Проблемы отбора предметного содержания учебных задач для образовательной области Филология (11035-1)

Посмотреть архив целиком

Проблемы отбора предметного содержания учебных задач для образовательной области "Филология"

С. А. Шаповал

2002

До недавнего времени учебный предмет "русский язык и литература" мог называться также словесностью. Утвержденные в 1998 г. "Временные требования к обязательному минимуму содержания основного общего образования" включают русский язык и литературу (а также иностранные языки) в образовательную область, называющуюся филология; та же терминология сохраняется в новом "Базисном учебном плане" 2000 г. Филологическое образование реализуется "через единую систему предметов, которые изучают дух, культуру народа, выраженную в языке и литературном творчестве" [Концепция 2000:5]. Необходимость создания системы такого образования определяется тем, что "филология представляется сегодня не только методологической основой других гуманитарных и общественных наук, но и одной из практических служб, без которых не может существовать современное развитое общество" [Гиндин 1998а:83], и что "каждый интеллигентный человек должен быть хотя бы немного филологом. Этого требует культура" [ 1].

Однако филологических программ для школы пока не существует. Во многом это связано с тем, что, несмотря на распространенность, дефиниция "филологического" остается не определенной [Гиндин 1998а:83]. Специальные разыскания "сущности филологии" [Гиндин 1998б] показали, что какого-либо единственного определения филологии нет даже в специально посвященных этой теме работах Г.О. Винокура, с чьим именем связывается первая (1925) попытка преподавания филологии как учебного курса. Реконструкция определения становится возможной благодаря таким высказываниям Г.О. Винокура о сущности филологической работы, как: "...филолог - не "буквоед" и не "гробокопатель", а просто - лучший из читателей: лучший комментатор и критик. Основная обязанность филолога именно в том и состоит, чтобы понимать решительно все" [Цит. по: Гиндин 1998б:5]. Определение филологии в собственном курсе Г.О. Винокура "Введение в изучение филологических наук", читавшемся им в 40-е гг., также дано не прямо, а через структуру курса и через обстоятельные рассуждения следующего плана: "…нет сомнений, что чтение - это искусство, которому надо учиться ... Читатель умелый, владеющий своим искусством в совершенстве, знакомый с техникой чтения не одного, а разных видов сообщений, ... словом, мастер чтения и есть тот человек, которого мы называем филологом. Самое же искусство читать в предполагаемом здесь смысле справедливо будет обозначить в этом случае словом "филология" [Винокур 1981:38-39].

Современные исследователи во многом опираются на понимание филологии Г.О. Винокуром. Так, филология определяется как "служба понимания", которая "помогает выполнению одной из главных человеческих задач - понять другого человека (и другую культуру, другую эпоху), не превращая его ни в "исчислимую" вещь, ни в отражение собственных эмоций" [Аверинцев 1990:545]. В этой формулировке выражена одна из самых острых проблем дидактики литературы: как, разговаривая с учениками о тексте, не "засушить" или вообще не уничтожить его анализом и не скатиться в другую крайность - не сделать текст только поводом для высказывания "собственного мнения".

Задача составления какой-либо единой программы для образовательной области "Филология" затруднена тем, что филология безгранична; филолог-классик совмещал в себе "лингвиста, критика, историка гражданского быта, нравов и культуры, знатока других гуманитарных, а при случае даже естественных наук - всего, что в принципе может понадобиться для прояснения того или иного текста" [Аверинцев 1990:545] [ 2]. В поисках решения необходимо обратить внимание на два обстоятельства. Первое заключается в том, что филология двуполюсна, и если на одном ее полюсе - "универсальность, пределы которой невозможно очертить заранее", то на другом - "скромнейшая служба "при тексте", не допускающая ухода от его конкретности". Второй важный тезис - что филология "продолжает жить не как партикулярная "наука", по своему предмету отграниченная от истории, языкознания и литературоведения, а как научный принцип, как самозаконная форма знания, которая определяется не столько границами предмета, сколько подходом к нему" [Аверинцев 1990:545] (Подчеркнуто нами. - С.Ш.), ср.: "филология оказывается не столько отдельной областью или разновидностью деятельности, сколько особым навыком, умением, обладание которым переводит общечеловеческое занятие - чтение текстов - на качественно иную ступень, придавая ему профессиональный характер" [Гиндин 1998б:6].

