Недействительность сделок (121310)

Посмотреть архив целиком

Недействительность сделок

А.Эрделевский, доцент МГЮА, кандидат юридических наук

Сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности (ст.169 ГК), представляет собой квалифицированный вид незаконных сделок. Для применения данной статьи необходимо наличие следующих условий:

- сделка нарушает требования правовых норм, обеспечивающих основы правопорядка, либо противоречит основам общественной нравственности;

- одна или обе стороны сделки имеют прямой или косвенный умысел в отношении противоречащей основам правопорядка или нравственности направленности сделки, т.е. осознают именно такой ее характер.

Последствиями в зависимости от наличия умысла у обеих или одной из сторон являются соответственно недопущение реституции или односторонняя реституция.

При наличии умысла у обеих сторон в случае исполнения ими сделки в доход государства взыскивается все полученное по ней, а в случае исполнения сделки одной стороной с другой взыскивается в доход государства все полученное ею и все причитавшееся с нее первой стороне в возмещение полученного. При наличии умысла лишь у одной из сторон все полученное ею по сделке должно быть возвращено другой стороне, а полученное последней или причитавшееся ей в возмещение исполненного взыскивается в доход государства. Если, при наличии умысла у одной из сторон, сделка исполнена только виновной стороной, то с невиновной взыскивается в доход государства все полученное ею по сделке.

Мнимая и притворная сделки весьма сходны по основаниям их недействительности: в обоих случаях имеет место несовпадение сделанного волеизъявления с действительной волей сторон. Статья 170 ГК определяет мнимую сделку как сделку, совершенную лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, а притворную - как совершенную с целью прикрыть другую сделку. Поскольку как в первом, так и во втором случае стороны желают достигнуть определенных правовых последствий, возникает вопрос о правильном разграничении этих сделок.

При совершении мнимой сделки воля сторон не направлена на достижение каких бы то ни было гражданско-правовых отношений между сторонами сделки. Целью обычно является возникновение правовых последствий для каждой или, что чаще встречается в практике, для одной из них в отношении третьих лиц (например, мнимое дарение имущества должником с целью не допустить описи или ареста этого имущества). Последствием мнимой сделки является двусторонняя реституция. Наличие цели, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, превращает ее в сделку, предусмотренную ст.169 ГК.

При совершении притворной сделки воля сторон направлена на установление между сторонами гражданско-правовых отношений, но иных по сравнению с выраженными в их волеизъявлении (например, заключение договора купли-продажи недвижимого имущества с обязательством обратной продажи через определенный срок, прикрывающего договор о залоге в обеспечение возврата займа, с целью избежать судебной процедуры обращения взыскания на заложенное имущество).

Ничтожность притворной сделки не вызывает правовых последствий, предусмотренных п.2 ст.167 ГК. В соответствии с п.2 ст.170 к сделке, которую стороны действительно имели в виду, применяются относящиеся к ней правила. Совершение прикрываемой сделки имеет, как правило, незаконную цель, что, однако, не означает ее обязательной недействительности. Так, безвозмездная передача денежных средств между юридическими лицами может с целью уклонения от уплаты налогов быть прикрыта договором о совместной деятельности. В этом случае договор о совместной деятельности является ничтожной сделкой в соответствии с п.2 ст.170 ГК, а сделка по безвозмездной передаче денежных средств может оказаться действительной, что не исключает применения административно-правовых последствий, предусмотренных налоговым законодательством.

Применение правил о ничтожных сделках, предусмотренных ст.ст.171, 172 ГК, требует наличия специальных субъектов - гражданина, признанного судом недееспособным вследствие психического расстройства (ст.171 ГК), или малолетнего, т.е. лица, не достигшего 14 лет. Основанием недействительности этих сделок является отсутствие у их субъектов необходимой дееспособности. Ничтожными являются все сделки, совершенные гражданином, признанным недееспособным, и сделки, совершенные малолетним, за исключением тех, которые малолетний вправе совершать самостоятельно в соответствии с п.2 ст.29 ГК. Ничтожность влечет здесь одинаковые правовые последствия, предусмотренные п.1 ст.171 ГК. Основное - двусторонняя реституция, дополнительное - обязанность дееспособной стороны возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб, если первая знала или должна была знать о недееспособности или малолетстве второй. По общему правилу в этом случае действует принцип презумпции вины правонарушителя (п.2 ст.401, ст.1064 ГК), поэтому на дееспособную сторону ложится бремя доказывания отсутствия своей вины.

