Понятие и классификация юридических лиц (kursovik)

Посмотреть архив целиком

26



Оглавление

Введение 3

1. Понятие юридического лица 4

1.1. История возникновения и развития института юридического лица 4

1.2. Сущность юридического лица 11

2. Классификация и виды юридических лиц 18

Список использованной литературы 24


Введение

Любая тематика научной работы имеет определенную актуальность исследования.

В частности, институт юридического лица в современном обществе приобретает все более весомое значение для гражданского права и тем более для Российского, поскольку переход к рыночным отношениям, с развитием инфраструктуры, все это обусловило потребность в иных организационно-правовых формах юридического лица. Законодатель при систематизации норм, которые регулируют гражданские правоотношения, стремиться как можно шире, глубже и объективно проникнуть в суть конструкции юридического лица, основываясь на разумности и закономерностях.

Жизнь современного общества немыслима без объединенных людей в группы, союзы, без соединения их личных усилий и капиталов для достижения тех или иных целей.

Известно, что появление института юридического лица в самом общем виде обусловлено теми же причинами, что и возникновение и эволюция права, т.е. усложнением социальной организации общества, развитием производственных отношений и, как следствие, общественного сознания. На определенном этапе общественного развития правовое регулирование отношений с участием одних лишь физических лиц, как единственных субъектов права оказалось недостаточным для развивающегося экономического оборота.

Бурное развитие экономики середины-конца XIX века дало мощный импульс развитию учения о юридических лицах (далее будут написаны оригинальные исследования проблем юридических лиц таких авторов, как Савиньи, Иеринг, Гирке, Саллейль и др.). В настоящее время резко увеличился объем законодательства о юридических лицах и отчасти повышается его качество.

Я считаю, что к числу центральных проблем теории юридического лица, следует отнести совершенствование и практическое применение этого института.

1. Понятие юридического лица

1.1. История возникновения и развития института юридического лица

Древние римляне имели хорошо развитую систему представлений о юридической личности применительно к отдельному человеку. Понятие же союза было выработано в публичном праве применительно к государству, и, таким образом, понятие союза (корпорации) существовало у римлян только в публичном, а понятие лица — только в частном праве. Поскольку союзы имели имущественные интересы и участвовали в имущественном обороте, римское право приравнивало их правовое положение к лицам, а категория юридического лица не использовалась вовсе.

Герваген Л.Л. отмечал, что в то время как «весь строй римского цивильного быта существеннейшим образом определяется началом личности и вместе с тем особенности правоотношений каждого гражданина…, картины средневекового быта дают нам совершенно противоположные черты»1. Здесь не отдельный человек является правоспособным, а союз.

Весь этот союз, писал Н.Л. Дювернуа в своей книге «Чтение по гражданскому праву»2 можно охарактеризовать чертой, противоположной римскому, чертой безличности, где известный и постоянный характер правоотношений определяется принадлежностью человека к союзу, преемственному из поколения в поколение. В этих условиях задачи юриспруденции и законодательства заключаются в том, чтобы определить скорее право союзов и отношение к ним прав отдельных единиц в общежитии.

Французская буржуазная революция 1789 г., борясь с сословно-цеховым устройством феодального общества и желая обеспечить торжество принципа индивидуальной свободы, запретила любые корпорации, образуемые по профессиональному признаку, и сохранила разрешительный порядок образований корпораций, преследующих цель извлечения прибыли. При этом было существенно ограничено число организационно-правовых форм последних. В силу этого обстоятельства категория юридического лица на несколько десятков лет выпала из научного оборота и не применялась в законодательстве1. Всю первую половину XIX в. корпорации во Франции и в значительной мере в остальной Европе создавались исключительно в разрешительном порядке (регистрационный порядок создания акционерных обществ был введен во Франции Законом от 24 июля 1867 г). как отмечал Дюги Л. в своей книге «Конституционное право» (М., 1908), последняя треть века была отмечена в Европе. Ив частности во Франции ассоционистским движением интенсивности, распространившимся на все правления человеческой деятельности. Соответственно конец XIX в. и первые десятилетия ХХ в. характеризовались активным научным осмыслением феномена юридического лица.

Значимое исследование о понятии юридического лица было осуществлено Ф.К. Савиньи в середине XIX в. и вошло в историю под названием «теория фикций». Иное ее называние — «теория олицетворения». Она оказала сильное воздействие на последующие научные исследования.

