Между свободой и принуждением (14697-1)

Посмотреть архив целиком

Между свободой и принуждением

В настоящее время в психологии прослеживается тенденция перехода от теорий и моделей, рассматривающих жизнь человека в «гедонистических» мотивационных координатах: «поиск удовольствия — стремление избежать страдания и боли» (основные психоаналитические направления), к моделям развития и роста, опирающимся на этические и аксиологические принципы (гуманистическое и экзистенциальное направления). Третья сила представлена социально-когнитивной моделью, призывающей в равной степени избегать и радости и печали, акцентирующей внимание на информационно-познавательных аспектах жизни человека.

О подлинной сущности

Д. Келли отмечает, что во множестве гедонистических моделей можно выделить теории «подталкивания» («вилы в бок»), и теории «тяги» («морковка перед носом»).

В первом случае исходным пунктом развития человека становятся неудовлетворенные физиологические потребности, которые создают внутреннее напряжение, порождающее «влечение», побуждение снять возникшее напряжение путем удовлетворения потребности. Снятие напряжения приводит к исчезновению внутренних мотивов к движению, поэтому для обеспечения прогресса в развитии и ребенка, и взрослого их необходимо все время «подталкивать».

Во втором случае речь идет о развитии как стремлении к внешним целям (власти, превосходству, деньгам), но эти внешние цели есть не более чем концептуальные шаблоны «эгоцентрированного» решения проблемы: как получить максимум удовольствия в условиях острой конкуренции потребителей за «приятное».

Модели психологического развития и роста человека, ориентированные на этические и аксиологические принципы, исходят из гипотезы о том, что развитие необходимо вытекает из стремления каждого человека к максимальной реализации своего потенциала и гуманистических ценностей.

При этом гуманистическая концепция самоактуализации не отказывается, в отличие от социально-когнитивной модели, и от гедонистического принципа, свойственного природе человека. В ней постулируется прямая связь между реализацией человеком своего потенциала и гуманистических ценностей в практической деятельности и высшей формой удовлетворения жизнью (пиковыми переживаниями).

Экзистенциальная теория считает подлинной лишь ту жизнь, в которой субъект сознательно реализует собственный проект, направленный на достижение высших ценностей, вне зависимости от воздаяния болью и радостью.

В любом случае и гуманисты, и экзистенциалисты считают сущностной нормой для каждого представителя человеческого рода сознательное стремление к поддержанию определенного посильного напряжения (Г. Оллпорт, К. Голдштейн), к постановке перед собой все более трудных задач (А. Маслоу).

Два варианта

Попытаемся прояснить некоторое различие, имеющееся между понятиями «развитие» и «рост». Развитие — одна из форм изменений, перемен. Концепт «перемены» нейтральным образом свидетельствует об отсутствии стабильности, покоя. Идея перемен отсылает нас к миру действительности, где каждый может наблюдать два варианта.

Первый — цикличные перемены: например, день — ночь; весна — лето — осень — зима. Идея цикличности отражает замкнутый цикл, в котором несколько отдельных фаз и состояний определенным образом последовательно сменяют друг друга. По отношению к жизни человечества эта идея отражена в древнейших религиях (переселение душ) и мифах о вечном возвращении.

Второй — конечные перемены, составляющие единственную и неповторимую жизнь каждого отдельного существа. Эта группа наблюдений лежит в основании идеи финализма, которая отражена в мифах о рождении и жизни героя, авраамических религиях, естественно-научных теориях (концепция «Большого взрыва»). Идея финализма выводит человечество в историю в связи с необратимостью «стрелы времени», каждый человек оказывается в ситуации «жизненного пути» как единственной и неповторимой попытки самоактуализации.

Идея цикличности

В циклических концепциях индуизма считается, что бог Брахма порождает и развивает все сотворенное, бог Вишну поддерживает творение, а бог Шива завершает цикл, разрушая все сотворенное. При этом подразумевается, что в следующем цикле творения все может повториться.

Применение этой идеи к жизни человека означает, что на первом этапе человек развивается из одной клетки (эпоха Брахмы). На втором этапе он находится на пике сил и реализует себя (семья, дети, социальные и религиозные обязанности — эпоха Вишну). На третьем этапе человек сосредоточивается на религиозных обязанностях (эпоха Шивы).

При научном подходе идея цикличности означает, что задатки ребенка не могут превосходить «суммы» задатков родителей. В религиях Индии с помощью идеи цикличности обосновывается кастовая система с жесткими границами.

