Дебиторская задолженность: имущество или обязательство? (121549)

Посмотреть архив целиком

Дебиторская задолженность: имущество или обязательство?

Может ли быть дуализм в праве?

Автор данной работы, в одном из судебных споров, разрешенным, кстати, в пользу стороны - Инспекции МНС России, которую он представлял, подвергся своеобразной "мозговой атаке". Для тех, кто не очень хорошо представляет, что это такое, напомним, что этот прием используется, как правило, группой инженеров, разрешающих техническую задачу на уровне изобретательства и заключается в том, что люди входящие в эту группу, выдвигают самые различные идеи, вплоть до невероятных, граничащих с бредовыми. Один из этой группы остается как бы "над схваткой" и анализирует генерируемое остальными. В первом приближении такой прием нам демонстрируют участники популярной телевизионной передачи "Что? Где? Когда?".

Ну так вот, результатом этой атаки было то, что автор был поражен сомнением в своих знаниях по следующим вопросам:

Что такое дебиторская задолженность: обязательство или вещь?

Если вещь, то чья эта собственность и с какого момента чья ?

Если обязательство, то может ли быть собственность, право собственности в обязательстве?

Вопросы, ответы на которые в судебном заседании им же были даны на основе Постановления Правительства РФ от 27 мая 1998 г. № 516 "О дополнительных мерах по совершенствованию процедур обращения взыскания на имущество организаций", детализированном "Временной Инструкцией о порядке ареста и реализации прав (требований), принадлежащих должнику как кредитору по неисполненным денежным обязательствам третьих лиц по оплате . . . ", утв. Приказом МинЮста от 3 июля 1998 года № 76, зарегистрированным в МинЮсте (3.07.98, рег.№ 1549), т.е. на основе документов, проверенных в судебном порядке Решением Верховного Суда Российской Федерации от 19 марта 1999 года № ГКПИ 99-113.

Вопросы, которые могут представлять интерес не только в отношении дебиторской задолженности в публичных правоотношениях, но и в рамках отношений гражданско-правового характера.

Согласно перечисленным нормативным актам, дебиторская задолженность - это право (требование), принадлежащее должнику как кредитору по неисполненным денежным обязательствам третьих лиц по оплате фактически поставленных товаров, выполненных работ или оказанных услуг.

Сопоставляя с "букварем":* ". . .Антитеза вещных и обязательственных прав состоит в том, что в области вещных прав решающее значение для удовлетворения интересов управомоченного имеют его собственные действия, в то время как в области обязательственных прав удовлетворение интересов управомоченного происходит прежде всего в результате действий обязанного лица" и статьей 307 ГК РФ, казалось бы вывод очевиден - обязательство. В отсутствии добровольных действий должника или его действий под судебным принуждением, связанных с исполнением долгового обязательства - право (требование) это не право, а - пфук!

_____________

*"Гражданское право", учебник, ч.1, под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого, М., "Проспект", 1998, с.326

Однако в упомянутом решении Верховного Суда РФ разъясняется

". . . В соответствии со ст. 128 Гражданского кодекса Российской Федерации к объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права.

Следовательно, права (требования), принадлежащие*) должнику**) как кредитору по неисполненным денежным обязательствам третьих лиц по оплате фактически поставленных товаров, выполненных работ или оказанных услуг, являются имуществом должника**)."

Вещное право (имущество) или обязательство? Вопрос существенный, учитывая, что в силу ст.128 ГК имущество, имущественные права являются объектом гражданских прав, а об обязательствах в перечне что-то не упоминается. И почему суд сразу-таки квалифицировал право (требование) как имущественное, как объект гражданских прав? Да и странное какое-то вещное право. Анализируя перечень известных вещных прав (статья 216 ГК), содержание права собственности (статья 209 ГК) нельзя не заметить, что это право как-то выпадает из общего ряда в чем-то похожих друг на друга составляющих по анализируемому перечню?

Вещные права предполагают, как основное право - право собственности, а значит и саму собственность и собственника, а обязательство? Должник -кредитор (в единстве противоположностей)? А собственность в обязательстве? А право собственности в нем?

Ну что ж, анализируя отношения кредитор - должник (дебитор кредитора; кредитор своего должника) - дебитор должника (дебитор дебитора кредитора), основываясь на разъяснении Верховного Суда делаем, как видится автору данной статьи, закономерные, вытекающие из этих разъяснений выводы:

Дебиторская задолженность - имущество.

Собственник дебиторской задолженности, как имущества существует (см.*) ) и это- должник (см.**) ).

