Меценатская деятельность в среде российских предпринимателей (mecenat)

Посмотреть архив целиком

Новосибирская Государственная Академия

Экономики и Управления















Меценатская деятельность

в среде российских предпринимателей





Реферат подготовила

студентка II курса

группы Ю-92:

Лисичкина К.В.













Новосибирск – 2001г.




План:

  1. Введение…………………………………………………………..1

  2. Морозовы………………………………………………………….2

  3. Третьяковы………………………………………………………..4

  4. Бахрушины………………………………………………………..5

  5. Найденовы………………………………………………………...6

  6. Щукины……………………………………………………………7

  7. Заключение………………………………………………………..9

8.Список литературы……………………………………………….
































Введение.

Неотъемлемой частью жизни российского торгово-промышленного класса была благородная культурная деятельность, покровительственное отношение к науке и искусству. Этому святому делу отдали дань представители купеческого сословия. Для иных из них деятельность на этом поприще была истинным подвижничеством, а не средством утоления мелкого тщеславия, тем паче наживы. Пожалуй, эта сфера деятельности – одна из самых славных страниц в истории российского купечества, которую не смогли зачеркнуть все годы коммунистического режима. Только она облагораживает облик в целом инфантильной русской буржуазии, не сумевшей избежать грядущей социальной катастрофы.

Для подтверждения этого утверждения можно привести слова одного из признанных во всем мире деятеле в области театра – К.С. Алексеева-Станиславского:

«Я жил в такое время, - пишет он, - когда в области искусства, науки, эстетики началось большое оживление. Как известно, в Москве этому немало способствовало тогдашнее молодое купечество, которое впервые вышло на арену русской жизни и, наряду со своими торгово-промышленными делами, вплотную заинтересовалось искусством».

В московском купеческом родословии было два с половиной десятка семей, которые нужно поставить на самых верхах генеалогической лестницы. Это были те, которые занимали почетное положение в народнохозяйственной жизни и помнили о своих ближних: помогали страждущим и неимущим и откликались на культурные и просветительные потребности. Все эти семьи можно разделить на несколько категорий.

На первом месте надо поставить пять семей, которые из рода в род сохраняли значительное влияние, либо в промышленности, либо в торговле, постоянно участвовали в общественной – профессионально-торговой и городской деятельности и своей жертвенностью или созданием культурно-просветительных учреждений обессмертили свое имя. Это были Морозовы, Бахрушины, Найденовы, Третьяковы и Щукины.

Во вторую группу нужно отнести семьи, которые также играли выдающуюся роль, но которые к моменту революции сошли с первого плана, либо отсутствием ярких представителей, что для этой группы особо характерно, либо выходом из купеческого клана и переходом в дворянство. Это были семьи Прохоровых, Алексеевых, Шелапутиных, Куманиных, Солдатенковых, Якунчиковых. Далее надо поставить семьи, в прошлом занимавшие самые первые места, но бывшие либо на ущербе, либо ушедшие в другие области общественной или культурной жизни. Таковыми были семьи Хлудовых, Мамонтовых, Боткиных, Мазуриных и Абрикосовых. Следующую группу составляют семьи, которые в последние годы были более известны общественной деятельностью их представителей, чем своей коммерческой активностью. Это Крестовниковы, Гучковы, Вишняковы, Рукавишниковы, Коноваловы.

В заключении можно привести характеристику этой части московского купечества, какую дает ей В.В. Стасов в своей известной статье, посвященной П.М. Третьякову и его галерее. Он свидетельствует, что в течение первой половины настоящего столетия выросла иная порода людей купеческой семьи, у которых, невзирая на богатство, всегда было мало охоты до пиров, до всякого жуирства и нелепого прожигания жизни, но у которых была вместо того великая потребность в жизни интеллектуальной, было влечение ко всему научному и художественному. И вот эти люди ищут себе постоянных товарищей и знакомых в среде интеллигентной, истинно образованной и талантливой, проводят много времени с писателями и художниками, интересуются созданиями литературы, науки и искусства. Одни из них накопляют в своем доме богатые собрания книг и рукописей, другие – не менее богатые коллекции картин и всяких художественных произведений. Одни сами становятся писателями, другие – людьми науки, третьи – художниками и музыкантами, четвертые заводят типографский станок и печатают целые библиотеки хороших книг, пятые создают публичные галереи, куда открывают доступ всем желающим. И всегда, во всем стоит у них на первом месте общественное благо, забота о пользе всему народу.

Я хочу рассмотреть жизнь и меценатскую деятельность наиболее известных пяти семей: Морозовых, Бахрушиных, Найденовых, Третьяковых и Щукиных.




  1. Морозовы.

