Зарождение психологии как науки (14606-1)

Посмотреть архив целиком

Зарождение психологии как науки

Естественнонаучные предпосылки.

В начале XIX века стали складываться новые подходы к психике. Отныне не механика, а физиология стимулировала рост психологического знания. Имея своим предметом особое природное тело, физиология превратила его в объект экспериментального изучения. На первых порах руководящим принципом физиологии было "анатомическое начало". Функции (в том числе психические) исследовались под углом зрения их зависимости от строения органа, его анатомии. Умозрительные воззрения прежней эпохи физиология переводила на язык опыта.

Так, фантастическая по своей эмпирической фактуре рефлекторная схема Декарта оказалась правдоподобной благодаря обнаружению различий между чувствительными (сенсорными) и двигательными (моторными) нервными путями, ведущими в спинной мозг. Открытие принадлежало врачам и натуралистам чеху И. Прохазке, французу Ф. Мажанди и англичанину Ч. Беллу. Оно позволило объяснить механизм связи нервов через так называемую рефлекторную дугу, возбуждение одного плеча которой закономерно и неотвратимо приводит в действие другое плечо, порождая мышечную реакцию. Наряду с научным (для физиологии) и практическим (для медицины) это открытие имело важное методологическое значение. Оно опытным путем доказывало зависимость функций организма, касающихся его поведения во внешней среде, от телесного субстрата, а не от сознания (или души) как особой бестелесной сущности.

Второе открытие, которое подрывало версию о существовании души, было сделано при изучении органов чувств, их нервных окончаний. Оказалось, что какими бы стимулами на эти нервы ни воздействовать, результатом будет один и тот же специфический для каждого из них эффект. (Например, любое раздражение зрительного нерва вызывает у субъекта ощущение вспышек света.)

На этом основании немецкий физиолог Иоганнес Мюллер (1801-1858) сформулировал "закон специфической энергии органов чувств": никакой иной энергией, кроме известной физике, нервная ткань не обладает.

Выводы Мюллера укрепляли научное воззрение на психику, показывая причинную зависимость ее чувственных элементов (ощущений) от объективных материальных факторов – внешнего раздражителя и свойств нервного субстрата.

Наконец, еще одно открытие подтвердило зависимость психики от анатомии центральной нервной системы и легло в основу приобретшей огромную популярность френологии (от греч. "френ" – душа, ум). Австрийский анатом Франц Галль (1758-1829) предложил "карту головного мозга", согласно которой различные способности "размещены" в определенных участках мозга. Это, по мнению Галля, влияет на форму черепа и позволяет, ощупывая его, определять по "шишкам", насколько развиты у данного индивида ум, память и другие функции. Френология, при всей ее фантастичности, побудила к экспериментальному изучению локализации психических функций в головном мозге.

Взгляды Галля подвергались критике с различных позиций. Идеалисты нападали на него за подрыв постулата о единстве и нематериальности души. Французский физиолог и врач П. Флуранс (1794-1867), не отступая от учения о мозге как органе мысли, показал, что френология не выдерживает экспериментальной проверки. Используя методику удаления отдельных участков центральной нервной системы, а в ряде случаев воздействуя на центры наркотиками, Флуранс пришел к выводу, что основные психические процессы – восприятие, интеллект, воля – являются продуктом головного мозга как целостного органа. Мозжечок координирует движения, в продолговатом мозгу находится "жизненный узел", с четверохолмием связано зрение, функция спинного мозга состоит в проведении по нервам возбуждения. Работы Флуранса сыграли важную роль в разрушении созданной френологией мифологической картины работы мозга.

Развитие ассоцианизма.

Изучение органов чувств, нервно-мышечной системы, коры головного мозга имело анатомическую направленность (т.е. психическое соотносилось со строением различных частей организма). Однако обращение к этим органам сталкивало с необходимостью осмыслить эффекты их деятельности.

Эффекты же относились к области психического (сознания). Поэтому естествоиспытатель вынужден был перейти на почву психологии. Черпать же в психологии анатомофизиолог мог только ту информацию, которую она (психология) к этому времени наработала.

Как мы знаем, в психологии в ту эпоху доминировало учение об ассоциациях. Оно оставалось единственным направлением, способным не только описывать, но и объяснять факты.

Идеи ассоцианизма получили наивысшую популярность в Англии, где лидерами этого направления выступили отец и сын Милли.

Английский историк и экономист Джеймс Милль (1773-1836) вернулся к представлению о том, что сознание – это своего рода психическая машина, работа которой совершается строго закономерно по законам ассоциации. Всякий опыт состоит, в конечном счете, из простейших элементов (ощущений), образующих идеи (сперва простые, затем все более сложные). Никаких врожденных идей не существует.