Должник является собственником с момента возникновения самой дебиторской задолженности.

Вы не запутались, уважаемый читатель, .. . "дебитор дебитора кредитора". . .и пр.?

Давайте несколько упростим, чтобы не отвлекаться от главной линии интриги.

Выложим на схему who is who (не придирайтесь в мелочах определений; автор знает, что должник -он же debtor- он же дебитор ).


Кредитор

(я - никому, мне должны все)

<=====

Должник

(я должен кредитору, мне-дебитор)

<=====

Дебитор должника

(мне - никто, я -всем должен)


(Далее по тексту будем применять терминологию в соответствии со схемой).

Кое в чем разобрались, но что Верховный Суд думает о кредиторе как о собственнике дебиторской задолженности должника? А вот что:

"Согласно ст. 382 Гражданского Кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требований) или перейти к другому лицу на основании закона. Для перевода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором".*

____________

* Решение Верховного Суда РФ от 19 марта 1999 года № ГКПИ 99-113

Таким образом, по гражданско-правовым обязательствам дебиторская задолженность может быть передана должником кредитору (а может и не быть; логично? Все зависит от воли должника? Ну по крайней мере, при прямой схеме взыскания долга в судебном порядке получается так. И, чтобы отрабатывать взыскание долга через дебиторскую задолженность в гражданско-правовых отношениях, надо предпринимать определенные дополнительные усилия). А по публичным?

По публичным, в частности - налоговым, где кредитором выступает государство, в силу норм ст.ст.46, 47 Налогового кодекса РФ, разъясненных вышеупомянутыми актами воля должника (в смысле определения по нашей схеме) не имеет правового значения.

Ну, и наконец, а с какого момента, кредитор может считать себя собственником?

В гражданско-правовых - с момента передачи (уступки) прав или вступления в законную силу решения суда; в публичных - с момента возникновения долга должника перед кредитором-государством.

Где-то мне помнится в Конституции декларируется равенство в защите всех форм собственности. Ага, вот оно! Статья 8: ". . .2. В Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности."

Как говорил, еще в эпоху "развитoго социализма", один мой хороший знакомый (с упором на "о"): "Только не надо нас дурить, товарищи дорогие".

Того, кто желает поспорить в отношении указанных моментов определения собственника автор переадресовывает к авторитетам*, утверждающим, что собственность - это отношение человека к вещи; это отношение к вещи как своей; это общественное отношение при котором другие лица к этой вещи относятся как к чужой, и исходя из этого определения просчитать когда и кто к дебиторской задолженности относится как к своей, при условии, что другие лица - как к чужой.

_____________

*"Гражданское право", учебник, ч.1, под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого, М., "Проспект", 1998, с.336

Не отвлекаясь от выбранной генеральной линии, напомним, что право собственности - это "трезубец": владение, пользование, распоряжение и собственник может иметь собственность, но . . . не реализовать свое право собственности. Отсюда виндикационные иски, иски о признании права собственности, негаторные иски и прочие премудрости, которым обучают, начиная со второго курса высшего юридического учебного заведения. И что? Оба кредитора - собственника, не могут вступить в право собственности потому, что дебитор не хочет или не может исполнить обязательство.

Самое время, уважаемый читатель, вернуться к напоминанию о том, при каком условии мы начинали рассмотрение вопроса? Все вышеизложенные выводы правомерны при том условии, что выводы Верховного Суда приняты как достоверные и дебиторская задолженность - имущество, вещь.

Но реализовать право собственности, т.е. вступить во владение дебиторской задолженностью, извлечь из этого какую - либо пользу, либо распорядиться ею собственники не могут т.к. не исполнение ОБЯЗАТЕЛЬСТВА дебитором, влечет за собой не исполнение ОБЯЗАТЕЛЬСТВА должником.

Ну так все-таки дебиторская задолженность-обязательство?

А можно ли говорить о собственнике в обязательстве? О праве собственности?

Профессор В.А.Дозорцев, считает, что "... провозглашение объектом права собственности обязательственных прав и обязанностей или даже распространение на них хотя бы в какой-то части правового режима объекта права собственности безусловно ошибочно и способно вызвать лишь недоразумения на практике.

