Гражданское законодательство России в 1-й половине 19 века. (121509)

Посмотреть архив целиком

ВВЕДЕНИЕ

К началу 19 века в России накопился огромный нормативно-правовой материал. Однако этот материал не был систематизирован: общая кодифи­кация не проводилась со времен издания Соборного уложения 1649 года. Последнее считалось действовавшим так же, как и законодательные акты Петра I и его преемников. Существовало множество актов, изданных в разное время, отражавших развитие общественно-политической и экономи­ческой жизни страны на разных этапах. В ряде случаев акты вступали в противоречие друг с другом и не отражали в целом потребностей общест­венно-экономического развития: отсталость и запутанность законодатель­ства противоречили интересам и буржуазии, и господствующего класса, дворянства. Предпринимавшиеся ранее попытки кодификации права в России потерпели неудачу.

Сложившаяся ситуация привела к тому, что в 1804 г. была создана новая кодификационная комиссия под руководством М.М. Сперанского.

Комиссия создала проекты гражданского, уголовного и торгового уложения. Но уложения эти не были приняты, так как содержали в ка­кой-то мере нормы буржуазного права и представляли собой попытку ре­формировать законодательство. В 1826 г. комиссия возобновила работу и была преобразована во Второе отделение царской концелярии (была пос­тавлена под прямой контроль императора).

К 1830 г. полное собрание законов Российской империи было подго­товлено, а в апреле 1830 г. - напечатано. Оно состояло из 40 томов (330920 нормативных актов) и 6 томов приложений.

Полное собрание законов послужило основой для работы над Сводом действующих законов. В 1832 г. Свод законов Российской империи был опубликован и вступил в действие в 1835 г. Составители расположили ак­ты по определенной системе, соответствовавшей отраслям права: Свод де­лился на восемь главных разделов, охватываемых 15 томами. Свод законов официально полностью переиздавался дважды: в 1842 и 1857 годах.

Особенно интенсивно в первой половине 19 века развивалось законо­дательство в области гражданского права, что в определенной степени объяснялось усилением темпов развития промышленности и торговли. Дейс­твовавшее гражданское законодательство было систематизированно в 10 томе Свода законов. Кроме этого, гражданские законы были включены в том 9 (о праве состояния) и в том 11, часть 2 (о торговых законах).

В своей работе я хотел бы разобрать гражданское законодательство России в первой половине 19 века, а, точнее, остановиться на трех воп­росах: праве собственности, имущественном праве и наследственном пра­ве. Материал по этим вопросам содержится в томе 10, часть 1 Свода за­конов Российской империи.


1.Право собственности


В главе 1 ("О праве собственности") раздела 2 ("О существе и пространстве разных прав на имущество") книги 2 ("О порядке приобрете­ния и укрепления прав на имущество вообще") в статье 420 части 1 тома 10 Свода законов Российской империи впервые в русском законодательстве было дано понятие права собственности как права лица "исключительно и независимо от лица постороннего владеть, пользоваться распоряжаться имуществом вечно и потомственно, доколь не передаст сей власти друго­му, или кому власть сия от первого её приобретателя дошла непосредс­твенно или через последующие законные передачи и укрепления" ).

Существовало два основных вида собственности: частная и государс­твенная (ст. 20,421).

Также можно выделить собственность Особ Императорского Дома, ко­торая занимала как бы промежуточное положение. Однако, согласно ст. 422, право собственности Особ Императорского Дома на наследственное и благоприобретенное имущество определялось "силой общих законов", и, при продаже, обмене и закладе имуществ благоприобретенных, каждому, по достижении совершеннолетия, предоставляется полная свобода" ).

Во втором примечании к ст. 420 говорится о праве собственности на произведения художественной культуры. Данные произведения, принадлежа­щие самим авторам, их наследникам или третьим лицам, назывались "собс­твенностью литературной", "собственностью художественной" или "собс­твенностью музыкальной". Основания деления на эти виды, сроки пользо­вания ею и порядок разрешения споров по данному виду собственности оговорены в Уставе о цензуре и в Законах о судопроизводстве граж­данском.


1.1. Частная собственность

Свод законов различает два вида права частной собственности: пол­ное и неполное право.


1.1.1. Полное право собственности

Полное право собственности подразумевает, что лицо имеет в уста­новленных законом пределах право на владение, пользование и распоряже­ние одновременно с "укреплением имущества в одном лице или в одном сословии лиц, без всякого постороннего участия" ). Различалось право полной собственности на землю и на имущество.

По праву полной собственности на землю владелец имел право на "все произведения на поверхности её, на всё, что заключалось в недрах её, на воды, в пределах её находящиеся, и словом, на все её принадлеж­ности" ).

По праву полной собственности на имущество владельцу принадлежали все плоды, доходы, прибыли и на все то "что трудом и искусством его (владельца) произведено в том имуществе" ).

В статьях 426-429 оговаривалось право собственности на землю, ес­ли по участку (даче) проходила река, или если участок граничил с участком другого собственника по реке. Если река проходила по участку земли собственника, то он имел право пользоваться землей, оставшейся после ухода или понижения уровня воды; также он имел право на лес и тальник, растущий на реке. Если река являлась границей между двумя владениями, то каждый из собственников мог пользоваться по береговому праву от своего берега до середины. Если река изменяла своё течение, то границей оставалось прежнее русло -желобовина, и владельцы продол­жали пользоваться ею от своего берега до середины (эти правила относи­лись только к тем владельцам, которые пользовались "выгодами реки" по береговому праву). При этом не считалось переменою течения, если ре­ка, омывая один берег целиком, входила в "которую-либо дачу" ).

В ст. 430 говорилось, что клад ("сокрытое в земле сокровище") принадлежал владельцу земли и без его разрешения не мог быть отыскива­ем ни частными личами,ни местным начальством ). В Черниговской и Пол­тавской губерниях клад, найденный самим владельцем земли, принадлежал ему; однако, если кто-либо случайно находил клад на чужой эемле, то одна половина найденного отдавалась владельцуземли, а другая - нашед­шему клад. В примечании к ст. 430 говорится, что "в правилах, для Кер­ченского Музеума постановлено, что никто без дозволения местного на­чальства не имеет права искать древности на землях казённых и общест­венных" ).

По ст. 431 приплоды и приращения животных принадлежали их хозяи­ну. Однако, если самец и самка принадлежали разным хозяевам, то прип­лод отдавался владельцу самки. В случае спора о животных, находящихся в чужом владении, приплод принадлежал законному владельцу, если он по­дал жалобу в течение года со дня приобретения животных.

1.1.2. Неполное право собственности

В главе 2 даётся определение неполного права собственности: "пра­во собственности бывает неполным, когда оно ограничивается в пользова­нии, владении или распоряжении другими посторонними, также неполными на то же самое имущество правами"(ст. 432) 1). Права, ограничивающие право собственности, были следующие:

1) право участия в пользовании и получение выгод от чужого иму­щества;

2) право угодий в чужом имуществе;

3) право собственности на заповедные наследственные имения;

4) право собственности на имения, которые жаловались на праве ма­йоратов в западных губерниях;

5) право владения и пользования, отделённые от права собственнос­ти;

6) право распоряжения, отделённое от права собственности.


1.2. Право участия в пользовании и получении выгод от чужого имущества

"Право постороннего участия в выгодах имущества" было двух видов: общее и частное. Оно было общим, если право "участия в выгодах" имущества устанавливалось для всех лиц; частным - когда оно устанавли­валось в пользу кокого-либо одного из частных владельцев (ст. 433) .

1.2.1. Право участия общего

По Гражданскому уложению закреплялось право для всех прохода и проезда по большим дорогам и по путям водного сообщения. При этом, владельцы земель, по которым пролегали большие дороги, не имели права препятствовать проходу и проезду (ст. 434).

Статья 435 гласит, что "для подножного корма прогоняемого скота, владельцы дач, прилегающих к большой дороге", не имели права скашивать и вытравлять траву, растущую вдоль дороги 1). Но для того, чтобы скот не причинил вреда их полям и посевам хлеба, они должны были в соот­ветствующих местах огородить свои участки или обрыть их канавами.

Для довольствия проезжающих и прогонного скота, луга по дорогам не должны были быть "запираемы" ранее Троицына дня, а "отпираемы" не позже 1 сентября (по большим дорогам - на версту, а по проселочным - на пол версты) 2). Было разрешено бесплатно пускать прогоняемый скот на луга и "пустоши" после скошения травы, а на пашенные земли - после снятия хлеба (ст. 436).

По берегам рек и других водных сообщений должно было быть отведе­но пространство для бечевой тяги судов, плотов и других потребностей судоходства (ст. 437). Подробнее правила пользования этими береговыми путями и связанные с ними права и обязанности были оговорены в Уставе путей сообщения (ст. 358-390).

По статье 438 в обязанности собственников, чьи земли прилегали к водным путям сообщения, входило следующее:

1) им запрещалось на судоходных реках строить мельницы, плотины и прочие преграды, что могло привести к засорению реки и мешать судо­ходству;

2) они обязаны были "допускать" проход и проезд людей, занимаю­щихся подъемом рычажных судов);

3) они обязаны были разрешать баркам и другим судам останавли­ваться и причаливать к берегам, выгружать свои товары, если они не вы­ходили за территорию отведенной им земли.

Статья 439 устанавливает, что "в случае крайнего мелководья, вла­дельцы мельниц на реках, впадающих в Волгу от Рыбинска до Твери и в Тверцу до Вышнего Волочка, и на реках, впадающих в Мсту и Волхов, обя­заны спускать воду по требованию начальства путей сообщения, объявлен­ному Уездными Предводителями".

Владельцам запрещалось строить через маленькие, но судоходные ре­ки, мосты на козлах, жердях или на слабых сваях. Им дозволялось лишь строить либо постоянные мосты, которые бы не препятствовали сплаву брёвен и дров, либо содержать разводные мосты и перевозы (ст. 440).

При тех озерах, на которых рыбная ловля принадлежала не владель­цам земель, в которых лежало данное озеро, но и другим лицам, прибреж­ные владельцы должны были оставить из своих земель по десять сажень для "пристанища ловцам и обсушки снастей их" (ст. 441) 1).

1.2.2. Право участия частного

По статье 442 Гражданского уложения, владелец, чьи земли лежали в верховьях реки, мог требовать, чтобы сосед не поднимал запрудами реч­ной воды и, тем самым, не затоплял его лугов, пашни, не останавливал действия его мельницы. Также, он мог требовать, чтобы хозяин противо­положного берега не строил плотину до его берега без его согласия. В примечании к статье 442 говорится, что порядок построения мельниц на казённых землях, на землях находящихся в пользовании государственных крестьян и на землях принадлежавших казачьим войскам, оговаривается в Уставе городского и сельского хозяйства и в Уставе о казённых селениях.