В циклических концепциях выделяются два статических состояния (свернутое и развернутое) и два процесса (развития и сворачивания).

Разворачиваться может только то, что уже существует в свернутом виде. Человеку идея цикличности не дает цели: жизнь «одномерна», напоминает бег по замкнутому кругу, и возвращение к первоначальному свернутому состоянию неизбежно. Попытки изменить естественный и закономерный ход событий рассматриваются как преступление. Идеалом становится «оставление желаний», осознание иллюзорности окружающей действительности, расслабление. Необходимо обрести мудрость, стать одновременно и младенцем и стариком, отдаться «потоку жизни» и «плыть по течению, любуясь возникающими пейзажами» (дзен-буддизм, многие формы даосизма).

Идея цикличности соотносится с представлениями о стабильном, «объективном» мире, соответствует взгляду на жизнь «со стороны абсолютного наблюдателя».

Идея финализма

Эта идея более молода и субъективна, здесь Бог и мир смотрят на каждого человека, причем смотрят в упор. Предмет рассмотрения — одна-единственная жизнь, которая есть жизнь героя, совершающего подвиг и добивающегося цели.

В финалистических культурах необходимость борьбы за достижение цели внушается с детства. В сказках, мифах и легендах — Золушка должна отделить злаки от плевел, познать саму себя и успеть на бал; рыцарь должен победить дракона; подвижник должен отказаться от всего земного ради любви к Богу.

У каждого человека есть возможность обрести достойную цель. В этом случае можно определить текущее положение героя на основании «расстояния» между героем и его целью. В разные моменты времени можно судить о том, приближается герой к цели или удаляется от нее: приближение к цели ассоциируется с развитием.

Герой и сам может судить об успешности своей деятельности, так как он обладает компасом (представлением об истинных ценностях бытия): нитью Ариадны, клубочком, священной реликвией.

Противники, препятствующие герою в достижении цели, и помощники, содействующие в решении задач, создают предпосылки для итоговой трансформации героя. Чудовище становится Прекрасным Принцем, Гадкий утенок — царственным Лебедем.

В финалистических концепциях благая цель расположена «вверху», в другом измерении. Если процесс приближения к цели означает развитие, то финальное преображение (расставание со старыми свойствами и качествами и приобретение новых) означает рост. Рост невозможен без развития, но требует подвига.

Наиболее ярко и последовательно идея финализма истории проявляет себя в христианстве, предлагающем каждому человеку самоопределиться по отношению к мыслям о неизбежном конце света, Страшном суде, Армагеддоне, Царствии Небесном. Идея личного спасения, обретаемая христианином, требует от человека полной трансформации.

Важной темой финалистической культуры является необходимость разумного выбора человеком умений, нужных для жизни и достижения цели (три сына выбирают три разных способа движения к цели; герой оказывается на развилке трех дорог и т.п.).

Один из методологических подходов современной науки, именуемый эволюционной эпистемологией, предполагает, что и человек и человечество эволюционируют вместе со своими идеями.

Гуманистическая психотерапия

Гуманистическая парадигма в психологическом консультировании и психотерапии исходит из следующих представлений.

(1) Людям, при отсутствии помех, свойственно развиваться в позитивном направлении, которое характеризуется движением к самоактуализации через рост самоорганизациии и ответственности во всех видах деятельности и отношений, включая самоотношение.

(2) Помехи такому развитию заключаются не только во внешних обстоятельствах жизни клиента, но и, главным образом, в специфике восприятия клиентом этих обстоятельств и самого себя.

(3) Психолог (психотерапевт) не может изменить социальные обстоятельства жизни клиента, тем более не может «отменить» предельные данности бытия (смерть, боль, изоляцию, отсутствие заданного извне смысла), но может способствовать:

а) более адекватному восприятию клиентом ситуации (путем эмпатического принятия самого клиента в психотерапевтическом процессе общения, рассматриваемом как экзистенциальная встреча);

б) самообучению клиента в терапевтическом процессе принципам выделения в каждой ситуации факторов, способствующих развитию;

в) самоосвобождению клиента от давления мистифицированных теоретических схем, закрепляющих у него представления о фатальности действия прошлого опыта, культурных традиций и т.п., способствующих закреплению пассивной позиции по отношению к своей жизни (выученная беспомощность);

г) пониманию клиентом ценности жизненного опыта даже в самых тяжелых ситуациях;


Случайные файлы

Файл
140768.doc
15858-1.rtf
32068.rtf
ref-18202.doc
48834.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.