Аспекты переноса в групповой психотерапии (11423-1)

Посмотреть архив целиком

Аспекты переноса в групповой психотерапии

Генриетта Т. Глатцер

Хорошо известно, что перенос - это наиболее важный инструмент в классическом анализе. Существует также общее согласие среди групповых терапевтов, что перенос является важным лечебным фактором в групповой психотерапии и матрицей групповой динамики. Поэтому кажется уместным пересмотр Fenichel (1945) классического описания переноса и более позние модификации. Перенос представлен в аналитической сессии когда "пациент неправильно понимает настоящее в образах прошлого и когда взамен воспоминаний прошлого он стремится ... вновь прожить прошлое, и прожить более удовлетворительно, чем он это делал в детстве." Перенос - это бессознательная попытка наполнить отношения настоящего старым поведением, которое теперь неуместно, и неуместность существует в виде симптомов конфликта между id, ego и super-ego. В противоположность переносу, существует эго-синтонное, адаптированное к реальности, зрелое поведение, которое является целью лечения, обозначенное Freud в его знаменитой форме "где было id, там должно стать ego". Т.к. пациент повторяет свои инфантильные отношения в своих отношениях с аналитиком, тот скрывает свои возникающие чувства и делает их доступными в интерпретациях. Повторение инфантильного конфликта в контролируемых аналитиком условиях позволяет взрослеющему ego переоценивать и обращаться с большей объективностью в отношении ранее репрессированного конфликта. Поскольку аналитик используется пациентом в этом направлении бессознательного переживания своего прошлого, Freud (1946, 1950) полагал, что аналитик должен сохранять свои реакции отношения на минимуме и должен сдерживаться даже в своей естественной человеческой симпатии к текущим проблемам пациента. Трансферентные манифестации не интерпретировались пока они не достигали высокой интенсивности. Сначала перенос рассматривался как чистый продукт аналитической терапии, но позже он стал рассматриваться как две разновидности случаев трансферентного феномена: реактивный, навязанный пациенту фрустрирующей межличностной аналитической ситуацией, и спонтанный, возникающий в принудительном повторении. Принудительные повторения были предполагаемой нарциссической травмой, в которой пациент изначально испытывал проблемы и видел две цели: во-первых совладать с травматическим опытом, во-вторых вернуться к реальности либо к паузе или удовлетворению ранних фантазий (Waelder et al., 1956).

Количество примеров переноса к другим людям вне аналитической ситуации свидетельствует, что перенос как феномен нельзя ограничивать аналитиком или особым результатом аналитической ситуации. Перенос был постепенно признан большинством работающих в этой области общим психическим процессом, возникающим к другим на некоторое время у каждого. Понятие переноса в терапии было постепенно расширенно, включив, дополнительно к классическому переносу на аналитика, возникающие вне основной пациентской позиции [out basic attitudes patient] отношения к аналитику (характерные черты), так же как и трансферентные реакции на других людей, как например проявляющиеся в групповой терапии (Glatzer, 1952).

Классический психоанализ с его подчёркиванием возрастающего развития переноса был первоначально сохранён для невротических пациентов с неповреждённым ego, которые были бы способны регрессировать в невроз переноса. В переносном неврозе трансферентные реакции к аналитику становятся очень драмматичными и необычайно преувеличенными. Существует много дискуссий (Durkin et al. , 1958) относительно проблемы склонности пациентов деструктивно отыгрывать вовне, но существует меньше согласия в отношении другого аспекта переносного сопротивления - проблемы либидонозного переноса. Rappaport (1956) и Saul (1962) работали с тенденцией пациентов сохранять эротизированный перенос. Alexander (1961) был одним из классических аналитиков, который выражал неудовлетворение поощрением чрезмерной зависимости, догенитального феномена, и считал это приверженностью и упорством в терапевтической неэффективности. Он ощущал, что переносные отношения должны быть активной частью терапии и что аналитик должен работать с иррациональной трансферентной позицией сразу, как только она обнаруживается, чтобы помочь пациенту скорее начать чувствовать терапию как коррективный эмоциональный опыт.

