«Cиндром сгорания»: позитивный подход к проблеме (14889-1)

Посмотреть архив целиком

«Cиндром сгорания»: позитивный подход к проблеме

Обычно «синдром сгорания» представляют как негативные изменения в состоянии и личности консультанта , как нечто чуждое, что наносит вред консультанту и его работе. (Этакий «монстр», который подстерегает консультантов на их профессиональном пути.) Слово «синдром» указывает на преимущественно медицинский подход к этой проблеме, и симптомы «сгорания» воспринимаются, в основном, как помехи, от которых нужно избавиться, которые нужно преодолеть, с которыми нужно бороться. Однако я хочу посмотреть на «синдром сгорания» с несколько другой стороны и представить симптомы «сгорания» как внешнее проявление некоторых естественных процессов, происходящих в консультанте во время его работы.

Слово «позитивный» в заглавии статьи обозначает отношение к симптомам «сгорания» как к сигналам, идущим из «внутренней сферы» в «сферу сознания», как способу коммуникации между «скрытым» и «понятым», несознаваемым и осознанным. В какой-то мере это — друзья консультанта, так как они помогают ему узнать о том, что с ним происходит. Восприятие этих сигналов как врагов означает отказ от предоставляемой возможности более глубокого понимания себя и своей деятельности. Другой аспект «позитивности» состоит в том, что процессы, происходящие в консультанте и выражаемые внешне в симптомах «сгорания», являются не только не патологическими, но даже позитивными, то есть выполняющими положительную функцию.

Защитные механизмы

Во время своей работы консультант находится далеко не в комфортных условиях. Здесь имеются ввиду не только физиологические факторы, связанные с нездоровыми условиями труда: гиподинамия, повышенная нагрузка на слуховой и голосовой аппарат и т.д. Прежде всего, речь идет о психологических и организационных трудностях, связанных с консультированием, а именно: экстренный характер работы, необходимость все время «быть в форме», невозможность выбора клиентов, невозможность эмоциональной разрядки и многие другие . Одна из функций организма (тела и психики) заключается в том, чтобы смягчать эти факторы, избегать их или вовремя сигнализировать о приближающихся проблемах. Это принято называть защитными механизмами.

Приведу несколько примеров.

А. Большое количество обращений за смену — это нескончаемый поток все новых и новых людей. Встреча с каждым абонентом как с «единственной и неповторимой личностью» грозит консультанту опасностью «утонуть» в своих впечатлениях, «потерять себя». На самом деле любой организм задолго до наступления этого состояния разными способами будет сокращать поток информации или вовсе прервет его. Вот некоторые пути решения этой проблемы: подмена продуктивной работы формальным исполнением своих обязанностей, нежелание идти на работу, сокращение рабочего времени, опоздания на смену и т.д. Конечно, есть очень ответственные и «волевые» консультанты, которые умеют заставлять работать свой организм вопреки его возможностям. В этом случае активизируются психосоматические варианты защитных механизмов: усталость, апатия, головные боли и другие симптомы.

Б. Негативные эмоции (страх, раздражение, отчаяние и др.), возникающие у консультанта во время или после консультации часто связывают с негативными переживаниями абонента. Плохое состояние консультанта является как бы следствием «эмоциональной вовлеченности в негативные переживания абонента». Это очень удобное объяснение, так как оно самое простое. В его основе лежит метафора «заражения», то есть идея «непосредственного перехода» эмоций абонента к консультанту. Но это прямолинейное объяснение уводит в сторону от более сложных и тонких процессов, происходящих в консультанте при встрече с абонентом, находящимся в кризисной ситуации. Даже поверхностный анализ «негативных переживаний» консультанта в этом случае обнаруживает, что они являются внешним выражением различных менее осознаваемых состояний самого консультанта. Примером может служить страх консультанта предстать перед абонентом (и самим собой) беспомощным и некомпетентным. Более глубокий анализ переживаний консультанта приводит Тамар Крон: «...не испытываем ли мы тревогу за сохранность собственных схем и аксиом и не стараемся ли их защитить? Не пытаемся ли мы отдалиться от «опасного» для наших схем опыта клиента?»

В. Большое количество разнообразных ситуаций, схем и представлений о жизни, с которыми встречается консультант, должны приводить к сознаванию консультантом своей субъективности. По мере приобретения опыта это ощущение не уменьшается, а, напротив, растет. А вместе с ним растет сознавание своей некомпетентности («Я знаю, что ничего не знаю») и крайней ответственности за судьбу клиента. Вероятно, только единицы могут комфортно переносить эти чувства, поэтому параллельно идут процессы, защищающие человека от «многообразия опыта» и «хаоса бытия». Я имею ввиду обобщение и систематизацию своего опыта, типологизацию абонентов, создание своих и использование чужих схем работы с разными проблемами, поиск критериев эффективности своей работы и т.д. Такие симптомы «сгорания» как формальный подход к абоненту, попытки «втиснуть» его привычную наработанную схему — это лишь другая сторона вышеназванных явно позитивных процессов. Если все абоненты кажутся одинаковыми («У всех одно и то же»), — значит их слишком много, чтобы относится к ним индивидуально.

