Анализ базовых настроений сновидения и последующая работа с ними (14820-1)

Посмотреть архив целиком

Анализ базовых настроений сновидения и последующая работа с ними

Вниманию читателей представляется авторская методика работы со сновидениями. В основе подхода лежит методология Dasein анализа М.Босса (Boss, 1979) и, если выходить на более глубокие основания, – фундаментальная онтология Мартина Хайдеггера. По Хайдеггеру человеческое бытие может быть описано в экзистенциалах. Экзистенциал – это не понятие и не категория, а данность, без которой человеческое бытие не возможно как таковое. «Экзистенциалы – бытийные черты присутствия» (Хайдеггер, 1993а, с.42). Вслед за М.Хайдеггером М.Босс выделяет следующие экзистенциалы как самые важные: пространственность, темпоральность, бытие-вместе, телесность, бытие-к-смерти, историчность и настроенность. (Boss, 1979, pp 87-122).

В этой связи внимание автора привлек экзистенциал настроенности, а именно, возможные практические приложения теоретической концепции М.Босса относительно этого экзистенциала. По Боссу настроенность - это чрезвычайно важный экзистенциал, объясняющий, почему наша открытость миру расширяется и сужается, и почему, время от времени, она высвечивает различные феномены. То, что осознает человек, то, на что он реагирует, зависит от его настроения в данный момент времени. Если человек тревожен, его Dasein (его непосредственное бытие, вот-бытие) созвучен угрозам и опасностям. Если человек счастлив, его существование созвучно миру радостных взаимоотношений и смыслов. Если настроение меняется от надежды к разочарованию, ясность мира меркнет и открытость сужается. Способ пребывания в мире постоянно созвучен тому или иному настроению. В этом смысле настроенность Босса имеет не психологический, а онтологический статус.

Поскольку человеческая экзистенция изначально является открытостью и «ясным просветом понимания», она всегда тем или иным образом настроена. Причем настроенность не есть следствие каких-либо событий внешней или внутренней жизни человека, все наши диспозиции или настроения даны нам изначально как экзистенциальные возможности.

Но для того, чтобы изначальная возможность бытия-радостной (радостным) могла осуществиться, отношения человека к миру должны быть свободными и достаточно открытыми. Настроенность человека не исчерпывается его диспозициями и установками, она тесно связана со всей аффективно-эмоциональной сферой жизнедеятельности человека. То, что мы называем эмоциями, чувствами, аффектами, состояниями по Боссу есть конкретные способы, в которых наша воспринимающая открытость может быть узкой, нарушенной и даже закрытой. Босс дает несколько описаний аффективных состояний человека с экзистенциальной точки зрения.

Например, он описывает Любовь как особого рода настроенность, при которой человек открыт для реализации возможности бытия-вместе, которая в свою очередь открывает человеку гораздо больше возможностей, чем его одиночное бытие. Другое важнейшее базовое состояние человека - это радостная ясность (joyous serenity). Это состояние, которое позволяет человеку «в ярком свете» видеть значения тех вещей, которые ему встречаются. Радостная ясность открывает человеческое бытие самым широким образом, являясь вместе с любовью конститутивными аспектами счастья.

Другое базовое состояние – это тревожность. В этом случае настроенность характеризуется одновременно открытостью и ограниченностью. Данное ограничение связано, прежде всего, с угрозой потери возможности удержания связи с каким-либо другим значимым бытием. Например, тревожность матери связана со страхом не за свою собственную жизнь, а за жизнь ее детей. Ее экзистенция настолько тесно соединена с экзистенцией ее ребенка, что деструкция этого бытия-вместе означает для нее деструкцию ее собственного бытия.

Оппозиция радостной ясности и тревожности наиболее ярко проявляется в отношении к смерти. Если в состоянии тревожности человек видит смерть как невозможность более здесь-бытия, погружение в пугающую пустоту небытия, то радостная ясность воспринимает смерть уже не как пустоту, а скорее как предельную полноту, из которой собственно и выходит само бытие. Радостная ясность не боится смерти.

Босс также дает весьма интересные описания других эмоциональных состояний, например, таких как печаль, способная дать человеку ценные инсайты о конечности его бытия. Истинная печаль (которую важно не путать с невротическими депрессивными состояниями), - это настрой, который возникает, когда рушатся некие значимые для нас отношения к каким–то ценимым объектам. Однако сам объект при этом не исчезает, не разрушается, не теряется. Разрушаются именно отношения. И печаль есть форма субъективного приближения к объекту, удержания его, она не позволяет ему удалиться, не позволяет отстраниться от него.

Гнев и ненависть, сужают принимающую открытость человека и тем самым ограничивают его возможности. Гнев характеризуется специфическими пространственными ощущениями. Мы говорим про то, что в гневе человек находится вне себя. Он выходит из себя. В случае гнева все наше существование на какой-то период времени фокусируется, определяется и направляется этим настроем.