Большинство пациентов сегодня не подходят под классический рисунок истерического или компульсивного невротика. Обычно это люди с проблемами орального или анального характера и серьёзными нарушениями ego, которые не могут поддерживать минимальное психическое равновесие, необходимое в неврозе переноса, потому что их защиты против тревоги также слабы. Неотреагированные (безответные) чувства, возникающие в длительном позитивном переносе, создают противоречивый опыт, который ведёт к непереносимым страданиям для пациента с рискованным балансом ego. Анализ позитивного переноса, особенно который возникает у сильно нарушенных пациентов, я полагаю важным, т.к. этот служит демонстрацией переносного характера любви и псевдозависимости от терапевта. Нарциссический удар пациенту из-за отсутствия ответа на любовь часто смягчается интерпретацией позитивного переноса, потому что она может разрушить у пациента мазохистические фантазии о существовании "страдающего от безнадёжной любви, покинутого". Однако, этого особенно трудно достичь с пассивными и орально зависимыми пациентами, которые часто увязают в разновидности эротизированного переноса. Аффективный голод пациента часто принимает форму безотлагательного и сверхтребовательного позитивного переноса. Эта внешняя зависимость, которой пациент может бесконечно придерживаться даже при повторных интерпретациях, часто имеет скрытой базовой целью использовать сочувствующий контрперенос и ослабить терапевтическую эффективность анализа (Glatzer, 1952).

Более того, позитивный перенос часто маскирует негативный, особенно когда негативные чувства фиксируются на доэдипальном уровне. Глубоко невротический пациент неспособен к нежной любви, потому что бессознательные фантазии так центрируются вокруг эдипальных и доэдипальных фигур, что они ощущают вину за эти фантазии и сохраняют сильную амбивалентность, напряжённость и депрессию. Они не способны чувствовать зрелую любовь и способны только к трансферентным чувствам. Различия между нежной любовью и переносом в том, что в зрелой любви ego примиряется с super-ego и там есть и любовь, и позволение любовного поведения. В переносной любви объект и любви, и страха для сурового super-ego проецирется на данный объект. Высоко амбивалентные чувства невротика остаются на уровне ранних лет, когда младенец любит объект, но также боится, что он может быть пожран им, так что представленный объект любви приносит не только любовь, но и тревогу (Jekels and Bergler, 1949).

Ранняя успешность предполагаемого позитивного переноса часто является частью проекций пациента на аналитика своих фантазий всемогущества. Его страх всезнания аналитика для него является испугом, что аналитик проникнет в его сокровенные секреты, и испуганный этой возможностью, он усиливает симптом, сохраняя основание своего невроза. Успехи "короткометражной" любви и обычно следующая за этим депрессия является платой для super-ego за терпение обмана. Пациент может прервать лечение, если эти "успехи" не анализируются в том, что они собой представляют.

Пациент с оральной регрессией приходит в терапию, потому что он чувствует себя нелюбимым и по-видимому хочет любви. Фрустрация, неизбежная в оральной фазе, заставляет этого пациента проецировать свою ненависть за ограничения детства на мать, и это является источником преэдипальных фантазий о "плохой матери", которые адсорбируются в super-ego и тогда возвращаются снова в ego в форме мазохизма, вины и депрессии (Glatzer, 1959). Невозможно достигать результата через псевдопозитивный перенос, который накладывается как защита на негативный перенос, сохраняя в неактивном состоянии негативные проекции. У пациента с оральной регрессией бессознательный страх аналитика как хищной родительской фигуры делает анализ его позитивного переноса тяжёлой и часто даже безнадёжной задачей. Он отрицает все негативные чувства к терапевту, но продолжает их облекать в пассивный камуфляж любви, которой сопутствует сопротивление в форме клейкой зависимости. В групповой терапии существует возможность пробиться через псевдопозитивные защиты. Участники группы часто проникают за позитивный фасад, открывают и вступают во взаимодействие со скрытой ненавистью. Такие пациенты меньше боятся проявлять свой гнев и негативные реакции к таким же как они участникам, что является как бы генеральными репетициями к осознаванию ими своего негативного переноса к терапевту. Позитивный перенос других участников группы часто действует как "двигатель" лечения, давая им достаточно поддержки, чтобы он мог повернуться лицом к негативному переносу на терапевта.