Порядок разрешения споров о принадлежности мельницы оговаривается в статьях 443 и 444. Так, в статье 443 говорится, что если всё строе­ние мельницы находилось на одной стороне, а мельничья плотина примыка­ла к другому берегу, то мельница находилась в "единственном владении" тех лиц, на земле которых находилось строение мельницы. Владельцы городов и селений, к чьим берегам примыкала данная мельница, получали определённую плату ("выгоду"), которую они условились получать ещё при построении плотины (последняя плата должна была быть получена не более 10 лет назад) .

При возникновении подобных споров между "обществами казённого ве­домства" руководствовались двумя основными правилами:

1) если при построении мельницы на казённых землях были заключены какие-либо договора, то поступали в соответствии с условиями данных договоров;

2) если договоров заключено не было, то общее владение мельницей представлялось тем "мирским обществам", на земле которых находились данные мельницы; при этом, не имело значения, кто построил данные мельницы (ст. 444).

В статье 445 оговаривались права хозяина дома. Хозяин дома мог требовать:

1) чтобы сосед не пристраивал кухни и печи к стене его дома;

2) чтобы сосед не лил воды и не сметал мусора на его дом или двор;

3) чтобы сосед не делал ската своей крыши на его двор;

4) чтобы сосед не делал окон и дверей в стене ("брандмауре"), от­делявшей крыши ("кровлю") смежных зданий.

По статье 446, человек, строивший дом на границе ("меже") своего двора, не должен был делать окон на двор или крышу соседа без согласия последнего 1). В противном случае окна следовало заложить. Согласие должно было быть записано в Гражданской палате как уступка права собс­твенности, и не могло быть отменено иначе, как подобною сделкой. Ни владелец, разрешивший выстроить дом с окнами на меже своего двора, ни его приемники не вправе были заслонять эти окна ни новым зданием, ни брандмауэром.

Однако, в статье 447 говорится, что владелец строивший дом не на самой меже, а отступив от неё на некоторое расстояние вглубь своего двора, мог делать окна на соседние дворы не спрашивая разрешения хозя­ев. Но, при этом, соседи могли возводить на дворе или на меже брандма­уэр или любое другое строение, невзирая на то, что это будет мешать доступу света. Если же кто-то в уже существовавшей стене дома, стояв­шей на меже, проделывал окна на чужой двор или на крышу без разреше­ния, то он должен был заделать все окна за свой счет и, кроме этого, заплатить за каждое окно денежный штраф ("взыскание") от десяти до тридцати рублей серебром в пользу городских доходов.

В примечании к статье 447 сказано, что споры о строениях с окнами на соседние дворы, которые существовали [строения] ещё до опубликовния данного указа (Указа от 29 декабря 1834 г.) разрешались следующим по­рядком:

1) сосед такого дома мог возводить на своей земле исключительно каменные строения; не имел права возводить деревянные строения и брандмауэр;

2) если владелец двора, на который выходили окна, высказывал ка­кие-либо опасения (например, о противопожарной безопасности), то по усмотрению Военного Генерал-Губернатора (в столицах) или главного местного начальства ( в прочих городах) могли применяться следующие меры: устраиваться "просветы" высотою в три аршина от пола; устанавли­ваться железные щиты, проволочные сетки или фигурные решетки на окна и так далее.

В статье 448 говорится, что владелец, пользовавшийся землями или промыслами в казенных и частных владениях ("дачах"), имел право прохо­дить и проезжать к ним.

По статье 449, малые дороги для проезда "владельцев и поселян че­рез посторонние дачи на отхожие пашни, сенные покосы, в леса и другие уходы , для прогона скота к рекам для водопоя" должны были быть шири­ной в три сажени. Однако из этого правила изымалось постановление о садовых дорогах в Крыму (это оговаривалось в Уставе Путей Сообщения, статья 529, примечание.

Если появлялась необходимость в дорогах в местностях, где они от­сутствовали, то назначались дороги шириной в три сажени. При этом, до­роги не должны были занимать "усадебных мест" и повреждать строения (статья 450).

Если, в связи с изменением течения реки, являвшейся границей меж­ду двумя владениями, какая-либо сторона лишалась водопоя, то к тем ре­кам назначались дороги (статья 451).

Из последующих статей данного раздела, касательно рассматриваемо­го вопроса, заслуживает внимания глава 3 (статьи 543-556), которая на­зывается "О праве собственности общем".


1.3. Общее право собственности

В статьях 543 и 544 даётся определение общего права собственности. Право собственности, принадлежавшее двум или более лицам на одно и то же имущество, называлось "право собственности общей"; также оно называлось " правом общего владения" (статья 543).

Право общего владения относилось или к имуществу, которое по "свойству своему или по закону" являлось неделимым или к имуществу, подлежавшему разделу.

Отделение 1 главы 3 (статьи 543-549) называется "О праве собс­твенности общем в имуществах нераздельных".

Согласно статье 543 доходы по нему распределялись между "всеми соучастниками по соразмерности частей". В примечании к статье 543 сказано, что в случае продажи имения, состоявшего в общем владении двух или более лиц, если взыскание подано лишь на одного из участников общего владения, соблюдались правила, изложенные в статьях 2055-2061 "Законов о Судопроизводстве Гражданском".

Распоряжение общим нераздельным имением происходило по общему согласию (статья 546).

Управление общего имения могло быть вверено одному лицу по общему согласию (статья 547).

По статье 548 "участник в общем принадлежащем компании имуществе, которое по свойству своему разделиться не может", мог продать или ус­тупить свою часть другому лицу с согласия остальных участников. Ес­ли же остальные участники не хотели принять в соучастники то лицо, ко­торому настоящий хозяин был намерен уступить свою часть, то они должны были сами заплатить хозяину за "оную по справедливой оценке". Одна­ко это правило не распространялось на компании и общества, имевшие ка­питал в акциях, которые каждый из соучастников мог продать или пере­дать кому пожелает.

В статье 549 говорится, что наследники или участники в поссесион­ных заводах, желавшие продать "свое в оных участие" предварительно должны были предложить покупку своим соучастникам или сонаследникам и немедленно объявить о данном предложении Горному Правлению 1). Если в течение года никто из вышеперечисленных лиц не соглашался на предлага­емые условия, то продавец имел право уступить свою часть постороннему лицу с тем условием, что последнее принимало на себя все обязанности по заводу, лежавшие на продавце, и управляло заводами вмемте с осталь­ными соучастниками лично или через своего поверенного. Однако перед "совершением продажного акта", продавец был обязан известить своих со­участников о последней "окончательно состоявшейся цене" 2). После это­го любой из соучастников мог приобрести у продавца его часть по этой цене. Однако если все соучастники отказывались от покупки или не дава­ли никакого ответа в течение четырех месяцев, тогда продавец мог усту­пить свою часть постороннему лицу. После этого никакие притязания со стороны соучастников не считались правомерными. Изложенное в этой статье распространялось и на заводы, состоявшие "на полном праве вла­дельческом и в общем владении многих соучастников".

Отделение 2 главы 2 (статья 550-556) называется "О праве собс­твенности общем в имуществах, подлежащих разделу".

По статье 550 никто не обязан был оставаться соучастником в общем имении, подлежащем разделу, если не изъявлял на то согласия.

Согласно статье 551, раздел земель, состоявших в общем чрезполос­ном владении, производился с согласия всех участников. Если же в числе владельцев находились государственные крестьяне, то принадлежавшая им часть земли выделялась особенным образом, даже если другие владельцы не давали согласия на раздел земли.

По статье 552 согласие владельцев на раздел земли, состоявшей в общем владении, должно было быть закреплено в письменной форме за под­писью всех соучастников. Однако в примечании к данной статье говорит­ся, что на основании правил, изложенных в Межевых законах, каждый вла­делец имел право просить в Уездном Суде о "вымежевании следующей ему земли из общего владения" даже если остальные соучастники не изъявляли на то своего согласия 4). Уездные Суды, рассматривавшие подобного рода просьбы, должны были руководствоваться Межевыми Законами и Законами, изложенными во второй книге Законов о Судопроизвостве Гражданском.

Помещики, имевшие общее черезполосное владение, не имевшие "уса­дебных мест", не имели право строить что-либо без согласия других вла­дельцев, а должны были просить разрешения в Уездном Суде. Суд, рассматривая подобную просьбу, выделял место для усадьбы. При этом суд наблюдал за тем, чтобы никому "лучшие места, к обиде других, отводимы не были". Однако те помещики, которые имели все земли в одном мес­те, а не черезполосно, или имели усадебные земли, могли безпрепятс­твенно строиться на них (статья 553).

До раздела общего имущества, доходы с него, как и с имущества не­делимого, согласно статье 554, принадлежали всем соучастникам "по мере их частей". Распоряжение имуществом и управление им производилось по общему согласию.

По статье 555, имение, состоявшее в общем владении нескольких лиц, не могло быть "отчуждено" одним лицом без согласия остальных. Однако каждый соучастник имел право продать или заложить свою часть ("свой жребий"). Но другие соучастники имели право сохранить за со­бой эту часть, заплатив за неё "по оценке". В Примечании 1 к данной статье сказано, что правило о праве общей собственности государствен­ных крестьян, проживающих на собственных землях, на земли, оставленные им помещиками, но между ними [крестьянами] ещё не разделённые, изложе­ны в статье 827 Законов о Состояниях. В Примечании 2 к данной статье сказано, что особенные правила, соблюдаемые при взысканиях с одного или нескольких участников имения, состоявшего в общем владении, но не принадлежавшего к нераздробляемымимениям, изложены в статье 2062 книги 3 Законов о Судопроизводстве Гражданском.

Согласно статье 556, по действовавшим в Черниговской и Полтавской губерниях законам, никто не был обязан оставаться соучастником в общем имении, если не изъявлял на то своего согласия, поэтому каждый из соу­частников мог или просить выделения принадлежавшей ему части в общем владении имением, или уступить до раздела своё право на причитавшуюся ему из общего владения часть другому (в этом случае последний предс­тавлял то лицо, от которого к нему перешло данное право).

Здесь я хотел бы закончить рассмотрение вопроса "Право собствен­ности по Своду Законов Российской Империи", так как считаю, что дал все основные формулировки и положения, относящиеся к данному вопросу.


2. Имущественное право


В книге 2 ("О порядке приобретения и укрепления прав на имущество вообще"), разделе 1 ("О разных родах имуществ"), главе 1 ("О имуществе недвижимом, движимом, раздельном, нераздельном, благоприобретённом и родовом") и в главе 2 ("О имуществе государственном, удельном, принад­лежащем разным установлениям, общественном и частном") даётся класси­фикация имущества известного Своду Законов Российской Империи.


