Применимое право при разрешении споров из внешнеэкономических сделок (121046)

Посмотреть архив целиком

Внешнеэкономические сделки помимо таких особенностей, как значительная свобода воли сторон договора при согласовании его условий, возможность регламентирования вопросов, возникающих из договора международной купли продажи товаров, правилами Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 года (Венской конвенции) [1], а также широкое применение к данному договору международных торговых обычаев и торговых обыкновений, имеют еще одну очень важную черту, в значительно большей степени, нежели все перечисленное, отличающую их от внутренних сделок, - возможность регламентирования правоотношений сторон также нормами иностранного права. Это связано с нахождением предприятий соответствующих сторон сделки в различных государствах, а также с тем, что до настоящего времени в рамках универсальной унификации значительные успехи достигнуты лишь в отношении договора международной купли-продажи товаров, тогда как по остальным видам внешнеэкономических сделок подобная унификация - дело будущего.

Поэтому обращение к практике такого признанного центра по разрешению коммерческих споров, как Международный коммерческий арбитражный суд (МКАС) при ТПП России, представляет определенный интерес и для коммерсантов, и для практикующих юристов. Это тем более важно и потому, что согласно новому Арбитражному процессуальному кодексу России, вступившему в силу с 1 июля 1995 года, при отсутствии арбитражной оговорки в контракте о передаче могущего возникнуть из него спора на разрешение какого-либо международного коммерческого арбитража (от МКАС при ТПП России до Арбитражного института при Стокгольмской торговой палате и арбитража ad hoc, формируемого по правилам Арбитражного Регламента ЮНСИТРАЛ 1976 года) компетентным рассматривать возникший между сторонами спор является соответствующий арбитражный суд, для которого данная сфера спорных отношений достаточно нова.

В последние годы в рамках унификации норм международного частного права в этой сфере произошли значительные изменения: 22 декабря 1986 года в Гааге подписана Конвенция о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров [2] (подписали Чехословакия и Нидерланды). Ранее в Гааге 14 марта 1978 года была подписана Конвенция о праве, применимом к договорам о посредничестве [3] (подписали Франция, Португалия и Нидерланды). Хотя указанные Конвенции в силу не вступили, их значение для становления общих подходов и принципов в этом отношении трудно переоценить. Вступила в силу с 1 апреля 1991 года Конвенция о праве, применимом к договорным обязательствам, подписанная странами Европейского Союза в Риме 19 июня 1980 года[4]. Во внутреннем законодательстве нашей страны также произошли значительные изменения: со вступлением в силу с 3 августа 1992 года на территории России Основ гражданского законодательства 1991 года конкретизированы коллизионные привязки по основным видам внешнеэкономических договоров. В ряде независимых государств - членов СНГ приняты законы о внешнеэкономической деятельности, где также получили отражение современные принципы определения применимого права (например, Закон Украины от 16 апреля 1991 года), провозглашено действие Основ гражданского законодательства 1991 года (например, в Казахстане), приняты дополнения к Гражданскому кодексу (например, в Белоруссии).

Автономия воли сторон в выборе применимого к их договорным отношениям права признается повсеместно. Это следует из ст. 166 Основ гражданского законодательства, из ст. 6 Закона Украины о внешнеэкономической деятельности 1991 года, из ст. 5 Закона КНР о внешнеэкономическом договоре 1985 года[5] и др. Международные конвенции также ставят на первое место соглашение сторон о выборе применимого права (ст. 3 Римской конвенции 1980 года о праве, применимом к договорным обязательствам, ст. 7 Гаагской конвенции от 22 декабря 1986 года о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров, ст. 5 Гаагской конвенции от 14 марта 1978 года о праве, применимом к договорам о посредничестве).

В отношении же коллизионных привязок национальные законы и международные конвенции содержат достаточно разнообразные предписания.

