Правовой режим коммерческой тайны (120991)

Посмотреть архив целиком

3



Санкт-Петербургский Государственный Университет

юридический факультет

кафедра коммерческого права













ПРАВОВОЙ РЕЖИМ КОММЕРЧЕСКОЙ ТАЙНЫ












Дипломная работа

студента 2 группы Y курса

дневного отделения

юридического факультета

Додичева Игоря Николаевича.


Научный руководитель:

доцент к.ю.н. Шишкина Вера Сергеевна.






Санкт-Петербург.

апрель 1999 года.






















СОДЕРЖАНИЕ



Введение 2

1. История развития российского законодательства о коммерческой тайне. 4

2. Система российского законодательства о коммерческой тайне. 6

3. Понятие и правовая природа коммерческой тайны. 8

4. Субъекты права на коммерческую тайну. 17

5. Содержание права на коммерческую тайну. 19

6. Соотношение служебной и коммерческой тайны. 22

7. Признаки коммерческой тайны. 24

1. Коммерческая ценность информации. 24

2. Отсутствие доступа к информации на законном основании. 26

3. Меры по охране конфиденциальности информации. 30

8. Защита прав обладателя коммерческой тайны. 35

1. Общие положения. 35

2. Способы защиты от разглашения коммерческой тайны. 38

3. способы защиты от незаконного получения коммерческой тайны. 43

4. Способы защиты от незаконного использования коммерческой тайны. 45

Заключение. 47

Использованная литература. 49

Использованные нормативно-правовые акты. 51













Введение


Правовой институт коммерческой тайны является неотъемлемым атрибутом рыночной экономики. В процессе осуществления предпринимательской деятельности накапливается большое количество разнообразной информации, имеющей важное значение для успешного развития бизнеса. В современных условиях информационного общества информация приобретает значение важнейшего ресурса, без которого немыслимо нормальное функционирование ни отдельного предпринимателя, ни общества и государства в целом. Более того, с развитием и совершенствованием информационных технологий, информация приобретает характер одного из важнейших видов товара на рынке.1 Естественно, лицо, обладающее такого рода информацией, стремится сохранить эту информацию за собой, предотвратить её получение третьими лицами, поскольку во многих случаях такое получение может иметь просто катастрофические последствия для бизнеса. В современных условиях жёсткой конкурентной борьбы правовая защита различного рода информации необходима для успешного развития предпринимательства и становления подлинно рыночной экономики, основанной на свободной конкуренции. Как справедливо отмечается в литературе: «Обеспечение правовой защищённости отечественной научно-технической продукции способствует поддержанию национальной, в том числе экономической и технологической безопасности России. Надёжная правовая охрана результатов интеллектуальной деятельности – наиболее эффективное средство борьбы против промышленного шпионажа, она способствует защите прав авторов и владельцев научно-технических результатов»2.

В течение продолжительного времени институт коммерческой тайны был неизвестен отечественному законодательству. Это вполне понятно: в условиях отсутствия конкуренции, полного огосударствления экономики просто не было необходимости в подобных правовых институтах. Понятия, близкие по содержанию коммерческой тайне, встречались только в нормативно-правовых актах, посвящённых регулированию внешнеэкономической деятельности советских организаций. Между тем, институт коммерческой тайны имеет в российском праве более глубокие корни, чем это может показаться на первый взгляд. Проблема защиты конфиденциальной информации, в том числе коммерческой тайны, была детально разработана в отечественной юриспруденции. Примером может служить вышедшая в 1910 году и во многом не утратившая актуальности до настоящего времени монография В. Розенберга «промысловая тайна».3 Затрагивались проблемы, связанные с коммерческой тайной, и в трудах другого выдающегося цивилиста второй половины XIX начала XX века – Г.Ф. Шершеневича.4

С переходом России к рыночной экономике, с реформированием отечественного законодательства, приведением его в соответствие с новыми требованиями, интерес к коммерческой тайне снова возрастает, что подтверждается появлением в литературе большого количества работ, посвящённых этой проблеме.

Настоящая работа посвящена исследованию правовой природы коммерческой тайны, её основных признаков, способов охраны информации, составляющей коммерческую тайну, и защиты интересов её обладателей.










1. История развития российского законодательства о коммерческой тайне.


Институт коммерческой тайны имеет в российском законодательстве гораздо более глубокие корни, чем это может показаться на первый взгляд. Правовые нормы, предусматривавшие ответственность за разглашение ценной конфиденциальной информации, содержались ещё в Уложении о наказаниях 1845 года.5 Так, Раздел YIII Уложения «О преступлениях и проступках против общественного устройства и благочиния» включал в себя 3 статьи, посвящённых ответственности за разглашение секретной информации. Статья 1355 предусматривала ответственность за разглашение фабричного секрета; ст. 1187 – за разглашение тайны торговой, и ст. 1157 – за разглашение тайны кредитных установлений. Статья 1355 предусматривала ответственность в виде тюремного заключения от 4 до 8 месяцев в отношении «того из людей, принадлежащих к фабрике, заводу или мануфактуре, кто огласит какое-либо, содержимое в тайне и вверенное ему в виде тайны средство, употребляемое при изготовлении или отделке произведений тех фабрик, заводов или мануфактур, когда не было на сие положительного согласия тех, коим сия тайна принадлежит по праву, и, следственно, к ущербу их»6. Статья 1187 предусматривала ответственность за «учинение приказчиком или сидельцем явного подрыва кредита хозяина путём … открытия какой-либо тайны и … вредных на счёт хозяина разглашений»7. Статья 1157 предусматривала ответственность банковских служащих за разглашение сведений, составлявших банковскую тайну, в том числе, когда это «… учинено ими с намерением повредить чести или кредиту какого-либо частного лица»8.

Уголовное уложение 1903 года9 включало в себя целую главу, посвящённую ответственности за разглашение различного рода тайн: главу XXIX «Об оглашении тайн». Эта глава включала в себя 6 статей, предметом трёх из которых были тайна фабричная, тайна коммерческая и тайна кредитная. Правда в действие эта глава так и не была введена.

Под фабричной тайной Уложение понимало «особые, употребляемые на заводе, фабрике или в заведении, или предположенные к употреблению приёмы производства»10. Под кредитной тайной понимались «сведения, заведомо составлявшие тайну сих (кредитных) учреждений, не подлежащие огласке»11. Понятие коммерческой тайны Уложением не раскрывалось, но, по всей видимости, речь шла о тайне купеческих книг. Так, Г.Ф. Шершеневич писал, что коммерческая тайна распространяется на купеческие книги, за которыми закон признал принцип неприкосновенности.12 Купеческие книги представляли собой то, что сейчас принято называть бухгалтерской отчётностью. В этих книгах (виды и количество которых дифференцировалось в зависимости от величины торгового предприятия) записывались все торговые операции, приход и расход денежных средств, кредиторы и должники предприятия, счета собственного капитала и имущества, счета прибылей и убытков и т.д. Таким образом, ознакомление с содержанием этих книг могло дать достаточно полную картину о торговом предприятии, что, естественно, обусловливало необходимость гарантировать их неприкосновенность. В литературе того времени неоднократно подчёркивалось, что «обязав купца держать торговые книги, хранить торговую корреспонденцию и т.д., закон в противовес к этой специальной обязанности должен был обеспечить ему и сохранение торговой тайны».13 Разглашение тайны торговых книг также признавалось одним из средств недобросовестной конкуренции.

Таким образом, охрана конфиденциальной информации в дореволюционной России, обеспечивалась, в основном, с помощью ном уголовного права.

С установлением советской власти институт охраны коммерческой тайны по вполне понятным причинам исчез из отечественного законодательства.

Возрождение института коммерческой тайны связано с Законом СССР «О предприятиях в СССР» от 4 июня 1990 года.14 Статья 33 данного закона определяла коммерческую тайну как «не являющиеся государственными секретами сведения, связанные с производством, технологической информацией, управлением, финансами, и другой деятельностью предприятий, разглашение (передача, утечка) которых может нанести ущерб его интересам».В соответствии со ст. 2 Закона РСФСР «О собственности в РСФСР» от 24 декабря 1990 года15, секреты производства относились к охраняемым объектам интеллектуальной собственности. Закон РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности в РСФСР» от 25 декабря 1990 года16 подтвердил право предприятия на коммерческую тайну. Закон РФ «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» от 22 марта 1991 года17 (далее – Закон о конкуренции) относил к формам недобросовестной конкуренции «получение, использование, разглашение научно-технической, производственной, или торговой информации, в том числе коммерческой тайны, без согласия её владельца». Дальнейшее развитие институт коммерческой тайны получил в Основах гражданского законодательства Союза ССР и Республик от 31.05.91., введённых в действие на территории РФ 4 августа 1992 года18 (далее – Основы гражданского законодательства). Статья 151 Основ устанавливала следующее:

"Обладатель технической, организационной или коммерческой информации, составляющей секрет производства (ноу-хау), имеет право на защиту от незаконного использования этой информации третьими лицами при условии, что:

1) эта информация имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам;

2) к этой информации нет свободного доступа на законном основании;

3) обладатель информации принимает надлежащие меры к охране ее конфиденциальности.

Срок охраны ноу-хау ограничивается временем действия названных условий.

Лицо, неправомерно использующее ноу-хау, принадлежащее другому лицу, обязано возместить ему убытки. Лицо, самостоятельно и добросовестно получившее такую информацию вправе использовать ее без каких бы то ни было ограничений".

Окончательное закрепление в законодательстве институт коммерческой тайны получил с принятием и вступлением в силу первой части Гражданского кодекса РФ.

2. Система российского законодательства о коммерческой тайне.


Систему российского законодательства, регулирующего отношения, связанные с коммерческой тайной, образуют правовые нормы различных отраслей права: конституционного, гражданского, уголовного, административного.

Основополагающие нормы содержит Конституция РФ. Так, статья 34 Конституции гарантирует право каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещённой законом экономической деятельности. статья 44 гарантирует каждому свободу литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества. В соответствии со ст. 29 Конституции «каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом». В соответствии со ст. 45, «каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещёнными законом».

Центральное место среди источников правового регулирования отношений, связанных с коммерческой тайной, занимает Гражданский кодекс РФ (далее – ГК РФ). Статья 139 ГК РФ содержит определение коммерческой тайны. Кроме того, непосредственное отношение к рассматриваемой проблеме имеют положения ст.ст. 1, 9, 10, 11, 12, 14, 15, 16 и т.д.

Большое значение имеет Закон РФ «Об информации, информатизации и защите информации» от 25 января 1995 года19 (далее – Закон об информации), который содержит определения информации, документированной информации, конфиденциальной информации.

Ряд положений, имеющих отношение к коммерческой тайне, содержит уже упоминавшийся Закон о конкуренции.

Ряд законодательных актов предусматривает ответственность государственных служащих и органов за разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну: Налоговый кодекс РФ20, Закон РФ «О федеральных органах налоговой полиции» от 24 июня 1993 года21 и т.п.

Сюда же ходит и ряд подзаконных актов. Например, Указ Президента РФ «Об утверждении перечня сведений конфиденциального характера» № 188 от 6 марта 1997 года22, а также Постановление правительства РСФСР «О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну»23.

Проект части III ГК РФ24 также касается коммерческой тайны: статья 1113 «Объекты исключительных прав» раздела Y «Исключительные права (интеллектуальная собственность) проекта относит к объектам интеллектуальной собственности «охраняемые от разглашения необщедоступные сведения (информацию)».

В настоящее время на рассмотрении в Государственной Думе находится проект Закона «О коммерческой тайне», принятый в первом чтении.25 Стоит отметить, что в подавляющем большинстве стран отсутствуют специальные законы, регулирующие отношения, связанные с коммерческой тайной (ноу-хау, торговыми секретами). В качестве исключения можно назвать США, где действует Единообразный Закон о Торговых Секретах 1979 года в редакции 1985 года (The Uniform Trade Secrets Act), а также Великобританию, где действует Закон «о нарушении конфиденциальности» (Bill on Breach of Confidence) 1981 года, регулирующий вопросы, связанные с установлением обязанностей конфиденциальности, налагаемых на лиц, приобретающих конфиденциальную информацию (в том числе коммерческую тайну), и устанавливающий процедуры, применяемые при нарушении обязанности конфиденциальности, а также средства защиты, применяемые при таких процедурах.26

проблема принятия специального закона, регулирующего отношения, связанные с коммерческой тайной, в литературе оценивается неоднозначно. Так, например, А.П. Сергеев считает, что в принятии специального закона об охране коммерческой тайны нет необходимости, «вполне достаточно чёткого понятия коммерческой тайны, определения содержания прав её обладателя и мер их эффективной защиты. Современное законодательство такую возможность предоставляет».27 С другой стороны, в литературе отмечается, что в современных условиях принятие такого закона является достаточно актуальным и должно будет способствовать «обеспечению национальных интересов России … и препятствовать неправомерному и безвозмездному использованию отечественных ноу-хау зарубежными фирмами».28

3. Понятие и правовая природа коммерческой тайны.


Легальное определение коммерческой тайны даёт статья 139 ГК РФ: коммерческая тайна – это информация, имеющая действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу её неизвестности третьим лицам, к которой нет доступа на законном основании и обладатель которой принимает меры по охране её конфиденциальности. Не вдаваясь пока в детали, отметим, что аналогичным образом коммерческая тайна определяется и по законодательству других стран. Так, Единообразный Закон США о Торговых Секретах определяет торговый секрет как "информацию, включая формулу, образец, компиляцию данных, программу, механизм, метод, технологию или процесс, которая:

  1. имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу её неизвестности либо невозможности её легкого получения законными средствами лицами, которые могут получить выгоду от её раскрытия или использования; и

  2. обладатель которой предпринимает меры по охране её конфиденциальности, являющиеся разумными при данных обстоятельствах".

Как видим, определение коммерческой тайны, содержащееся в Гражданском кодексе, по основным своим параметрам соответствует зарубежным аналогам.