2.1. Имущество недвижимое, движимое, раздельное, нераздельное, благоприобретённое и родовое

Согласно статье 383 Свода Законов имущество могло быть недвижимым и движимым.

Недвижимым имуществом по закону считались земли, угодья, деревни, дома, заводы, фабрики, лавки, любые строения и пустые дворовые места (статья 384).

По статье 385 земли могли быть или населенными, или ненаселённы­ми. Ненаселённые земли назывались пустошами, порожними землями, степя­ми и иными местными наименованиями. К населенным землям принадлежали "состоящии на них церковные строения, господские и крестьянские до­ма, дворы, мельницы(а), мосты, перевозы, плотины и гати (б)" (статья 386).

К землям как населённым, так и не населенным принадлежали проте­кавшие по ним реки, находившиеся на них озера, пруды, болота, дороги, источники и т.д., а так же всё находящееся на поверхности земли и на­ходящиеся в недрах земли металлы, минералы и другие ископаемые (статья 387).

Согласно статье 388 фабрикам и заводам принадлежали все заводские строения, инструменты, посуда, приписные деревни и крестьяне, земли, леса, покосы, трубы, руды и другие ископаемые. В примечании к данной статье сказано, что деревни и крестьяне, купленные и приписанные к за­водам и фабрикам, согласно закреплённым выше положениям, не могли быть отделены.

По статье 389 к домам принадлежали части этих домов, составляющие внутреннюю и наружную отделку, а так же украшения, которые нельзя было отделить от здания без повреждения: мраморные, из красного дерева или иных материалов полы, мраморные, медные или чугунные камины, дорогие обои, зеркала в стенах и т.д.

В статье 390 записано, что "в числе принадлежностей недвижимых имуществ" полагались владенные указы, грамоты, крепости, межевые пла­ны, книги и другие документы, закрепляющие права лица на данное иму­щество.

Согласно статье 391 заповедным наследственным имениям принадлежа­ли все фамильные бумаги, драгоценности, произведения искусства, "соб­рания редкостей", книги и иные принадлежности, указанные в актах уч­реждения данных имений.

Принадлежности недвижимых имений, заложенных "в кредитных уста­новлениях",могли быть заложены вместе с имением, если отвечали требо­ваниям, изложенным в статьях 467 и 468 Кредитного Устава (статья 392).

Согласно статье 393 имущество, если оно могло быть разделено на несколько частей таким образом, что каждая часть могла составлять со­бой отдельное владение, называлось раздельным; если же "по существу" или по закону имущество не подлежало разделу, то оно называлось нераз­дельным.

По статье 394 , к нераздельному имуществу по закону принадлежали:

1) фабрики, заводы, лавки;

2) принадлежавшие государственным крестьянам, проживающим на собственных землях, участки земли, размером не более восьми десятин;

3) взятое в аренду;

4) золотосодержащие прииски, отводимые частным лицам на казённых землях для разработки;

5) майоратные имения в Западных губерниях;

6) участки, отводимые для поселения малоимущим дворянам по Высо­чайшему повелению.

В примечании 1 к данной статье сказано, что дворы причислялись к нераздельному имуществу, однако обывателям городов разрешено было раз­делять "обширные места и дворы" для продажи по частям. При этом размеры частей могли быть произвольными, но полиция должна была наблю­дать за тем, чтобы на случай пожара "тесноты между строениями не бы­ло". В примечании 2 к данной статье сказано, что особый порядок разде­ления дворов на части в С.-Петербурге указан в Строительном Уставе.

По статье 395 по желанию владельца, в связи с особенными обстоя­тельствами, по Высочайшему утверждению имущество могло быть объявлено нераздельным, и в этом случае получало название "заповедное наследс­твенное имение".

Недвижимое имущество могло быть благоприобретенным или родовым (статья 396).

По статье 397, благоприобретенным считалось следующее имущество:

1) "выслуженное или Всемилостивейше пожалованное";

2) купленное, подаренное (нужна была дарственная запись) или при­обретенное иным путем "из чужого рода";

3) купленное отцом у сына, который получил имущество от матери;

4) родовое имущество, которое было продано в чужой род, а потом приобретено снова;

5) купленное у родственника, за которым оно числилось как благоп­риобретенное;

6) полученное одним супругом после смерти другого;

7) нажитое собственным трудом.

Согласно статье 398, все движимое имущество и денежный капитал считался благоприобретённым имуществом, и о родовом происхождении дан­ного имущества не могло идти и речи. В примечании к данной статье ска­зано, что если "капитал" был получен детьми от родителей, а дети умер­ли бездетными, то данный капитал возвращался к родителям, но не как наследственное имущество, а как дар, полученный детьми от родителей.

Согласно статье 399 родовым считалось имущество:

1) полученное по праву законного наследования;

2) дошедшее от "первого его приобретателя" (в том числе и по ду­ховному завещению) к такому родственнику, который имел бы по закону право наследования данного имущества;

3) доставшееся "по купчим крепостям" от родственников, к которым оно перешло по наследству из того же рода;

4) здания и иные строения, возведенные владельцем в селении или городе на землях, полученных им по наследству 1).

В Черниговской и Полтавской губерниях родовыми считались только имения, полученные по праву законного наследования. Они считались от­цовскими, если достались после отца или родственников по отцовской ли­нии, и материнскими, если достались от матери или родственников по ма­теринской линии. Все остальные имения причислялись к благоприобретён­ным (статья 400).

Согласно статье 401, к движимому имуществу относились:

1) мореходные и речные суда;

2) книги, рукописи, картины и другие предметы, относящиеся к нау­ке и искусству;

3) домашние уборы;

4) экипажи;

5) земледельческие орудия;

6) все инструменты и материалы;

7) лошади и другой скот;

8) сжатый и молочёный хлеб;

9) запасы;

10) выработанные на заводах и находящиеся в наличии руды;

11) металлы, минералы и "всё то, что из земли извлечено" 2).

Наличный капитал, заёмные письма, векселя, закладные и все обяза­тельства принадлежали к движимому имуществу (статья 402).

Согласно статье 403, золотосодержащие прииски, отводившиеся част­ным лицам на казенных землях для разработки, признавались в отношении золотопромышленников движимым имуществом. Переход этого имущества от одного владельца к другому (по наследству и др.) происходил по прави­лам, установленным для движимого имущества. Обязательства, принимаемые наследниками данного имущества при переходе, оговорены в статье 2439 Горного Устава.

Так же к движимому имуществу, по статье 404, причислялись права на крепостных людей без земли. Семейства крепостных считались недели­мыми (В семейство входили: муж; жена; отец; мать; как малолетние, так и совершеннолетние неженатые сыновья и незамужние дочери, даже если они не имели ни отца, ни матери), поэтому раздроблять семьи дарением, продажей, залогом, разделом, выключкой в пользу владельца при продаже или залоге имения и иными способами запрещалось. Однако при этом вла­делец имел право отпускать своих крепостных людей раздельно (как с землей, так и без оной).

Движимое имущество могло быть нетленным или тленным. К первому принадлежали: золото, серебро, камни, посуда, "галантерейные вещи" 1). К тленному имуществу принадлежали: жемчуг, меховые и другие платья, "съестные и всякие припасы, подверженные скорой порче" (статья 405).


2.2. Имущество государственное, удельное, принадлежащее

"разным установлениям", общественное и частное


Согласно статье 406, всё имущество не принадлежавшее ни частным лицам, ни сословиям лиц, ни дворцовому ведомству, ни уделам, ни уста­новлениям, считалось государственным имуществом. В государственное имущество входили: населённые и ненаселённые казённые земли, "пустопо­рожние" и дикие поля, леса, "оброчные статьи", морские берега, озера, судоходные реки (с берегами), большие дороги, казенные и публичные здания, заводы и иное движимое и недвижимое имущество 3).

В примечании к данной статье сказано, что поскольку государствен­ное имущество находилось в ведомстве казны, то его можно было так же называть "казенным имуществом".

К государственному имуществу принадлежали подати, пошлины и дру­гие сборы, которые составляли доход казны (статья 407).

К государственному имуществу также принадлежало выморочное иму­щество, то есть имущество, оставшееся "после таких владельцев, коих весь род прекратился" (статья 408) 4).

Согласно статье 409, к государственному имуществу по первоначаль­ному праву обладания принадлежали вновь открываемые земли и острова, если "порядком, для сего установленным, они приемлются именем госу­дарства в действительное его обладание" 5).

По статье 410, государственным имуществом считалась военная морс­кая добыча.

Удельным имуществом называлось то имущество, которое или первона­чально поступило в состав уделов, или впоследствии было куплено или приобретено с помощью обмена [данным уделом] (статья 411).

Согласно статье 412, имущество, приписанное ко дворцам Импера­торского Дома, называлось "дворцовым". Дворцовое имущество могло быть двух родов. Имущество первого рода, называвшееся "Государевым" (имения Царскосельское, Петергофское и состоящее в заведывании Московской Дворцовой Конторы) принадлежало царствующему Императору и не могло быть завещано, разделено на части и "подвергнуто иным видам отчужде­ния" 6). Дворцовое имущество второго рода (Ораниенбаумское, Павловс­кое, Стрелинское и Гатчинское) составляло личную собственность Особ Императорского Дома и могло быть завещаемо и поделено на части.

По статье 413, к имуществу, принадлежавшему разным установлениям, относилось:

1) имущество церковное, монастырское, архиерейских домов; земли, угодья и мельницы, к церквам, монастырям и архиерейским домам припи­санные (с движимым имуществом);

2) имущество, приписанное государственным кредитным установлениям;

3) имущество, принадлежавшее богоугодным заведениям;

4) имущество, принадлежавшее научным и учебным заведениям.

Согласно статье 414, к общественному имуществу принадлежало:

1) имущество, принадлежавшее дворянским обществам (дома Дворянских Собраний и т.д.);

2) имущество, принадлежавшее городским обществам (городские земли; леса, мельницы и другие "угодья, как внутри города, так и вне оного, отведённые городам", выгоны,городские доходы);

3) имущество, отведенное казенным селениям (земли и угодья, при­обретенные любым способом: или по старым "дачам и крепостям, или отве­денные от казны для водворения и наделения поселян") 1).

В примечании к данной статье сказано, что войсковые капиталы Донского и других иррегулярных войск при ведении дела считались не об­щественной частной, а войсковой казённой собственностью.

К частному имуществу относилось то имущество, которое принадлежа­ло частным лицам или сословиям лиц (компаниям, товариществам и "кон­курсам") (статья 415) 2).


2.3. Наличное и долговое имущество

По статье 416, наличное имущество владельца составляли деревни, земли, дома, капитал, вещи и всё, что "владельцу укреплено, передано или им самим произведено и за ним состоит", даже если вокруг вышеука­занного имущества шёл спор, который ещё не был завершён 3).