Согласно ст. 166 Основ гражданского законодательства при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве применяется право страны, где учреждена, имеет место жительства или основное место деятельности сторона, являющаяся: продавцом - в договоре купли-продажи, наймодателем - в договоре имущественного найма, лицензиаром - в лицензионном договоре о пользовании исключительными или аналогичными правами, хранителем - в договоре хранения, комиссионером - в договоре комиссии, поверенным - в договоре поручения, перевозчиком - в договоре перевозки, экспедитором - в договоре транспортной экспедиции, страховщиком - в договоре страхования, кредитором - в кредитном договоре, дарителем - в договоре дарения, поручителем - в договоре поручительства, залогодателем - в договоре залога.

Далее определяется коллизионная привязка по договорам о производственном сотрудничестве, специализации и кооперировании, выполнении строительных, монтажных и других работ по капитальному строительству (к праву страны, где такая деятельность осуществляется или создаются предусмотренные договором результаты), по договору о создании предприятия с иностранными инвестициями с участием иностранных юридических лиц и граждан (право страны, где учреждено совместное предприятие), по договору, заключенному на аукционе, в результате конкурса или на бирже (право страны, где проводился аукцион, конкурс или находится биржа).







В этой же ст. 166 Основ впервые предусматривается применение права страны, где учреждена, имеет место жительства или основное место деятельности сторона, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания данного договора. Вместе с тем нельзя не отметить, что данный реферат относится к обязательствам по внешнеэкономическим сделкам, определение которых в законодательстве отсутствует, что затрудняет в ряде случаев разграничение ее предписаний от правила ст. 165 Основ, где в п. 2 предусмотрено, что права и обязанности сторон по сделке определяются по праву места ее совершения, если иное не установлено соглашением сторон.

Иной коллизионный критерий избран в Законе КНР о внешнеэкономическом договоре: если стороны не пришли к единому мнению, применяется закон государства, наиболее тесно связанный с договором.

Римская конвенция о праве, применимом к договорным обязательствам, в ст. 4 предусматривает, что в той степени, в какой применимое право не было избрано в соответствии с правилами ст. 3, договор регламентируется законом страны, с которым он имеет наиболее тесную связь. При этом делимая часть контракта, имеющая более тесную связь с другой страной, может в порядке исключения регулироваться правом другой страны, то есть также предусматривается возможность подчинения отдельных частей контракта различному праву. Согласно общей презумпции контракт наиболее тесно связан со страной, где сторона, которая должна исполнить характерное для данного контракта обязательство, имеет во время его заключения свое обычное местожительство или, если речь идет о корпоративной или некорпоративной организации, имеет свой административный центр.

Однако если контракт заключен в рамках профессиональной деятельности стороны, такой страной будет являться та, где находится ее основное предприятие. В тех случаях, когда согласно контракту обязательство должно быть исполнено не основным, а иным предприятием, такой страной будет та, где находится это иное предприятие.

Специальную презумпцию Конвенция предусматривает для определения применимого права для двух видов договоров (перевозки и договоров, связанных с недвижимостью). Гаагская конвенция 1986 года о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров, предусматривает в ст. 8, что в указанном случае применяется закон государства, в котором продавец имеет свое местонахождение в момент заключения договора. И далее в п. 3 ст. 8 в качестве дополнительного критерия определяется, что в исключительных случаях, например, когда в силу сложившихся между сторонами деловых отношений купля-продажа явным образом наиболее связана с правом иным, чем право, определяемое согласно вышеприведенному критерию, применяется к такому договору купли-продажи это право.







Вместе с тем в п. 5 той же ст. 8 указывается, что положения п. 3 не применяются к вопросам, регламентируемым Венской конвенцией 1980 года о договорах международной купли продажи товаров, если в момент заключения договора продавец и покупатель имеют свое местонахождение в странах - участницах Конвенции. В случае вступления Гаагской конвенции в силу данное правило следует принимать во внимание.

Гаагская конвенция 1978 года о праве, применимом к договорам о посредничестве в ст. 6 отсылает при отсутствии выбора применимого права к праву страны, где посредник имел свое местонахождение или местожительство в момент заключения договора.


Случайные файлы

Файл
16021-1.rtf
124329.rtf
56608.rtf
89077.doc
151467.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.