Причины появления указанной теории раскрывал Н.Л. Дювернуа: «Если римская мысль представляла себе возможность сочетания личности, конкретной правоспособности с человеком, то она так же легко и разрывала эту связь, низводя человека в категорию вещей или, давая личный характер обладания там, где отдельного человека, как обладателя, назвать нельзя»2. Современная мысль вовсе не допускает этого разрыва, низведения человека до категории вещей, зато вне отдельного взятого человека современная цивилистика трудно ладит с представлением о лице3.

Из сказанного логично вытекает суть «теории фикции»: поскольку волей, сознанием, т.е. атрибутами субъекта права, обладает, безусловно, только человек, с одной стороны, а с другой стороны, жизнь, время дает множество примеров того, как имущественные права принадлежат не отдельному человеку, а союзу людей, корпорации, законодатель признает за этой корпорации свойства личности, субъекта. Другими словами, эта корпорация олицетворяется, персонифицируется. При этом законодатель отдает себе отчет в том, что корпорация личностью быть не может, т.е. прибегает к «фикции».

Таким образом, законодатель, прибегая к юридической фикции, создает вымышленного субъекта права, существующего лишь в качестве абстрактного понятия1.

Как писал Е.Н. Трубецкой, «фикция есть вымысел, предложение чего-то несуществующего, между тем приписывая права учреждениям и корпорациям, мы вовсе не вынуждены вымышлять что-то несуществующее: соединение людей в обществе, преследующие определенные цели, а равным образом и учреждение с определенными функциями суть величины весьма реальные, раз «субъект прав» — вообще не то же, что человек, то называть учреждения и корпорации юридическими лицами — вовсе не значит создавать фикции»2.

Исходя из того, что носителем права может быть только человек, следовательно, юридическое лицо — не более чем способ существования правовых отношений лиц, входящих в его состав. Цели юридических лиц, писал Н.М. Каркунов, — те же людские интересы, только общие для определенной группы людей, их деятельность — деятельность членов юридических лиц, их воля — воля отдельных личностей. Поэтому юридические нормы вместо того, чтобы разграничивать тождественные интересы целого ряда личностей, рассматривают однородные интересы как одно целое, как один интерес, а саму группу — как один субъект юридического отношения, юридическое лицо. Это не более чем особый технический прием, упрощающий взаимоотношения заинтересованных при этом людей1. В ответ Е.Н. Трубецкой разумно возражал, что в числе юридических лиц есть такие, которые существуют независимо от воли лиц, входящих в их состав. Более того, члены юридического лица постоянно меняются, а его суть остается.

Особе место в доктринах юридического лица занимает концепция существования. Как реального субъекта общественных отношений. Эта идея получила распространение в Германии, во Франции. Основателем «органической теории» юридического лица является Отто Фридрих фон Гирке, который утверждал, что юридическое лицо — это особый телесно-духовный организм, союзная личность. Это не продукт правопорядка, а реально существующий организм, на который государство влияет, но не призывает к жизни2. Органическая теория исходит из того, что се коллективности, удовлетворяющие известным фактическим условиям, являются юридическими лицами. Всякое юридическое лицо нуждается в воле для осуществления своих прав, где нет воли, там нет и права. Но реальная воля существует только у человека, поэтому только человеческие индивиды и могут выражать волю коллективных лиц, а это возможно, если последние имеют соответствующие органы.

Таким образом, в таком понимании орган есть не что иное, как индивид, передающий вовне волю коллективного лица. Коллективность в юридическом смысле есть ничто без своих органов. Между коллективностью и органом не существует никакого юридического отношения, т.к. они представляют единое целое.

«Органическая теория» нашла свое отражение в работах французского цивилиста Р. Саллейна. Он сумел освободить ее от некой биологизации юридических лиц, присущей взглядам Безелера и Гирке.

При развитии этих взглядов была выдвинута «реалистическая теория»1. Человеческое общество не аморфная совокупность индивидов. Оно может существовать лишь благодаря взаимодействию различных коллективов, союзов людей, которые столь же реальные, как и составляющие их лица. Интересы этих союзов несводимы к интересам их участников, так же как возможности и потребности группы людей нетождественны возможностям и потребностям одного человека. Следовательно, закон не конструирует фиктивные юридические образования, а просто признает за реально существующими объединениями лиц качества самостоятельных субъектов права.

В ряду концепций юридических лиц имеется «теория интересов» Рудольфа фон Иеринга2. — основателя социологической школы права. Он считал, что юридическое лицо, как естественно природный субъект права в действительности не существует. Это не более чем юридический курьез. Так как право — это система защищенных законом интересов, то законодатель дает правовую защиту определенным группам людей (их коллективному интересу) позволяя им вступать вовне как единое целое. Но это, по мнению Иеринга, не означает создание нового субъекта права. Таким образом, Иеринг сочетал тезис о фиктивности самого юридического лица с признанием реальности стоящих за ними группы людей, осуществляющих его права и пользующихся выгодами такого положения.