В своё время Закон СССР «О предприятиях в СССР» определял коммерческую тайну как «сведения, связанные с производством, технологической информацией, управлением, финансами и другой деятельностью предприятия». Основы гражданского законодательства (ст. 151) определяли более узкую сферу применения коммерческой тайны: к ней Основами была отнесена «техническая, организационная и коммерческая информация». Действующий ГК РФ не содержит указаний на характер сведений, относимых к коммерческой тайне, поэтому коммерческую тайну в настоящее время могут составлять любые сведения, (за исключением сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну в силу указания закона), соответствующие критериям, предъявляемым ст. 139 ГК РФ.

В настоящее время возникла правовая неопределённость по поводу такого объекта гражданских прав как ноу-хау. Закон РСФСР «О собственности в РСФСР» указывал ноу-хау среди объектов интеллектуальной собственности. Основы гражданского законодательства рассматривали ноу-хау в качестве синонима термину «секреты производства». ГК РФ, в статье 139 оперирует термином «информация», что позволило некоторым авторам считать, что «такие термины как секрет производства, ноу-хау, торговые секреты, конфиденциальная информация и т.д. … обозначают в сущности одно и то же понятие, которое в новом ГК РФ получило наименование «служебной и коммерческой тайны».29 Между тем, понятие «ноу-хау» не исчезло окончательно из правового оборота. оно продолжает применяться во многих международных договорах, заключённых Российской Федерацией с другими государствами30, а также во внутреннем законодательстве, в основном, в нормативно-правовых актах, посвящённых бухгалтерскому учёту и налогообложению, принятых в том числе и после вступления в силу первой части ГК РФ31. В отличие от определений коммерческой тайны, встречающихся в литературе, которые к коммерческой тайне относят любые, связанные с функционированием владельца тайны факты32, под ноу-хау в литературе обычно понимаются сведения вполне определённого характера. Так, например, в одном источнике ноу-хау определяется как понятие, «которое применятся к незапатентованной информации (независимо от того, является она патентоспособной или нет), которая содержит сведения о формуле, рецепте, устройстве или способе, а также каком-либо методе, применение которого делает возможным производство определённой продукции … или обеспечивает решение конкретных практических вопросов, связанных с производством».33 Согласно другому определению, «ноу-хау представляет собой обозначение технических знаний, производственного опыта и другой информации, необходимой для изготовления определённого изделия, воспроизведения той или иной технологии … ноу-хау, как правило, является предметом продажи».34

Таким образом, под ноу-хау принято понимать вполне конкретные сведения, используемые в производстве. Ноу-хау может рассматриваться в качестве разновидности коммерческой тайны, но эти понятия отнюдь не совпадающие. Ноу-хау может являться предметом продажи, права на ноу-хау могут вноситься в качестве вклада в уставный капитал юридических лиц35, что нельзя сказать о многих других сведениях, могущих составлять коммерческую тайну. Кроме того, исходя из положений Конвенции, учреждающей Всемирную Организацию Интеллектуальной Собственности (ВОИС)36, ноу-хау традиционно принято относить к объектам интеллектуальной собственности. Между тем, основываясь на содержании статей 138, 139 ГК РФ, нельзя сделать однозначного вывода о том, является ли ноу-хау объектом интеллектуальной собственности (об этом речь впереди). Так, А.И. Козырев пишет: «Понятие коммерческой тайны существенно шире, чем понятие «ноу-хау», так как коммерческую тайну могут составлять также списки клиентов, первичные бухгалтерские документы и многие другие сведения, разглашение которых нежелательно по тем или иным причинам. Разумеется, такие объекты нельзя рассматривать как объекты интеллектуальной собственности».37

Как представляется, было бы целесообразно в готовящемся Законе «О коммерческой тайне», а также в III части Гражданского кодекса разрешить эту проблему путём законодательного определения понятия ноу-хау и его соотношения с коммерческой тайной с одной стороны, и объектами интеллектуальной собственности – с другой.

Итак, Гражданский кодекс в ст. 139 определяет коммерческую тайну через слово «информация». Статья 128 указывает информацию среди других объектов гражданских прав. Само понятие информации в ГК не раскрывается. Основные положения, касающиеся информации и её нахождения в гражданском обороте, содержит уже упоминавшийся Закон об информации. Так, статья 2 этого закона определяет информацию как сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах, независимо от формы их представления. В соответствии со статьёй 6 Закона об информации, в гражданском обороте могут находиться информационные ресурсы и документы. Понятия "информационные ресурсы" и "документы" раскрываются в этой же статье: так, под документом (документированной информацией) признаётся зафиксированная на материальном носителе информация с реквизитами, позволяющими её идентифицировать; под информационными ресурсами понимаются отдельные документы и отдельные массивы документов, документы и массивы документов в различных информационных системах. В соответствии со ст. 5 Закона об информации, документирование информации является обязательным условием включения информации в информационные ресурсы. Основное значение для нас имеет понятие документированной информации. Это понятие "основано на двуединстве - информации и материального носителя, на котором она отображена; документированная информация есть объект материальный"38.

Далее, Закон об информации разделяет информацию по различным категориям доступа. Так статья 10 данного закона подразделяет информацию на общедоступную (входящую в государственные информационные ресурсы) и документированную информацию с ограниченным доступом. Документированная информация с ограниченным доступом по условиям её правового режима подразделяется на информацию, отнесённую к государственной тайне и конфиденциальную (п. 2 ст. 10). В соответствии с п. 5 статьи 10 Закона об информации, отнесение информации к конфиденциальной осуществляется в порядке, установленном законодательством РФ. Также, статья 2 Закона об информации определяет конфиденциальную информацию как документированную информацию, доступ к которой ограничен в соответствии с законодательством РФ.

Порядок отнесения информации к конфиденциальной и виды конфиденциальной информации установлены Указом Президента РФ № 188 от 06.03.1997. «Об утверждении перечня сведений конфиденциального характера».В соответствии с данным Указом, к конфиденциальной информации относятся:

  • Сведения о фактах, событиях и обстоятельствах частной жизни гражданина, позволяющие идентифицировать его личность (персональные данные), за исключением сведений, подлежащих распространению в средствах массовой информации в установленных федеральными законами случаях.

  • Сведения, составляющие тайну следствия и судопроизводства.

  • Служебные сведения, доступ к которым ограничен органами государственной власти в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации и федеральными законами (служебная тайна).

  • Сведения, связанные с профессиональной деятельностью, доступ к которым ограничен в соответствии с Конституцией Российской Федерации и федеральными законами (врачебная, нотариальная, адвокатская тайна, тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных или иных сообщений и так далее).

  • Сведения, связанные с коммерческой деятельностью, доступ к которым ограничен в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации и федеральными законами (коммерческая тайна).

  • Сведения о сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации информации о них.


Таким образом, коммерческая тайна является одним из видов конфиденциальной информации. Исходя из положений законодательства, к коммерческой тайне может быть отнесена только документированная информация, т.е. информация, которая зафиксирована на каких-либо материальных носителях. Такой вывод подтверждается и тем, что проектом закона «О коммерческой тайне» коммерческой тайной также признаются сведения, зафиксированные на каких-либо материальных носителях: документах, материальных объектах, в том числе физических полях, в которых информация составляющая коммерческую тайну, находит своё отображение в виде символов, образов, сигналов, технических решений и процессов.39 Идеи, замыслы, сведения и прочие данные, какую бы ценность для их обладателя они не представляли, если они не зафиксированы в какой-либо материальной форме, по действующему законодательству остаются незащищёнными. Между тем, в отношении информации важно не то, в какой форме она существует, а то, какова ценность сведений, которые она содержит. Следует отметить, что законодательство других стран не связывает предоставление правовой охраны сведениям, составляющим коммерческую тайну, с их фиксацией на каких-либо материальных носителях.

В настоящее время одним из самых спорных вопросов является вопрос о том, можно ли рассматривать коммерческую тайну в качестве объекта интеллектуальной собственности.

Всё, существующее в юридической литературе разнообразие мнений на этот счёт, можно в итоге свести к двум диаметрально противоположным точкам зрения. Представители первой считают, что коммерческая тайна может считаться объектом интеллектуальной собственности. Так, по мнению А.П. Сергеева, «коммерческая тайна обладает всеми свойствами объекта интеллектуальной собственности и является его особой разновидностью»40. Аналогичной позиции придерживаются В.А. Дозорцев41, авторы научно-практического комментария к Гражданскому кодексу РФ42. Сторонники другой точки зрения, наоборот, считают, что коммерческая тайна объектом интеллектуальной собственности не является.43. Такому расхождению во взглядах в большой степени способствует то, что позиция законодателя в этом вопросе также не отличается постоянством.

Так, Закон РСФСР "О собственности в РСФСР", в статье 2 прямо указывал на ноу-хау и торговые секреты как на объекты интеллектуальной собственности.

Основы гражданского законодательства хотя и содержали в ст. 151 развёрнутую характеристику секретов производства (ноу-хау), но ничего не говорили по поводу их соотношения с объектами интеллектуальной собственности. Тем самым, принадлежность секретов производства к объектам интеллектуальной собственности была поставлена под сомнение.

Сомнения эти ещё больше усилились с принятием первой части Гражданского кодекса РФ. Ни в статье 138, посвящённой интеллектуальной собственности, ни в статье 139, посвящённой коммерческой тайне, не содержится ответа на вопрос, можно ли считать коммерческую тайну объектом исключительных прав.

Проект закона "О коммерческой тайне" коммерческую тайну объектом интеллектуальной собственности не рассматривает. Проект III части Гражданского кодекса РФ, наоборот, относит к объектам интеллектуальной собственности «охраняемые от разглашения необщедоступные сведения (информацию)».

В зарубежной литературе вопрос об отнесении коммерческой тайны к объектам интеллектуальной собственности, также решается по-разному. Так, американский автор Ричард Стим пишет: «Торговые секреты являются важной разновидностью прав интеллектуальной собственности»44. В Германии наоборот, такие сведения к объектам исключительных прав не относятся. Так, по мнению Г. Штумпфа, «ноу-хау не является какой-либо формой охраны промышленной собственности, так как оно не обладает признаками исключительного права».45 Другой исследователь германского законодательства по охране интеллектуальной собственности также отмечает: «На ноу-хау не существует ни абсолютного, ни исключительного права на нематериальные результаты интеллектуальной деятельности».46

Прежде чем ответить на вопрос, может ли рассматриваться коммерческая тайна в качестве объекта интеллектуальной собственности, необходимо разобраться в том, что представляет собой понятие «интеллектуальная собственность».

Термин «интеллектуальная собственность» впервые встречается во французском законодательстве XYIII века. Его обоснование содержится в рамках доктрины естественного права, представленной французскими философами-просветителями: Вольтером, Дидро, Руссо и другими. В соответствии с их взглядами, «право создателя творческого результата, будь то литературное произведение или изобретение, является его неотъемлемым, природным правом, возникает из самой природы творческой деятельности и существует независимо от признания этого права государственной властью».47 С момента своего возникновения эта концепция дала рождение двум правовым теориям, по-разному оценивающим характер прав на творческие результаты. Первая теория носит название проприетарной (от англ. property – имущество). Сущность данной теории заключается в приравнивании прав на результаты творческой деятельности к праву собственности (почему и получила название проприетарной). Несмотря на то, что данная теория с самого начала своего существования подвергалась серьёзной критике, она существует и в настоящее время. Так, например, в США многие судьи рассматривают коммерческую тайну как обычную собственность и применяют законы по праву собственности, определению и воровству частной собственности и интеллектуальной собственности.48

Теорией, противостоящей проприетарной, является получающая всё большее признание теория исключительных прав. В соответствии с основными положениями данной теории права авторов, изобретателей, патентообладателей и пр. должны быть признаны правами особого рода, находящимися вне классического деления гражданских прав на вещные, обязательственные и личные.49

В соответствии со ст. 138 ГК РФ, под интеллектуальной собственностью признаётся исключительное право гражданина или юридического лица на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ или услуг. Таким образом, несмотря на то, что наше законодательство использует понятие «интеллектуальная собственность», фактически под ним понимается совокупность личных и имущественных прав на результаты интеллектуальной собственности, при этом эти права «теснейшим образом взаимосвязаны и переплетены, образуя между собой неразрывное единство».50

Исходя из содержания статьи 138 ГК РФ, под объектом интеллектуальной собственности, в первую очередь, признаётся некий результат интеллектуальной деятельности.51

Понятие «результат интеллектуальной деятельности» детализируется в законодательных актах, посвящённых регулированию отношений, связанных с конкретными объектами интеллектуальной собственности. Так, например, в соответствии со ст. 6 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» от 9 июля 1993 года52, объектом авторских прав являются произведения науки, литературы и искусства, являющиеся результатом творческой деятельности. Исходя из положений Патентного закона РФ от 23 сентября 1992 года53, изобретению предоставляется правовая охрана, если оно является новым, имеет изобретательский уровень и промышленно применимо (ст. 4); промышленному образцу – если он является новым и оригинальным (ст. 6); полезной модели – если она является новой. Новизна, в свою очередь, предполагает определённый элемент творчества. Следовательно, общность различных объектов интеллектуальной собственности «проявляется уже в том, что все они связаны с творческой деятельностью человека».54 Между тем, ГК РФ определяет объект интеллектуальной собственности как «результат интеллектуальной деятельности», а не как «результат творческой деятельности». Понятие интеллектуальной деятельности шире понятия творческой деятельности и вполне может включать в себя объекты, не носящие творческого характера.

Далее, в литературе указывается, что под объектом интеллектуальной собственности во всех случаях подразумевается благо нематериальное, которое лишь воплощается в определённых материальных объектах, являющихся его материальными носителями».55

Таким образом, объектом интеллектуальной собственности является определённое нематериальное благо, созданное в результате интеллектуальной деятельности человека. Им может быть и информация. Как уже отмечалось, информация сама по себе нематериальна и лишь воплощается на материальных носителях. Также вполне справедлива точка зрения, что «информация создаётся практически в процессе любой интеллектуальной (умственной) деятельности человека».56

Таким образом, коммерческая тайна как разновидность информации, вполне может являться объектом интеллектуальной собственности. Вопрос, однако, в том, является ли она им в действительности.