Джон Стюарт Милль: ментальная химия. Сын Джеймса – Джон Стюарт Милль (1806-1873) являлся в ту эпоху властителем дум не только в Англии, но и в континентальной Европе, а также в России.

Его труды по логике, этике и другим наукам пользовались большой популярностью. Если для его отца образцом точного знания являлась механика, то сын находился под влиянием успешно развивавшейся в тот период химии. Он стал говорить о "ментальной (психической) химии", т.е. о возникновении из простейших элементов сознания новых, обладающих собственными качествами структур этого сознания – подобно тому, как из водорода и кислорода возникает совершенно новый продукт – вода. Постулат, согласно которому главная задача психологии – изучать законы возникновения и ассоциации идей как элементов сознания, на несколько десятилетий стал ее основой как самостоятельной науки. Когда вскоре возникла новая экспериментальная психология, которая, в отличие от Д.С.Милля, не ограничивалась общими, умозрительными соображениями о том, что идеи образуют новые синтезы, она, эта новая психология, следовала по стопам Милля.

"Психическая химия" объясняла, почему многие ощущения, например звук скрипки или вкус апельсина (который является в действительности в значительной мере запахом), воспринимаются в виде простых и единых, хотя они обусловлены сложными стимулами, подобно тому, как вода представляется простой и единой, хотя она состоит из кислорода и водорода. Это воззрение существенно повлияло на программу работы первых психологических лабораторий. Предполагалось, что путем экспериментального анализа удастся вычленить "атомы" сознания и получить в психологии нечто подобное Менделеевской таблице.

Принимая за исходное начало всех порождений человеческой культуры работу индивидуального сознания, Д. С. Милль основал направление, которое получило имя психологизма. Экономика, политика, мораль, право, воспитание рассматривались в качестве эффектов действия психологических законов. Ассоциация трактовалась как ключ ко всем человеческим феноменам и проблемам.

Однако наибольшее влияние на психологию оказала не идея Милля о "ментальной химии", а его "Логика", первое же издание которой (1843) принесло автору всеевропейскую славу. Это произведение расценивается как одно из наиболее значительных явлений философской мысли XIX века в силу того, что выдвинуло на первый план проблемы методологии научного исследования.

"Если историк науки в девятнадцатом столетии должен был бы назвать философский труд, который в середине этого столетия и вскоре после этого имел влияние, он несомненно отдал бы пальму первенства "Логике" Милля. Этот труд... был впервые рекомендован Либихом немецкому ученому миру, в то время мало интересовавшемуся философией, и к нему часто обращались, когда приходилось обсуждать философские вопросы. Так, работы Гельмгольца решающим образом развивались под знаком миллевской логики".

Аргументация Милля сводилась к двум тезисам: а) имеются законы ума, отличающиеся от законов материи, но сходные с ними в отношении однообразия, повторяемости, необходимости следования одного явления за другим; б) эти законы могут быть открыты с помощью опытных методов – наблюдения и эксперимента. Ставя вопрос о создании особой эмпирической "науки об уме", Д.С.Милль отражал назревшую историческую потребность.

Александр Бэн: пробы и ошибки. В отличие от Д.С.Милля Александр Бэн в своих двух главных трудах, пользовавшихся на протяжении многих лет широкой популярностью, – "Ощущения и интеллект" (1855) и "Эмоции и воля" (1859) последовательно проводил курс на сближение психологии с физиологией. Он особое место уделял тем уровням психической деятельности, связь которых с телесным устройством очевидна, а зависимость от сознания минимальна: рефлексам, навыкам и инстинктам.

Бэн выдвинул представление о "пробах и ошибках" как особом принципе организации поведения. Между "чисто" рефлекторным и "чисто" произвольным имеется обширный спектр действий, благодаря которому постепенно, шаг за шагом, иногда дорогой ценой, достигается искомая цель. Концепцию "проб и ошибок" ожидало большое будущее. Этому правилу, предполагал Бэн, подчиняется не только внешнедвигательная, но и внутримыслительная активность. Так, процесс мышления может рассматриваться как отбор правильной (соответствующей искомой цели) комбинации слов, который производится по тому же принципу, что и отбор нужных движений при обучении плаванию и другим двигательным навыкам. "Во всех трудных операциях, которые совершаются ради намерения или цели, правило "проба и ошибка" является главным и конечным прибежищем".


Случайные файлы

Файл
174021.rtf
102007.rtf
29561.rtf
91723.rtf
102951.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.