Согласно статье 417, к наличному имуществу причислялось и то иму­щество, вокруг которого в судебных органах шла тяжба.

Согласно статьям 418,419 , к долговому имуществу следовало причислять все имущество "в долгах на других лиц состоящее", а так же

имущество, принадлежащее лицу по договорам, заёмным письмам, векселям

и обязательствам; также к долговому имуществу относились иски лица на

имущество третьих лиц 4).

Здесь я хотел бы закончить рассмотрение второго вопроса своего реферата "Имущественное право по Своду законов Российской Империи", так как выше указаны все известные Российскому законодательству первой половины 19 века виды имущества и дана их характеристика.


3. Наследственное право


Согласно Своду Законов Российской Империи, имущество могло пере­ходить к наследникам либо по завещанию, либо по закону. В своём рефе­рате я хотел бы подробно остановиться на вопросе наследования по зако­ну.

В книге 3 ("О порядке приобретения и укрепления прав на имущество в особенности") в разделе 2 ("О приобретении имущества наследством по закону"), в главе 1 ("О наследстве по закону вообще",статьи 1121-1221) и главе 2 ("О порядке наследования по закону",статьи 1121-1221) нахо­дятся положения, покаэывающие порядок наследования по закону в России в первой половине 19 века.


3.1. Наследство по закону

По Своду Законов, наследством по закону считалась совокупность имущества, прав и обязательств, оставшихся после умершего без завеща­ния (статья 1104).

Согласно статье 1105, лица, соединённые "кровным родством" с умершим, допускались к наследству без различия состояния; крепостные люди наследовались дворянами и другими лицами "свободного состояния" при соблюдении правила о владении, указанном в статье 1304 1).

Статья 1304 гласит, что если крепостные люди с землёю или без земли доставались по наследству личному дворянину или другому лицу, не имевшему права владеть ими, или если дворовые люди и крестьяне без земли доставались дворянам, не имевшим наследственного имения, то они поступали в "в казенное ведомство", а наследнику уплачивалась из казны "за каждую ревизскую мужского пола душу" сумма, которая полагалась ему по цене, установленной в данной губернии (в губернии, где находились отбираемые деревни и крепостные люди с землёй, или в губернии, в кото­рой крепостные люди без земли находились при своём владельце) на засе­лённые имения, для написания купчих крепостей 2).

По статье 1106, от наследования не устранялись:

1) иностранцы;

2) дети, даже не рождённые, а лишь зачатые при жизни отца;

3) лица, имевшие физические и умственные недостатки (глухие, не­мые и безумные).

Лица, лишённые всех прав состояния, не имели права наследования (статья 1107).

Согласно статье 1108, лица лишённые дворянства и разжалованные в рядовые с выслугой или без выслуги, могли быть наследниками, однако пока "выслугой не возвратят они себе прежнего их состояния", следовав­шее им по наследству недвижимое дворянское имущество с крестьянами и дворовыми людьми находилось в опекунском управлении; движимое имущест­во, как и недвижимое недворянское (дома, земли и т.д.) отдавались в полное их распоряжение 3).

Монашествующие, как отрёкшиеся от мира, по пострижении отстраня­лись от права наследования(статья 1109).

По статье 1110, наследство переходило к наследнику по закону, когда:

1) умерший оставлял после себя родовое имение;

2) умерший не оставил на случай своей смерти завещания о распоря­жении благоприобретённым имуществом;

3) завещательные распоряжения признавались судом недействительны­ми.

Согласно статье 1111, право наследования в порядке, определённом законом, распространялось на всех членов рода "до совершенного прекра­щения оного, не токмо в мужском, но и в женском поколении" 1).

Примечание к данной статье гласит, что особенные постановления о наследстве имущества и изъятия из общих правил изложены в 7 отделении 2 главы данного раздела (в реферате разобраны ниже).

По статье 1112, под родом или кровным родством подразумевалась связь всех членов мужского и женского пола, происходивших от одного общего предка, даже если они не носили "его имени или прозвания" 2).

К роду причислялись только его члены, которые были рождены в за­конном браке; брак же во всех терпимых в Российской Империи вероиспо­веданиях, включая Магометан, Евреев и язычников, признавался законным, если он был совершён по правилам их веры (статья 1113).

Близость родства определялась линиями и степенями (статья 1114).

Согласно статье 1115, связь одного лица с другим посредством рож­дения составляла степень, а связь непрерывно продолжавшихся степеней - линию.

По статье 1116, степень, от которой происходили две или более ли­нии, называлась по отношению к ним коленом; а линии по отношению к данному колену - отраслями или поколениями.

Существовало несколько видов линий: нисходящая, восходящая, боко­вая и побочная (статья 1117).

Статья 1118 гласит, что близость побочных линий определялась их происхождением от общих предков. Ближайшими побочными линиями были ли­нии, происходившие от отца и матери; за ними следовали те, которые происходили от бабки и деда, и т.д.

Согласно статье 1119, дети, "сопричтённые к законным" по особым Высочайшим указам, и введённые во все права, принадлежащие по роду и наследству законным детям, признавались во всех наследственных линиях законными 3). Родственники усыновлённых пользовались только правом наследования, которое принадлежало им по закону.

Свойство 1) не давало права наследования по закону (статья 1120).


3.2. Порядок наследования по закону

3.2.1. Общее положение

Согласно статье 1121, порядок наследования по закону между родс­твенниками определялся по линиям. Ближайшее право наследования имела нисходящая линия; при отсутствии оной, наследство "обращалось" или в побочную линию, или, в определённых случаях, к родителям и восходящим родственникам умершего 2).

По статье 1122, в каждой линии ближайшая степень исключала даль­нейшую. Например, при живом отце сын не мог наследовать за дедом.

Статья 1123 гласит, что если при открытии наследства, лицо "бли­жайшее или равное другим по степени родства не находится уже в живых", то место его занимали и в его степень вступали его дети, а после их смерти - их внуки и другие нмсходящие по порядку степеней 3). Это пра­во называлось "правом представления" 4).

В примечании к данной статье говорится, что в акте N 17910 от 5 апреля 1797 года этот порядок называется правом заступления.

Восходящие родственники не имели права представления (статья 1124).

По праву представления, наследство делилось не по числу лиц, а по числу колен, то есть все нисходящие наследники получали ту часть, ко­торую бы они получили, если бы были живы при открытии наследства (статья 1125).

По статье 1126, лица женского пола, призывались к наследованию и пользовались правом представления так же, как и лица мужского пола.


3.2.2. Порядок наследования в нисходящей линии

Согласно статье 1127, ближайшее право наследования за отцом или матерью 5) принадлежало их законным детям мужского пола; после их смерти на их место, по праву представления, заступали внуки; после смерти внуков - правнуки и т.д.

По статье 1128, дети мужского пола, "за выделом указанных частей" оставшемуся в живых супругу и дочерям, делили наследство между собой на равные части; внуки и правнуки делили по праву представления поко­ленно 1).

Дети, принадлежавшие одному из супругов (сводные), как и их нис­ходящие, наследовали только имения своих родителей; они не имели права на наследство отчима или мачехи (статья 1129).

Согласно статье 1130, дочь при живых сыновьях (сестра при брате), получала из всего наследственного недвижимого имения четырнадцатую часть, а из движимого - восьмую часть.

Статья 1131 гласит, что если после умершего владельца оставалось столько дочерей, что после выделения каждой из них указанной части, как из недвижимого, так и из движимого имушества, "сыновьи части" были меньше "дочерних", то поступали следующим образом: выделяли оставшему­ся супругу указанную часть, а остальное поровну распределяли между сы­новьями и дочерьми 2).

Если не оставалось ни сыновей, ни нисходящих от них, то в нас­ледство вступали дочери и нисходящие от них; при этом они делили нас­ледство по тем же правилам, что и сыновья (статья 1132).

По статье 1133, порядок наследования по нисходящей в Черниговкой и Полтавской губерниях был следующий:

1) имущество, оставшееся после отца, переходило к его законным детям мужского пола; после их смерти по праву представления на их мес­то заступали внуки, и так далее;

2) дети мужского пола делили наследство между собой "по равным частям поголовно", внуки и правнуки делили по праву представления по­коленно 3);

3) наследство дочерей в имении отца при сыновьях и их нисходящих заменялось назначением им приданого на основании пункта 2 статьи 1005 СЗРИ (данный пункт гласит, что если отец умирал не оставив завещания, оставив одну или несколько незамужних дочерей, или если оставил заве­щание, но не назначил для дочерей никакого приданого, то дочери при живых братьях должны были получить приданое из четвёртой части всего оставленного после отца имения);

4) если сыновей и нисходящих от них обоего пола не оставалось, то в наследство отцовского имущества вступали дочери и их нисходящие - они делили наследство между собой поголовно, а их нисходящие - поко­ленно;

5) любое имущество, оставшееся после матери (родовое и благопри­обретённое, недвижимое и движимое), её дети, как сыновья, так и замуж­ние и незамужние дочери делили между собой "по равным частям поголов­но", а их внуки и правнуки - по праву представления, поколенно 1);

6) если же сын или дочь получали от матери при её жизни часть её собственного имущества, первый "посредством выдела", а последняя - в приданое, то при открытии наследства они отстранялись "от участия" в нём, однако они не лишались права на то наследство, которое могло бы дойти до них после смерти матери по праву представления 2).

3.2.3. Порядок наследования в боковых линиях

Если после умершего владельца не оставалось нисходящих, то право наследования переходило в боковые линии (статья 1134).

В боковых линиях, при родных братьях и их потомках обоего пола, сёстры не имели право на наследство (статья 1135).

По статье 1136, ближайшая боковая линия исключала дальнейшую. Ес­ли была не одна боковая линия, а несколько равных между собой ,"исхо­дящие от одного родоначальника", то наследство поступало в них и дели­лось так же, как и в линиях нисходящих: ближайшая степень линии исклю­чала дальнейшую; равные степени делили наследство поголовно, а в сте­пень умерших вступало по праву представления их потомство и наследова­ло поколенно, даже если в обоих случаях наследники "не носили имени или прозвания умершего" 3).

Согласно статье 1137, ближайшее право наследования в боковых ли­ниях имели братья и их нисходящие; при отсутствии оных - наследовали незамужние и замужние сёстры и их нисходящие; при их отсутствии - наследовали дяди или тётки с их нисходящими и так далее.

По статье 1138, в боковых линиях родовые имения переходили: от­цовское - в род отца, материнское - в род матери. Имение, приобретён­ное бездетным владельцем, если о нём не было сделано особых распоряже­ний, также поступало в род отца за исключением случая, означенного в статье 1140.

