Две России - два вида образованности (4067-1)

Посмотреть архив целиком

Две России - два вида образованности

Игум. Георгий (Шестун)

Расцерковление жизни, происходящее в России на протяжении двух последних веков, привело к тому, что изменилось мировоззрение человека, его отношение к национальной идее. Присущий допетровской эпохе взгляд на образованность как на внутреннее устроение духа в XVIII веке вследствие отпадения от веры приобрел рационалистичность, притязающую на высшее и полное познание истины.

Наиболее глубоко различие между двумя видами образованности изучил один из основоположников славянофильства русский философ Иван Васильевич Киреевский. Он полагал, что возвращение утраченного возможно путем переработки "европейской образованности" в духе учений восточной патристики.

Русь святая и Россия великая

Известно, что стремление человека к истине без должного духовного руководства может повлечь так называемую духовную подмену, когда истинные ценности, смыслы жизни извращаются, стараниями врага рода человеческого приобретают ложную направленность. В Православии такое состояние называется духовной прелестью. Подобное может случиться и с целым государством, если оно теряет духовную цельность.

Россия своим духовным руководителем всегда имела Святую Православную Церковь. И тот, кто продолжает ее слушать и следовать ее законам, живет в России святой, где главным политическим, экономическим и нравственным законом является евангельская истина: "Стяжите же прежде Царство Божие и правду его, и остальное все приложится" (Мф. 6, 33).

В XVIII веке в национальном сознании идеал святой Руси стал заменяться идеалом великой России, заимствованным из Западной Европы. Отпавшие от Православия, забывая, что сказано: "Царство Божие внутрь вас есть" (Лк. 17, 21), - пытаются построить прообраз такого Царства на земле. Это стремление объединяет столь разных, на первый взгляд, коммунистов, желающих построить земное Царство Божие под видом коммунизма, и демократов, мечтающих об обществе потребления.

На самом деле есть два полюса, существенно отличающихся между собой, - мир Православия и весь остальной, который под различными видами представляет мир земной, падший и греховный.

Современные политики не предлагают выбирать между святой Русью и великой Россией. Выбор предлагается делать из разных видов духовной подмены, духовного заблуждения. Таким образом, наше будущее становится очевидным, независимо от того, кто встанет во главе страны - правые, левые или центристы. Единственный путь спасения - возвращение к идеалам святой Руси, к соединению светской и духовной власти, к "стяжанию Царства Божия".

Исторический экскурс

Чтобы понять настоящее, мы должны знать наше прошлое. Необходимо вспомнить и осознать, где разошлись наши пути, приведшие к тому, что одни граждане нашей страны стали желать процветания великой России, а другие стремятся к сохранению Руси святой. В истории философской мысли это разделение явно обозначено противостоянием славянофилов и западников.

Россия приняла христианство из Византии, которая почиталась как второй Рим и была признанным центром христианского мира в восточной его части. По определению Г. Флоровского (4. 2), Византия была в X веке "единственной страной, подлинно культурной во всем "европейском" мире". Это значение она не утратила на протяжении следующих столетий, но к XIV веку Византия в политическом и общественном отношении представляла лишь тень своего великого прошлого. И в этой ситуации, когда Византийская империя, существовавшая более 1000 лет, оказалась сведена лишь к одному городу Константинополю, особенно остро осознавалось, что главная ценность, главное содержание культурного и духовного наследия Византии - это христианство, православная вера.

XIV век - время духовного возрождения Византии, когда монашество приняло форму исихазма (3. 33). В это время произошло второе после крещения византийское влияние на Русь, которое выразилось в распространении переведенных с греческого языка книг духовного содержания - житийных, богословских, аскетических. Византия, приняв из крестильной купели в свои духовные объятия Русь, в последние годы своего бытия передала ей опыт своей молитвенной жизни. Крещеная Русь стала на путь стяжания Духа Святого. Совсем не случайно, замечает протоиерей Иоанн Мейендорф, что конец XIV века в Московской Руси включил в себя личности преподобного Сергия Радонежского и его учеников. Возрождение Северной Фиваиды русского монашества непосредственно связано с византийской практикой исихазма. В житии преподобного Сергия Радонежского содержится сведение о его переписке с патриархом Константинопольским Филофеем, который был исихастом, учеником Григория Паламы.

Последующее влияние Византии на Русь, как это ни удивительно, как раз и привело нашу страну к встрече с западной культурой. После падения Византии ее ученые и богословы были вынуждены бежать в Италию. Когда в конце XV века Российская Церковь столкнулась с ересью жидовствующих, полный библейский свод составлялся и проверялся уже не с греческого, а с латинского перевода.