Как уже отмечалось, и в законодательстве, и в литературе под интеллектуальной собственностью понимается совокупность исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности. Под исключительными правами принято понимать «предоставление известным лицам исключительной возможности совершения известных действий с запрещением всем прочим возможности подражания».57 В другой своей работе Г.Ф. Шершеневич писал: «Действие исключительного права выражается в запрещении всем применять данное изобретение. Юридическая сущность этого права заключается именно в отрицательном моменте – в запрещении всем тех действий, совершение которых составляет исключительное достояние субъекта права».58 В соответствии с частью второй статьи 138 ГК РФ, использование результатов интеллектуальной деятельности, которые являются объектами исключительных прав, может осуществляться третьими лицами только с согласия правообладателя. Таким образом, исключительное право представляет собой юридическую монополию и является монопольным правом в том смысле, что принадлежит одному лицу.59

Что касается информации, то она как таковая, не может монопольно принадлежать одному лицу. Одни и те же сведения могут являться коммерческой тайной различных лиц и все они будут считаться её законными обладателями (при условии, что они получили эти сведения законным образом). В отличие от интеллектуальной собственности, где запрет устанавливается на незаконное использование объекта исключительных прав без согласия правообладателя, в случае с коммерческой тайной запрещается незаконное получение информации, составляющей коммерческую тайну.

То, что права обладателя коммерческой тайны не обладают свойством исключительности, подтверждается ещё и тем, что механизм исключительных прав предназначен для регулирования отношений по поводу результатов интеллектуальной деятельности, в принципе доступных третьим лицам (которые без больших усилий могут скопировать, присвоить и т.п.), что и обусловливает установление юридической монополии на такие результаты. С коммерческой тайной ситуация противоположная. Здесь определённые сведения изначально недоступны для третьих лиц, закрыты, "засекречены" от них. Поэтому запрет устанавливается не на использование этих сведений без согласия правообладателя, а на получение этих сведений без его согласия, причём не на любое получение, а лишь незаконное. Иными словами, если механизм исключительных прав связан с результатом интеллектуальной деятельности как таковым, то механизм коммерческой тайны связан не с самими сведениями, а с конфиденциальностью этих сведений.

Кроме того, если в случае нарушения исключительных прав сам объект интеллектуальной собственности не исчезает, то в случае нарушения конфиденциальности информации это во многих случаях влечёт за собой утрату монополии на информацию и, соответственно коммерческой тайны как самого объекта прав, и, в лучшем случае, речь может идти только о возмещении причинённых убытков.

Таким образом, коммерческая тайна объектом интеллектуальной собственности не является, поскольку права обладателя коммерческой тайны не могут рассматриваться в качестве исключительных. Не случайно, в статье 128 ГК РФ объекты интеллектуальной собственности и информация рассматриваются в качестве различных объектов гражданских прав.

Итак, мы установили, что коммерческая тайна не является объектом интеллектуальной собственности, а представляет собой особую разновидность такого объекта гражданских прав как информация. Как отмечается в литературе, - «коммерческая тайна – это прежде всего сама информация, отвечающая условиям отнесения её к тайне».60 При этом, специфика информации, составляющей коммерческую тайну, проявляется в той повышенной значимости, коммерческой ценности, которую она представляет для её обладателя. Учитывая эту значимость, закон предоставляет обладателю коммерчески ценной информации сохранять её в секрете, что обусловливает принятие определённых мер по поддержанию её секретности. Поэтому можно сказать, что коммерческая тайна, это в то же время и «правовой режим информации ограниченного доступа, конфиденциальность которой устанавливается в порядке, предусмотренном ст. 139 ГК».61

4. Субъекты права на коммерческую тайну.


Субъектами прав на коммерческую тайну являются лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность. ГК РФ прямо не указывает на субъективную принадлежность прав на коммерческую тайну, но такой вывод может быть сделан исходя из содержания статьи 139 ГК РФ: например, указание на «коммерческую ценность» информации позволяет предположить, что коммерческая тайна имеет отношение к предпринимательской деятельности. В литературе вывод о том, что субъектами права на коммерческую тайну являются предприниматели, обосновывается по-разному. Так, одни считают, что «коммерческая тайна как защищаемый правом объект, не существует вне предприятия, она неотделима от предприятия».62 Достаточно интересной представляется точка зрения, согласно которой «собственником коммерческой тайны можно считать любой хозяйствующий субъект, имеющий статус юридического лица, потому что именно юридическое лицо вправе создавать локальные нормативные акты, регулирующие охрану коммерческой тайны».63 согласно этому определению, субъектами права на коммерческую тайну не могут быть индивидуальные предприниматели, поскольку они осуществляют предпринимательскую деятельность без образования юридического лица. Это представляется неверным, поскольку, в соответствии с п. 3 ст. 23 ГК РФ, к предпринимательской деятельности граждан, осуществляемой без образования юридического лица, соответственно применяются нормы, регулирующие деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношения. В данном случае не имеется никаких препятствий к тому, чтобы признать индивидуальных предпринимателей субъектами права на коммерческую тайну.

Итак, субъектами права на коммерческую тайну являются лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность. В соответствии с п. 1 ст. 2 ГК РФ, предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Физические лица могут заниматься предпринимательской деятельностью с момента их государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя (п. 1 ст. 23 ГК РФ).

В соответствии с таким признаком предпринимательской деятельности как «систематическое получение прибыли» все юридические лица разделяются на коммерческие и некоммерческие организации. В соответствии с п. 1 ст. 50 ГК РФ, коммерческими организациями являются юридические лица, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности. Пункт 2 ст. 50 определяет организационно-правовые формы, в которых могут создаваться коммерческие организации: хозяйственные товарищества и общества, производственные кооперативы, государственные и муниципальные унитарные предприятия.

В соответствии с п. 3 ст. 50 ГК РФ, предпринимательскую деятельность могут осуществлять и некоммерческие организации, но лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и только такую предпринимательскую деятельность, которая соответствует этим целям. Юридические лица, являющиеся некоммерческими организациями, могут создаваться в форме потребительских кооперативов, общественных или религиозных организаций (объединений), финансируемых собственником учреждений, благотворительных и иных фондов, а также в других формах, предусмотренных законом. Например, федеральным законом «О некоммерческих организациях» от 12 января 1996 года64, помимо организационно-правовых форм некоммерческих организаций, установленных ГК РФ, предусматривает такие формы как некоммерческое партнёрство, автономная некоммерческая организация. Кроме того, п. 44 ст. 50 ГК РФ предусматривает возможность объединения коммерческих и (или) некоммерческих организаций в форме ассоциаций (союзов), которые также являются разновидностью некоммерческих организаций. При этом, такие ассоциации (союзы) вообще не могут осуществлять предпринимательскую деятельность (ст 121 ГК РФ, ст. 11 Закона о некоммерческих организациях). Соответственно, они не могут являться субъектами права на коммерческую тайну.

Таким образом, круг субъектов права на коммерческую тайну составляют:

  • граждане, зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей;

  • коммерческие организации;

  • некоммерческие организации, осуществляющие предпринимательскую деятельность, служащую достижению целей, ради которых они были созданы и соответствующую этим целям (за исключением тех некоммерческих организаций, которым законом не предоставлено право осуществлять предпринимательскую деятельность).


В зарубежном законодательстве субъектами права на коммерческую тайну также признаются лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность. Так, например, в соответствии с § 90 Германского Торгового уложения 1897 года65, обладателем коммерческих и производственных секретов является предприниматель. При этом, к коммерческим и производственным секретам относятся коммерческие замыслы, коммерческие цели фирмы, предмет и результаты заседаний органов управления фирмы, размеры и условия банковских кредитов, расчёты цен, балансы и бухгалтерские книги, негласные компаньоны товариществ, компьютерные программы, списки представителей или посредников, картотеки клиентов и т.д.66





5. Содержание права на коммерческую тайну.


В соответствии с положениями общей теории права, любое субъективное право представляет собой комбинацию трёх правомочий:

  1. правомочия на собственные действия,

  2. правомочия требования от обязанного лица исполнения лежащей на нём обязанности,

  3. правомочия на защиту, выражающегося в возможности обращения к компетентным органам для применения мер государственного принуждения в случае нарушения субъективного права.67

в последнее время всё большее распространение получает точка зрения, согласно которой правомочие на защиту представляет собой самостоятельное субъективное право, появляющееся у обладателя регулятивного права лишь в момент нарушения или оспаривания последнего и реализуется в рамках возникающего при этом охранительного правоотношения.68 Эта позиция представляется более справедливой, поскольку в соответствии с ней предметом защиты являются не только субъективные гражданские права, но и охраняемые законом интересы.69 Во многих случаях посягательство на коммерческую тайну влечёт за собой прекращение коммерческой тайны как объекта гражданских прав и, в лучшем случае, речь может идти только о защите имущественных интересов владельца коммерческой тайны, выражающихся, например, в возмещении убытков.

Круг правомочий на собственные действия обладателя коммерческой тайны достаточно разнообразен.

В первую очередь, сюда относится возможность принятия мер, направленных на сохранение конфиденциальности информации.70 Специфика коммерческой тайны в том, что это право одновременно является и обязанностью, поскольку от наличия или отсутствия таких мер зависит и сама возможность защиты информации, составляющей коммерческую тайну. круг этих мер достаточно широк и будет рассмотрен далее, в главе, посвящённой признакам коммерческой тайны.

Далее, в круг правомочий на собственные действия входит право пользования охраняемой коммерческой информацией. в литературе под правом пользования понимается возможность осуществления таких действий как:

  • «обработка информации и получение на основе исходной информации итоговой информации;

  • использование информации при составлении бизнес-планов, инвестиционных проектов;

  • использование информации при принятии решений о заключении договоров, о форме платежей, о вступлении в качестве членов, пайщиков в другие организации.

Технические разработки воплощаются в готовую продукцию, на их основе создаются новые изделия, производится замена технологий, совершенствуется производство в целом».71

Таким образом, под правом пользования информацией, составляющей коммерческую тайну, можно возможность совершения любых действий, осуществляемых владельцем коммерческой тайны по её использованию и применению в своей хозяйственной деятельности.

Владельцу коммерческой тайны, далее, принадлежит право распространять информацию. Право распространять информацию – это предоставление доступа к информации третьим лицам различными способами.72 Как правило, это происходит путём передачи права пользования информацией на основе лицензионных соглашений, имеющих как исключительный, так и неисключительный характер. Лицензионные договоры подобного рода не имеют законодательного закрепления и в литературе обычно рассматриваются как договоры sui generis, особого рода, имеющие общие черты с договорами купли-продажи, аренды.73 Предметом таких договоров являются технологические секреты, управленческий, финансовый и производственный опыт, представляющие большую коммерческую ценность.74 В таких договорах особое внимание уделяется условиям о конфиденциальности, поскольку от этого зависит судьба коммерческой тайны, защищённость имущественных интересов обеих сторон.

Право распространения информации может быть реализовано также путём предоставления прав на использование информации по договору коммерческой концессии. В соответствии со ст. 1027 ГК РФ, по договору коммерческой концессии одна сторона (правообладатель), обязуется предоставить другой стороне (пользователю) за вознаграждение … право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс исключительных прав, принадлежащих правообладателю, в том числе право … на охраняемую коммерческую информацию. Приведённое положение, правда, нуждается в уточнении: право на охраняемую коммерческую информацию, если речь идёт о коммерческой тайне, не является исключительным правом, поэтому редакция п. 1 ст. 1027 представляется не совсем точной.

Наконец, обладателю коммерческой тайны принадлежит право распоряжения принадлежащей ему конфиденциальной информацией. Это может выражаться как в прекращении режима секретности этой информации – обладатель коммерческой тайны вправе в любой момент раскрывать перед публикой те сведения, которые составляли коммерческую тайну, если при этом не нарушаются права третьих лиц75, что влечёт за собой прекращение существования коммерческой тайны как объекта прав. Также, обладатель коммерческой тайны может в любое время уничтожить принадлежащую ему информацию: путём уничтожения документов, материальных носителей, на которых эта информация зафиксирована и т.д.

Вторую сторону права на информацию составляет правомочие требования от третьих лиц воздержания от незаконного завладения информацией, составляющей коммерческую тайну.76 В этом правомочии проявляется ещё одна специфика прав обладателя коммерческой тайны: в соответствии с частью второй статьи 139 ГК РФ, защита предоставляется только от завладения информации незаконными методами. Если информация будет получена третьими лицами законным образом, они не будут считаться нарушителями прав обладателя коммерческой тайны. Более подробно этот вопрос будет рассмотрен в главе, посвящённой защите прав обладателя коммерческой тайны.

.

6. Соотношение служебной и коммерческой тайны.


Вопрос о соотношении служебной и коммерческой тайны имеет достаточно большое практическое значение, поскольку ГК РФ в статье 139 оперирует этими двумя понятиями, не раскрывая, в чём их отличие.

В отличие от субъектов права на коммерческую тайну, которыми в литературе единодушно признаются лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность, по поводу субъектов права на служебную тайну такого единства мнений не наблюдается. Так, например, по мнению Г. Отнюковой, к субъектам права на служебную тайну следует также относить лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность.77 При этом, по её мнению, к служебной тайне относятся сведения, которые обычно не являются предметом самостоятельных сделок, но разглашение которых может принести имущественный ущерб организации и вред её деловой репутации, как то:

  • сведения о руководителях организации, других работниках (судимость, опыт работы, профессиональные знания, навыки и умения, деловые связи);

  • сведения о структуре управления производством, методика обучения персоналом;

  • сведения об участии в капиталах других организаций, о вложении средств в ценные бумаги;

  • сведения об источниках финансирования;

  • сведения о заключённых сделках и т.д.78


Согласно другой точке зрения, субъектами права на служебную тайну обладают органы государственной власти и государственного управления, а также органы местного самоуправления79

Среди сторонников данной точке зрения не наблюдается также единства мнений по поводу того, какие сведения следует относить к служебной тайне. Так, по мнению авторов научно-практического комментария к части первой ГК РФ, служебной тайной являются сведения "о тайне усыновления, вкладах граждан в различного рода банки, характере заболеваний пациентов и т.д., полученные работниками соответствующих учреждений в результате выполнения ими своих трудовых функций".80 Наконец, есть точка зрения, согласно которой служебная тайна относится к сфере публичного права и включает в себя информацию о деятельности государственных органов (управления, контролирующих, правоохранительных и т.д.) и их служащих, представляющая не коммерческий, а государственный интерес и информация, составляющая коммерческую тайну субъекта, осуществляющего предпринимательскую деятельность, полученная государственным органом в пределах своей компетенции для выполнения возложенных на него функций.81

В соответствии с п. 3 Указа Президента РФ «Об утверждении перечня сведений конфиденциального характера», к служебной тайне относятся «служебные сведения, доступ к которым ограничен органами государственной власти в соответствии с Гражданским кодексом Российской федерации и федеральными законами».