Статья 1139 гласит, что в Черниговской и Полтавской губерниях, если умерший оставил после себя имение, доставшееся ему от матери, то данное наследство делили между собой по равным частям братья и сёстры; если же не было ни родных братьев, ни сестёр, ни их нисходящих, то со­образно с правилами, установленными в статье 1137, наследовали родные по матери дяди или тётки с их нисходящими и так далее.

Согласно статье 1140, в наследстве благоприобретённого имущества, оставшегося после владельца, умерщего бездетным без завещания и не имевшего ни родных братьев, ни сестёр, ни их потомства, прочим родс­твенникам предпочитались братья единоутробные и единокровные. Такое наследство поступало к ним одинаково как от приобретателей мужского, так и женсткого пола. Поскольку единоутробные и единокровные братья имели в данном случае равные права на наследство, то там, где имелись те и другие наследники, наследство делилось между ними как между род­ными братьями.

Когда же единоутробных и единокровных братьев "не осталось", то вышеуказанное право переходило к единоутробным и единокровным сёстрам и их потомству 1).

3.2.4. Порядок наследования в восходящей линии

По статье 1141, родители не наследовали после детей приобретённое последними имущество; но если дети умирали бездетными, то их имения отдавались в пожизненное владение отцу и матери "совокупно", однако во время пожизненного владения они не имели права ни продать, ни зало­жить, ни иным образом перевести имение куда бы то ни было 2). Но если имущество было приобретено не самими детьми, а "уступлено" сыну или дочери родителями при жизни последних в виде дара, и когда после умер­шего сына или дочери не осталось детей, а только наследники в побочных линиях, то вышеуказанное имущество, не как наследство, а как дар, возвращается к родителям, каждому то, что от него было получено (статья 1142) 3).

Согласно статье 1143, в Черниговской и Полтавской губерниях было постановлено следующее:

1) имущество, выделенное родителями сыну, если сын, не распоря­дившись этим имуществом, умирал бездетным, или если он и имел от брака детей, но они умерли не достигнув совершеннолетия ( даже если позже отца), возвращалось к отцу или матери в зависимости от того, кем дан­ное имущество было выделено. На этом же основании возвращалось родите­лям и приданое дочери после уё смерти;

2) родители наследовали благоприобретённое имущество своих детей в том случае, если их сын или дочь умирали бездетно и не оставляли после себя родных, или единокровных, или единоутробным братьев и сес­тёр, или их нисходящих.

Статья 1144 гласит, что денежные капиталы, внесённые в кредитные установления и оставшиеся в них после смерти бездетных вкладчиков, не сделавших на счёт вкладов никаких распоряжений, по требованию родите­лей и после предъявления ими надлежащих судебных свидетельств, обраща­лись в собственность родителей, если в представленных ими судебных свидельствах "будет означено, что те денежные капиталы признаны им [родителям] принадлежащими и от них к детям их дошедшими" 4).

Если же в выданном им от судебного места свидетельстве отмечено, что вышеуказанные капиталы не были получены детьми от родителей, а приобретены детьми самостоятельно, то родителям с данных капиталов вы­давались одни только проценты "по жизнь" (статья 1154) 1).

По статье 1146, если на вышеуказанные капиталы (статья 1144) пос­тупали требования от казны или частных лиц, утверждённые законным по­рядком, тогда данные капиталы "обращались" в первую очередь на удов­летворение таких требований (вне зависимости от их происхождения), а затем оставшаяся часть или передавалась в собственность родителей, или выдавались проценты "по жизнь", в зависимости от содержания выданных им свидетельств 2).

Согласно статье 1147, кредитные установления не участвовали ни в каких судебных разбирательствах о правах наследства. В тех случаях, когда капиталы оставшиеся после бездетно умерших, не оставивших на их счёт никаких распоряжений, должны были перейти в собственность родите­лей или в их пожизненное пользование, или когда требовалось удостове­рение о том,что капиталы свободны от долгов и взысканий, следовало об­ращаться в судебнве органы (в первую очередь это относилось к родите­лям, которые должны были обращаться в судебные органы для получения "положенных законами свидетельств") 3).

3.2.5. Порядок наследования супругами

По статье 1148, законная жена после смерти мужа, как при живых детях, так без оных, получала из недвижимого имущества седьмую часть, а из движимого - четвёртую. Однако данное правило не ограничивало вла­дельцев в свободном распоряжении и завещании благоприобретённого иму­щества. При наличии завещания, оставшийся в живых супруг получал выше­указанные части лишь из той части имущества, относительно которой не было сделано никаких распоряжений в завещании.

Согласно статье 1149, вдова не лишалась той части имущества, ко­торое следовало бы её мужу, если б он находился в живых при "открытии наследства после отца его" 4).

Приданое и собственное имение жены, как принадлежащее ей до бра­ка, так и приобретённое ею после вступления в него, не причислялось к вышеуказанной части.

Статья 1151 гласит, что если умерший не оставил собственного нед­вижимого имущества, а оставил одно только движимое, то вдова при жизни свёкра получала указанную часть из той доли недвижимого имущества пос­леднего, которая следовала бы её умершему мужу; также она получала четвёртую часть из движимого имущества её мужа; однако она не имела право на движимое имущество свёкра при его жизни.

По статье 1152, если бездетная жена умирала, не попросив при жиз­ни о выделе ей указанной части, но наследники её не имели права требо­вать данной части, и она поступала к наследникам мужа; если же жена вступала в новый брак, то как жена, так и её наследники не лишались указанной части, если только просьба о выделе была подана ею при жиз­ни.

Согласно статье 1153, муж наследовал за женой по тем же правилам, по которым жена наследовала за мужем, и, сообразно с указанным в статье 1151, получал при жизни тестя указанную часть из той доли нед­вижимого имущества, которая следовала бы его жене, если за женой не числилось собственного недвижимого имущества и "онаго нисколько не до­ходило ни по рядной, ни по другому какому либо акту, до оставшегося в живых мужа" 1).

Статья 1154 гласит, что выделение законной части овдовевшему мужу из недвижииого имущества тестя, и овдовевшей жене из недвижимого иму­щества свёкра, в случаях, оговоренных в статьях 1151 и 1153, произво­дится только из того недвижимого имущества тестя или свёкра, которое действительно находилось в его владении в день смерти его сына или до­чери. Выделение четвёртой части овдовевшему мужу или овдовевшей жене из движимого имущества тестя или свёкра производилось только после смерти последнего , из того имущества, которое было в наличии в день его смерти.

Если оставшийся в живых супруг был признан несостоятельным долж­ником, то право на выделение из имущества умершего супруга указанной части данному супругу переходило или "к конкурсу, буде оный существу­ет", или непосредственно к кредиторам, если "на удовлетворение их" на­личного у должника имущества было недостаточно 2). Однако данное право предоставлялось конкурсу или кредиторам лишь при жизни должника; после смерти последнего никакие требования о выделении упомянутой части не могли предъявляться (статья 1155). Примечение к данной статье гласит, что данная статья распространялась на всех лиц свободных состояний, которым по закону не запрещалось "входить в договора и обязательства".

Согласно статье 1156, вышедшие из крепостного состояния лица не могли в качестве указанной части после смерти супруга получать те нас­ледственные имения, в которых они сами, или их отцы, или их деды по отцовской линии были записаны по ревизии; не могли они получать и тех крепостных людей без земли, которые были приписаны к этим имениям: в данном случае населённые имения и безземельные крестьяне, "следующие на указанную их часть", поступали к другим наследникам по закону, "с удовлетворением означенных лиц" последними согласно с требованиями,

указанными в статье 232 Законов о Сотояниях 1).По статье 1157,в Черни­говской и Полтавской губерниях право наследования за умершим супругом определялось следующим образом:

1) ни муж после смерти жены, ни жена после смерти мужа не имели права на наследование имущества, принадлежавшее одному из них в собс­твенность;

2) если до вступления в брак ни жена, ни муж не имели никакого имущества, а в последствии приобрели последнее "общими трудами", и при своей жизни не сделали никаких распоряжений относительно данного иму­щества, то в таком случае муж после жены или жена после мужа при нали­чии детей получали в собственность третью часть всего оставшегося иму­щества; если же "детей в браке прижито не было", то они наследовали всё имущество;

3) приданое, которое приносила с собой жена, составляло её и её наследников неотъемлемую собственность. Поэтому, если жена , не распо­рядившись при жизни своим приданым, умирала бездетной, то имение мужа, которым "приданое её было обеспечено", освобождалось от обеспечения не раньше, как после возвращения мужем полной суммы приданого наследникам жены 3). В случае смерти мужа данная обязанность переходила его нас­ледникам;

4) если приданое жены было обеспечено одним из способов, установ­ленным в пунктах 9-14 статьи 1005, то "жена считается как бы не при­несшею с собой вовсе никакого приданого"; в данном случае после смерти своего мужа, она получала в награждение определённую часть его иму­щества на основании правил, изложенных в нижеследующих пунктах данной статьи 4) (Пункт 9 статьи 1005 гласит, что отец, отдавая своих дочерей замуж, мог принять к обеспечению назначаемого им приданого любые меры по своему усмотрению; но если же "девица выдавалась замуж братьями или опекунами, то следовавшее ей приданое должно было быть обеспечено "посредством особой о том записи" 5). Пункт 10 статьи 1005 гласит, что если жених владел на праве собственности недвижимым имуществом, доста­точным для обеспечения приданого за невесту, тогда он делал на данное имущество "веновую (приданообеспечительную) запись" на ту часть име­ния, котороая соответствовала бы принятому им приданому 6). Пункт 11 статьи 1005 гласит, что в противном случае родственники, выдававшие девицу замуж, на сумму, назначенное ей в приданое, должны были приоб­рести на её имя недвижимое имущество, или, если это было невыгодно, внести вышеуказанные деньги под проценты в кредитные установления, или сдать их частным лицам под проценты под залог на имя девицы. Пункт 12 статьи 1005 гласит, что веновая запись должна быть утверждена "личным сознанием выдающего оную" в суде. Пункт 13 статьи 1005 гласит, что вступавшии в брак со вдовой, чьё приданое было обеспечено её первым мужем, освобождался от обязанности "выдавать ей от себя веновую запись" .