Советская юридическая наука уделяла самое серьезное внимание исследованию теорий юридического лица. В 40-50 годы были созданы целый ряд работ, которые заложили фундамент современного понимания этого института. Внимание советских правоведов концентрировалось в то время на изучении юридической личности государственных предприятий, однако, сделанные ими выводы обладают значительной научной и методологической ценностью и сегодня. В рамках общепринятого понимания юридического лица, как реально существующего явления, обладающего людским субстратом, в советской цивилистике выделялись три основные трактовки сущности государственного юридического лица.

«Теория коллектив» А.А. Венедиктова — базируется на том, что носителями правосубъектности государственного юридического лица является коллектив рабочих и служащих предприятия, а также всенародный коллектив, организованный в социалистическое государство1. «Теория государства», разработанная С.И. Аскназием2, основывается на том, что за каждым государственным предприятием стоит собственник его имущества, т.е. само государство. Следовательно, людской субстрат юридического лица нельзя сводить к трудовому коллективу данного предприятия. Государственное юридическое лицо это само государство, действующее на определенном участке системы хозяйственных отношений.

«Теория директора» — наиболее ярко исследована в работах Ю.К. Толстого3. Данная теория исходит из того, что главная цель наделения организации правами юридического лица — это обеспечение её возможности участия в гражданском обороте. Именно директор уполномочен действовать от имени организации в сфере гражданского оборота. Поэтому он и является основным носителем юридической личности государственного юридического лица.

Общей для всех этих концепций является идея о наличии людского субстрата (лица или коллектива) в государственном юридическом лице. Возможно и принципиально иная трактовка его сущности. Так, еще в 20-е годы в СССР получила значительное распространение «теория персонифицированного (целевого) имущества1. Её сторонники считали главной функцией юридического лица объединение различных имуществ в данный комплекс и управление этим имущественным комплексом. Следовательно, обособленное имущество является реальной основой юридического лица, его законодатель и персонифицирует, наделяя владельца имущества правами юридического лица. Эта теория приобрела специфическую актуальность благодаря появившейся в современном законодательстве возможности создания юридического лица единственным учредителем2. Поскольку людской субстрат в одночленных корпорациях не играет важной роли. В условиях, когда персональный состав участников и организационная структура нескольких юридических лиц могут быть идентичными, только имущественная обособленность позволяет их различить.

В 50-е годы известное распространение получила «теория социальной реальности»3. Её сторонники ограничивались конституцией того, что юридическое лицо — это социальная реальность, т.е. вполне достаточно признания юридического лица такой же социальной реальностью какой являются другие субъекты права. В этой теории несложно увидеть отражение старой «теории фикции», т.к. и в данном случае на вопрос, что есть юридическое лицо, отвечают: относитесь к нему как к субъекту права, ибо это социальная реальность. Противники этой теории не без оснований указывали на то, что задача цивилиста состоит в том, чтобы выявить особенные черты, признаки юридического лица как социальной реальности, поскольку не всякая социальная реальность есть юридическое лицо. Эту задачу «теория социальной реальности» перед собой как раз и не ставит.

Множество существований столь разных научных теорий, пожалуй, объясняется огромной сложностью этого правового явления. На разных стадиях экономики на первый план выдвигались то один, то другие признаки юридического лица в зависимости от того, какая из функций этого института превалировала на этом этапе. Соответственно развитие научных концепций, взглядов в целом отражено и отражает эволюцию институту юридического лица.

Проанализировав различные по объему и содержанию теории юридического лица, я в большей степени склоняюсь к «теории фикции», т.к. по сущности юридическое лицо является искусственным субъектом, созданным законом лишь для условной привязки к нему субъективных прав и обязанностей, которые в действительности принадлежат его участникам — конкретным физическим лицам. Я считаю, что юридическое фикции не являются мнимыми понятиями, а являются научными приемами познания, а юридическое лицо — искусственным субъектом оборота, которое создается для достижения определенной цели.

Бесспорно, можно согласиться с тем, что свойствами субъекта права, т.е. волей и сознанием, в действительности обладает только человек. Однако когда законодатель в практических целях признает за юридическими лицами свойства человеческой личности, он лишь прибегает к юридической фикции, т.е. создает вымышленного субъекта права, существующего лишь в качестве абстрактного понятия, что, по моему мнению, весьма разумно и объективно.

1.2. Сущность юридического лица

В соответствии со ст.48 ГК РФ «юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и лично-неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде»1.