Объектом права собственности является материальная вещь. Именно она и может быть объектом купли-продажи, суть которой в переходе права собственности от одного лица другому. В силу этого правила о договоре купли-продажи не могут применяться к передаче обязательственных прав и обязанностей от одного субъекта другому. Именно поэтому представляется сомнительным п. 4 ст. 454 ГК , предусматривающий куплю-продажу имущественных прав вообще. От характера права зависит и порядок его передачи. Если к обязательственным правам применять нормы о купле-продаже, им окажутся противоречащими правила об уступке требования (ст. 382 ГК, особенно п. 3, предусматривающий правовые последствия уведомления должника) и о переводе долга (ст. 391 ГК предусматривает обязательность согласия кредитора). Отличия уступки требования и перевода долга от купли-продажи связаны именно с нематериальным характером объекта.

. . . надо четко различать объекты гражданских прав и объекты права собственности. Недаром эти категории регламентированы в разных главах ГК. Далеко не все объекты гражданского права могут быть объектом права собственности. К объектам права собственности относятся лишь материальные вещи и только они. Притом объектами субъективного права собственности могут быть только индивидуально определенные вещи."*

____________

* В.А.Дозорцев, Принципиальные черты права собственности в Гражданском кодексе, "Юридический мир", №№ 8-10, 1997 с.

Из всего этого сначала выделим то, что признанный авторитет юриспруденции убежден, в том, что обязательственные права не могут быть провозглашены объектом права собственности, но на чашу наших весов положим лишь то, что категоричность Верховного Суда в квалификации права (требования) как имущества, вещи может быть подвергнута сомнению.

Да, но В.А.Дозорцев недвусмысленно дает понять, что ". . провозглашение объектом права собственности обязательственных прав и обязанностей или даже распространение на них хотя бы в какой-то части правового режима объекта права собственности безусловно ошибочно. . ." А вот в этом попробуем понять логику профессора, вписать ее в тему наших рассуждений, а если есть чем - возразим.

Итак, В.А.Дозорцев, утверждает (там же), что объектом права собственности могут быть только материальные вещи, ограниченные в пространстве. Прежде всего- это вытекает из правомочий собственника (п.1 ст.209 ГК), содержание которых определяется в большой мере натуральными свойствами объекта. При этом в качестве "убийственного" аргумента В.А.Дозорцев выдвигает правила о риске случайной гибели вещи (ст.211 ГК) чего с нематериальными обязательствами быть не может. Ну что ж аргумент солидный, но пока он один и здесь же, сам профессор, его "убийственное действие" смягчает примером исключения - предприятием, как имущественным комплексом, которое включает не только материальные объекты, но права требования, долги и пр.пр..

А попробуем приложить критерии собственности и права собственности к обязательству.

Собственность: отношение как к своему.

"Да, это мое право потребовать исполнения обязанностей дебитором", говорит должник, имеющий дебиторскую задолженность пока у него нет недоимки.

"Да это мое право", говорит государство после появления недоимки. А кто возражает? Единственно "несчастный" дебитор непосредственно владеющий, зачастую извлекающий пользу из владения тем что называют дебиторской задолженностью понимает, что владеет, увы -не своим имуществом и распорядиться его судьбой на законных основаниях не может. Стоп! А когда это наши рассуждения успели из области обязательственного права перейти в область вещного?

А может быть и не надо рассматривать обязательства как противоположность, антитезу вещам, имуществу, а наоборот посмотреть в единстве с ними?

Классики* цивилистики рассматривают обязательства как кровеносную систему, с помощью которой в гражданско-правовом организме происходит обмен веществ. Хорошо, но . . . что-то мешает восприятию: обязательства, как некая застывшая, пусть и "кровеносная" система, но остающаяся на месте, а не исчезающая после исполнения обязательства. Здесь же они отмечают, что ". . .обязательства тесно связаны с правоотношениями собственности, и в реальной жизни наблюдается их постоянное взаимодействие. Реализация собственником правомочия распоряжения ведет к возникновению обязательственного правоотношения, а исполнение обязательств нередко вызывает к жизни правоотношение собственности.. . .Вместе с тем между правоотношением собственности и обязательством имеются существенные различия. Правоотношения собственности опосредуют процесс присвоения материальных благ от одного лица к другому и поэтому всегда устанавливаются между строго определенными лицами, т.е. приобретают относительный характер…и т. д."

______________

*"Гражданское право", учебник, ч.1, под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого, М., "Проспект", 1998, с.482

Ну не правда ли, сразу приходит мысль: тужься родимая, ну еще немного, ну тужься, тужься. . .

А если мы с самоуверенностью дилетанта предложим следующее.

А если обязательства рассматривать не как своеобразную систему трубопроводов, при помощи которой "происходит обмен веществ", а как носители этой самой материальной субстанции?

