Конституционное право (121103)

Посмотреть архив целиком

П Л А Н

1.ОСНОВНЫЕ ОБЯЗАННОСТИ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА И ИХ

ХАРАКТЕРИСТИКА

2.ЕДИНСТВО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И ОБЯЗАННОСТЕЙ

3.ПРИЗНАКИ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ,СВОБОД И ОБЯЗАННОСТЕЙ

С П И С О К Л И Т Е Р А Т У Р Ы

1.ОСНОВНЫЕ ОБЯЗАННОСТИ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА И ИХ ХАРАКТЕРИСТИКА

Если правам и свободам личности в действующей ныне Конститу­ции и в литературе уделяется большое внимание, то этого нельзя сказать об основных обязанностях. В Конституции содержатся лишь пять статей, посвященных обязанностям. В литературе же имеются лишь отдельные статьи, в которых они анализируются.

Отсутствие в литературе полновесного анализа понятия обязан ностей вовсе не означает недооценки их роли в правовом регулиро вании поведения членов нашего общества. Напротив, все авторы, в той или иной мере затрагивающие проблему обязанностей, довольно единодушно подчеркивают их важное значение в укреплении общест­венной дисциплины и правопорядка. Видимо, причина недостаточной разработки понятия юридической обязанности заключается в другом - в кажущейся простоте . "В Уголовном кодексе, в законах, регулиру­ющих финансовую деятельность государства, административную дея-

тельность государства и т.д., всюду мы найдем указания на извест­ного рода обязанности и повинности гражданина ".

Конституционные обязанности личности - лишь небольшая часть всех тех обязанностей, которые закон возлагает на нее. Они отли­чаются от прочих обязанностей граждан рядом особенностей, и все же можно говорить о едином понятии юридической обязанности неза­висимо от того, в каком нормативном акте она записана.

Как известно, правовая норма, закрепляя должное поведение людей, регулирует их деятельность посредством установления либо

прав, либо обязанностей. Категория "должное поведение", т.е. по­ведение, обеспечиваемое принудительной силой государства и соот­ветствующей санкцией в юридической норме, отражает специфику пра­ва в целом, отличие правовых от всех других социальных норм. Од­нако она не дает достаточного представления о правах и обязаннос­тях как таковых, не делает между ними каких-либо различий. Они в рамках должного существуют в степени долженствования, хотя эту степень категория "должного" не в состоянии выразить. Она не мо­жет быть с надлежащей полнотой отражена в категориях "возможнос­ти" и "необходимости".

Правовая необходимость полнее всего раскрывает существо юри­дической обязанности. Она, с одной стороны, указывает, что эта обязанность существует и развивается в рамках должного, установ­ленного законом и обеспечиваемого государством поведения. С дру­гой же стороны, она выражает содержание обязанности и присущую ей специфику. "Необходимость" для раскрытия обязанности играет такую же роль, какую в понятии прав и свобод личности выполняет "воз­можность".

В данном случае необходимость указывает то направление, в котором должен идти научный поиск при определении понятия юриди­ческой обязанности. Очевидно, юридическая обязанность есть не просто должное (правомерное) поведение, а это также и характери­зуемое определенным качеством (вид) и находящееся в определенных границах (мера) поведение. Здесь налицо переход от сущности пер­вом порядка к сущности втором порядка. Вторая выражает специфику правовой обязанности полнее и глубже, чем первая, и потому она является содержательнее ее.

Н.С. Братусь и С.Ф. Кечекьян определяют обязанность не через

"должное", а через "долженствование". По мнению С.Н. Братуся,

"обязанность, будучи мерой поведения, означает "долженствование",

необходимость этого поведения со стороны обязанного лица...".

"Долженствование", как и "необходимость", в отличие от "должного" выражает внутреннюю сторону обязанности. Оно позволяет взглянуть на обязанность как бы изнутри ее, со стороны обязанного субъекта, а не государства, установившего должное поведение и озабоченного тем, чтобы оно было исполнено.

С.Ф. Кечекьян, раскрывая понятие обязанности через "долженс­твование", трактует его как "необходимость" и в своем определении предпочитает использовать термин "необходимость", хотя и оговари­вается, что употребление этом термина связано с некоторыми неу­добствами. С.Ф. Кечекьян считает, что "правовая обязанность есть обусловленная ... необходимость определенного поведения". Пос­кольку необходимость чаще всего употребляется в философском зна­чении и здесь не связана с действующими в природе и обществе за­кономерностями, то он поясняет: необходимость употребляется не только в философском, но и в других смыслах.