Из вышесказанного определения нельзя не заметить, что юридическим лицом является не государство, не директор, а организация, которая обладает специфическими признаками. В настоящее время термин организация весьма многозначен. Тем не менее, можно выделить два главных значения, которые, придаются ему:

  1. Организация, как деятельность, направленная на упорядочение, налаживание, приведение в систему чего-либо, например, организация труда, организация производства, а также направленная на извлечение прибыли;

  2. Организация, как определенное социальное образование, в частности, промышленные предприятия, хозяйственные –товарищества, кооперативы и т.д.

Но это только теоретическая сторона вопроса, а в чем же сущность организации?

Общество представляет собой многогранную, сложную систему социальных связей между людьми. Эти связи объективно дифференцируются по широкому кругу оснований (по содержанию и форме, уровню развитости и степени распространенности и по иным атрибутам). В силу этого различаются материальные и нематериальные общественные отношения, формальные и неформальные связи. Но какова бы ни была видовая дифференциация общественных отношений, общество — не население страны. «Общество, — писал К. Маркс, — не состоит из индивидов, а выражает сумму тех связей и отношений, в которых эти индивиды находятся друг к другу»2. Следует сказать и о таком подсистемном по отношению к обществу явления социального бытия, как организация. Организация, будь она материальной (производственной, экономической) или нематериальной (идеологической, социально-духовной) формализованной (цели и функции которой имеют официальное признание со стороны государства) или неформализованной (не обладающей указанным признанием), законной или нелегальной и т.д. в своей сущности, писал О.А. Красавчиков, не является суммой индивидов, сущность любой организации, как и общества в целом, заключена не в самих по себе людях (индивидах), а в тех связях и отношениях, в которых люди (их социальные группы) находятся друг к другу, объединяясь для достижения поставленных целей1.

Для юридических лиц характерными являются, по меньшей мере, три явления:

  1. наличие системы социальных взаимосвязей, посредством которых люди объединяются в единое целое, при этом следует учитывать, что суть идет именно о системе существенных взаимосвязей, т.е. о единстве, что эти взаимосвязи являются социальными, они имеют объединенный характер;

  2. наличие конкретной цели образования и функционирования;

  3. наличие внутренней структурной и функциональной дифференциации, этот момент выражается в обособлении структурных подразделений, в выделении исполнительного, руководящего органов, в определении функций между отдельными звеньями организации.

Не следует думать, что законодатель в качестве юридического лица любую организацию, давая ей возможность участвовать в экономическом (гражданском) обороте, поскольку юридическим лицом является организация, которая имеет определенные признаки. Возвращаясь к ст.48 ГК РФ, следует отметить, что именно в тексте указанной нормы приведены только три признака организации, как юридического лица, а именно:

  1. экономический — обладание обособленным имуществом, которое создает материальную базу деятельности образования, а также несет ответственность по своим обязательствам этим имуществом;

  2. материально-правовой — способность от своего имени приобретать имущественные и личные неимущественные права и нести обязанности;

  3. способность быть истцом и ответчиком в суде общей юрисдикции: арбитражном и третейском, значит, юридическое лицо может быть определено как организация, обладающая материальными и правовыми признаками.

Закрепление определенного имущества за организацией в целом означает ее выбытие из состава имущества ее учредителей (участников). Но одновременно уменьшается риск их возможных потерь от участия в обороте. Ведь именно учредители (участники) управляют деятельностью созданного ими субъекта, а нередко даже прямо или косвенно участвуют в ней и тем самым в имущественном обороте, тогда как неблагоприятные имущественные последствия этой деятельности по общему правилу относятся на имущество этого субъекта (организации), а не на их собственное. В этом и состоит смысл конструкции юридического лица.

Реализация этой конструкции характерна развитому имущественному обороту. Не случайно юридические лица стали широко признаваться законодательством лишь с появлением и усилением экономической потребности в объединении крупных капиталов, как правило, не обещавшем быстрой отдачи и потому связанном с риском, непомерным для одного и даже нескольких предпринимателей. Конструкция юридического лица предоставила возможность создавать такие объединения капиталов за счет имущественных вкладов многих лиц, рисковавших при этом по общим обязательствам лишь некоторой, заранее известной частью своего имущества (и получивших часть общих доходов соразмерно вложенным средствам). В результате интеграции части имущества учредителей появляется новый субъект права — собственник, являющийся не физическим лицом, а неким искусственным (в этом смысле «фиктивным») образованием, признаваемым законом особым, самостоятельным субъектом гражданских правоотношений. Кроме того, такой субъект в принципе продолжает существовать и в случае ухода из общего дела одного, нескольких и даже всех учредителей (участников). Следовательно, данный субъект выступает в гражданском обороте от своего собственного имени, а не от имени всех участников и приобретенные им гражданские права и обязанности принадлежат именно ему, а не его участникам. Этим предопределяется необходимость возложения возможной ответственности по долгам этого субъекта на его имущество, а не на имущество его учредителей (участников).