Соединив понятие филологического подхода с назначением этой науки "быть при тексте", мы получим возможность включить филологию в образовательную практику. Филологическими будут такие программы, курсы, учебники, задачи, которые: 1) работают с реальными, а не искусственно созданными текстами; 2) нацелены на их прояснение, понимание; 3) обучают профессиональным приемам и способам работы с текстом. С позиций принятого нами определения понятия "филология" предметным содержанием учебных задач должно стать искусство чтения и наука понимания - конкретные стратегии, умения, приемы и т.п., ведущие к пониманию текста.

Таким образом, психологическое содержание и предметное содержание учебных задач накладываются, совпадают, сливаются.

Представив концептуальное содержание, перейдем к конкретным вопросам о том, какие из направлений лингвистики, литературоведения и других филологических наук заслуживают отражения в системе учебных задач.

Понятно, что современный курс филологии не может основываться на устаревших научных представлениях [ 3]. Для того чтобы иметь ориентир в данном вопросе, остановимся на некоторых принципиально важных направлениях и тенденциях сегодняшних лингвистики и литературоведения.

Изучение текста в лингвистике не предполагало его соотнесенности с ситуацией общения и личностью автора - такой подход долгое время назывался металингвистическим (М.М. Бахтин), паралингвистическим или экстралингвистическим и считался некорректным, но постепенно он был осознан как недостаточный [Вольф 1979; Караулов 1987:7; Клюев 1998 и мн. др.]. Р.М. Фрумкина указывает на черты сходства в тенденциях развития лингвистики и психологии: обе пережили "две когнитивные революции" [Язык 1995], в результате которых наукам о человеке была "возвращена" конститутивная роль культуры [Язык 1995:105]. Говоря о парадигмах в истории языкознания ХХ в., Ф.М. Березин отмечает, что современной лингвистике свойственны такие общие принципиальные установки, как экспансионизм - выход в другие науки, антропоцентризм - изучение языка с целью познания его носителя, функционализм - изучение всего многообразия функций языка и экспланаторность - объяснение языковых явлений [Лингвистические 2000:21-22].

В настоящее время в науке наличествует огромный пласт исследований, авторы которых, пользуясь психологическим инструментарием и методами, идентифицируют себя с лингвистической наукой. Показательно, что одним из самых разрабатываемых в современной лингвистике направлений является дискурс-анализ, поскольку дискурсом (от фр. discours - речь) в современной лингвистике называется не любая речь, а только такая, которая рассматривается в "событийном" аспекте - то есть в связи с разными прагматическими, социокультурными, психологическими и другими "внешними" языку факторами, нашедшими выражение в тексте [Brown, Yule 1989; Dijk 1985]. Важно, что современный дискурс-анализ в своих истоках имеет античную риторическую традицию: "Речь слагается из трех элементов: из самого оратора, из предмета, о котором он говорит, и из лица, к которому он обращается" [Аристотель 1978:24].

С появлением в науке понятия дискурс потеряло свою актуальность и противопоставление лингвистики и литературоведения, распространенное еще в 80-е гг. (ср.: "Для лингвиста целое - это связанный текст, для литературоведа - это фрагмент действительности, запечатленный в тексте" [Степанов 1982:30]), поскольку для современного лингвиста текст - тоже "фрагмент действительности", при этом главное внимание обращается на то, что стоит "за" ним [Дейк 1989:122, 294].

Размывание границ между современной лингвистикой и психологией проявляется и на уровне содержательного наполнения терминов, что мы покажем на одном частном примере.

Понятие смысловой скважины было введено Н.И. Жинкиным [Жинкин 1982: 84]. Феномен скважины заключается в том, что между предложениями в тексте существуют смысловые разрывы, которые в той или иной мере компенсируются, если в мышлении содержится как бы внутренний текст, характеризующийся непрерывностью содержания. Таким образом, в содержание текста включается также информация, имеющаяся в опыте субъекта, на основе которой его содержание приобретает целостность. Любой текст бывает рассчитан на некоторый опыт, без которого его понимание невозможно. Этот опыт создает подтекст, позволяющий преодолеть смысловую неполноту текста - заполнить его "скважины". "Скважиной называется подразумеваемый денотат или несколько денотатов текста, необходимых для его понимания, но не названные в нем. Текст является для данного читателя полным, если отсутствующие в тексте денотаты имеются в опыте читателя и позволяют ему домыслить содержание текста. Проблема понимания заключается в том, чтобы установить, какой именно опыт превращает данный текст в полный для данного читателя [ 4]." [Чистякова 1979:108].


Случайные файлы

Файл
75386-1.rtf
20265-1.rtf
174290.rtf
77363-1.rtf
10940.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.