Пункт 14 статьи 1005 гласит, что если мать участвовала в назначении дочери приданого из своего собственного имущества, то об этом упомина­лось как в рядной, так и в веновой записи.);

5) вдова после первого брака получала во владении (до её вступле­ния в другой брак) из имения мужа равную с детьми часть; если ж она не имела от него детей, то она получала третью часть оставшегося после мужа имущества; при вступлении в другой брак, вместо вышеуказанных частей, ей выдавалась в пожизненное владение четвёртая часть имущества мужа. Если же наследники мужа хотели выкупить данную четвёртую часть, то суд, оценив её, выделял в собственность вдовы половину оценочной суммы; но если жена умирала раньше мужа, то её наследники не имели права требовать четвёртую часть имения её мужа;

6) вдова, вступившая в другой брак, получала после смерти второго мужа в пожизненное владение "равную часть с детьми, от того брака рож­дёнными, буде их прижито несколько"; если же оставался только один сын или одна дочь, то жена пожизненно пользовалась третьей частью;

7) если вдова вдова выходила замуж за имевшего детей вдовца и они "приживали" детей, то она после смерти мужа получала в пожизненное владение из из недвижимого имущества мужа равную с детьми часть; если она не имела от него детей, то получала во владение, до её вступления в другой брак, такую же часть, какую получали дети от первого брака; когда же она снова вступала в брак, то она лишалась своей части в пользу детей без вознаграждения за это;

8) дети и родственники умершего только в том случае выдавали вдо­ве во владение вышеуказанные части имущества, оставшегося после умер­шего, если последний, при своей жизни, ничего из своего или недвижимо­го имущества "ей законным образом не укрепил, или не отдал в её пожиз­ненное владение";

9) на те имения, которые были приобретены мужем и женой "по актам дарственным или продажным", жена имела право только тогда, если в ак­тах было сказано, что имение было подарено "мужу вместе с женой", или было куплено за их общие или её собственные деньги;

10) оставшаяся после смерти мужа вдова дворянина, вступившая в новый брак до истечения шести месяцев со времени смерти своего мужа, лишалась назначенного ей по веновой записи имущества; если же имущест­ва не было, то, по жалобе детей или ближайших родственников её первого мужа, она должна была заплатить им двенадцать рублей серебром.

Примечание к статье 1157 гласит, что в Высочайше утверждённом докладе от 18 июля 1806 г. Правительствующий Сенат, определив выделить графине Потоцкой, "оставшейся после мужа своего с детьми, от него рож­дёнными", часть имения с правом вечного и потомственного владения, постановил вместе с тем, что допущенное им в данном случае толкование Литовского Статута,"принималось во всех решениях по подобным делам".

Данное толкование было отменено Высочайше утверждённым мнением Госу­дарственного Совета 15 апреля 1842 года, по которому право вдовы на владение частью имущества мужа признавалось лишь пожизненным. Однако для защиты прав тех лиц, которые получили имущество "на основании Се­натского доклада 18 июля 1806 года", было постановлено, что дела о та­ком имуществе, возникшие в период с 18 июля 1806 года до обнародования второго издания Общего Свода Законов Империи (1842 г.), должны были разрешаться "сообразно с докладом 1806 года".

Согласно статье 1158, при выделе супругам семейств, "произшедших" от брака между их крепостными людьми, всё семейство должно было при­надлежать тому, кому принадлежал отец семейства 3).

По статье 1159, ни муж при живой жене, ни жена при живом муже не могли требовать выдела вышеуказанной части; однако если один из супру­гов, "быв изобличён в преступлении", был лишён всех прав состояния, то другой супруг, не участвовавший в этом преступлении, получал указанную часть из имущества так же, как если б другой супруг умер.

Статья 1160 гласит, что если "муж дворянского состояния примет с Высочайшего утверждения фамилию жены своей, по причине пресечения мужского поколения её рода", то в случае смерти бездетной жены всё недвижимое имущество, которое было получено ею от отца, переходило к мужу 5).

По статье 1161, у магометан, все жёны умершего (сколько бы их ни было), если после мужа оставались дети, получали одну восьмую часть движимого и недвижимого имущества (все вместе); если же детей не было, то все жёны вместе получали четвёртую часть имущества, а остальное от­давалось в род умершего. Каждая жена в отдельности получала из сово­купной части равную долю.

3.2.6. Порядок наследования выморочного имущества

По статье 1162, если после умершего владельца не оставалось нас­ледников, или если наследники были, но никто из них не являлся в тече­ние 10 лет со времени последнего напечатания в Ведомостях вызова о яв­ке для получения наследства, или если из явившихся в указанный срок никто не доказывал своего права на наследство, то имущество признава­лось выморочным.

Согласно статье 1163, если имущество было благоприобретённое, то оно считалось выморочным, если из рода, к которому по отцу принадлежал умерший владелец, не оставалось ни одного лица как нисходящей, так и в побочных линиях, и если не осталось ни единоутробных братьев и сестёр владельца, ни их потомства.

Статья 1164 гласит, что в случае неявки наследников в пулугодовой срок, на основании статьи 1241, имущество поступало в опекунское уп­равление. Эта предварительная мера для "сохранения имущества", которое хотя и не было ещё выморочным, но могло быть впоследствии признано та­ковым, не препятсвовала возвращению имения наследникам, если они предъявляли свои права на данное имущество до истечения установленного срока 1). (Статья 1241 гласит, что если отсутствовавшие наследники не являлись в течение полугода со дня последнего "припечатания в публич­ных Ведомостях (Учр. Сенат. ст.472, в прил. ст.20), то налицо находя­щиеся" наследники вступали после истечения данного срока во владение оставшимся наследством; однако отсутствовавшие наследники не теряли своего права "на открытие спора установленным порядком и в определён­ные сроки" 2) ).

О всём поступавшем на основании 1164 статьи в опекунское управле­ние имуществе, Уездные Суды обязаны были подавать сведения в местные Палаты Государственных Имуществ (статья 1165).

По стаье 1166, если дома и другие отдельные строения, поступившие в "опекунское управление и присмотр казны или другого, по принадлеж­ности, ведомства", оказывались ветхими и не могли приносить дохода, достаточного для покрытия необходимых затрат на ремонт и содержание, то по предварительному разрешению начальства тех ведомств, которые присматривали за ними, после утверждения данного решения губернским начальством, дома и строения продавались тогров, а вырученные деньги до окончания десятилетнего срока, представленного для явки наследника, отсылались "для приращения процентами" в Приказ Общественного Призре­ния 3). После истечения означенного срока, если наследник не являлся, или являлся, но не мог доказать свои права на имущество, капитал с процентами, по правилам Приказов, переходил в казну или в то ведомс­тво, которому они должны были принадлежать по выморочному праву; в случае явки наследников капиталы выдавались им только тогда, когда их права на наследство признавались судебными органами.

В примечании к данной статье говорится, что при продаже домов и стоений, находящихся в землях казачьих войск (Черноморского, Азовско­го, Оренбургского и Сибирского Линейного), где посторонние не имели права осёдлости, право покупки тех домов и строений предоставлялось только лицам, принадлежащим "к сословию означенных войск" 1). Однако если войсковое начальство считало полезным починить строения и исполь­зовать для "общественных войсковых надобностей", то в таком случае войсковое начальство имело право по своему усмотрению использовать "оные по предназначению"; все затраты на вышеуказанные действия покры­вались войском, и если появлялись наследники, то они не обязаны были возмещать затраты, однако они были не в праве требовать доходы с этих строений 2).

Выморочное имущество, за исключением случаев, описанных ниже, пе­реходило в казну (статья 1167).

Согласно статье 1168, выморочное имущество, оставшееся после "членов Университетов и чиновников учебного ведомства" переходило тем учебным заведениям, при которых числились умершие 3).

По статье 1169, выморочное имущество, оставшееся после служивших в женских учебных заведениях Императрицы Марии, поступало в собствен­ность этих заведений.

Выморочное движимое имущество, оставшееся "по смерти духовных властей", переходило к духовному ведомству (статья 1170) 4).

Статья 1171 гласит, что после смерти монахинь, вступивших в мо­настыри Римско-Католического исповедания, приданые ими деньги, внесён­ные в Приказы Общественного Презрения, при неявке в указанный срок наследников, навсегда оставались в собственности монастырей.

Согласно статье 1172, выморочное имущество "местного гражданина" поступало "в доход того города, коего умерший был обывателем" 5).

В примечании к данной статье сказано, что городским обществам городов Устюга, Казани, Ростова (Ярославской губернии), Коломны, Архангельска и Ирбити было предоставлено право по своему усмотрению присоединять выморочное имущество к капиталам учреждённых в этих городах Обществен­ных Банков. Такое же право было предоставоено следующим городским об­ществам:

- города Верхотурья относительно Банка Попова;

- города Порхова относительно Общественного Банка Жукова;

- города Осташкова относительно Банка Савина;

- городам Сибирских губерний относительно учреждённого в городе Томске Общественного Сибирского Банка.

По статье 1173, имущество члена Кронштадского общества вольных матросов, умершего без завещания и не имеющего наследников обращалось "в капитал сего общества на вспоможествование круглым сиротам женского пола во время их малолетства" 6).

1174, выморочное имущество чиновников и казаков Черноморского, Азовского, Оренбургского и Сибирского Линейного войск "переходило в пользу сих войск", кроме того имущества и капитала, ко­торый находился вне пределов войска, и который должен был перейти в казну на общем основании 1). Если наследники вкладчика капитала в Сох­ранную Казну Воспитательного Дома, не являлись долгое время по про­шествии не только срока, необходимого для принятия капитала, но и пос­ле публикации этого в определённый срок (статья 1252), то капитал об­ращался в пользу Сохранной Казны (сстатья 1176). (Статья 1252 гласит, что если капитал был отдан в Сохранную Казну "на срочное время", и наследники умерших вкладчиков не являлись по прошествии оного, то Опе­кунский совет ждал их ещё пять лет, а на шестой год вызывал их через Ведомости не только в России, но и в иных государствах, чтобы они яв­лялись в течение шестого года для принятия капитала.

Часть наград, положенных убитым в сражениях, при отсутствии нас­ледников, обращалась в "инвалидную сумму" (статья 1176) 3).

Суммы, накопившиеся по частным искам в Магистратах и в других "присутственных местах", для получения которых никто не являлся в те­чение десяти лет, поступали в Комитет Призрения Заслуженных Гражданс­ких Чиновников (статья 1177) 4).

По статье 1178, если не было наследников "после морских чиновни­ков или рядовых морской службы", которые умерли на военном корабле или другом казённом судне во время похода, то их имущество переходило к госпиталю 5).

Согласно статье 1179, если не находилось наследников умершего рекрута, то его собственные деньги, за исключением суммы, необходимой на погребение, переходили "в пользу образной суммы" батальона Внутрен­ный Стражи той губернии, откуда была первоначально отправлена рекрутс­кая партия 6).

Статья 1180 гласит, что имущество, оставшееся после жителей За­кавказского края, бежавших за границу, отдавалось родственникам или наследникам, если в их преданности и благонадёжности не было сомнения, в противном случае или если не было ни родственников, ни наследников, вышеуказанное имущество переходило не в казну, а городским и сельским обществам, в которых состояли бежавшие.

По статье 1181, имения, пожалованные на праве майоратов в Запад­ных губерниях, после "прекращения наследников мужского колена", имею­щих право наследования по статье 1214 1),переходили в "казённое ве­домство".

