Психологические последствия войны (9367-1)

Посмотреть архив целиком

Психологические последствия войны

Н. В. Тарабрина

Начавшиеся в декабре 1994 года военные действия в Чечне никого не оставили равнодушными. Эта война унесла много жизней. Для тех, кто погиб, война закончилась. Страдать до конца дней своих будут родные и близкие погибших и страдать будут те, кто остался в живых.

Научный термин "стресс" уже давно вошел в обиходный язык, о стрессе пишут в популярной и художественной литературе, ищут способы, как избежать стресса, как снять стресс. Однако мало кто различает, что есть стресс и СТРЕСС, который называется еще травматическим, и если в первом случае речь идет о состоянии нервнопсихического напряжения, вызываемого воздействием различных интенсивных стимулов окружающей нас среды, трудными жизненными ситуациями, то во втором случае можно говорить о состоянии, возникающем у человека, который пережил нечто выходящее за рамки обычных напряженных ситуаций.

Такое разграничение видов стресса понадобилось специалистам после того, как многочисленными исследованиями было установлено, что пребывание в травматических ситуациях может привести впоследствии к специфическим изменениям в психике. Но пребывание в травматических ситуациях - это только одна сторона, одна из основных причин, могущих вызвать посттравматическое стрессовое состояние. Другая, и не менее важная, сторона связана с тем КАК человек реагирует на само травматическое событие и КАК он же "перерабатывает" пережитое, т.е. речь идет об уровне эмоциональной устойчивости индивида, о его личностных ресурсах, качественном своеобразии защитных психологических механизмов, наличии или отсутствии тесных эмоциональных связей с окружающими людьми, поддержки с их стороны и др. К числу травматических ситуаций относят участие в боевых действиях, насилие, стихийные и технологические катастрофы и т.п. Здесь мы говорим только об одном из видов травматических событий, а именно: участии в боевых действиях.

На войне человек не только является свидетелем насилия, но и его активным участником; и то, и другое служит источником травматических переживаний. То, каким образом это отражается на психике солдата, уже давно служило предметом исследований, в основном клиницистов, а в последние десятилетия эти проблемы стали активно изучать психологи. Следует сразу оговориться, что речь идет об исследованиях, проведенных главным образом зарубежными учеными (7, 8, 11, 14). Причина, по которой отечественные исследователи практически не занимались этими вопросами, - в том, что в советском обществе не было принято информировать население (научные работники тоже ведь часть населения) о действительных событиях, происходящих в государстве, соответственно и ученые занимались этими проблемами изредка и то под соответствующим грифом. Изменившаяся за последние годы общественная ситуация дала возможность профессионалам вплотную заняться изучением отрицательных психологических последствий, возникающих в результате пребывания человека в травматических ситуациях (1, 2, 3, 4, 5). Особенно остро встали эти проблемы после аварии на Чернобыльской АЭС, землетрясения в Армении, других промышленных и стихийных катастроф. И крайне остро - проблемы, связанные с реабилитацией военнослужащих, вернувшихся с войны в Афганистане. Несмотря на попытки что-то сделать в этом направлении: создавались и имеются различные программы и центры социально-психологической реабилитации ветеранов воины в Афганистане, - в целом проблема эта не была решена и по-прежнему актуальна для нашего общества.

Иногда кажется, что даже если бы те немногочисленные, но выполненные на хорошем научном уровне исследования психологов были прочитаны и усвоены нашими политиками, то решения начать Чеченскую войну, которая, как утверждают сейчас военные специалисты, тяжелее афганской, могло бы не быть. Хотя, возможно - это иллюзия профессионального психолога, занимающегося изучением именно этих неблагоприятных психологических последствий травматического стресса. Но, право, трудно представить себе человека просвещенного, знающего по описаниям, цифрам и процентам, к чему приводит психическая военная травма, вызванная участием в боевых действиях, но способного отдать приказ о начале боевых действий, не исчерпав всех других способов разрешения конфликта. Однако будем считать это лирическим отступлением, ибо речь пойдет о том, что конкретно может произойти с психикой определенной части людей, переживших военный, травматический стресс.

Многие сейчас отмечают сходство вьетнамской и афганской войны. Научный анализ этих аналогий и выявление различий этих непопулярных как в США, так и в нашей стране войн - особая тема. Однако аналогии сомнений не вызывают. После возвращения солдат, воевавших во Вьетнаме, американское общество столкнулось с массой социальных, медицинских и психологических проблем у участников вьетнамской войны. Статистические данные это хорошо иллюстрируют: число самоубийств среди участников вьетнамской войны к 1975 году превысило число погибших в самой войне в три раза. Уровень разводов среди них составляет около 90%. Треть всех заключенных в американских тюрьмах - ветераны Вьетнама. Алкоголизм, наркомания, профессиональные и социальные конфликты - все формы дезадаптации наблюдались и наблюдаются среди тех, кто прошел ад той войны. Приблизительно у одной пятой всех воевавших во Вьетнаме отмечаются симптомы посттравматического стрессового расстройства (7,13,14). Нашей статистики мы не знаем, не только из-за того, что она недоступна, таких масштабных исследований, которые были организованы в рамках государственной службы помощи ветеранам США, у нас просто не проводилось.