На таких принципах создавались классические юридические лица — торговые компании. Впоследствии категория юридического лица получила гораздо более широкое распространение и стала использоваться законом по отношению ко всякой самостоятельной организации, допущенной государством к участию в имущественном обороте, в том числе даже и к некоторым органам самого государства. Создание юридического лица может преследовать не только цель получение прибыли не вложенное имущество (в том числе лицами, не являющимися предпринимателями), но и цель материального обеспечения управленческой, научно-образовательной культурно-воспитательной, благотворительной и иной общественно-полезной деятельности. Но во всех ситуациях применение данной юридической конструкции связано с обособлением определенного имущества с целью ограничения имущественной ответственности1.

С такой позиции очевидна абсурдность объявления юридическими лицом крестьянского (фермерского) хозяйства, которое не обособляется от личного имущества ведущих его граждан, а последние отвечают всем своим имуществом под долгам такого хозяйства1.

Следовательно, основными задачами юридических лиц являются ограничение риска ответственности по долгам и более эффективное использование капитала, в том числе при его объединениями учредителями.

Таким образом, юридическое лицо представляет собой не что иное, как особый способ организации хозяйственной деятельности, заключающийся в обособлении, персонификации имущества, т.е. в преодолении законами обособленного имущества качествами «персоны», признании его особым, самостоятельным товаровладельцем. Именно персонификация имущества характеризует его юридическое обособление от имущества и личности своих учредителей и дает ему возможность последующего самостоятельного участия в гражданском обороте, т.е. приобретения и осуществления гражданских прав и обязанностей под собственную имущественную ответственность перед своими кредиторами. Из сказанного становится понятно, что категория юридического лица является гражданско-правовой, созданной для удовлетворения определенных потребностей имущественного оборота.

Вместе с тем персонификация имущества, как определенный способ юридической техники всегда вызывала и вызывает известные сомнения в своей обоснованности. Они обычно основываются на упрощенных, абстрактных положений о «невозможности» существования каких-либо общественных отношений, в том числе правоотношений между лицами и вещами. В основе этих взглядов лежит методологически ошибочное представление о том, что право, включая гражданское, может служить лишь формой для экономических и иных общественных явлений и в силу этого не должно создавать и использовать собственные категории и конструкции, принципиальные отличающиеся от философских или политэкономических. Так, о собственности как об отношении человека в вещи, как к своей вслед за дореволюционными юристами, стали говорить и в современной литературе. Любой тип и любая форма собственности могут существовать при условии, что кто-то относится к условиям и продуктам производства как к своим, а кто-то к чужим1.

Собственность — это есть общественные отношения, урегулированные нормами гражданского законодательства. Без отношения других лиц к принадлежащей собственнику вещи как к чужой не было бы и отношения к ней самого собственника как к своей2. Таким образом, правовые отношения представляют собой, самостоятельный вид реально существующих общественных отношений3.

2. Классификация и виды юридических лиц

Гражданский кодекс устанавливает принцип, согласно которому юридические лица могут быть созданы только в какой-либо из предусмотренных законодательством организационно-правовых форм. Для коммерческих организаций исчерпывающий перечень таких форм содержится в самом ГК (п.2 ст.50 и ст.66-115). Содержащийся в ГК перечень организационно-правовых форм некоммерческих юридических лиц (ст.116-123) не является исчерпывающим, поскольку согласно п.3 ст.50 ГК, он может быть дополнен другими законами, что в отношении коммерческих юридических лиц в ГК не предусмотрено.

Однако в любом случае создатели (учредители) юридического лица должны облечь его в одну из предусмотренных законодательством организационно-правовых форм, и придумать нечто, не предусмотренное законом, они не могут. Данный принцип, именуемый замкнутым кругом, организационно-правовых форм юридического лица позволяет исключить возникновение юридически не надежных, не обладающих конструктивной устойчивостью юридических лиц. Этот принцип обеспечивает возможность контроля со стороны государства и служит одним из средств предотвращения дезорганизации экономического оборота, охрана стабильности, устойчивости которого — важнейшая задача гражданского права.

Известно, что классификация делает возможным четкое определение правового статуса той или иной организации и исключает смешение различных по юридической природе организационно-правовых форм хозяйственной деятельности.