Изменения мотивации

Представим человека, который пришел в кинотеатр на новый фильм. Посмотрев его в течении некоторого времени, человек понимает, что фильм его больше не привлекает. Что будет делать человек?

Если его пребывание в кинозале обусловлено одной «познавательной потребностью», — он встанет и уйдет. Если при этом существуют другие достаточно значимые для него мотивы (например, правила приличия, желание быть в курсе культурных событий, интерес к фильму его спутницы и др.), то человек останется на месте, но будет в большей или меньшей степени испытывать дискомфорт. Этот пример — своего рода микромодель образования симптомов «сгорания», обусловленных изменениями в мотивационной сфере консультанта.

Выбирая консультирование по телефону в качестве своей работы, человек, естественно, руководствуется какими-то мотивами или желаниями. Таких мотивов очень много. Одни из них считаются «благородными» («Хочу помогать людям», «хочу изменить мир» др.), другие — «не совсем уместными» (трудоустройство, решение личностных проблем и др.) и даже «недостойными» (стремление к власти над людьми, любопытство к частной жизни и др.).

Дело в том, что в основе решения быть консультантом всегда лежит несколько мотивов. Одни мотивы («правильные») скорее принимаются, а значит — осознаются. Другие мотивы («неправильные») скорее отвергаются или, по крайней мере, редко вербализуются. По мере работы индивидуальный спектр мотивов неизбежно меняется, поскольку мотивы — это подвижные образования. Они могут усиливаться и ослабевать, исчезать и появляться. Такое уменьшение мотивации может возникнуть, когда:

1) мотив входит в противоречие с конкретной ситуацией. Например, романтическое желание помогать людям «на деле» сталкивается с рутинной тематикой или реальными профессиональными трудностями.

2) мотив исчерпывается. Удовлетворение потребности (реализация мотива) приводит к исчезновению необходимости в данной работе; она становится «выжимающей силы» обузой. Например, консультант решил свои личные проблемы, удовлетворил любопытство, испытал себя и т.д.

Уменьшение (исчезновение) мотивации может не осознаваться консультантом, хотя внешне будет проявляется вполне конкретными симптомами «сгорания»: нежеланием работать, потерей интереса и т.д. Они могут свидетельствовать о том, что у консультанта больше нет внутренней необходимости в продолжении своей деятельности (или этой необходимости явно недостаточно). Почему же в этом случае консультант не встает и не уходит? Потому что существуют другие мотивы, препятствующие этому, которые он тоже может не сознавать. Например, в некоторых случаях консультанту удобнее «гореть», чем менять свое настоящее место работы на неопределенное будущее, свою маленькую зарплату на отсутствие таковой и т.д.

Трудоспособность консультанта во многом зависит от понимания (сознавания) им спектра своих желаний, потребностей и ожиданий, связанных с консультированием. Если рассматривать психологическое консультирование как поле деятельности, направленной на удовлетворение личностных потребностей человека, то симптомы «сгорания» могут сигнализировать об окончании этого жизненного этапа, или другими словами — о прохождении очередного этапа в развитии личности человека, реализовавшегося в консультативной работе.

Взаимоотношения с абонентом

Если консультант «зафиксирован» на ситуации, которую предлагает абонент, он перестает уделять внимание тем процессам, которые происходят непосредственно между ним и его собеседником. И именно симптомы «сгорания» могут свидетельствовать о некоторых особенностях этого взаимодействия. В свою очередь, понимание этих особенностей будет способствовать более продуктивному, более рациональному расходу сил во время консультирования.

А. Поиск «подходящих» чувств.

Один из принципов работы на ТЭПП гласит: консультант должен быть эмпатичным. При этом «эмпатичность» часто превращается в качество, которым человек должен обладать независимо от обстоятельств, подобно цвету волос. На деле, способность к эмпатии (как сопереживанию и способности «вчувствоваться» в абонента) у одного и того же консультанта различна в каждой конкретной ситуации, с каждым конкретным абонентом. Она зависит от многих обстоятельств: начиная от собственного настроения консультанта, заканчивая выразительными средствами абонента. При этом важно иметь ввиду, что состояние консультанта не может быть идентично состоянию абонента.


Случайные файлы

Файл
142514.rtf
152807.rtf
172225.doc
112484.rtf
113985.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.