Таким образом, субъектами права на служебную тайну являются различные органы государственной власти.

Исходя из положений данного Указа, следует признать неверной точку зрения авторов научно-практического комментария к ГК РФ. Так, приводимые ими в качестве примера служебной тайны сведения относятся не к служебной, а к профессиональной тайне. В соответствии с п. 4 данного Указа, к профессиональной тайне относятся сведения, «связанные с профессиональной деятельностью (врачебная, нотариальная, адвокатская тайна, тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений и т.д.).

Также, следует не согласиться с Г. Отнюковой, поскольку данным Указом субъектами права на служебную тайну являются органы государственной власти, а не лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность.

На основании вышеизложенного следует признать соответствующей точку зрения, согласно которой служебная тайна относится к сфере публичного права и включает в себя информацию о деятельности государственных органов (управления, контролирующих, правоохранительных и т.д.) и их служащих, представляющая не коммерческий, а государственный интерес и информация, составляющая коммерческую тайну субъекта, осуществляющего предпринимательскую деятельность, полученная государственным органом в пределах своей компетенции для выполнения возложенных на него функций. Примером служебной тайны, по всей видимости, можно считать налоговую тайну, предусмотренную ст. 102 Налогового кодекса РФ. В соответствии с этой статьёй, налоговую тайну составляют любые, полученные налоговым органом сведения о налогоплательщике (в том числе производственная или коммерческая тайна налогоплательщика), за исключением сведений:

  • разглашённых налогоплательщиком самостоятельно или с его согласия,

  • об идентификационном номере налогоплательщика,

  • об уставном фонде (уставном капитале) налогоплательщика,

  • о нарушениях законодательства о налогах и сборах и мерах ответственности за эти нарушения,

  • предоставляемых налоговым или правоохранительным органам других государств (в части предоставления этим органам).

В связи с этим вызывает сомнения обоснованность распространения на информацию, составляющую служебную тайну, правового режима коммерческой тайны. Как представляется, в готовящемся проекте закона «О служебной тайне»82 следует подробнее определить правовой режим информации, составляющей служебную тайну, а также перечень сведений, которые могут рассматриваться в качестве таковой.


7. Признаки коммерческой тайны.


в соответствии со статьёй 139 ГК РФ, информация, чтобы считаться коммерческой тайной, должна соответствовать одновременно следующим трём признакам:

  • информация должна иметь действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу её неизвестности третьим лицам,

  • к ней нет доступа на законном основании,

  • обладатель информации принимает меры по охране её конфиденциальности.

Рассмотрим подробнее перечисленные критерии охраноспособности.


1. Коммерческая ценность информации.


В соответствии со ст. 139 ГК, информация, для того, чтобы она могла считаться коммерческой тайной, должна иметь действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу её неизвестности третьим лицам. Этот критерий может быть рассмотрен под различными углами зрения.

Во-первых, под коммерческой ценностью в литературе понимается способность информации быть объектом рыночного оборота.83

Во-вторых, к коммерческой тайне относится информация, использование которой предоставляет её обладателю определённые экономические преимущества в силу того, что его конкуренты такой информацией не обладают. Коммерческая ценность в этом случае может выражаться в получении прибыли от реализации продукции, произведённой с использованием секретных технологий, от расширения рынков сбыта и т.п. Если же информация не представляет для её обладателя экономической ценности, она не может считаться коммерческой тайной. Как отмечается в литературе: «в отношении сохранения тайны должно быть наличие оправданного экономического интереса».84 На наличие экономической заинтересованности указывалось ещё в литературе начала ХХ века. Так, В. Розенберг писал: «Охрана тайны допустима постольку, поскольку с сохранением тайны сопряжён какой-либо защищаемый правом интерес. в сфере промышленной тайны этот интерес имеет характер имущественного».85

В третьих, к коммерческой тайне относятся сведения, представляющие интерес для третьих лиц, которые могли бы получить определённую выгоду, если бы они этой информацией обладали (при этом, под третьими лицами в данном случае следует понимать только лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, поскольку именно они, во-первых, являются субъектами права на коммерческую тайну, а во-вторых, могут получить экономическую выгоду от получения или использования такой информации). Хотя это условие может выполняться не всегда. Например, какая-то технология настолько сложна и требует таких уникальных условий производства, что фактически лицами иными, чем обладатель такой технологии, использоваться не может, а следовательно, никакой ценности для них не представляет. Однако было бы не правильным отказывать в признании за такой технологией статуса коммерческой тайны, поскольку она представляет несомненную экономическую ценность для её обладателя, кроме того, такая технология представляет для конкурентов её обладателя потенциальную коммерческую ценность.

В четвёртых, информация, составляющая коммерческую тайну, может иметь не только действительную, но и потенциальную коммерческую ценность. Поэтому к коммерческой тайне относятся не только знания и сведения, активно используемые в предпринимательской деятельности, но и такие, которые не используются, но могут быть использованы в будущем.

2. Отсутствие доступа к информации на законном основании.


Второй критерий которому должна соответствовать информация чтобы считаться коммерческой тайной состоит в том, что к этой информации не должно быть свободного доступа на законном основании.

Во-первых, это означает, что информация не должна быть общеизвестна. Как писал В. Розенберг, "общеизвестное одною только индивидуальною волею не может быть превращено в тайну".86 Под общеизвестным можно понимать то, что "известно неопределённо большому кругу лиц и доступно восприятию каждого желающего".87 Общеизвестная информация, даже если она имеет большую коммерческую ценность, в принципе, не может считаться коммерческой тайной. Однако, как представляется, в исключительных случаях такая информация всё-таки будет признаваться коммерческой тайной, "если секретом будет тот факт, что предприятие использует именно этот способ или устройство и в связи с этим добивается наибольшего успеха".88 Ведь, исходя из предыдущего критерия, коммерческой тайной считается информация, имеющая коммерческую ценность в силу её неизвестности третьим лицам. Если какие-то знания, используемые предпринимателем, позволяют добиваться ему коммерческих успехов и неизвестен тот факт, что эти знания могут приносить выгоду, то такие знания могут считаться коммерческой тайной лица, обнаружившего их полезный эффект.

2. Во-вторых, акцент может быть сделан на словах «свободного доступа». Например, уже упоминавшийся Единообразный Закон о Торговых Секретах, в определении торгового секрета, в частности, указывает, что информация "не может быть легко получена законными средствами". Подобную формулировку содержит и проект закона «коммерческой тайне». 89Представляется, однако, что критерий возможности «лёгкого получения» поглощается более широким критерием возможности «свободного доступа» и его специальное выделение представляется нецелесообразным. Кроме того, следует отметить, что использование таких неюридических терминов как «легко получена» является недостатком проекта и в случае его принятия в таком виде может породить правовую неопределённость, поскольку, фактически, решение этого вопроса будет зависеть от судьи при разбирательстве конкретного спора.

В качестве законных способов получения информации, например Единообразный Закон о торговых Секретах называет самостоятельное получение информации (independent derivation), а также «деконструирование» или «обратный инжиниринг» (reverse engineering). Суть «обратного инжиниринга» в том, что приобретается какой-либо продукт, выпущенный в широкую продажу конкурентом, и подвергается различного рада исследованиям и тестам с целью выяснения всех его составляющих, характеристик и параметров для создания своего, аналогичного продукта. Поскольку сведения были получены из законного источника (товара, находящегося в широкой продаже), то такое их получение и последующее использование не являются нарушением коммерческой тайны первоначального производителя. многие компании за рубежом стремятся обезопасить себя от раскрытия своих торговых секретов третьими лицами путём «обратного инжиниринга», включая в контракты с покупателями своей продукции оговорку о запрещении подобного рода операций.

также, законным способом получения информации является её получение из общедоступных источников (рекламных проспектов, публикаций в периодической печати, научных выступлений и т.п.).

Для подтверждения того, что информация была получена независимым путём, в зарубежной практике широко используется методика, получившая название «clean room» - «чистая комната». Суть этой методики в том, чтобы подтвердить, что какая-то технология или продукция была разработана без использования чужих коммерческих тайн. В этих целях, группе специалистов (инженеров, конструкторов) даётся определённое задание (разработать технологию, компьютерную программу), с использованием общедоступных материалов и сведений. Вся, поступающая к ним информация тщательно проверяется, с целью предотвращения использования чужих торговых секретов. Весь процесс тщательно отслеживается, документируется, а также фиксируется на различных материальных носителях. В случае возникновения спора, эти записи и документация служат доказательством того, что новая продукция была создана без использования незаконных способов получения информации.90

Однако, возможность свободного доступа не означает, что как только та или иная информация становится доступной для получения третьими лицами, она теряет статус коммерческой тайны. Классический пример - формула Кока-колы. Все ингредиенты этого напитка известны, он повсеместно продаётся, однако его формула представляет собой коммерческую тайну производящей его компании, поскольку никому ещё не удавалось её раскрыть. Она не может быть "легко получена", хотя доступ на законном основании к ней имеется.

Сам факт возможности свободного доступа ещё не означает автоматически потерю информацией статуса коммерческой тайны. Так, американский федеральный суд, вынесший решение по одному делу о нарушении торгового секрета фирмы об удовлетворении требования истца, в частности, указал: «несмотря на то, что секрет мог бы быть раскрыт (путём «разработки наоборот»), ни один конкурент ещё не смог его раскрыть»91.

3. в связи с возможностью свободного доступа заслуживает внимания вопрос о том, может ли считаться коммерческой тайной комбинация общеизвестных данных. На этот счёт существуют различные точки зрения. Согласно одной, "для коммерческой тайны иногда достаточно новой комбинации уже общеизвестных данных".92 Другая точка зрения заключается в том, что "простая комбинация очевидных и широко известных данных не отвечает требованию не общеизвестности и не защищается, даже если такой набор данных может быть ценным и полезным".93

С одной стороны, действительно, общеизвестное не может по воле одного лица стать не общеизвестным, а если какие-то сведения известны всем, то коммерческая выгода от их использования сомнительна. Но если, например, кто-то обнаруживает, что определённая комбинация общеизвестных данных даёт неожиданный положительный результат, то представляется, что такая комбинация всё же может считаться коммерческой тайной. Коммерческая ценность от использования такой комбинации данных может быть весьма велика, а с другой стороны, не является общеизвестным тот факт, что именно такая комбинация может давать определённый эффект. Здесь можно провести аналогию с патентным правом, где изобретением, в частности, признаётся применение известного устройства, способа, вещества, штамма по новому назначению. Так при вынесении решения, суд одного из американских штатов, указал, что «хотя все существенные элементы процесса и были известны ранее, однако комбинация, делающая их использование экономически выгодной, известной не была».94

Вообще, понятие «доступ» можно понимать в широком и узком смыслах. В широком смысле под доступом имеется в виду доступность сведений, возможность их свободного получения любыми лицами. В узком смысле под доступом можно понимать возможность получения сведений, составляющих коммерческую тайну, от их обладателя, основанную «на законодательных либо договорных нормах ... для использования в определённых целях, которые должны быть оговорены в этих нормах».95 Такого рода доступ представляет собой своего рода изъятие из монополии субъекта на информацию. Он может базироваться на добровольном либо обязательном началах. Добровольно обладатель коммерческой тайны может предоставить доступ к секретной информации своим контрагентам по договорам. В частности, это может иметь место, когда информация передаётся по договору заинтересованным лицам.

Предоставление доступа в обязательном порядке связано с возможностью истребования информации, составляющей коммерческую тайну, различными государственными органами в ходе выполнения возложенных на них функций. В своё время Закон о предпринимательской деятельности содержал норму о том, что предприятие имело право не представлять информацию, составляющую коммерческую тайну (ст. 28), причём на тот момент в российском праве отсутствовало законодательное определение коммерческой тайны (что позволяло, в принципе, отказывать в предоставлении любых сведений) и статья 28 ничего не говорила о том, распространяется ли это право на отношения со всеми сторонними лицами или нет.

В настоящее время в различных действующих нормативно-правовых актах можно встретить нормы, предоставляющие работникам соответствующих органов право истребовать разного рода информацию, в том числе и составляющую коммерческую тайну. Так, например, в соответствии со ст. 31 Налогового кодекса РФ, налоговые органы, в частности, имеют право:

  • осматривать (обследовать) любые используемые налогоплательщиком для извлечения дохода либо связанные с содержанием объектов налогообложения производственные, складские, торговые и иные помещения и территории,

  • изымать при проведении налоговых проверок у налогоплательщика или иного обязанного лица документы, свидетельствующие о совершении налоговых правонарушений,

  • требовать от налогоплательщика или иного обязанного лица документы, подтверждающие правильность исчисления и своевременность уплаты налогов.


Закон РФ «О федеральных органах налоговой полиции», в статье 11 предоставляет органам налоговой полиции право беспрепятственно входить в любые помещения, используемые налогоплательщиками для извлечения прибыли и обследовать их, право получать безвозмездно от министерств, ведомств, предприятий, учреждений, организаций независимо от форм собственности, а также физических лиц информацию, необходимую для выполнения налоговой полицией возложенных на неё обязанностей.


Таким образом, в действующем законодательстве прослеживается тенденция обязательности предоставления информации, в том числе и составляющей коммерческую тайну, по требованиям компетентных органов. Очевидно, необходим механизм, который бы защищал интересы обладателя коммерческой тайны в таких ситуациях. В первую очередь в самих нормативных актах, предоставляющих соответствующим органам право требовать предоставления информации, должна быть предусмотрена обязанность этих органов по неразглашению полученной информации. Так, Налоговый кодекс РФ, в статье 102 предусматривает, что производственная или коммерческая тайна налогоплательщика, ставшая известной должностному лицу налогового органа, привлечённому специалисту или эксперту при исполнении ими своих обязанностей, является налоговой тайной и не подлежит разглашению. статья 10 Закона «О федеральных органах налоговой полиции» также предусматривает обязанность сотрудников налоговой полиции сохранять коммерческую тайну.