Согласно статье 1182, имения, поступающие, по предшествующей 1181 статье, в казну, поступали со свеми хозяйственными строениями и при­надлежностями, необходимыми для поддержания заведённого умершим вла­дельцем хозяйства, то есть: с домашним скотом, земледельческими и дру­гими хозяйственными орудиями, а также с необходимыми для засева полей семенами. За всё это казна не обязана была платить какую либо компен­сацию наследникам другого имущества умершего владельца. Но если в построенным владельцем майоратного имения заводах и фабриках находи­лись дорогостоящие "машины и аппараты", и казна признавала нужным ос­тавить их в имении, то она выплачивала наследникам, не имевшим права "на владение майоратом, оценочную сумму"; в противном случае наследни­ки имели право забрать вышеуказанные машины и аппараты.

Согласно статье 1183, сумма, уплаченная по статье 1182 наследни­кам "за машины и аппараты", поступала "в число долга, на имении лежа­щего", и, после передачи имения новому владельцу, погашалась доходами в срок, определённый Министерством Государственного Имущества 2).

3.2.7. Особенный порядок наследования в случаях, изъятых из общих правил

По статье 1184, особый порядок наследования был установлен в сле­дующих случаях:

1) наследование права на издание книг и музыкальных произведений после смерти сочинителей и переводчиков, наследование права на худо­жественную собственность;

2) наследование "после духовных властей и монашествующих низших степеней" 3);

3) наследование не-христианами святых икон;

4) наследование имущества, находящегося в аренде;

5) наследование за колонистами;

6) наследование участков, отводимых по Высочайшим повелениям ма­лоимущим дворянам для поселения;

7) наследование заповедных имений;

8) наследование имений, отводимых на праве майоратов в западных губерниях;

9) наследование "после иностранцев в безсрочных долгах их", вне­сённых в государственную долговую книгу 4);

10) наследование "после военных чинов" 1);

11) наследование за Малороссийскими казаками, живущими в Черни­говской и Полтавской губерниях;

12) наследование за ссыльными.

Примечание к данной статье гласит, что порядок наследования иму­щества, находящегося в аренде у частных лиц, оговорён в Уставе о Хо­зяйственном Управлении Казённых Населённых Имений; особый порядок нас­ледования за колонистами оговорен в Уставе о Колониях.

3.2.7.1. Наследование литературной и художественной собственности

Согласно статье 1185, в случае смерти сочинителя или переводчика книг, сочинителя музыкального произведения или художника-автора исклю­чительное право "пользоваться изданием и продажею" книги, музыкального произведения, или право художественной собственности переходило к нас­ледникам по закону или по завещанию, если данное право при жизни соз­дателя произведения искусства не было передано кону либо другому; но данное право "продолжалось" не более пятидесяти лет со дня смерти со­чинителя, переводчика или художника-автора, или со времени появления на свет сочинения, перевода или произведения, не изданного до смерти автора 2).

3.2.7.2. Наследование за лицами духовного звания

По статье 1186, жалованные духовным лицам панагии и кресты, укра­шенные драгоценными камнями, после смерти вышеупомянутых лиц отдава­лись наследникам, однако священные изображения, находящиеся в них, вы­нимались и оставлялись на хранение в ризницах тех мест, в которых слу­жили умершие.

Согласно статье 1187, оставшиеся "после монашествующих властей" ризницы, даже если в них находились вещи, "ими на собственное иждиве­ние устроенные", а также всё движимое имущество низших монашествующих степеней, переходило в монастырскую казну 3).

3.2.7.3. Наследование не-Христианами святых икон

По статье 1188, не-Христиане, хотя и не устранялись от получения в наследство по закону или по завещанию святых икон, но были обязаны передать их со всеми украшениями в шестимесячный со дня вступления в наследство сток, в руки Православных, или же в Православную церковь; при неисполнении этого, данные иконы у вышеуказанных лиц отбирались и передавались в Духовные Консистории для распоряжения ими по усмотрению духовного начальства.

"Сила постановления", изложенного в предшествующей статье (статья

1188), распространялась и на те случаи, когда в наследуемом не-Христи­анином имуществе находились частицы святых мощей, части одежды и гро­бов Святых, а также другие освящённые предметы благоговения Православ­ной Церкви (статья 1189) 1).

Статья 1190 гласит, что местное начальство обязано было постоянно наблюдать за тем, чтобы в течение предоставленного иноверцам-наследни­кам шестимесячного срока святые иконы и другие освящённые предметы хранились "в приличных местах, без нарушения подобающего к святыне уважения" 2).

В Примечании к данной статье указано, что по всем делам, возник­шим до 2 июня 1841 года по обстоятельствам, изложенным в статьях 1188, 1189 и 1190, для устранения обратного действия закона, шестимесячные сроки должны были считаться не со времени вступления наследников в их права, а со дня обнародования правил, постановленных в этих статьях.

3.2.7.4. Наследование участков, отведённых малоимущим дворянам

По статье 1191, участки, отводимые по Высочайшим повелениям мало­имущим дворянам для поселения, при разделе по наследству передавались без раздробления, то есть право владения участком переходило к старше­му в роде наследнику, имеющему по закону право пользоваться данным участком.

3.2.7.5. Наследование заповедных имений

По статье 1192, ближайшие наследники заповедных наследственных имений должны были быть определены учредителями имений в актах учреж­дения. На этом основании учредитель как одного, так и нескольких нас­ледственных имений обязан был точно указать, кому из своих детей, вну­ков, правнуков или других лиц своего рода он "предназначает" в нас­ледство каждое из учреждённых им заповедных имений и по какому, сооб­разно с установленными для этого правилами, порядку наследования 3). Также при учреждении одного заповедного имения несколькими лицами, не­обходимо было назначить наследником лицо, принадлежащее к их роду.

Согласно статье 1193, лица, имевшие законных детей или других нисходящих от них по прямой линии потомков, могли назначать наследни­ками учреждённых ими заповедных имений лишь своих детей и нисходящее от них по прямой линии потомство с соблюдением между ними старшинства по праву первородства и представления и "с предпочтением в одинаковых степенях мужского колена женскому" по порядку наследования заповедными имениями, установленному в статьях 1192-1210 4).

Статья 1194 гласит, что не имевшие ни законных детей, ни их по­томства, ни нисходящего по прямой линии потомства (как мужского, так и женского пола), могли назначать наследниками учреждённых ими заповед­ных имений своих более или менее близких родственников боковой линии, если только эти родственники "принадлежали" к Российскому потомствен­ному дворянству 1).

Учредитель заповедного имения, имевший законных детей или нисхо­дящее от них по прямой линии потомство, на случай их смерти и "совер­шенного пресечения потомства их" как по мужскому, так и по женскому колену мог определить, к какому из его родственников, с нисходящим от последнего по праву первородства потомством, должно было перейти уч­реждённое им заповедное имение, если родственних и его нисходящие мог­ли владеть вышеуказанным имуществом "по правам своего состояния" (статья 1195) 2).

По статье 1196, учредитель заповедного имения, не имевший ни за­конных детей, ни нисходящих от него по прямой линии, на случай смерти и пресечения потомства того родственника, которого он назначил наслед­ником заповедного имения, мог указать, к кому из его других родствен­ников, с нисходящим от последнего по праву первородства потомством, должно было перейти вышеуказанное имение, если данный родственник и его нисходящие принадлежали к Российскому потомственному дворянству.

Согласно статье 1197, если в случаях, указанных выше (в статьях 1194,1195 и 1196), заповедное имение учреждалось из родового имения, то "предназначаемый к наследованию оным" родственник должен был при­надлежать к тому роду, из которого к учредителю поступило имение, "об­ращаемое в заповедное" 3).

Наследование заповедных имений, по статье 1198, осуществлялось по правилам, указанным в нижеследующих статьях; однако при переходе име­ние не делилось и оставалось "в полном составе своём" до полного прек­ращения рода учредителя или первого владельца 4).

После смерти владельца заповедное имение наследовал старший за­коннорождённый сын, а в случае смерти сына, по праву представления, старший сын сына, и так далее (статья 1199).

По статье 1200, если сын того лица "после коего" открывалось нас­ледование заповедного имения, умер не оставив наследников в прямой нисходящей линии ни по мужскому, ни по женскому колену, то заповедное имение переходило ко второму сыну последнего владельца, или, по праву представления и согласно с правилом, указанным в статье 1199, к его старшему сыну; если же и второй сын последнего владельца умирал без потомства, то заповедное имение, на основании того же правила, перехо­дило к третьему сыну или потомству его сына, и так далее 1).

Согласно статье 1201, если умерший владелец заповедного имения не оставлял ни сыновей, ни нисходящего от них потомства, то данное имение переходило к его старшей дочери или к её нисходящим по праву представ­ления и первородства, а также "с предпочтением в одинаковых степенях мужского колена женскому" 2). Если же старшая дочь владельца заповед­ного имения умирала без потомства, или если её нисходящие не имели права Российского потомственного дворянства, то заповедное имение пе­реходило ко второй по старшинству дочери последнего владельца имения или к её нисходящим, если они имели права Российского потомственного дворянства, и так далее.

По статье 1202, если после умершего владельца заповедного имения не оставалось нисходящих и он не был ни учредителем, ни первым по наз­начению учредителя владельцем данного заповедного имения, то оно пере­ходило к старшему из его братьев или к нисходящим от этого брата; если же не было ни братьев, ни их потомства - к старшей из его сестёр и к её нисходящим по праву представления и первородства и "с представлени­ем в одинаковых степенях мужского колена женскому", по правилам, ука­занным выше (в статье 1199,1200 и 1201).

Если же не оставалось ни братьев, ни сестёр умершего владельца заповедного имения, ни нисходящих от них, тогда имение переходило к старшему из братьев или старшой из сестёр его отца, или к нисходящей от них, если "дяди или тётка его происходят, в какой бы то ни было степени" от учредителя, первого владельца или от назначенного учреди­телем первого наследника заповедного имения (статья 1203).

Согласно статье 1204, на том же основании и в том же порядке, то есть с соблюдением права первородства, представления и предпочтения в одинаковых степенях мужского колена женскому, наследовали заповедное имение и все родственники боковых линий "происходящие" от учредителя, от первого владельца или от нахначенного учредителем первого наследни­ка данного заповедного имения.

Лицо, наследовавшее заповедное имение, не теряло права на иное движимое и недвижимое имущество, оставленное последним владельцем за­поведного имения, которое он имел по общим законам о наследстве (статья 1205).