Настроенность тесно связана с телесностью. Не случайно такое состояние как печаль может сопровождаться телесной болью, не имеющей причин, связанных с физическим воздействием. Каждая конкретная настроенность – это специфический способ бытия воспринимающей открытости нашего существования. Преобладающая настроенность – есть специфическое условие нашей открытости для восприятия и вообще «имения дела» со всем, что встречается нам на нашем пути, т.е. с объектами, другими людьми и с самим собой (Boss 1979, pp.109-114).

Резонный вопрос, который вытекает из вышеизложенного: Если экзистенциал настроенности так важен, возможно, перемещение акцента в работе психотерапевта именно на этот экзистенциал способно значительно повысить эффективность всего психотерапевтического процесса? Если мы и дальше будем двигаться в этом направлении, то неизбежно столкнемся еще с двумя базовыми для психотерапевтической практики вопросами. Во-первых, каким образом нам правильно определить имеющуюся настроенность пациента, а, во-вторых, что необходимо сделать, чтобы эту настроенность изменить?

Поиск ответа на первый вопрос привел автора к теме сновидений. При этом автор исходил из традиционного для экзистенциальной психологии понимания гомологичности состояний сновидения и бодрствования (Бинсвангер, 1999 б; Boss,1977). Т.е. сон ни в коем случае не рассматривается как отражение жизни в бодрствовании. Сон и бодрствование – это разные модусы одной и той же человеческой экзистенции. Отличие сновидения заключается в более четкой артикуляции экзистенциальной структуры сновидца. При работе со сновидениями сновидцу гораздо труднее обмануть и терапевта и себя самого. Таким образом, для экспликации базовой настроенности пациента легче использовать состояние сновидения, что, однако, вовсе не означает ненужность или не возможность определения базовой настроенности в состоянии бодрствования.

Итак, для определения экспликации базовой настроенности мы обращаемся к сновидениям пациента. Для операционализации этого процесса, автор опять таки обратился к техникам работы со сновидениями М.Босса, впрочем, значительно их модифицируя. Напомним, что, работая со сновидцем, Босс занимается экспликацией структуры его бытия-в-мире в целом, мы же фокусируем наше внимание исключительно на основных настроениях, которые подобно фундаменту, определяют контуры феноменов сновидения, иными словами его содержание. Работая со сновидением, М.Босс последовательно рассматривает место сновидения, его сюжет и собственно состояние сновидца в ходе сновидения. Трем вышеизложенным пунктам соответствуют вопросы: Где? Что? и Как? Мы тоже двинемся по этому пути.

Пример:

Место. Сновидец рассказывает о том, что во сне он находился в грязной, душной комнате без обоев с сырой штукатуркой, в которой сидело несколько мужчин и курило. Психотерапевт путем вопросов типа «какое ощущение вызывает у вас это место?» пытается определить, какой основной тон, какой базовый настрой это место задает. Положим, нам удалось определить три базовых настроя: туманность, душность и стесненность.

Сюжет. Я, сновидец, нахожусь в этой душной комнате и спрашиваю «Где у вас дверь?» Один из сидящих мужчин встает, хватает кухонный нож, и, не говоря ни слова, пытается меня им пырнуть, я уворачиваюсь и бью его по шее сзади. Встает второй – бью и второго. Он плачет, оказывается он совсем не хотел меня бить, он хотел нас разнять. В это время первый мужчина превращается в рыхлую коричневую массу, я просыпаю с чувством жалости, жалко второго мужчину. Психотерапевт также как и при работе с местом сновидения путем задавания вопросов типа: «Что вы чувствовали, когда делали (видели) то-то и то-то?» выделяет базовые настроения, которые несет в себе сюжет сновидения. Положим, мы эксплицировали такие настроения как: агрессивность, состояние поиска и жалость.

Ощущение себя. Психотерапевт задает пациенту конкретные прямые вопросы о его ощущениях и переживаниях в ходе сновидения. Например, «Как Вы себя чувствовали в ходе сновидения?» Положим, пациент описывает свое состояние как уверенность и досада.

Таким образом, в ходе анализа данного сновидения, мы получили следующий список настроений: туманность, душность, стесненность, агрессия, состояние поиска, жалость, уверенность, досада. После того, как окончательный список был составлен, мы можем легко заметить, что некоторые настроения семантически довольно близки друг другу. Например, такие как «душность» и «стесненность», «жалость» и «досада». Предлагаем пациенту объединить близкие настроения под главенством самого для них важного. В итоге получаем: туманность, стесненность, агрессия, поиск, жалость.


Случайные файлы

Файл
13630.rtf
24857-1.rtf
laboratory3.doc
19661-1.rtf
53497.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.