Например, малые предприятия, подобно средним и большим, в действительности могут существовать не только в форме унитарных предприятий, но и в виде хозяйственных обществ, товариществ и производственных кооперативов, а совместное предприятие (с иностранным участием) — лишь в форме хозяйственных обществ или товариществ. Сами же малые и совместные предприятия обоснованно не признаются законом самостоятельными разновидностями юридических лиц1.

Действующее гражданское законодательство выделяет критерии, по которым может быть проведена дифференциация юридических лиц:

  1. права учредителей (участников) в отношении юридических лиц или их имущества2.

В соответствии этому критерию (п.2 ст.48 ГК РФ) могло выделить:

  • организации, на имущество которых учредители имеют право собственности или иное вещное право: государственные или муниципальные унитарные предприятия, а также учреждения;

  • организации, в отношении которых их участники имеют обязательные права: хозяйственные товарищества и общества, кооперативы, некоммерческие партнерства, государственные корпорации;

  • организации, в отношении которых их участники не имеют имущественных прав: общественные объединения, религиозные организации, фонды, объединения юридических лиц (ассоциации и союзы) и автономные некоммерческие организации (п.3 ст.48 ГК РФ).

2) Юридические лица подразделяются на организации корпоративные и унитарные. Корпоративные организации имеют членов, а унитарные — членов не имеют. К первым относятся хозяйственные товарищества и общества (ст. 66-106 ГК), производственные (ст.121-123 ГК) и потребительские (ст.116 ГК) кооперативы, общественные и религиозные организации (объединения) (ст.117), объединения юридических лиц (ассоциации и союзы) (ст.121-123 ГК). К юридическим лицам унитарного типа, не имеющим членов, относятся государственные и муниципальные унитарные предприятия (ст.113-115 ГК), фонды (ст.118-119 ГК), учреждения (ст.120 ГК)1.

  1. Объем вещных прав организации.

В зависимости от объема прав самого юридического лица на используемое им имущество можно различать:

  • юридические лица, обладающие правом оперативного управления на имущество: учреждения и казенные предприятия;

  • юридические лица, обладающие правом хозяйственного ведения на имущество: государственные и муниципальные унитарные предприятия (кроме казенных);

  • юридические лица, обладающие правом собственности на имущество: все другие юридические лица.

  1. Личное или имущественное участие.

Хозяйственные товарищества и общества можно классифицировать по тому, что более важно для участников: объединение их личных усилий для достижения предпринимательских целей (товарищества) или объединение капиталов (общества). Наряду с этим по степени увеличения предпринимательского риска участников хозяйственного общества и товарищества могут выстраиваться в следующую цепочку: полное товарищество, товарищество на вере, общество с дополнительной ответственностью, общество с ограниченной ответственностью, акционерное общество.

  1. По составу учредительных документов разграничиваются договорные юридические лица — хозяйственные товарищества, договорно-уставные общества с ограниченной и дополнительной ответственностью, ассоциации и союзы, а также уставные юридические лица (государственные и муниципальные предприятия)1.

  2. Цели деятельности юридических лиц.

Данный критерий закреплен в ст.50 ГК РФ, в соответствии с которым, все юридические лица делятся на коммерческие и некоммерческие организации. Первые преследуют извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности вторые не имеют такой цели в качестве основной и распределяют полученную прибыль между собой (участниками). Коммерческие организации могут создаваться в форме хозяйственных товариществ и общепроизводственных кооперативов, государственных и муниципальных унитарных предприятий. Данный перечень исчерпывающий, что вытекает из смысла абз.1 п.1 ст.6 федерального закона «О введении в действие части первой ГК РФ»2, и п.2 ст.50 ГК РФ.

Некоммерческие организации могут создаваться в форме потребительских кооперативов, общественных и религиозных организаций (объединений), финансируемых собственником учреждений, благотворительных и иных фондов, а также в других формах, предусмотренных законом. Следовательно, перечень организационно-правовых форм некоммерческих организаций, данный в п.3 ст.50 ГК РФ, может быть расширен специальным законом3.

Некоммерческие организации вправе заниматься предпринимательской деятельностью с обязательным соблюдением двух требований:

а) такая деятельность должна служить достижению целей, ради которых они созданы;

б) характер деятельности должен соответствовать этим целям, т.е. некоммерческие организации тоже могут извлекать прибыль, но не в качестве основной цели деятельности, и, кроме того, не вправе ее делить (распределять).