Как представляется, требования государственных органов предоставить им информацию, составляющую коммерческую тайну, являются законными в той мере, в какой они предъявляются в ходе выполнения ими функций, возложенных на них законом и в объёме, оправданном для их выполнения. При этом, право государственных органов (а также органов местного самоуправления) на истребование информации, составляющей коммерческую тайну, должно предоставляться соответствующим органам только федеральным законом либо правовым актом, определяющим статус таких органов, их компетенцию, основные права и обязанности.

Также следует отметить, что возможность получения государственными органами и их работниками сведений, составляющих коммерческую тайну, не влечёт за собой утрату этими сведениями статуса коммерческой тайны: информация от этого не становится "свободнодоступной", поскольку доступом к ней обладают только конкретные лица в конкретных объёмах и это не делает её доступной для широкой публики.

3. Меры по охране конфиденциальности информации.


Третьим критерием, которому должна соответствовать информация, составляющая коммерческую тайну – принятие обладателем информации мер по охране её конфиденциальности.

Рассмотренные выше критерии охраноспособности характеризуют коммерческую тайну с объективной стороны. Третий критерий, предъявляемый Гражданским кодексом к информации, составляющей коммерческую тайну, - наличие мер по охране её конфиденциальности, характеризует её с субъективной стороны. Так, В. Розенберг ещё в 1910 году писал: "То, что могло бы быть по своим объективным признакам тайною, не есть таковая, если тот, ради интересов которого охраняется тайна, не пожелал сделать из этого тайны".96 Наличие мер по охране представляет собой, пожалуй, самый важный критерий охраноспособности. Например, суды в США, при рассмотрении споров о нарушении коммерческой тайны требуют, чтобы истец доказал, что им предпринимались меры по охране информации.97

Как представляется, невыполнение требования по охране конфиденциальности сводит на нет и первые два признака коммерческой тайны. Если информация не содержится в секрете, то она, в принципе, доступна, по крайней мере, доступ к ней существенно облегчён. Таким образом, перестаёт выполняться условие о том, что «к информации нет свободного доступа на законном основании». А если информация становится доступной, то она теряет и качество коммерческой ценности в силу её неизвестности третьим лицам.

Проект закона «О коммерческой тайне» также базируется на том, что охрана конфиденциальности осуществляется обладателем информации самостоятельно. При этом, проект предусматривает, что меры по охране конфиденциальности в обязательном порядке должны включать в себя:

  • определение и утверждение перечня сведений, составляющих коммерческую тайну,

  • разработку и доведение до лиц, допущенных к сведениям, составляющим коммерческую тайну, инструкций по соблюдению режима конфиденциальности,

  • ограничение доступа к носителям информации, содержащим коммерческую тайну,

  • ведение специального делопроизводства, обеспечивающего выделение и сохранность носителей, содержащих коммерческую тайну,

  • использование технических и иных средств защиты коммерческой тайны,

  • осуществление контроля за режимом конфиденциальности.98

однако представляется нецелесообразным налагать на обладателя коммерческой информации обязанность по осуществлению всех перечисленных мероприятий. Спектр мер по поддержанию секретности информации весьма разнообразен. Естественно, что заинтересованное лицо не обязано использовать все существующие способы. Так, уже упоминавшийся Акт о Торговых Секретах указывает, что предпринимаемые меры должны быть разумными. Представляется, что необходимо подходить к решению таких вопросов избирательно. Система охраны коммерческой тайны в крупной организации будет отличаться от системы охраны в небольшой структуре.

При реализации программы охраны конфиденциальности должны соблюдаться требования разумности. Так, в практике одного американского суда был случай, когда одна компания обратилась в суд с иском о возмещении убытков, причинённых нарушением коммерческой тайны. В компании действовала система охраны коммерческой тайны, включавшая в себя использование грифов секретности на каждом документе, ношение сотрудниками фирмы нагрудных пропусков, использование аппаратов для уничтожения документов и т.д. Суд установил, что, фактически, компания не контролировала доступ к своим документам и не знала, где и какие из них находились в то или иное время. Большое число документов было доступно для ознакомления с ними клиентов, посетителей и прочих лиц. На основании этого суд пришёл к выводу, что компания не обеспечила должным образом конфиденциальность своих документов и те шаги по их защите, которые предпринимались в рамках существующей системы охраны, были безрезультатными.99


Все меры по поддержанию секретности информации можно условно разделить на три большие группы: технические, организационные и юридические меры.

1. К техническим относятся меры, связанные с использованием различных технических средств, препятствующих несанкционированному доступу к информации. Сюда относятся:

  • кодирование сообщений, передаваемых по каналам электронной или факсимильной связи,

  • установление различных устройств, препятствующих снятию информации в процессе её прохождения по каналам связи,

  • использование аппаратов для уничтожения документов и т.д.


2. К организационным можно отнести меры по ограничению доступа к секретной информации работников организации и третьих лиц. Сюда входят:

  • введение пропускного режима на предприятии,

  • ограничение доступа на отдельные участки производства лиц, не участвующих непосредственно в производственных процессах на данных участках,

  • установление различных режимов секретности документов и т.д.


3. К юридическим мерам относятся такие способы охраны конфиденциальности информации, которые предполагают использование различных правовых возможностей, имеющихся у обладателя информации.

К ним можно отнести, в первую очередь, разработку и принятие локальных нормативных актов: Перечня сведений, составляющих коммерческую тайну, Положения о коммерческой тайне и т.п. В литературе отмечается, что принятие подобного рода нормативных актов имеет важнейшее значение для обеспечения секретности информации.100

В зарубежной практике применяются такие юридические способы защиты интересов обладателей коммерческой тайны как соглашения о неконкуренции (covenants not to compete). Соглашение о неконкуренции представляет собой письменное обязательство увольняющегося работника не заниматься определённое после увольнения время деятельностью в той же сфере, в какой осуществляет свою деятельность работодатель. Возможность заключения такого рода соглашений предусмотрена, в частности, Германским торговым уложением. В соответствии с § 60 ГТУ, торговому служащему (т.е. тому, кто за вознаграждение служит в торговом предприятии) не разрешается без согласия принципала заниматься торговым промыслом и совершать сделки в торговой отрасли принципала. § 74 ГТУ предусматривает возможность заключения соглашений о неконкуренции на период после окончания служебных отношений. Такие соглашения должны заключаться в письменной форме и выдаваться служащему на руки в виде документа, подписанного принципалом. При этом, такие соглашения считаются действительными только если бывший служащий получает возмещение, которое за каждый год составляет не менее половины содержания, полученного им согласно договору в последний раз. § 74а предусматривает, что соблюдение соглашения является необязательным для служащего, если с учётом предоставленного возмещения применительно к месту, времени или предмету оно создаёт несправедливое затруднение для его материальной обеспеченности. Такие соглашения не могут распространяться на срок более 2 лет после окончания служебных отношений.101

Заключение подобных соглашений практикуется и в США, хотя в некоторых штатах они являются ничтожными. В других штатах приняты специальные законы, посвящённые соглашениям о неконкуренции. В целом, в США подход к таким соглашениям аналогичен ГТУ, они признаются действительными, если:

  1. они целесообразны и необходимы для защиты торговых секретов,

  2. если сфера деятельности, на которую распространяется соглашение, чётко очерчена и не является слишком широкой,

  3. если они разумны по срокам (не более 2-3 лет),

  4. если они разумны по территории действия (в пределах 1-2 штатов),

  5. если предусматривается соразмерное вознаграждение.102


Возможность использования подобных соглашений в российской практике следует оценивать с учётом положений ГК РФ, посвящённых правоспособности граждан. В соответствии со ст. 18 ГК РФ, в содержание правоспособности, в частности, входит занятие предпринимательской либо иной, не запрещённой законом деятельности. Пункт 3 статьи 22 ГК предусматривает, что полный или частичный отказ гражданина от правоспособности и другие сделки, направленные на ограничение правоспособности, ничтожны, за исключением случаев, когда такие сделки допускаются законом.. В настоящее время закона, который бы предусматривал возможность заключения подобного рода соглашений, не существует. Другим юридическим средством охраны коммерческой тайны является заключение с наёмными работниками соглашения о неразглашении коммерческой тайны, ставшей известной им при выполнении своих должностных обязанностей. В литературе справедливо отмечается, что подобным соглашениям следует уделять самое серьёзное внимание, поскольку в случае разглашения работником информации, составляющей коммерческую тайну работодателя, такие соглашения составят юридическую основу для привлечения работника к ответственности и взыскания причинённого ущерба.103 Подобные соглашения могут заключаться как в виде отдельного документа, так и в виде условия в трудовом договоре. При заключении подобных соглашений следует иметь в виду, что в соответствии со ст. 5 Кодекса законов о труде РФ (далее – КЗоТ РФ), условия договоров о труде, ухудшающие положение работника по сравнению с законодательством о труде, являются недействительными. Под условиями, ухудшающими положение работника, в частности, можно понимать установление обязанностей, введение дополнительных мер ответственности, не предусмотренных трудовым законодательством. До 12 мая 1998 года институт коммерческой тайны был неизвестен трудовому законодательству. Наличие обязанности работника по соблюдению коммерческой тайны могло быть выведено только путём систематического анализа различных статей КЗоТ.

12 мая 1998 года вступил в силу Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в статью 15 Кодекса законов о труде Российской Федерации».104 В соответствии с данным законом, статья 15 КЗоТ РФ была дополнена частью второй следующего содержания: В случаях, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ, в трудовом договоре могут содержаться условия неразглашения работником сведений, составляющих служебную или коммерческую тайну, ставших известными работнику в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

В литературе все условия трудового договора разделяются на производные и непосредственные. К производным относятся условия, установленные законодательством, которые вступают в силу и являются обязательными для сторон с момента заключения трудового договора. К непосредственным относятся условия, которые определяются соглашением сторон. Они, в свою очередь, разделяются на необходимые и факультативные.105 К необходимым условиям, в соответствии со ст. 15 КЗоТ РФ, относятся условия:

  • о месте работы,

  • о трудовой функции (специальности, квалификации, должности),

  • об условиях оплаты труда.

К факультативным относятся самые разнообразные условия, не нарушающие действующего законодательства, которые могут касаться любых других вопросов труда работника.

Таким образом, условие о неразглашении работником коммерческой тайны, по своей правовой природе относится к числу факультативных условий трудового договора и является обязательным для выполнения с момента заключения трудового договора.

При этом следует отметить, что для того, чтобы условия трудового договора об ответственности за разглашение коммерческой тайны могли быть реализованы, необходимо осуществление комплекса других мероприятий по охране конфиденциальности информации. Заключение с работниками соглашений о неразглашении коммерческой тайны является логическим завершением этого комплекса мероприятий, и в случае недоработанности других мер, могут оказаться нереализуемыми. Так, при рассмотрении одним из американских судов дела о нарушении работником коммерческой тайны, суд, в частности, указал: «Хотя каждый работник подписал договор о неразглашении информации, которая является «конфиденциальной или секретной по своей сути», компания никогда не уточняла конкретно, что это за информация, таким образом, она сама не знает, в чём состоит её коммерческая тайна».106

Также, аналогичные соглашения могут заключаться с работниками и при прекращении трудовых отношений. Возможность их заключения вытекает из п. 1 ст. 8 ГК РФ, устанавливающего, что гражданские права и обязанности возникают из договоров и сделок, предусмотренных законом, а также из иных договоров и сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему. В соответствии с п. 1 ст. 307 ГК РФ, в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определённое действие, либо воздержаться от определённого действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности. Предметом таких соглашений будет являться обязательство увольняющегося работника не разглашать определённую информацию, составляющую коммерческую тайну, ставшую ему известной во время работы у данного работодателя, а также не использовать её в своей последующей деятельности. Как представляется, эта информация в соглашениях должна оговариваться как можно конкретнее, чтобы не ограничивать работника в его будущей деятельности. Так, ещё В. Розенберг писал, что «обязанность соблюдения чужой тайны, возлагаемая на некоторых лиц, не должна идти до чрезмерного стеснения индивидуальной профессиональной деятельности».107 Американские суды, например, исходят из того, что работник может свободно использовать любые знания и опыт общего характера, приобретённые на работе, и если опыт работника нельзя отделить от возможной коммерческой тайны, суды отказывают в защите.108

Проектом закона «О коммерческой тайне» предусматривается возможность заключения с бывшими работниками при прекращении трудовых отношений обязательства о неразглашении коммерческой тайны, которые сохраняют свою силу в течение двух лет с момента прекращения трудовых отношений.

Аналогичные соглашения могут заключаться и с контрагентами по различным гражданско-правовым договорам, связанным с раскрытием сторонами по договору различной секретной информации.




8. Защита прав обладателя коммерческой тайны.


1. Общие положения.


В соответствии со ст. 139 ГК РФ, информация, составляющая коммерческую тайну, защищается способами, предусмотренными Гражданским кодексом и другими законами. Возможность защиты информации представляет собой сущность, квинтэссенцию правового режима коммерческой тайны. Собственно, сам режим коммерческой тайны – это система защиты коммерческой информации.109

Как известно, к мерам защиты приходится прибегать тогда, когда нарушены чьи-то права и законные интересы. Под защитой субъективных прав в теории права обычно понимаются «предусмотренные законом меры, направленные на восстановление или признание гражданских прав и защиту интересов при их нарушении или оспаривании».110

Способы защиты коммерческой тайны не следует смешивать с мерами по охране конфиденциальности информации. Последние представляют собой, во первых, один из критериев охраноспособности коммерческой тайны, а во вторых, относятся к правомочию на собственные действия в структуре регулятивного гражданского права; их можно считать мерами охраны права в широком смысле, которыми в теории обычно считаются «вся совокупность мер, обеспечивающих нормальный ход реализации прав … в их нормальном, ненарушенном состоянии».111

Поскольку право на защиту представляет собой самостоятельное субъективное гражданское право, в нём следует различать два отдельных правомочия: правомочие на собственные действия и правомочие требования определённого поведения от обязанных лиц.