Как видится автору данной статьи, наиболее удачная аналогия имеется в философии, в физике, где материю рассматривают в двух ипостасях - вещество и поле, причем в одном случае доминирующе - веществом, а в другом - полем.

В 1900 году выдающийся русский физик Петр Николаевич Лебедев экспериментально подтвердил научные разработки М.Планка, А.Энштейна, утверждавших, что свету, наряду со свойствами волны присущи и свойства корпускулы (фотона). Этот опыт всем хорошо нам известен из курса физики средней школы: неосязаемая субстанция - свет, вращает конструкцию, состоящую из двух легких металлических дисков.

Как утверждают ученые-физики, смысл корпускулярно-волнового дуализма свойств света заключается не в том, что свет одновременно является и волной, и потоком частиц, а тот, что в одних условиях он обнаруживает сходство с потоком частиц, а в других - с поперечными волнами, причем, утверждая, что фотон обладает импульсом и массой, нельзя забывать, что существует он только в движении.

А если еще вспомнить закон сохранения массы, энергии?

И как же все просто становится если убрать это неестественное противопоставление обязательства, "как антитезу имуществу" и предположить, что имущество -это то же самое обязательство, только несущее в себе материальную субстанцию, и в конечном итоге, трансформирующееся в нее. Недоразумения на практике, которые имел ввиду мэтр, наверное, имеют место быть, но их природа в изначально неестественном отделении вещи от обязательства.

Какие еще аргументы выдвигает В.А.Дозорцев? Если к обязательственным правам применять нормы о купле-продаже, им окажутся противоречащими правила об уступке требования и о переводе долга?

Не "по чину" нам категорично возражать профессору, только заметим, что японские, да и наши, доморощенные мафиози умеют отличать форму сделки от ее содержания, когда перепродают, и очень выгодно перепродают, приобретенные акции акционерного общества, после того как на собраниях акционеров они "немного подпортят" имидж этого общества? Разве право (требование) (не без их помощи) не стало своеобразным "товаром", очень даже осязаемым, имеющим ценность во вполне конкретных условиях и для конкретных лиц, именно как право?

Рассуждая о собственнике, собственности в обязательстве мы как-то увлеклись и забыли о том, что все наши аргументы привязаны к "управомоченному", т.е. имеющему право, но . . . ведь обязательство, предполагает и собственно обязанность, и "обязанного"? Симбиоз "управомоченный - обязанный", куда от него деться? Как быть с собственником "обязанности"? Не правда ли, любопытный вопрос, если согласиться с предыдущими рассуждениями, может ли быть обязательство безхозяйным? В море вещного права собственности "плавать" все таки проще (может быть еще и поэтому Верховный Суд, не мудрствуя лукаво, сразу квалифицировал дебиторскую задолженность как имущество? Но он не ломал голову над тем, что представляет из себя это "вещное право" если дебитор не "желат его сполнять").

Зашли в тупик? Думаю не более чем М.Планк и А.Энштейн, видевшие в таких свойствах света как интерференция, дифракция, преломление и отражение его волновую природу, но объяснившие такие явления как фотоэффект, давление света его квантовой, корпускулярной природой.

Применительно к нашим рассуждениям, следует признать, что к каким-то сторонам обязательственных отношений не могут быть применены критерии вещного права, но и наоборот - наверное также.

И в этой части надо согласиться с профессором Дозорцевым, но . . . не с его всеобъемлющей категоричностью.

Итак, что на выходе наших рассуждений?

1. Право (требование) - обязательство и вещь суть едины по своей природе; обязательство, несущее в себе материальную субстанцию, исчезая, появляется в вещи?

2. Дебиторской задолженности в большей степени присущи свойства обязательства, чем вещи?

3. Собственник в обязательстве (праве) не только может быть, но и, как правило, существует всегда?

4. Фиксация момента появления того или иного собственника обязательства ничем не отличается от определения момента появления собственника у вещи?

5. Правом собственности в обязательстве, включая и дебиторскую задолженность, обладает лицо, имеющее возможность владеть им (ею), извлекать из него (нее) пользу и распорядиться им (ей)?


Вопросы, а не точки в предложениях выводов поставлены потому, что автор этой статьи догадывается на что он "замахивается".

А вот как извлечь из этих рассуждений что-нибудь практически полезное подумаю, после того, как получу "по шеям" за дерзость от цивилистов.

С.В.Сидельник, юрист.

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.yurclub.ru/






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.