Но как отграничить основную цель деятельности от основной бывает довольно затруднительно, поскольку здесь возможны обходные пути и камуфляж (одна цель может специально прикрывать другую), критерий этот оказывается весьма неопределенный. С другой стороны, сам ГК, относя потребительские кооперативы к некоммерческим организациям, не только разрешает им извлекать прибыль, но и прямо предписывает распределять ее между своими членами (п.5 ст.116).

Таким образом, последовательно провести разделение юридических лиц как субъектов гражданского права на коммерческие и некоммерческие организации не удается. Подобное разграничение, надо полагать, является скорее предметом налогового законодательства1.

Безусловно, О.Н. Садиков справедливо отмечает, что ГК недостаточно четко разграничивает коммерческие и некоммерческие организации. Однако, если такое разграничение, как предполагает автор, оставить на усмотрение налогового законодательства, то вскоре все юридические лица «станут» коммерческими по вполне объективным причинам.

Ценность любой научной классификации заключается в систематизации знаний о предмете, без которой невозможно ни дальнейшее развитие, ни применения этих знаний. Я считаю, что построить адекватную систему знаний можно только на основе правильно выбранных критериев, которые отражают наиболее существенные взаимосвязи, отношения, свойства предмета. Места, которые юридические лица занимают в системе имущественных отношений общества, позволяют определить социальную ценность, которая воплощается в той полезной нагрузке, которые они несут обществу, т.е. в его функциях (оформление коллективных интересов, объединение капиталов, ограничение предпринимательского риска, управление капиталом), влияющих на систематизацию юридических лиц.

Классификация юридических лиц обеспечивает посредством различных критериев ясную видимость конструкции, саму сущность, разновидность по своему содержанию юридических лиц, т.е. с помощью оснований классификации юридических лиц мы можем определить права учредителей (участников) в отношении юридического лица или их имущества; цели деятельности (коммерческие и некоммерческие организации); формы собственности (публичная и частная); объем вещных прав организации, данный критерий классификации, на мой взгляд, в юридико-техническом плане имеет огромное значение, поскольку необходимость оформления коллективных интересов, актуальная для законодательства о корпорациях, может не приниматься в расчет при конструировании норм об учреждении.

Таким образом, классификация юридических лиц имеет очень большое значение, тем более, если эта классификация вытекает из текста самого закона, поскольку она устраняет сумятицу, путаницу различного по своему содержанию (составу, целями, документами) организаций. Тем самым классификация придает определенную стабильность, эффективность, схематичность гражданскому обороту в интересах граждан, самих юридических лиц и для государства в целом.

Список использованной литературы

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации. Части первая и вторая (с алфавитно-предметным указателем). — М.: издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 1996. — 560 с.

  2. Calleiles R. von Geist des ro mischen Rechts. Leipzig, 1865.

  3. Gierke O. Genosseschaftstneone, 1887.

  4. Аскназий С.И. Об основании правовых отношений между государственными социалистическими организациями. Ученые записки ленинградского юрид. института. — Вып. IV. — Л., 1947.

  5. ВВС РСФСР. — 1991. — № 1.

  6. Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. – М.-Л., 1948.

  7. Вольфеон Ф. Учебник гражданского права. — М.: 1930.

  8. Герваген Л.Л. Указ. соч.

  9. Гражданское и торговое право капиталистических стран. – М., 1993.

  10. Гражданское право / Под общей ред. Т.И. Илларионовой, Б.М. Гончало и В.А. Плетнева. — М.: Изд. группа Норма-Инфра. – М., 1998.

  11. Гражданское право Рос. Курс лекций. Часть первая / Под ред. О.Н. Садикова. — М.: Юрид. лит., 1996.

  12. Гражданское право. Том 1. Учебник. Издание четвертое, перераб. и дополненное / Под ред. А.Н. Сергеева, Ю.К. Толстого. — М.: ПБОЮЛ Л.В. Рожников, 2000.

  13. Гражданское право: в 2 т. – Т. 1: Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. — 2-е изд., переработано и доп. — М.: Изд-во БЕК, 1998.

  14. Дювернуа Н.Л. Указ. соч.

  15. Дюги Л. Конституционное право. – М., 1908.

  16. Красавчиков О.А. Сущность юридического лица // Сов. государство и право. — 1967. — № 1.

  17. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. — Т. 46. — Ч. 1.

  18. Мусин В.А. Одночленные корпорации в буржуазном праве // Правоведение. — 1981. — № 4.

  19. Пучинский Б.Н., Сафиулин Д.Н. Правовая экономика: проблемы становления. – М., 1991.

  20. Толстой Ю.К. К учению о праве собственности // Правоведение. — 1992. — № 1.

  21. Толстой Ю.К. Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в СССР. — Л., 1955.

  22. Трубецкой Е.Н. Лекции по энциклопедии права. — М., 1917.