Мы не можем сказать точно, сколько ветеранов афганской войны страдает от посттравматического стрессового расстройства, но войны были во многом похожи, поэтому нетрудно предположить - и частично в работах наших психологов это показано, - что и психологические последствия во многом сходны. Прежде чем раскрывать суть посттравматического стрессового расстройства, необходимо сделать одно очень важное, на мой взгляд, отступление. Американские клиницисты, изучив состояние, которое возникает после переживания травматического стресса, и определив его как посттравматическое стрессовое расстройство, внесли его в качестве отдельного заболевания в свой диагностический стандарт. Это позволило людям с таким диагнозом получить право на пенсионное обеспечение (6). До последнего года в клиническом стандарте, которым руководствуются отечественные клиницисты, это расстройство как самостоятельная единица отсутствовало и, следовательно, врачи не имели возможности определять инвалидность по этому заболеванию. Соответственно, лица, страдающие посттравматическим стрессовым расстройством, не могли получать социальную и медицинскую помощь в необходимом для этого случая объеме. Специалисты диагностируют это расстройство по четко разработанным клиническим критериям, неспециалисты называют его "заболеванием души", говорят о том, что это не психическое расстройство, а реакция личности, пережившей тяжелое душевное потрясение. Вообще человек обладает высоким уровнем возможностей адаптироваться к любым изменениям в своей жизни, приспосабливаясь к различным условиям жизни; но меняется и он сам. Это происходит как на уровне организма, так и на психологическом уровне.

Для выживания в условиях боя солдату требуются такие навыки и способы поведения, которые, по общепринятым меркам обычной, гражданской жизни, нельзя назвать нормальными. Однако выработанные стереотипы поведения так глубоко укореняются в психике, что продолжают потом определять поведение и в мирной жизни в течение многих последующих лет. Обученный выживать в условиях боя, быть сверхбдительным, солдат, вернувшись к нормальной жизни, продолжает вести себя так же, как на войне. Человек пристально и настороженно следит за всем, что происходит вокруг него, как будто ему постоянно угрожает опасность. Окружающим это кажется ненормальным и непонятным: все ведь кончилось, можно расслабиться, вернуться к прежним любимым занятиям, работе, семье. Но не получается. "Черной дырой травмы" назвал состояние посттравматического стресса один из американских исследователей - Р. Питман. Это тяжелая ноша, которую носит в своем сердце и мыслях вернувшийся с фронта солдат. Разрушительное действие войны продолжает оказывать влияние на всю жизнь ветерана, лишая его одних из самых важных, определяющих поведение человека чувств безопасности и самоконтроля, что вызывает сильное, порой непереносимое напряжение. И если это напряжение не снимается, то целостности психики угрожает реальная опасность быть нарушенной. В общих чертах - это и есть тот путь, по которому идет развитие посттравматического стрессового состояния.

Очень коротко основные признаки этого состояния сводятся к следующему: прежде всего выделено два основных личностных типа реагирования на пережитое. Первый - это когда прошлое не "отпускает" - навязчиво и неотступно возвращаются травматизирующие картины, постоянные мысли о том, "что было". В памяти внезапно всплывают ужасные, неприятные сцены, связанные с пережитым. Каждый намек, все, что может напомнить о том, что было именно с тобой: какое-то зрелище, запах, напоминающие "то", как будто извлекают из глубин этой "черной дыры" памяти картины и образы травматических событий, сознание как бы раздваивается: ты дома, но ты на фронте. Ветераны рассказывают, что бывает достаточно услышать звук пролетающего вертолета, чтобы травмировавшие образы и представления вновь охватили сознание, когда человек вновь "возвращается" и вновь переживает "как наяву" наиболее травмировавшую его ситуацию. Эти неожиданные, "непрошеные" воспоминания могут длиться от нескольких секунд и минут до нескольких часов. И как следствие - человек снова испытывает сильнейший стресс. Второй тип реагирования - травматический опыт сознательно вытесняется, человек старается избегать мыслей и воспоминаний о пережитом, стремится не попадать в те ситуации, которые могли бы напомнить, вызвать эти воспоминания, пытается делать все так, чтобы не вызвать их снова. "Непрошеные" воспоминания приходят также во сне в виде ночных кошмаров, которые иногда, как видеозапись, воспроизводят травматическую ситуацию, и с такой же пугающей точностью человек во сне переживает собственные реакции на эту ситуацию. Он просыпается в холодном поту, задыхаясь, с сильно бьющимся сердцем, с напряженными мышцами, чувствуя себя совершенно разбитым. Возникает реакция повышенного испуга - на неожиданный или громкий звук. При малейшей неожиданности человек делает стремительные движения, он может броситься на землю, если услышит звук низко пролетающего вертолета, он резко оборачивается и принимает боевую позу, если почувствует со спины чье-то приближение.


Случайные файлы

Файл
10949-1.rtf
23519.rtf
131688.rtf
176093.rtf
36714.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.