Случаи для иллюстрации.

Norman, пассивный и зависимый пациент, оказался хорошей иллюстрацией того, как группа может разорвать псевдопозитивную зависимость пациента. Его позитивные чувства к группе поддержали выражение гнева ко мне, своему терапевту, и дали необходимые способности к его переносному негодованию и гневу в отношении матери, который всегда был спрятан исполнительностью и любящей сыновней позицией. Norman мог быть способен на кислую критику различных участников, но никогда не выражал более чем вежливое несогласие со мной. Любое выражение гнева ко мне обычно срочно уничтожалось и отрицалось при интерпретациях. Он возвратился на первую групповую сессию после летних каникул со старыми защитами и с заметным выражением грандиозности на лице. Он опоздал, но с несокрушимым алиби. Он сказал, что он извиняется за опоздание и не терпит рассказать мне и группе, как много помощи мы все ему дали. Он сообщил, что он так улучшился за это лето и чувствовал такую независимость, что он полагает, что не нуждается в продолжительной терапии. Как доказательство своей зрелости он констатировал, что он имел много сновидений, которые он удовлетворительно анализировал. Когда некоторые участники попросили рассказать эти сновидения, он ответил, что недолго помнит их. Он информировал группу, что несмотря на мысли об уходе, он решил ненадолго остаться, сказав, что групповой опыт ему был полезен, но в продолжительном опыте он не нуждается. Norman обычно реагировал на любые прерывания терапии депрессией, но он не сказал ни слова о том, что он чувствовал ко мне на протяжении летних каникул. Я не касалась его псевдонезависимости, но группа выдала ему реакцию. Некоторые из участников прокоментировали, что он действует подобно своему старому начальнику, унижая себя, неуверенно, как было бы, если бы он был "вылечен", и нетерпеливо уходит от обсуждения других тем. Вскоре после этого Norman сделал язвительное замечание David, который описывал ссору со своей матерью и своё негодование ей. Две сессии участники нападали на Norman за его сарказм. Неожиданно для их обвинений он отрицал любые негативные чувства к David и говорил, что он только старался ему помочь. Один из них выразил сомнения, может ли быть полезным насилие. Тогда я отметила, что в другое время Norman часто идентифицировался с David, и удивительно ли, что ссора David со своей матерью может напоминать ему о некоторых его вещах. Norman, по всей видимости всё ещё позитивно относившийся ко мне, ответил на мои наблюдения воспоминанием о недавнем разногласии со своей матерью и своих гневных чувствах к ней, продолжая отказываться от гневости всего своего поведения. До сих пор Norman был не способен даже намекать на несогласие с ней. В конце часа, когда он и кто-то ещё вставали с мест, чтобы уходить, он резко повернулся ко мне и с ожесточённым бешенством обвинил меня в том, что я его унижала и ранила. Неуместная ненависть Norman, отсроченность его реакции ко мне служили индикатором интенсивности его подавления конфликта со своей матерью и выраженности его амбивалентности ко мне. Позитивный фасад рассыпался, всплыли недоверие и подозрительность Norman ко мне, и я стала образом критикующей, нелюбящей и покидающей матери. На последующих сессиях он обнаружил, как он чувствовал покинутость мной на протяжении лета и как он ненавидел своё понимание зависимости от меня. Факт, что он не усиливал свой гнев по ходу группы, которая его критиковала, говорит о его потребности поддерживать позитивный перенос на группу таких же участников, как и он сам, как противовесу для возникающей тервоги перед лицом его гнева ко мне, и в конечном счёте, к матери.


Случайные файлы

Файл
curs-gp.doc
56624.rtf
13153-1.rtf
55762.rtf
ref-20527.DOC




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.