Правомочие на собственные действия может включать в себя меры воздействия на нарушителя, реализуемые управомоченным лицом самостоятельно: применение различных оперативных санкций, самозащита права и т.п. Правомочие требования определённого поведения включает в себя, в основном, «меры воздействия, применяемые компетентными государственными органами, к которым потерпевший обращается за защитой своих прав».112

ГК РФ предусматривает, что защита нарушенных гражданских прав может осуществляться в двух формах: юрисдикционной (ст. 11) и неюрисдикционной (ст. 12). Под юрисдикционной формой понимается деятельность уполномоченных государством органов по защите нарушенных или оспариваемых субъективных прав.113 В рамках юрисдикционной формы выделяются общий и специальный порядок защиты. Общий порядок – это защита нарушенных гражданских прав судом: арбитражным, судом общей юрисдикции или третейским судом. Специальным является административный порядок защиты. Он применяется в случаях, прямо предусмотренных законодательством. Таким образом, по общему правилу, защита нарушенных гражданских прав осуществляется в судебном порядке.

Конкретные способы защиты перечислены в статье 12 ГК РФ. Кроме гражданско-правовых способов защиты коммерческая тайна может быть защищена по нормам трудового, уголовного права, а также по нормам о недобросовестной конкуренции.

Способы защиты, предусмотренные гражданским правом, принято разделять на меры защиты гражданских прав в узком смысле и меры гражданско-правовой ответственности. Под юридической ответственностью вообще, и гражданско-правовой в частности, в литературе понимается «санкция, применяемая к нарушителю в виде возложения на него дополнительной обязанности или лишения принадлежащего ему права».114

Как представляется, из способов защиты, предусмотренных ст. 12 ГК, в случае нарушения прав обладателя коммерческой тайны, могут быть использованы такие способы защиты как:

  • признание права,

  • восстановление положения, существовавшего до нарушения права и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения,

  • признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления,

  • самозащита права,

  • возмещение убытков,

  • взыскание неустойки.

Из возможностей, предусмотренных трудовым правом, права обладателя коммерческой тайны могут защищаться такими действиями как:

  • привлечение к дисциплинарной ответственности,

  • привлечение к материальной ответственности,

  • прекращение трудовых отношений.

Кроме того, при наличии признаков правонарушения, предусмотренных соответствующими отраслями права, возможно привлечение правонарушителей к уголовной ответственности, а также к ответственности по нормам антимонопольного законодательства.

Так, в соответствии со ст. 10 Закона о конкуренции, формой недобросовестной конкуренции является «получение, использование, разглашение научно-технической, производственной и торговой информации, в том числе коммерческой тайны, без согласия её владельца". Статья 5 данного закона определяет недобросовестную конкуренцию как "любые направленные на приобретение преимуществ в предпринимательской деятельности действия хозяйствующих субъектов, которые противоречат положениям действующего законодательства, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и могут причинить или причинили убытки другим хозяйствующим субъектам-конкурентам либо нанести ущерб их деловой репутации».

Уголовный кодекс РФ (далее – УК РФ) содержит в разделе YIII «Преступления в сфере экономики» ст. 183 «Незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну». Данная статья предусматривает два состава преступления. Часть первая указанной статьи предусматривает ответственность за «собирание сведений, составляющих коммерческую тайну или банковскую тайну, путём похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом в целях разглашения либо незаконного использования этих сведений». Часть вторая статьи 183 предусматривает ответственность за «незаконное разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, без согласия их владельца, совершённое из корыстной или иной личной заинтересованности и причинившее крупный ущерб».

Нарушение прав обладателя коммерческой тайны может происходить с различных сторон. Во-первых, коммерческая тайна может быть разглашена работниками обладателя коммерческой тайны или его контрагентами по гражданско-правовым договорам. Во-вторых, третьи лица могут получить коммерческую тайну незаконными способами. В-третьих, коммерческая тайна может незаконно использоваться лицами, получившими её как на законных, так и незаконных основаниях. Соответственно можно различать способы защиты от разглашения коммерческой тайны, от её незаконного получения и от незаконного использования коммерческой тайны.




































2. Способы защиты от разглашения коммерческой тайны.


Среди способов защиты от разглашения коммерческой тайны, основное место занимают меры ответственности, применяемые к правонарушителям. В отличие от других случаев нарушения прав обладателя коммерческой тайны (таких, как незаконное получение или использование), где вполне возможно предотвращение или пресечение соответствующих правонарушений, в случае разглашения ценной информации, правообладатель, как правило, ставится уже перед свершившимся фактом разглашения, и, в лучшем случае, может рассчитывать лишь на материальную компенсацию своих потерь.

Разглашение коммерческой тайны в первую очередь может быть совершено наёмными работниками обладателя коммерческой тайны. Это конечно не означает, что каждый работник является потенциальным нарушителем, тем не менее, в литературе отмечается, что разглашение коммерческой тайны наёмными работниками является наиболее часто встречающимся случаем нарушения коммерческой тайны.115

Пункт 2 статьи 139 ГК РФ содержит положение об обязанности работников, разгласивших коммерческую тайну вопреки трудовому договору (контракту), возместить причинённые этим убытки. Это позволило некоторым авторам сделать вывод о том, что с момента вступления в силу первой части ГК, ответственность работника за разглашение коммерческой тайны регулируется соответствующими норами гражданского, а не трудового права.116 Как представляется, такие выводы несколько преждевременны. В соответствии с п. 3 ст. 2 ГК РФ, к отношениям, основанным на административном ил ином властном подчинении одной стороны другой, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством.

В отличие от гражданско-правовых отношений, участниками которых являются самостоятельные, независимые друг от друга лица117, в трудовых отношениях наёмные работники находятся во властном подчинении работодателю. Так, в соответствии со ст. 15 КЗоТ РФ, работник должен подчиняться внутреннему трудовому распорядку, который, по сути, является выражением власти работодателя. Соответственно, до внесения соответствующих изменений в КЗоТ, ответственность работника за разглашение коммерческой тайны будет регламентироваться нормами трудового, а не гражданского права.

Как уже отмечалось, для того, чтобы работника можно было привлечь к ответственности за разглашение коммерческой тайны, необходимо наличие в трудовом договоре с таким работником условия о неразглашении коммерческой тайны, ставшей известной работнику в процессе трудовой деятельности.

КЗоТ РФ устанавливает два вида ответственности, к которым может привлекаться работник: дисциплинарная и материальная ответственность.

Дисциплинарная ответственность может применяться к работнику во всех случаях нарушения им своих трудовых обязанностей. Основанием для применения дисциплинарного взыскания является противоправное, виновное неисполнение или ненадлежащее исполнение работником его трудовых обязанностей.118 Конкретные меры дисциплинарной ответственности перечислены в статье 135 КЗоТ РФ, к ним относятся:

  • замечание,

  • выговор,

  • строгий выговор,

  • увольнение.

Данный перечень является исчерпывающим и может быть расширен только трудовым законодательством.

При применении мер дисциплинарной ответственности необходимо соблюдать порядок наложения дисциплинарных взысканий, установленный ст.ст. 136-137 КЗоТ РФ.

Другим способом защиты интересов обладателя коммерческой тайны, предусмотренным трудовым законодательством, является привлечение работника к материальной ответственности. Условия и порядок привлечения работника к материальной ответственности регламентируются ст.ст. 118-123 КЗоТ.

Основанием возложения материальной ответственности на работника является обязательное наличие следующих условий:

  • прямой (действительный) ущерб,

  • противоправность поведения работника, причинившего ущерб,

  • вина работника в причинении ущерба,

  • причинная связь между действиями (бездействием) работника и наступившим ущербом.

При этом, КЗоТ предусматривает две разновидности материальной ответственности: полная и ограниченная. Значение общего правила имеет ограниченная ответственность: взысканию подлежит сумма причинённого ущерба, но не более среднего месячного заработка. Полная материальная ответственность может быть возложена на работника только в случаях, прямо предусмотренных законодательством о труде.

Таким образом, в отличие от возмещения убытков по гражданскому праву, материальная ответственность работников имеет свои особенности.

Во-первых, материальная ответственность наступает за причинение ущерба имуществу предприятия. Исходя из смысла соответствующих статей КЗоТ, можно сделать вывод, что имущество в данном случае понимается в узком смысле, а именно "наличное, реально существующее имущество"119, то есть всё то, что в гражданском праве обозначается понятием "вещи".

Во-вторых, к материальной ответственности можно привлечь работника только при наличии прямого действительного ущерба (часть третья ст. 118 КЗоТ РФ). Под прямым действительным ущербом понимается "уменьшение наличного имущества предприятия вследствие утраты, ухудшения или понижения его ценности, а также необходимости произвести затраты на восстановление, приобретение имущества или иных ценностей, либо произвести излишние выплаты".120

В-третьих, в соответствии со ст. 118 КЗоТ, при возложении ответственности учитывается только прямой действительный ущерб; неполученные доходы не учитываются.

В-четвёртых, размер ответственности ограничивается размером причинённого ущерба и, по общему правилу, не может превышать среднего месячного заработка работника.

Таким образом, привлечь работника к материальной ответственности за разглашение коммерческой тайны можно только в том случае, если (помимо прочих обязательных условий возложения материальной ответственности, таких как противоправность и вина работника) действиями работника причинён ущерб имуществу предприятия, учреждения, организации. А это практически невозможно. В подавляющем большинстве случаев разглашение коммерческой тайны не влечёт за собой прямого ущерба реальному, наличному имуществу. Например, разглашение работником результатов маркетинговых исследований, составляющих коммерческую тайну организации, в которой он работает, не оказывает никакого влияния на имущество организации; организация только теряет те возможности, которые она могла бы извлечь из монопольного обладания такой информацией. То есть, речь может идти об упущенной выгоде, а она не подлежит взысканию с работника в силу прямого указания КЗоТ. Кроме того, в силу ограниченного размера материальной ответственности (не свыше одного среднего заработка), интересы обладателя коммерческой тайны в случае нарушения коммерческой тайны его работниками остаются практически незащищёнными.

Между тем, в некоторых случаях, интересы обладателя коммерческой тайны всё же могут быть защищены. Речь идёт о случаях полной материальной ответственности. Случаи, когда работник может быть привлечён к полной материальной ответственности, перечислены в ст. 121 КЗоТ РФ. Применительно к ответственности за разглашение коммерческой тайны, имеют практическое значение следующие ситуации:

1) когда ущерб причинён преступными действиями работника, установленными приговором суда,

2) когда ущерб причинён не при исполнении служебных обязанностей,

3) когда ущерб причинён работником, находившимся в нетрезвом состоянии.

Учитывая, что статьёй 183 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за незаконное разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую тайну, привлечение работника к полной материальной ответственности в этом случае представляется достаточно реальным.

Что касается ответственности за причинение ущерба не при исполнении трудовых обязанностей, то в этом случае имеет место неопределённость в вопросе об разграничении моментов, когда работник действовал при исполнении, а когда – не при исполнении своих трудовых обязанностей. В литературе предлагается рассматривать разглашение коммерческой тайны, совершённое не при исполнении трудовых обязанностей, когда правонарушение совершено вне пределов рабочего времени, то есть трудового распорядка.121

При таком подходе привлечение работника к полной материальной ответственности в этой ситуации становится вполне реальным.

Исходя из вышеизложенного, следует признать, что «возникшая в настоящее время в российском законодательстве проблема, связанная с недостаточным урегулированием ответственности за разглашение информации, составляющей коммерческую тайну, остаётся в целом неразрешённой».122

На практике известны случаи, когда к работникам, нарушившим обязанность по соблюдению коммерческой тайны, применяются такие меры как штраф, привлечение к полной материальной ответственности (во всех случаях) и т. д.123 Подобная практика является незаконной. Статья 135 КЗоТ содержит исчерпывающий перечень мер дисциплинарной ответственности, случаи и порядок привлечения к материальной ответственности также исчерпывающе определены соответствующими статьями КЗоТ РФ. Кроме того, в соответствии со ст. 5 КЗоТ РФ, условия договоров о труде, ухудшающие положение работника по сравнению с законодательством о труде, являются недействительными.

Ещё одним способом защиты интересов обладателя коммерческой тайны является возможность досрочного расторжения трудового договора с отдельными категориями работников, допустивших разглашение коммерческой тайны. Такая возможность, во-первых, вытекает из пункта 1 статьи 254 КЗоТ РФ, которая устанавливает в качестве основания для прекращения трудового договора однократное грубое нарушение трудовых обязанностей руководителем предприятия учреждения, организации (филиала, представительства, отделения и другого обособленного подразделения) и его заместителями.

Во-вторых, в соответствии с пунктом 4 статьи 254 КЗоТ, досрочное прекращение трудового договора возможно в случаях, предусмотренных контрактом с руководителем предприятия. Как представляется, данная правовая норма позволяет предусмотреть в трудовом контракте с руководителем предприятия и такое основание его досрочного прекращения, как разглашение коммерческой тайны предприятия.

В отдельных случаях, законодательством предусматривается возможность возмещения соответствующими органами коммерческих организаций убытков, причинённых разглашением коммерческой тайны. Так, например, пункт 1 статьи 71 Федерального Закона "Об акционерных обществах" от 26 декабря 1995 года (с изм. от 13 июня 1996 года)124 устанавливает обязанность единоличного исполнительного органа общества (директора, генерального директора), членов совета директоров, членов коллегиального исполнительного органа при осуществлении своих прав и обязанностей действовать в интересах общества, осуществлять свои права и исполнять обязанности в отношении общества добросовестно и разумно. Как представляется, под этим подразумевается и обязанность по соблюдению коммерческой тайны. В случае нарушения этой обязанности, указанные лица несут ответственность перед обществом за убытки, причинённые их виновными действиями (бездействием). Аналогичная норма содержится и в статье 44 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 8 февраля 1998 года.125.