При Петре I состоялось становление самостоятельной светской культуры, не имеющей связи с церковным сознанием. Русское самодержавие с этого времени становится абсолютным, а Церковь попадает во внешнюю зависимость от верховной власти. Происходит обмирщение национального сознания, и именно в этот период идеал святой Руси заменяется идеалом великой России.

В это время распространяется богословское просвещение (1. 55), которое чаще сводится к перенесению латинской школы на русскую почву, что породило разрыв между богословской ученостью и церковным опытом. В это время овладение наукой стало сводиться к учености, эрудированности, которая не была нейтральной, поскольку изучение богословия приучало все вопросы ставить и видеть по-протестантски. Реформировался и душевный склад русского человека (4. 101-102).

Ростки нигилизма, которые прочно вошли в русское сознание в XVIII-XIX веках, связаны с распространением в России вольтерьянства, презирающего старину и связанную с ней религиозность.

Как ответ на потребности, предопределенные новой национальной идеологией, далекой от церковности, возникают сочинения первых русских историков - В.Н. Татищева, М.М. Щербатова, М.В. Ломоносова. Их национальное самосознание вдохновлялось величием России в ее эмпирическом бытии. Это был вдохновенный патриотизм, но патриотизм с оттенком чистого гуманизма, когда распространяется мнение, что ни Церковь, ни государство не имеют влияния на человеческую личность.

Известна ломоносовская формула:"Испытание натуры трудно, однако приятно, полезно, свято". В этом признании "святости" свободного научного исследования и заключается основной тезис секуляризованной мысли. Очевидна новая религиозно-философская позиция, в которой свобода мысли не мешает религиозному чувству, ставшему к тому времени внецерковным (1. 104-106). Показательно, что поэтические произведения Ломоносова на религиозные темы связаны исключительно с Ветхим Заветом, у него практически не встречается новозаветный мотив. Можно предположить, что это связано с уже сложившейся к тому времени внецерковной установкой даже у религиозных людей.

Образованность духовная и образованность рациональная

Два столь различных мировоззрения - церковное и внецерковное - породили и два вида образованности. "Две образованности, - писал И.В. Киреевский, - два раскрытия умственных сил в человеке и народах представляют нам беспристрастное умозрение, история всех веков и даже ежедневный опыт. Одна образованность есть внутреннее устроение духа силою извещающейся в нем истины; другая - формальное развитие разума и внешних познаний. Первая зависит от того начала, которому покоряется человек, и может сообщаться непосредственно, вторая есть плод медленной и трудной работы. Первая дает смысл и значение второй, но вторая дает ей содержание и полноту. Для первой нет изменяющегося развития, есть только прямое признание, сохранение и распространение в подчиненных сферах человеческого духа; вторая (...) не может быть создана мгновенно (...), но должна слагаться мало-помалу из совокупных усилий всех частных разумений. Впрочем, очевидно, что первая только и имеет существенное значение для жизни, влагая в нее тот или иной смысл" (2. 159).

Присущая второй образованности бесхарактерность, по мысли Киреевского, позволяет ей оставаться в народе или человеке даже тогда, когда утрачивается или изменяется внутренняя основа бытия. Во времена переломов истории, в эпохи упадка, когда утрачивается основа жизни, господствует и является единственной опорой для неутвержденной мысли формальная разумно-внешняя образованность.

Все заблуждения, считал Киреевский, вытекают из представления, что живое разумение духа - то внутреннее устроение человека, которое есть источник его крепкой жизни и высшего зрения ума, может возникнуть из одного развития логического разума. Нет, логический разум, оторванный от других источников познания, сам осознает неполноту своего ведения. А поскольку, как свидетельствует Киреевский, "основное начало нашей православно-славянской образованности истинно (...), то очевидно, что как оно некогда было источником нашей древней образованности, так теперь должно служить необходимым дополнением образованности европейской (...), очищая от характера исключительной рациональности и проницая новым смыслом" (2. 161-162).

Определив наличие двух видов образованности, Киреевский ставит вопрос об отношении европейского и российского просвещения. Принято считать, что различие существует только в степени просвещенности, а не в характере и не в духе или основных началах образованности. При такой логике бытует мнение, что у нас было варварство, а на Западе процветали науки, значит, мы - ученики, а там - учителя. Но когда стали известны драгоценные памятники древнерусской книжности, русские ученые с удивлением обнаружили обман во всем, что касалось истории России, коренных основ ее просвещения, ее веры.


Случайные файлы

Файл
74403.rtf
83949.rtf
32657.rtf
49862.rtf
184302.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.