По статье 1206, если по установленному в данном положении (статьи 1192-1213) порядку наследования, или по акту учреждения к одному лицу доходили два или более отдельных заповедных имения, тогда, владея и пользуясь имениями на основании установленных в Своде правил, вышеука­занное лицо не могло объединить данные имения "в один состав" 1). Пос­ле смерти данного лица заповедные имения разделялись между его наслед­никами следующим образом: главное заповедное имение отдавалось старше­му, т.е. ближайшему из всех наследников по праву первородства и предс­тавления, с предпочтением в одинаковых степенях мужского колена женс­кому; второе по важности и количеству доходов - второму в данном по­рядке наследнику; третье - третьему, и так далее. Однако если наслед­ников, принадлежащих к роду учредителя или учредителей заповедных име­ний, было меньше, чем самих имений, то старший из них, кроме главного, получал и все другие имения, оставшиеся после "наделения" остальных наследников и пользовался ими так же, как и прежний владелец (не объ­единяя их); после его смерти данные имения "разделялись" между его ближайшими наследниками по правилу, указанному выше в этой статье 2). Если оставались сыновья и дочери владельца нескольких заповедных име­ний или их нисходящее "потомство", то все заповедные разделялись между сыновьями и их потомством с отстранением от участия в разделе наследс­тва дочерей и их потомства 3). Это же правило соблюдалось и при разде­ле заповедного имения между племянниками, племянницами и другими нас­ледниками как по мужскому, так и по женскому колену.

Согласно статье 1207, если все заповедные имения были равны по доходам и "прочим выгодам достоинства", то старшему наследнику, затем второму и так далее (по порядку старшинства, означенному в статье 1206) предлагалось на выбор одно из имений.

По статье 1208, если муж и жена владели разными заповедными име­ниями, то после смерти мужа, его заповедное имение переходило к стар­шему сыну, или, при отсутствии сыновей и их потомства, к старшей доче­ри, а заповедное имение матери - ко второму сыну, или, если был только один сын, к старшей дочери, или, если старшая дочь получала заповедное имение, ко второй дочери, или к их нисходящим по праву первородства и представления с предпочтением мужского колена женскому (на основании правил, постановленных в статьях 1200 и 1201).

Статья 1209 гласит, что если род первого владельца заповедного имения, учреждённого частным лицом, пересекался в прямой нисходящей линии в мужском и женском колене, или из оставшихся в данной линии наследников никто не принадлежал к Российскому потомственному дворянс­тву, и в акте учреждения не было сказано, к кому в данном случае долж­но было перейти имение, то в данном случае заповедное имение считалось "уничтоженным", а все имения, из которых оно было составлено, поступа­ли, на основании общих законов о наследовании недвижимого дворянского имущества, к наследникам последнего владельца.

Если владевшая заповедным имением или ближайшая наследница, девица или вдова, выходила замуж за иностранца, "не состоящем ни в подданс­тве, ни в службе России", то на основании статьи 1514 Законов о Состо­яниях она не имела права владеть недвижимым имуществом в России; в этом случае заповедное имение переходило к другому ближайшему наслед­нику без всякого вознаграждения вышеуказанному лицу (статья 1210).

Согласно статье 1211, если владелец заповедного имения умирал, не сделав никаких распоряжений относительно обеспечения "участи" своей жены и тех детей, которые не получали в наследство данное имение, и не объявлял в своём духовном завещании или других актах и бумагах, что его жена и не наследовавшие заповедного имения дети достаточно обеспе­чены благодаря другим его распоряжениям или их собственным имуществом, то они могли требовать:

- вдова - чтобы ей ежегодно, до её смерти, выплачивали шестую часть чистого дохода с заповедного имения;

- дети - чтобы "для раздела между ними" был создан особый непри­косновенный денежный капитал (с помощью займа), равняющийся чистому доходу с данных имений за два года 2).

Если же заповедным имением владело лицо женского пола, то её де­ти, не наследовавшие данного имения, могли требовать составления неп­рикосновенного капитала для раздела между ними, а муж имел право на шестую часть доходов заповедного имения.

Заём для наделения младших братьев и сестёр, мог быть сделан не­зависимо от займа, допускаемого для поддержания заповедного имения (статья 1212).

По статье 1213, оставшиеся после смерти владельца заповедного имения доходы, собранные в течение последнего года владения, считая с 1 января, а также доходы "за последнее время", также считая с 1 января по день смерти владельца, не полученные последним, если не было на их счёт никакого особенного распоряжения, разделялись поровну между всту­павшим во владение наследником заповедного имения, вдового прежнего владельца (если она была жива) и другими не наследовавшими имения детьми; однако данный раздел производился только после вычитания всех личных долгов владельца 3).

3.2.7.6. Наследование имений, пожалованных на правах майоратов в Западных губерниях

Согласно статье 1214, имения, пожалованные на правах майоратов в Западных губерниях, переходили в наследство в мужском колене, поступая после смерти владельца всегда к старшему сыну. Если потомство старшего сына первого приобретателя пресекалось, то имение переходило к линии второго сына и так далее. Из данного правила делалось исключение толь­ко для первого приобретателя, не имевшего сыновей: после его смерти имение переходило к старшей дочери, а после неё - к старшему внуку,

если у неё не было мужского потомства - к старшему в роде другой доче­ри. Если же у первого приобретателя не было потомства, или у его доче­ри не было детей мужского пола, то наследовал старший брат или его наследники мужского пола, а "в случае и его бездетной смерти" - стар­ший из других братьев и его наследники, всегда в порядке первородства без раздробления имения 1).

Имение всегда поступало к одному наследнику "в целом составе без раздробления" со всеми хозяйственными постройками; остальные наследни­ки не только не получали никакой части имения, но и не имели права требовать какого-либо вознаграждения за это (статья 1215).

Согласно статье 1216, при разделе наследства майоратное имение не принималось в расчёт. Поэтому старший наследник, получивший "майорат", не лишался права на часть другого имения умершего владельца. Однако владелец мог распоряжаться другим имуществом на основании существовав­ших законов.

По статье 1217, при отбирании майоратного имения в казну "за прекращением" наследников мужского пола, имевших, по статье 1214, пра­во наследия, движимое имущество, оставленное умершим владельцем, иск­лючая предметы, указанные в статьях 1182 и 1183, отдавалось наследни­кам другого имущества 4). Однако перед этим требовалось погасить все долги за счёт этого имущества, которые возникли по контрактам, заклю­чённым умершим владельцем "по предметам, относящимся вообще до майо­ратногог имения", и по исполнению других обязанностей умершего вла­дельца в отношении казны и частных по майоратному имению 5). Однако наследники могли "обеспечить" числившиеся на нём взыскания и обязан­ности по имению достаточным залогом: в данном случае наследники могли безпрепятственно получить движимое имущество.

3.2.7.7. Наследование бессрочных долгов иностранца, внесённых в государственную долговую книгу

Согласно статье 1218, в случае смерти иностранца без завещания, его бессрочный долг, занесённый в государственную долговую книгу, пе­реходил к его наследникам по порядку и правилам наследия государства, "к которому он принадлежал" 1). Порядок наследования иностранцами иму-

щества, остающегося в России, определялся общими правилами, существо­вавшими для коренных подданых с изъятиями, изложенными в Законах о Состояниях. В примечании к данной статье сказано, что по конвенции, заключённой с Королём Нидерландским, и трактату, заключённому с Коро­лём Греции, все споры о наследстве должны были решаться окончательно по законам и в судах той страны, где открывалось наследство.

3.2.7.8. Наследование после военных чинов

Согласно статье 1219, порядок наследования движимого имущества после умерших военных чинов определялся в Своде Военных Постановлений. Некоторые особенные правила, соблюдавшиеся при переходе по наследству домов, построенных или купленных инвалидами, получавшими пособие от казны, указаны в статье 1633 книги 1 части 2 Свода Военных Постановле­ний. Особый порядок наследования "пожизненных участков" земли, выделя­емых чиновникам войска Донского, определён в Уставе о Казачьих Селени­ях, однако поселённые на этих землях крестьяне и дворовые люди, при­надлежавшие вышеуказанным Донским чиновникам, за которыми они были за­писаны по ревизиям, или укреплены законными актами до 28 февраля 1816 года, или к которым перешли любым законным образом, остаются во владе­нии данных чиновников на основании общих государственных постановлений

2). После смерти чиновников, при разделе принадлежавших им крепостных людей, занимавшихся "хлебопашеством", их вдовы получали седьмую, а до­чери - четырнадцатую часть 3).

3.2.7.9. Наследование имений Малороссийских казаков

По статье 1220, лежавшие на умершем владельце казачьей земли по­дати и разные повинности переходили к получавшим в своё владение землю наследникам умершего, как остававшихся "в казачьем звании", так и при­обретших, на основании статьи 861 Законов о Состояниях права дворянс­кого состояния 4). Однако если лицо, принадлежавшее к казачьему сосло­вию и приобретшее службой или другим способом права другого,не имело во владении земель, признаваемых казачьими на основании статей 861-863

Законов о Состояниях, даже если оно имело другие земли, приобретённые на основании статьи 864 этих же Законов, получало от лица, принадле­жавшего к казачьему сословию, движимое имущество, то над ним, его нас­ледниками и имением учреждалась опека.

В примечании 1 к данной статье сказано, что право опеки в случае, означенном в данной статье принадлежало тому сословию, в которое вла­делец вступил "по вновь приобретённым им правам, без всякого участия в том со стороны казаков" 1).

В примечании 2 к данной статье сказано, что если лицо казачьего сословия, владевшее крепостной казачьею землей, купленной или достав­шейся по наследству, неисправно платило подати и повинности, то, для уплаты недоимки, данная земля отдавалась во временное хозяйственное управление казачьего общества.

3.2.7.10. Наследование в имениях ссыльных

Согласно статьи 1221, порядок наследования имений ссыльных, при­обретённых ими во время пребывания на поселении, определён в Уставе о Ссыльных.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Свод законов Российской империи является результатом уникальной систематизации законодательства. Однако, в Своде гражданских законов отсутствует чётко выделенная общая часть с определением важнейших по­нятий и институтов гражданского права. Хотя в Свод законов были вклю­чены нормы буржуазного права, было дано определение целому ряду новых понятий и институтов, тем не менее следует отметить несоответствие за­конов развивавшимся буржуазным отношениям. Изменение правовых норм в первой половине 19 века прежде всего преследовало цель дальнейшего ук­репления феодально-крепостного строя.

Тем не менее, следует отметить то обстоятельство, что составление Свода гражданских законов представило значительный этап в развитии гражданского права и юридической мысли России.


Список литературы


1. Свод Законов Российской Империи. Издание 1857 года.

2. Клеандрова В.М.,Яковлев Л.С. История государства и права России 17-20 веков (до октября 1917 года). Курс лекций.

3. Титов Ю.П. История государства и права СССР. Учебник для высших учебных заведений.- Москва, Юридическая литература, 1988.


Случайные файлы

Файл
ref-14650.doc
64429.rtf
46426.rtf
17446.rtf
36687.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.