Ещё одним способом защиты прав обладателя коммерческой тайны является взыскание санкций за нарушение обязательств по соблюдению конфиденциальности контрагентами по гражданско-правовым договорам. Это могут быть взыскание неустойки (если она предусмотрена договором), возмещение убытков. Между тем, применение этих санкций может быть затруднено, поскольку сам факт того, что конфиденциальная информация, переданная по договору, используется третьими лицами, ещё не означает того, что контрагент не выполнил свои обязательства по договору. Эта информация, например, может быть получена третьими лицами самостоятельно. И даже если контрагент допустил нарушение своих обязательств по договору, то доказать это очень трудно, если вообще возможно. В литературе отмечается, что «реальной гарантией остаются лишь доверительный характер отношений контрагентов и хозяйственная заинтересованность получателя информации в строгом выполнении договорных обязательств».126

Если информация, составляющая коммерческую тайну, была разглашена в результате действий (бездействия) должностных лиц органов государственной власти или местного самоуправления, то в соответствии со ст. 16 ГК РФ, заинтересованное лицо вправе потребовать возмещения причинённых этим убытков.






























3. способы защиты от незаконного получения коммерческой тайны.


В части второй пункта 2 статьи 139 ГК РФ говорится, что лица, незаконными методами получившие информацию, составляющую коммерческую тайну, обязаны возместить причинённые убытки. Само понятие незаконных методов ГК не раскрывает. В уже упоминавшемся Единообразном Законе о Торговых Секретах, например, в качестве незаконных методов (improper means) называются такие действия, как:

  • кража,

  • подкуп,

  • введение в заблуждение,

  • нарушение или склонение к нарушению обязанности соблюдать секретность,

  • шпионаж с помощью электронных и иных средств.

Кроме перечисленных способов в американской практике признаётся незаконным методом получения коммерческой тайны, например, переманивание работников конкурента в свою организацию с целью использования в своей деятельности секретной информации, к которой эти работники имели доступ.

Незаконное получение информации, составляющей коммерческую тайну, как уже указывалось, представляет собой одну из форм недобросовестной конкуренции. Исходя из критериев, заложенных Законом о конкуренции, для того, чтобы получение коммерческой тайны могло рассматриваться как форма недобросовестной конкуренции, необходимо одновременное наличие как минимум двух условий: 1) целью получения является приобретение преимуществ в хозяйственной деятельности и 2) действия, посредством которых происходит получение информации противоречат положениям действующего законодательства, обычаям делового оборота и требованиям добропорядочности, разумности и справедливости.

Поскольку однозначного перечня действий, которые могут считаться незаконными, законодательство не содержит, в каждом конкретном случае следует руководствоваться критериями, заложенными нормами о недобросовестной конкуренции. При этом, как представляется, под незаконными методами получения коммерческой тайны можно понимать любое получение информации, составляющей коммерческую тайну без согласия её обладателя, когда к такой информации нет свободного доступа на законном основании.

Незаконное получение коммерческой тайны также образует состав уголовного преступления: часть первая статьи 183 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за собирание сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом в целях разглашения либо незаконного использования этих сведений.

В определённых случаях незаконным получением может быть признано получение информации, составляющей коммерческую тайну, путём «обратного инжиниринга». Это может иметь место в случае, когда такая деятельность была ограничена договором. В случае нарушения соответствующих положений договора, заинтересованная сторона может применить санкции, предусмотренные договором.

Защита от незаконного получения информации, составляющей коммерческую тайну, может быть реализована как в рамках юрисдикционной, так и неюрисдикционной форм защиты.

К мерам самозащиты против рассматриваемого нарушения в литературе относят, например, нейтрализацию и выведение из строя технических средств, незаконно внедрённых третьими лицами с целью получения информации, составляющей коммерческую тайну, а также принятие оперативных мер по дезинформации лиц, незаконно получивших засекреченные сведения с целью предотвращения возможного ущерба от их разглашения.127

В рамках юрисдикционной формы защиты, среди способов, предусмотренных ст. 12 ГК, может быть применён такой способ как восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. Этот способ может быть использован, когда «совершённое правонарушение ещё не привело к полному прекращению нарушенного права и имеется фактическая возможность ликвидации последствий нарушения».128

Возмещение убытков в рассматриваемой ситуации возможно в том случае, если незаконным получением коммерческой тайны они были причинены или если правообладатель затратил определённые средства на пресечение соответствующих незаконных действий.





























4. Способы защиты от незаконного использования коммерческой тайны.


3. Наконец, ответственность возможна за незаконное использование чужой коммерческой тайны. Под незаконным использованием информации, составляющей коммерческую тайну, можно понимать её непосредственное применение в своей хозяйственной деятельности при отсутствии согласия первоначального обладателя лицом, осознающим неправомерность своего использования. Как правило, незаконное использование является следствием получения или разглашения информации. Ведь для того, чтобы использовать какую-то информацию, для начала необходимо этой информацией обладать. В свою очередь, получение этой информации может быть как незаконным, так и основанным на законных основаниях.

Единообразный закон о Торговых Секретах определяет следующие случаи незаконного использования:

  1. использование чужого торгового секрета лицом, которое знает или имеет все основания полагать, что торговый секрет был получен ненадлежащими методами;

  2. использование торгового секрета без согласия обладателя лицом, которое:

а) применило ненадлежащие методы для его получения, или

б) на момент использования знало или должно было знать, что торговый секрет:

  • был получен от лица, использовавшего ненадлежащие методы для его получения,

  • был приобретён при обстоятельствах, устанавливающих обязанность по сохранению торгового секрета в тайне или ограничивающих его использование, или

  • был получен от лица, в отношении которого существовала обязанность по соблюдению секретности или ограничению в использовании торгового секрета,

в) знало, что используемая им информация является торговым секретом, и что эта информация была получена в результате ошибки или случайно.

Как видно, американский закон исходит из того, что незаконным является любое использование, когда лицо, использующее торговый секрет, знает об отсутствии у него достаточных оснований для использования. Очевидно, что при решении вопроса о незаконности использования в российской практике следует исходить из тех же начал. Незаконное использование коммерческой тайны влечёт за собой применение мер уголовной ответственности, гражданско-правовой и ответственности по нормам о недобросовестной конкуренции.

Уголовная наказуемость незаконного использования сведений, составляющих коммерческую тайну, установлена частью второй статьи 183 Уголовного кодекса РФ, предусматривающей ответственность за незаконное использование сведений, составляющих коммерческую тайну, без согласия их владельца, совершённое из корыстной или иной личной заинтересованности.

Формой недобросовестной конкуренции будет использование чужой коммерческой тайны без законных оснований, в целях получения необоснованных преимуществ в конкурентной борьбе.

От незаконного использования информации, составляющей коммерческую тайну, могут применяться такие способы защиты, как

  • признание права (если лицо, неправомерно использующее коммерческую тайну, заявляет, что на самом деле он является правомерным обладателем коммерческой тайны),

  • восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения (если при этом информация ещё не утратила признаков коммерческой тайны и её конфиденциальность может быть восстановлена),

  • возмещение убытков,

  • взыскание неустойки.

На практике незаконное использование информации, составляющей коммерческую тайну, представляет собой, пожалуй, самое трудно доказуемое правонарушение. Доказать то, что, например, определённая продукция производится с применением чужой коммерческой тайны, заинтересованному лицу практически невозможно, поскольку у него отсутствует доступ к производственным процессам правонарушителя.

































Заключение.


В настоящее время законодательное оформление правового регулирования отношений, связанных с коммерческой тайной, в целом можно признать состоявшимся. Центральное место среди источников правового регулирования занимает статья 139 ГК РФ. Установленные этой статьёй критерии, которым должна соответствовать информация, составляющая коммерческую тайну, позволяют относить к коммерческой тайне самые разнообразные сведения, имеющие ценность для их обладателя, в том числе и такие сведения, которые вполне могут быть защищены по нормам законодательства об интеллектуальной собственности. Преимущество коммерческой тайны в том, что не требуется раскрытия информации перед третьими лицами (в отличие, например, от патентного права).

Коммерческая тайна не является объектом интеллектуальной собственности, как это иногда утверждается. Хотя информация вполне может считаться результатом интеллектуальной деятельности, и по этому признаку вполне подпадает под понятие объекта интеллектуальной собственности. Тем не менее, характер и содержание прав обладателя коммерческой тайны не позволяют сделать вывода о том, что они являются исключительными правами (правами интеллектуальной собственности). Поскольку коммерческая тайна является особой разновидностью информации, то и права обладателя коммерческой тайны представляют собой права на информацию, являющуюся особым объектом гражданских прав.

В основе коммерческой тайны лежит фактическая монополия. Поэтому действенность правовой защиты интересов обладателя коммерческой тайны зависит от эффективности и полноты принимаемых им мер по поддержанию секретности информации. В соответствии с прямым указанием закона, наличие таких мер является необходимым условием признания информации коммерческой тайной. Круг этих мер весьма разнообразен: от использования различных технических устройств, препятствующих несанкционированному получению секретных сведений, до заключения соглашений с детально разработанными условиями о конфиденциальности.

Охрана коммерческой тайны не связана с какими-либо регистрационными процедурами или уплатой каких-либо пошлин, что делает использование такой формы охраны ценной информации наиболее привлекательной и удобной для лиц, которые по тем или иным причинам не желают использовать другие способы предусмотренные законодательством, связанные с выполнением различных формальностей и уплатой различных (порой весьма значительных) платежей.

К сожалению, приходится констатировать несогласованность гражданского и трудового законодательства в вопросах имущественной ответственности наёмных работников за ущерб, причинённый работодателю разглашением коммерческой тайны. По действующему трудовому законодательству интересы обладателя коммерческой тайны в случае её нарушения наёмным работником, остаются практически незащищёнными.

Возможности по охране коммерчески ценной информации, которые предоставляет институт коммерческой тайны, пока ещё не получили на практике широкого применения. Отсутствует и судебная практика по спорам, связанным с коммерческой тайной. Но, как представляется, со временем коммерческая тайна станет неотъемлемым атрибутом российского правового оборота, и возможности, которые она предоставляет, будут широко использоваться отечественными предпринимателями, как это имеет место в странах, где институт коммерческой тайны существует уже много лет.
















































Использованная литература.


1. Белов В.В., Виталиев Г.В., Денисов Г.М. «Интеллектуальная собственность: законодательство и практика его применения». М. 1997 г.

2. Власова О. «Законодательство Великобритании: охрана коммерческой тайны и другой конфиденциальной информации». Хозяйство и право № 8, 1998 г.

3. Германское право. Ч. 2. М. Исследовательский центр частного права. 1996 г.

4. ГК РФ. Часть первая. Научно-практический комментарий (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина, В.П. Мозолина), М. 1996 г

5. Гражданское право. Учебник. Часть первая. под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. М. 1996 г.

6. Гражданское право. Учебник. Часть третья. под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. М. 1998 г.

7. Гражданское право в 2 томах. Т. 1. под ред. Е.А. Суханова. М. 1994 г.

8. Гражданское право России. Курс лекций. Часть первая. М., 1996 г., М.И. Брагинский, О.Н. Садиков, Н.И. Клейн и др.

9. Гражданское и торговое право капиталистических государств. М. 1992.

10. Гришаев С.П. Правовая охрана товарных знаков, программ ЭВМ, ноу-хау в России и за рубежом. М. 1994.

11. Дозорцев В.А. Права на результаты интеллектуальной деятельности: авторское право, патентное право, другие исключительные права. Сборник нормативных актов. М. 1994 г. Вступительная статья.

12. Егоров Н.Д. Гражданско-правовое регулирование общественных отношений: единство и дифференциация. Л. 1988 г.

13. Князев О.К. Правовое обеспечение имущественных интересов обладателей ноу-хау в ФРГ и ГДР. Автореферат диссертации на соискание учёной степени к.ю.н. М. 1991 г.

14. Козырев А.И. Оценка интеллектуальной собственности. М. 1997 г.

15. Коломиец А. Защита информации, составляющей коммерческую тайну. Закон. 1998 г., № 2.

16. Коломиец А. «Условие о неразглашении коммерческой тайны в трудовом договоре (контракте)». Хозяйство и право. 1998 г., № 5.

17. Коломиец А. «Проблемы ответственности по трудовому договору (контракту) за разглашение информации, составляющей коммерческую тайну». Хозяйство и право. № 6. 1998 г.

18. Комментарий части первой ГК РФ. М.И. Брагинский, В.В. Витрянский, Е.А. Суханов и др., М. 1995 г.

19. Комментарий к ГК РФ. Ч. 1 (постатейный). под ред. О.Н. Садикова. М. 1998 г.

20. Комментарий к Кодексу Законов о Труде РФ под ред. Гусова К.Н. М. 1997.

21. Копылов В.А. Информационное право. М. 1997 г.

22. Кузьмин А.А. «Правовая защита коммерческой тайны». Правоведение, 1992 г., № 5.

23. Кузьмин А.Э. Проблемы доступа к коммерческой тайне. Правоведение 1993 г., № 4

24. Куликов А. «О коммерческой и служебной тайне». Хозяйство и право. 1996 г., № 11

25. Мухамедшин И. «Актуальные проблемы правовой защиты научно-технического потенциала России». Хозяйство и право. 1998 г, № 9.

26. Обсуждение проекта закона «О коммерческой тайне». Правоведение. 1997 г., № 4.

27. Отнюкова Г. «Коммерческая тайна». Закон. 1998 г. № 2.

28. Плаксин В.А. Макогон Ю.В. «Коммерческая тайна: правовые проблемы». Государство и право. 1992 г., № 8.

29. Практика защиты коммерческой тайны в США. М. 1992.

30. Розенберг В. «Промысловая тайна». СПб, 1910 г.

31. Российское законодательство Х-ХХ веков в 9 томах, Т. 6. М., 1989 г.

32. Российское законодательство Х-ХХ веков в 9 томах, Т. 9. М., 1994 г.

33. Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. М. 1996 г.

34. Теория государства и права. Учебник для ВУЗов. Л. 1987 г

35. Шаров В. «Ноу-хау – объект интеллектуальной собственности». Хозяйство и право. 1998 г., № 7.

36. Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права в 4 томах. Т. 1. СПб., 1908 г.

37. Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права в 4 томах. Т. 2. СПб. 1908 г.

38. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 года) М. 1995 г.

39. Шиверский А.А. Защита информации: проблемы теории и практики. М. 1996 г.

40. Штумпф Г. Договор о передаче ноу-хау. М. 1976 г.

41. Protecting Trade Secrets, Patents, Trademarks and Copyrights. N.Y. 1995.

42. Stim R. Intellectual Property: Patents, Trademarks and Copyrights. N.Y. 1994.


Использованные нормативно-правовые акты.