  23. Хохлов Е.Б., Бородин В.В. Понятие юридического лица // Государство и право. — 1993. — № 9.

  24. Черепахин Б.Б. Волеобразование и волеизъявление юридического лица. –1958. — № 2.

1

 Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице.— СПб., 1888.

2 Дювернуа Н.Л. Чтение по гражданскому праву.

1

 Французский ГК (Кодекс Наполеона), действующий и поныне, не употребляет понятие юридического лица.

2 Хохлов Е.Б., Бородин В.В. Понятие юридического лица. // Государство и право.— 1993.— №9.— С.153.

3 Дювернуа Н.А. Указ. сочинение. — С.270-272. (Цитирую по Хохлову Е.Б., Бородину В.В. Понятие юридического лица. // Государство и право.— 1993.— №9.— С.153.)

1

 Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Н.К. Толстого.— М.: «ПБОЮЛ Л.В. Рожников», 2000.— 127 с.

2 Трубецкой Е.Н. Лекции по энциклопедии права.— М., 1917.— С.174.

1

 Хохлов Е.Б., Бородин В.В. Понятие юридического лица: История и современная трактовка. // Государство и право.— 1993.— №9.— С.152.

2 Gierke O. Genossenchaftstheone, 1887 (Цитирую по Хохлову Е.Б., Бородину В.В. Понятие юридического лица. // Государство и право.— 1993.— №9.).

1

 Salleiles R. De la persomalite juridigue.— Paris, 1910. (Цитирую по книге Сергеева А.П., Толстого Ю.К. Гражданское право: Учебник.— М., 2000.— Т.1.)

2

 Jhering R. Von Geist des ro misehen Rechts. — Leipzig, 1665/ (Цитирую по учебнику Гражданское право в 2-х томах. / Отв. ред. Проф. Е.А. Суханов.— М.: Изд-во БЕК, 1998.— Т.1.

1 Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность.— М.-Л., 1948.

2 Аскназий С.И. Об основаниях правовых сущностей между государственными социалистическими организациями: Ученые записки Ленингр. юрид. ин-та.— П., 1947.— Вып.IV.

3 Толстой Ю.К. Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в СССР.— Л., 1955.

1

 Вольфеон Ф. Учебник гражданского права.— М., 1990.

2 Мусин В.А. Одночленные корпорации в буржуазном праве // Правоведение.— 1981.— №4.

3 Черепахин Б.Б. Волеобразование и волеизъявление юридического лица // Правоведение.— 1958.— №2.

1

 Гражданский кодекс РФ.— М.: Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 1996.— Ч.1,2.— 560 с.

2

 К. Маркс и Ф. Энгельс: Сочинения.— Т.46.— Ч.1.— С.214.

1 Красавчиков О.А. сущность юридического лица // Советское государство и право, 1976.— №1.— С.52.

1

 Гражданское право в 2-х т. Том I: Учебник / Отв. Ред. проф. Е.А. Суханов. – 2-е изд. Перераб. и доп. – М.: Изд-во БЕК, 1998.

1 ВВС РСФСР, 1991. — № 1. — ст. 5.

1

 Пучинский Б.И., Сафиуллин Д.Н. Правовая экономика: проблемы становления. — М., 1991.

2 Толстой Ю.К. У учению о праве собственности // Правоведение. — 1992. — № 1. — С. 15-17.

3 Суханов Е.А. Гражданское право.— Том I. — 2-е изд. перераб. и доп. — М.: Изд-во Бек, 1998.

1

 Суханов Е.А. Гражданское право. Том I. 2-е изд. — М.: изд-во Бек, 1998.

2 Гражданское право. Под общей ред. Т.И. Илларионовой, Б.М. Гончало и В.А. Плетнева. — М.: Изд-во группа Норма-Инфра, 1998.

1

 Гражданское право. Рос. курс лекций. Часть первая / Под ред. О.Н. Садикова. – М.: Юрид. лит., 1996.

1

 Толстой Ю.К., Сергеев А.П. Гражданское право. – Т. 1. – М., 2000.

2 Толстой Ю.К., Сергеев А.П. Гражданское право. – Т. 1. – М., 2000.

3

 Гражданское право. Под общей ред. Б.М. Гончало и В.А. Плетнева. – М.: изд-во группа ИНФРА-М-НОРМА, 1998.

1

 Гражданское право Рос. Курс лекций. Часть первая / Под ред. О.Н. Садикова. – М.: Юрид. лит., 1996.


Случайные файлы

Файл
166146.rtf
27103.rtf
97525.rtf
2239.rtf
10686-1.rtf