорогой ценой и сопряжена с опасностью. Тяготение убийцы к месту убийства общеизвестно. Опытные сыщики, зная, что преступник не выдержит терзаний, не найдет другого способа успокоиться, пока не посетит место убийства, устраивают засады и изобличают преступника.

Исповедь также не что иное, как неодолимая потребность разрядиться.

Итак, обуздать, удержать накопленную эмоцию трудно. Это удается только людям с очень сильной волей. Поэтому и говорят: "На языке легче удержать горячий уголь, чем тайну". Ведь тайна - это тоже накопленная эмоция.

О невозможности долго хранить тайну повествует древний миф. Фригийский царь Мидас предпочел игру на свирели бездарного Марсия божественной игре Аполлона, за что был жестоко наказан богом: у него вдруг выросли ослиные уши. Мидасу пришлось прятать их под повязкой. Придворные вскоре, конечно, узнали об ослиных ушах, но хранили тайну: за ее разглашение можно было лишиться головы. Один из приближенных все же не выдержал. Пошел в степь, набрел на источник, окруженный тростником, и, убедившись, что никого вокруг нет, закричал: "У царя Мидаса ослиные уши!" Так придворный, разрядившись, снял "тяжелый камень" с души. Прошло немного времени, пастух гнал стадо мимо того же источника, срезал там тростинку и сделал из нее свирель. Каково же было изумление пастуха, когда свирель вместо обычных трелей запела: "У царя Мидаса ослиные уши". Тростинка, оказывается, "подслушала" тайну...

А.П.Чехов отлично знал законы эмоций. У него есть превосходный рассказ "Тоска". Умер сын. Тяжело отцу, и хочет он отвести душу, хоть кому-нибудь рассказать о своем горе, но никто не желает его слушать. Вечером старик кормит лошадь и наконец-то изливает исстрадавшуюся душу. Лошадь молча слушает грустную исповедь. Как только отец поделился своим горем (пусть даже с животным), ему сразу стало легче. Что произошло? Произошла разрядка накопленной эмоции. Dixi et animam levavi (Сказал и тем душу облегчил) - гласит латинское изречение. Мы знаем: не следует при разговоре перебивать раздраженного. Нужно дать ему высказаться до конца, иначе человек сорвется, повысит голос, станет грубить и все равно выговорит накопленное. "Закупоренный гнев способен разорвать бутылку".

"Наилучшая разрядка - это достижение цели". Но это не всем и не всегда удается. Что ж, тогда помогут усиленная мышечная активность, увлекательная работа, книги... Конечно, можно завести пластинку, но лучше самому напевать какую-нибудь песню. Если это будет даже самая тоскливая песня, то и тогда все равно вам станет легче.

Музыка - это хорошая разрядка эмоции, одно из самых впечатляющих и сильных воздействий на человека: она не только пробуждает "чувства добрые", "высекает огонь из сердца", просветляет печаль, снимает усталость, но и, возвращаясь к физиологическим определениям, активно способствует расширению сосудов.

Нет, не случайно у древних арабов около больниц собирали музыкантов. Какое ошеломляющее впечатление произвел Бетховен на Тургенева! "Фемольная соната, опус 57 поразила несказанно: я не ожидал такой силы, такого огня, такого смелого размаха. С самых первых тактов стремительно страстного allegro начала сонаты я почувствовал то оцепенение, тот холод и сладкий ужас восторга, которые мгновенно охватывают душу, когда в нее неожиданным налетом вторгается красота... Я все хотел и не смел вздохнуть".

Но ни песня, ни интересная работа, ни туризм, ни транквилизаторы (лекарства, снижающие психоэмоциональное перенапряжение) - ничто так надежно не разряжает накопленные отрицательные эмоции, как слезы. Это понимали еще древние, и самым лучшим лекарством в тяжелом горе они считали слезы. Какими они бы ни были жгучими, после слез всегда светлее на душе. А слезы радости? Какое это блаженство! "Не высыхайте, слезы вечной любви", - сказал великий Гёте. И, наверное, зря мы так стыдимся слез.

Конечно, лучше, благороднее разрядить тяжелые эмоции слезами, нежели бранью или рукоприкладством. Вспомним еще одного чеховского героя. Отец кричит сыну: "Сережка, иди, я тебя высеку за то, что ты вчера разбил окно". Вчера у отца было хорошее настроение, он все знал, все простил, а сегодня проигрался в карты, настроение испортилось, и он решил отлупить сына, чтобы разрядить эмоцию. Конечно, недостойно человека разряжать свои дурные эмоции, "заряжая" ими других, - это тот же садизм!

Интересно, что в Японии фирма "Мацусита-электрик" и "Общество повышения эффективности промышленности" для разрядки отрицательных эмоций рекомендуют раздраженному человеку бить палкой чучело своего недруга. Японские специалисты установили, что на производительность труда в огромной степени влияет настроение рабочего. Если начальник цеха не улыбается, ему грозит увольнение: он должен делать все, чтобы рабочий трудился с хорошим настроением и, следовательно, давал побольше прибыли.


Случайные файлы

Файл
72210-1.rtf
109004.rtf
101676.rtf
ref-20462.doc
136425.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.