  1. Конституция РФ// Российская газета N 197, 25 декабря 1993 г.

  2. Гражданский кодекс РФ, Ч. 1// Собрание законодательства Российской Федерации N 32, 1994 г.

  3. Гражданский кодекс РФ, Ч. 2// Собрание законодательства Российской Федерации N 5, 1996 г. ст. 410.

  4. Кодекс Законов о труде РФ// Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1971, N 50, ст.1007.

  5. Налоговый кодекс РФ, Ч. 1// Собрание законодательства РФ 1998 г. № 31, ст. 3824.

  6. Уголовный кодекс РФ// Российская газета, N 113-115, 18-20 июня 1996 г.

  7. Закон СССР «О предприятиях в СССР» от 4 июня 1990 года// Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990 г., № 25, ст. 460.

  8. Закон РСФСР «О собственности в РСФСР» от 24 декабря 1990 года// Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990 г., № 30, ст. 416.

  9. Закон РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности в РСФСР» от 25 декабря 1990 года// Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990 г., № 30, ст. 418.

  10. Закон РФ «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» от 22 марта 1991 года// Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991 г, № 16, ст. 499.

  11. Основы гражданского законодательства Союза ССР и Республик от 31 мая 1991 года// Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1991 г., № 26, ст. 733.

  12. Патентный закон РФ от 23 сентября 1992 года// Российская газета от 14 октября 1992 г., № 225.

  13. Закон РФ «О федеральных органах налоговой полиции» от 24 июня 1993 года// Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993 г. № 29, ст.1114-1115.

  14. Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» от 9 июля 1993 года// Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993 г. № 32, ст. 1242.

  15. Закон РФ «Об информации, информатизации и защите информации» от 25 января 1995 года // Российская Газета № 39, 22.02.1995 г.

  16. Федеральный закон "Об акционерных обществах" от 26 декабря 1995 года// Собрание законодательства Российской Федерации № 1, 1996 г., ст. 1.

  17. Закон РФ «О некоммерческих организациях» от 12 января 1996 года// Собрание законодательства РФ. 1996 г. № 3, ст. 145.

  18. Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 8 февраля 1998 года// Собрание законодательства Российской Федерации № 7, 1998 г., ст. 785.

  19. Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в статью 15 Кодекса законов о труде Российской Федерации» от 06 мая 1998 года// Российская Газета. 12.05.1998 г., № 89.

  20. Указ Президента РФ «Об утверждении перечня сведений конфиденциального характера» № 188 от 6 марта 1997 года// Собрание законодательства РФ 1997 г. № 10, ст. 1127.

  21. Постановление правительства РСФСР «О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну»// Собрание постановлений Правительства РСФСР 1992 г. № 1-2.

  22. Положение по ведению бухгалтерского учёта и бухгалтерской отчётности в РФ, утв. Приказом Министерства финансов от 29.07.98. № 34н// Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти 1998 г. № 23, стр. 20.

1 Шиверский А.А. Защита информации: проблемы теории и практики. М. 1996, стр. 8

2 Мухамедшин И. «Актуальные проблемы правовой защиты научно-технического потенциала России». Хозяйство и право, № 9, 1998 г., стр.

3 Розенберг В. «Промысловая тайна». СПб, 1910 г.

4 напр.:Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права в 4 томах. СПб., 1908-1912 гг.

5 Российское законодательство Х-ХХ веков в 9 томах, Т. 6. М., 1989 г., стр. 107 и след.

6 Цит. по: Розенберг В., указ. соч., стр. 43-47.

7 Там же.

8 Там же.

9 Российское законодательство Х-ХХ веков в 9 томах, Т. 9. М., 1994 г., стр. 271 и след.

10 Цит. по: Розенберг В., указ. соч., стр. 44-49.

11 Там же

12 Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права в 4 томах. Т. 1. СПб., 1908, стр. 196.

13 Розенберг В. Указ. соч., стр. 9.

14 Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990 г., № 25, ст. 460

15 Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990 г., № 30, ст. 416

16 Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1990 г., № 30, ст. 418

17 Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991 г, № 16, ст. 499

18 Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1991 г., № 26, ст. 733

19 Российская Газета № 39 от 22.02.1995.

20 Собрание законодательства РФ 1998 г. № 31, ст. 3824

21 Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993 г. № 29

22 Собрание законодательства РФ 1997 г. № 10, ст. 1127

23 Собрание постановлений Правительства РСФСР 1992 г. № 1-2

24 Приложение к Российской газете «Бизнес в России» от 12 июля 1997 года

25 Куликов А. «О коммерческой и служебной тайне». Хозяйство и право № 11, 1996 г., стр. 99-103// Обсуждение проекта закона «О коммерческой тайне». Правоведение № 4, 1997 г., стр. 177-179

26 Власова О. «Законодательство Великобритании: охрана коммерческой тайны и другой конфиденциальной информации». Хозяйство и право № 8, 1998 г., стр. 111 и след.

27 Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. М. 1996 г., стр. 619.

28 Мухамедшин И. Указ. соч., стр. 38.

29 Гражданское право. Учебник. Часть третья. под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. М. 1998 г., стр. 172.

30 Один из последних таких актов - Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Французской Республики о сотрудничестве в области топлива и энергии от 15.02.96 N б/н1

31  Напр. Положение по ведению бухгалтерского учёта и бухгалтерской отчётности в РФ, утв. Приказом Министерства финансов от 29.07.98. № 34н. Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти 1998 г. № 23, стр. 20.

32 Кузьмин А.А. «Правовая защита коммерческой тайны». Правоведение, 1992 г., № 5, стр. 47.

33 Белов В.В., Виталиев Г.В., Денисов Г.М.: «Интеллектуальная собственность: законодательство и практика его применения». М. 1997 г., стр. 25.

34 Шаров В. «Ноу-хау – объект интеллектуальной собственности». Хозяйство и право № 7, 1998 г., стр. 54.

35 п.17 совместного постановления Пленумов Верховного суда и Высшего арбитражного суда № 6/8 от 1 июля 1996 года «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». Российская газета (ведомственное приложение), N 151, 10.08.96

36 Подписана в Стокгольме 14.07.1967., ратифицирована СССР 19.09.1968.

37 Козырев А.И. Оценка интеллектуальной собственности. М. 1997 г., стр. 21.

38 Копылов В.А. Информационное право. М. 1997 г. стр. 23 - 24.

39 Куликов А. Указ. соч., стр. 99.

40 Сергеев А.П., Указ. соч., стр. 621 // ГК РФ. Часть первая. Научно-практический комментарий, стр. 235.

41 Дозорцев В.А. Права на результаты интеллектуальной деятельности: авторское право, патентное право, другие исключительные права. Сборник нормативных актов. М. 1994 г. Вступительная статья. стр. 28.

42 ГК РФ. Часть первая. Научно-практический комментарий (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина, В.П. Мозолина), М. 1996 г стр. 235.

43 Отнюкова Г. «Коммерческая тайна». Закон. 1998 г. № 2, стр. 55 и след.// Комментарий части первой ГК РФ, М. 1995 г., М.И. Брагинский, В.В. Витрянский, Е.А. Суханов и др., стр. 210-211.

44 Stim R. Intellectual Property: Patents, Trademarks and Copyrights. N.Y. 1994. p. 236.

45 Штумпф Г. Договор о передаче ноу-хау. М. 1976., стр. 33.

46 Князев О.К. Правовое обеспечение имущественных интересов обладателей ноу-хау в ФРГ и ГДР. Автореферат диссертации на соискание учёной степени к.ю.н. М. 1991., стр. 15-16.

47 Сергеев А.П. Указ. соч., стр. 10.

48 Практика защиты коммерческой тайны в США. М. 1992. стр. 37.

49 Гражданское право. Учебник. Ч. 3. стр. 4.

50 Сергеев А.П. Указ. соч., стр. 14.

51 Здесь и дальше мы не рассматриваем исключительные права на средства индивидуализации юридического лица, продукции, работ или услуг, поскольку «…обеспечиваемая им охрана строится на несколько иных началах и принципах…Законодатель не рассматривает средства индивидуализации предпринимателей и их продукции в качестве результатов интеллектуальной деятельности». (Сергеев А.П. Указ. соч., стр. 28).

52 Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993 г. № 32, ст. 1242.

53 Российская газета от 14.10.1992.

54 Егоров Н.Д. Гражданско-правовое регулирование общественных отношений: единство и дифференциация. Л. 1988 г. стр. 138.

55 Сергеев А.П. Указ. соч., стр. 620.

56 Копылов В.А. Указ. соч., стр. 30.

57 Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 года) М. 1995 г., стр. 254.

58 Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права в 4 томах. Т.2. Спб. 1908 г. стр. 100-102.

59 Отнюкова Г. Указ. соч. стр. 58.

60 Отнюкова Г. Указ. соч. стр. 56.

61 Там же.

62 Кузьмин А.А. Указ. соч. стр. 49

63 Плаксин В.А. Макогон Ю.В. «коммерческая тайна: правовые проблемы». Государство и право. 1992 г., № 8. стр. 76.

64 Собрание законодательства РФ. 1996 г. № 3, ст. 145.

65 Германское право. Ч. 2. М. Исследовательский центр частного права. 1996 г.

66 Коломиец А. Защита информации, составляющей коммерческую тайну. Закон. 1998 г., № 2. стр. 60.

67 Теория государства и права. Учебник для ВУЗов. Л. 1987 г. стр. 422.// Гражданское право в 2 томах. Т. 1 . под ред. Е.А. Суханова. М. 1994 г. стр. 47.

68 Гражданское право. Учебник, Ч. 1. стр. 267.

69 там же.

70 Сергеев А.П. Указ. соч. стр. 626.

71 Отнюкова Г. Указ. соч. стр. 59.

72 Отнюкова Г. Указ. соч. стр. 59.

73 Гришаев С.П. Правовая охрана товарных знаков, программ ЭВМ, ноу-хау в России и за рубежом. М. 1994. стр. 57.

74 Сергеев А.П. Указ. соч. стр. 628.

75 Сергеев А.П. Указ. соч. стр. 627.

76 Там же.

77 Отнюкова Г. Указ. соч., стр. 56-57.

78 Там же.

79 Гражданское право России. Курс лекций. Часть первая. М., 1996 г., М.И. Брагинский, О.Н. Садиков, Н.И. Клейн и др. стр. 125// Гражданский кодекс РФ. Часть первая. Научно-практический комментарий (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина, В.П. Мозолина), М. 1996 г., стр. 242.

80 ГК РФ. Часть первая. Научно-практический комментарий, стр. 242.

81 Куликов А. Указ. соч. Стр. 100.

82 Там же.

83 Комментарий к ГК РФ. Ч. 1. под ред. О.Н. Садикова. М. 1998 г., стр. 290.

84 Кузьмин А.А. Указ. соч. стр. 47.

85 Розенберг В. Указ. соч. стр. 31.

86 Розенберг В. Указ. соч., стр. 31.

87 Там же.

88 Штумпф Г. Указ. соч., стр. 30.

89 Обсуждение проекта закона «О коммерческой тайне» Правоведение 1997 г. № 54 стр. 177-179

90 Stim R. Указ. соч. стр. 241-242.

91 Там же.

92 Практика защиты коммерческой тайны в США. М. 1991 г., стр. 36.

93 Protecting Trade Secrets, Patents, Trademarks and Copyrights. N.Y. 1995. p. 50.

94 Protecting trade Secrets, Patents, trademarks and Copyrights. стр. 47.

95 Кузьмин А.Э. Проблемы доступа к коммерческой тайне. Правоведение № 4 1993 г., стр. 20.

96 Розенберг В. Указ. соч., стр. 31.

97 Практика защиты коммерческой тайны в США. стр. 33.

98 Куликов А. Указ. соч. стр. 103

99 Protecting Trade Secrets, Patents, Trademarks and Copyrights. p. 57.


100 Сергеев А.П. Указ. соч. стр. 626.

101 Цит. по: Германское право. Ч. 2. стр. 30-31.

102 Protecting Trade Secrets, Patents, Trademarks and Copyrights, стр. 74-75.

103 Коломиец А. «Условие о неразглашении коммерческой тайны в трудовом договоре (контракте)». Хозяйство и право. 1998 г., № 5. стр. 33.

104 Российская Газета. 12.05.1998.

105 Комментарий к Кодексу законов о труде РФ. под ред. К.Н. Гусова. М. 1997 г., стр. 41.

106 Практика защиты коммерческой тайны в США. стр. 49.

107 Розенберг В. Указ. соч. стр. 29.

108 Практика защиты коммерческой тайны в США. стр. 23, 37.

109 Отнюкова Г. Указ. соч., стр. 59.

110 Гражданское право. Ч. 1. Стр. 266.

111 Там же.

112 Указ. соч., стр. 267.

113 Указ. соч., стр. 268.

114 Указ. соч., стр. 525.

115 Stim R. Указ. соч. стр. 244.

116 Комментарий к ГК РФ. Ч. 1. под ред. О.Н. Садикова., стр. 292// Сергеев А.П., указ. соч., стр. 631.

117 В соответствии с п. 1 ст. 2 ГК, «гражданское законодательство регулирует отношения, … основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников».

118 Комментарий к Кодексу Законов о Труде РФ , стр. 268.

119 Указ. соч., стр. 242.

120 Постановление Пленума Верховного Суда СССР № 15 от 23.09.77. с изм. и доп. Сборник Постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. М. 1994., стр. 44.

121 Коломиец А. «Проблемы ответственности по трудовому договору (контракту) за разглашение информации, составляющей коммерческую тайну». Хозяйство и право. № 6. 1998 г., стр. 43.

122 Указ. соч, стр. 42.

123 Плаксин В.А., Макогон Ю.В. Указ. соч, стр. 76.

124 Собрание законодательства Российской Федерации № 1, 1996 г., ст. 1.

125 Собрание законодательства Российской Федерации № 7, 1998 г., ст. 785.

126 Гражданское и торговое право капиталистических государств. стр. 495.

127 Сергеев А.П. Указ. соч., стр. 629-630.

128 Указ. соч., стр. 631.


Случайные файлы

Файл
17116.rtf
151007.rtf
176783.rtf
148799.rtf
129450.rtf