С именем Морозовых связуется представление о влиянии и расцвете московской купеческой мощи. Эта семья, разделившаяся на несколько самостоятельных и ставших различными ветвей, всегда сохраняла значительное влияние и в ходе московской промышленности, и в ряде благотворительных и культурных начинаний. Диапазон культурной деятельности был чрезвычайно велик. Он захватывал и «Русские ведомости», и философское московское общество, и Художественный театр, и музей французской живописи, и клиники на Девичьем поле.

Морозовы были одной из немногих московских семей, где уже к началу двадцатого века насчитывалось пять поколений, одинаково активно принимавших участие и в промышленности, и в общественности. Были, конечно, проявления и упадка, но в общем эта семья сохраняла долго свое руководящее влияние.

Основателем морозовской семьи был Савва Васильевич Морозов, начавший свою деятельность вначале XIX века, после московского пожара, когда сгорел ряд прежних московских фабрик. С этого времени под влиянием благоприятного таможенного тарифа начался подъем в хлопчатобумажной промышленности.

У Саввы Васильевича было пять сыновей: Тимофей, Елисей, Захар, Абрам и Иван. Тимофей Саввич был основателем одной из первых морозовских мануфактур – Никольской. Он тратил немало средств на разные культурные начинания, в частности на издательство, которое он осуществил с помощью своего зятя, профессора Ф.Г. Карпова. У Тимофея Саввича было два сына и три дочери – Савва и Сергей Тимофеевичи, Анна, Юлия и Александра Тимофеевны. Сергей Тимофеевич дожил до глубокой старости и умер в эмиграции. Ему принадлежала честь создания в Москве Кустарного музея в Леонтьевском переулке. Он много содействовал развитию кустарного искусства.

У Саввы Тимофеевича было четверо детей: Мария, Елена, Тимофей и Савва Саввичи. Мария Саввишна занималась благотворительностью, была очень добрая, но какая-то странная, видимо не совсем нормальная: любила выступать на благотворительных вечерах в балетных танцах. У Марии Саввишны это дело не ладилось. Над ней добродушно подсмеивались и называли «Мария Саввишна, Вчерашна Давишна».

Савва Тимофеевич был человеком разносторонним и многим интересовался. Он сыграл большую роль в судьбе Художественного театра. Для создания нового театра, цели и задачи которого сильно отличались от всех тогда действовавших, нужны были значительные средства, которых у инициаторов этого дела Станиславского и Немировича-Данченко просто не было. Городская дума на их просьбу не откликнулась. Богатейшие люди Москвы отделались небольшими суммами, что давало им право занимать место в первых рядах партера и щеголять перед всей Москвой своей благотворительностью. Всех этих средств явно было не достаточно для театра, который, с весьма умеренными ценами на билеты. Один С. Морозов сразу же внес 10 тысяч рублей. Всего в первый год существования театра он истратил на него 60 тысяч рублей. Постепенно его пожертвования стали для театра главным источником поступления средств. Причем следует отметить, что С. Морозов старался не выпячивать свою роль в судьбе театра. Он всячески старался сохранить коллективную форму его финансирования, убеждал других предпринимателей вносить свои деньги, хотя их скромные пожертвования существенной роли не играли.

Однако недоброжелатели все-таки не преминули упрекнуть С. Морозова за его увлечение театром, а руководителей театра – за получение денежной помощи от известного фабриканта. Так, признанный король фельетонистов, театральный критик и редактор газеты «Русское слово» В. Дорошевич напечатал статью «Искусство на содержании», осуждавшую и театр и помогающего ему «ситцевого фабриканта». Не обращая внимания на подобные мелочные уколы, Савва Морозов в апреле 1902 г. собственноручно занялся реконструкцией театра. Он лично наблюдал за стройкой, вникал во все детали и даже часто оставался ночевать здесь же, в театре, хотя совсем недалеко находился его роскошный особняк. М. Горький описал весьма характерную сцену, как, «стоя на сцене с рулеткой в руках, в сюртуке, выпачканном известью, Морозов, пиная ногой какую-то раму, досадно говорил столярам: «Разве это работа». Он и сам пилил, забивал, красил и даже разработал особую технику световых сценических эффектов.

Им были заказаны за границей многие новейшие технические приспособления для сцены и усовершенствованное электрическое оборудование. Всего строительство обошлось Морозову в 300 тысяч рублей. Общие его расходы на Художественный театр в 1898 – 1903 годах приблизились к полумиллиону рублей. Хотя он весной 1904 г. отошел от прямого участия в делах Художественного театра, но свой паевой взнос оставил. С признательностью писал о нем Станиславский в 1910 г., что Морозов не только поддержал театр материально, но и встал в ряды его деятелей, не боясь самой трудной, неблагодарной и черной работы. Вот как о нем вспоминает Станиславский:






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.