Термин "необходимость" в данном случае используется в смысле "социальной связанности" поведения обязанного субъекта. По мнению

С.Ф. Кечекьяна, здесь речь идет о связанности, создаваемой право­порядком, о необходимости, диктуемой нормами права и всей систе­мой поведения людей".-Иначе говоря, содержащаяся в правовой обя­занности необходимость в первую очередь вытекает не из объектив­ных законов общественного развития, а из правовых норм. Но с точ­ки зрения установленного государством правопорядка обязанность - это то же общественно необходимое поведение. Как видно, в данном случае идет речь о правовой необходимости, обусловленной природой

существующего в стране общественного и государственного строя, т.е. конституционного строя.

Как юридическая возможность, так и правовая необходимость особенно отчетливо проявляются в конституционных правах, свободах и обязанностях людей.

В литературе предпринята не лишенная интереса попытка раск­рыть понятие обязанности через категорию возможности. Так, Г.В. Мальцев полагает, что "юридическая обязанность есть не только должное, но и возможное в человеческом поведении". Однако содер­жащееся в обязанности возможное поведение в отличие от возможнос­ти, заключенной в субъективном праве, является одновременно и го­сударственно необходимым. "Обязанность, - утверждает он, - есть возможность поведения, имеющая необходимый характер, т.е, возмож­ное в поведении одновременно является и необходимым" .

Как видно, здесь правильно подмечена связь правовой возмож­ности и правовой необходимости. В праве эти категории не только взаимосвязаны, но и взаимно проникают. И, видимо, обоснованно бу­дет характеризовать юридические права и свободы и юридические обязанности качествами возможного и необходимого поведения. Это особенно отчетливо можно проследить на примере конституционных прав и свобод и обязанностей. Как известно, право на основное об­щее образование является обязательным (ч. 4 ст. 43 Конституции РФ). В этом предписании Конституции заключаются и возможность (право) и необходимость (обязанность). В органическом соединении возможность и необходимость находятся также и в политических пра­вах и свободах.

Не следует из этого делать вывод, что как юридические права и свободы, так и юридические обязанности целесообразно раскрывать

через категорию возможности. Мне представляется, что это делать

нецелесообразно. Во-первых, потому, что при этом смазываются раз­личия между правами и обязанностями, поскольку и права и обязан­ности в равной мере определяются как правовая возможность. Во-вторых, характеризуя как права и свободы, так и обязанности в виде правовой возможности, нужно оговориться, что в последнем случае речь идет о необходимой по закону возможности. Но необхо­димая по закону возможность и есть правовая необходимость. Мето­дологически правильнее будет раскрывать понятие прав и свобод че­рез категорию правовой возможности, а юридических обязанностей - через категорию правовой необходимости. Такой подход позволяет установить существующие различия между правами, свободами и обя­занностями, вскрыть содержание каждого из этих правовых явлений. К этому же выводу в итоге приходит сам Г.В. Мальцев. "Государс­твенное признание необходимости поведения, - пишет он, - такова основная специфическая черта обязанностей в отличие от субьектив­ных прав". Хотя понятие обязанностей следует раскрывать через правовую необходимость, вместе с тем нужно помнить, что между не­обходимостью и возможностью нет барьера, "китайской стены", что необходимость, имея строгие рамки, содержит в себе известные воз­можности.

Носитель конституционных обязанностей, например, должен строго следовать предписанным законом виду и мере поведения, но в границах этого правового требования он может проявлять свою са­мостоятельность и активность как в постановке цели, так и в ее реализации. В условиях демократического общества обязанное лицо является не пассивным объектом государственного властвования, а активной личностью, для которой практическое воплощение в жизнь

обязанностей есть свободный творческий процесс, полный инициативы

и созидания.

Конституционные права, свободы и обязанности прежде всего опосредуют отношения и связи между государством и его гражданами. Возлагая на граждан основные обязанности, государство сохраняет за собой возможность в лице соответствующих органов устанавливать содержание и объем этих обязанностей путем издания конкретизирую­щих актов, определять условия их исполнения, принимать меры воз­действия к тем, кто злостно уклоняется от их несения. Подобно то­му как конституционным правам и свободам соответствуют обязаннос­ти государства, выражающиеся в гарантиях этих прав, так и консти­туционные обязанности сопряжены с полномочиями государства и его органов создавать, руководствуясь принципами законности, такие условия, предпринимать такие меры, которые должны обеспечить не­уклонное исполнение содержащихся в обязанностях предписаний. Ина­че говоря, предоставляя гражданам права и свободы и возлагая на них обязанности, государство берет на себя бремя гарантировать эти права и сохраняет за собой возможность в пределах правопоряд­ка прибегнуть к широкому диапазону мер от убеждения до принужде­ния - с тем, чтобы установленные обязанности были исполнены.


Случайные файлы

Файл
647.doc
114360.rtf
34857.rtf
75342-1.rtf
16245.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.