Статьи 171 и 172 ГК предусматривают возможность судебного признания рассматриваемых сделок действительными по иску законных представителей недееспособного и малолетнего в случае, если они совершены к выгоде недееспособного или малолетнего. Сделка должна признаваться таковой, если суд придет к выводу, что добросовестно действующий опекун, родитель или усыновитель при тех же обстоятельствах совершил бы ее от имени недееспособного или малолетнего.

Под понятие сделок, выходящих за пределы правоспособности юридического лица (ст.173 ГК), подпадают сделки, совершенные юридическим лицом в противоречии с целями деятельности, определенно ограниченными в его учредительных документах, т.е. за пределами специальной правоспособности, а также сделки, совершенные юридическим лицом, не имеющим лицензии на соответствующий вид деятельности. В этих случаях отсутствует такое условие действительности сделки, как необходимая для совершения сделки правоспособность юридического лица. Оно должно признаваться не имеющим лицензии на занятие соответствующей деятельностью во всех случаях, когда на момент совершения сделки у него отсутствует действующая лицензия.

Данные сделки могут быть признаны судом недействительными, если они совершены за пределами правоспособности юридического лица и при этом другая сторона знала или заведомо должна была знать о ее незаконности. Статья 173 ГК предусматривает ограниченный круг лиц, управомоченных на предъявление иска о признании указанных сделок недействительными: само юридическое лицо; его учредитель (участник); государственный орган, осуществляющий контроль и надзор за деятельностью юридического лица. Другая сторона по сделке предъявлять такой иск не вправе. В соответствии с процессуальным законодательством бремя доказывания наличия обоих условий, необходимых для признания сделки недействительной, ложится на истца, заявившего это требование. Последствие - двусторонняя реституция.

Под ограничением необходимых полномочий на совершение сделки (ст.174 ГК) понимается выход лица за пределы своих полномочий в случаях неочевидного ограничения его полномочий. Оно имеет место в случаях, когда: полномочия, определенные в доверенности, законе или очевидные из обстановки, в которой совершается сделка, превышают полномочия, предусмотренные в договоре между представителем и представляемым; полномочия органа юридического лица ограничены учредительными документами и недостаточны для совершения сделки. Статья 174 ГК неприменима, когда орган юридического лица действовал с превышением полномочий, установленных не учредительными документами, а законом. В этих случаях необходимо обращаться к ст.168 ГК.

Закон, охраняя интересы добросовестных контрагентов, допускает признание таких сделок недействительными лишь при недобросовестности контрагента, который знал или заведомо должен был знать об указанных ограничениях, и только по иску лица, в интересах которого установлены ограничения. Когда же ограничения полномочий органа юридического лица установлены учредительными документами, таким лицом, по смыслу ст.174 ГК, является само юридическое лицо. Иные лица, в том числе учредители, вправе предъявлять данные иски в случаях, прямо указанных в законе.

Лицо, в интересах которого установлены ограничения, вправе впоследствии одобрить сделку, совершенную с пороками, упомянутыми в ст.174 ГК. Поскольку она не содержит положений об одобрении сделок, в силу ст.6 ГК к таким отношениям в порядке аналогии закона следует применять правило п.2 ст.183 ГК о последующем одобрении сделки представляемым. Одобрением может быть признан, в частности, факт принятия истцом исполнения по оспариваемой сделке. Предусмотренные ст.174 ГК основания для признания сделки недействительной в таком случае отсутствуют.

Необходимо отметить, что к одному из указанных в ст.174 ГК случаев - несовпадению полномочий в доверенности и договоре - последствия, предусмотренные рассматриваемой статьей, не могут применяться. Если во всех остальных случаях контрагент, знающий об ограничении полномочий и, тем не менее, совершающий сделку, действует незаконно, то при несовпадении доверенности и договора возникает иная ситуация. Контрагент, знающий об этом несовпадении и руководствующийся доверенностью, поступает правомерно. Именно доверенность закон определяет в качестве одного из оснований возникновения полномочий представителя, исчерпывающе определенных в ст.182 ГК. Договор в качестве основания возникновения полномочий в этой статье не упоминается. Кроме того, именно доверенность закон определяет в качестве документа, выдаваемого для представительства перед третьими лицами (ст.185 ГК). При расхождениях в содержании договора и доверенности третьему лицу целесообразно поинтересоваться у представляемого, не отменена ли доверенность полностью или частично. Если сделка совершается при отмененной доверенности, это превращает ее в сделку с неуполномоченным лицом, что влечет соответствующие последствия (ст.183 ГК).


Случайные файлы

Файл
35324.rtf
72000-1.rtf
13202-1.rtf
159669.rtf
12164.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.