Конституция зарубежных стран (120528)

Посмотреть архив целиком

11











































ПЛАН:


Задание № 1.

Юридические свойства и функции конституций зарубежных стран.


Задание № 2.

Закрепление принципа разделения властей в Конституции США 1787 года.



















Задание № 1.


Конституции – важнейший институт демократии. В современном значении они возникли в конце 18 века. Первая конституция, действующая до настоящего времени, появилась в 1787 году в США. В девяностые годы того же столетия были приняты конституции во Франции (1791 и 1793 года) и Польше (1793 год). В настоящее время во всех странах мира, а их число приближается к 200, имеются конституции.

Конституции играют огромную роль в жизни каждого государства, что определяется их особым местом в правовой системе страны.

В самом общем виде конституцию можно определить как правовой акт (или совокупность правовых актов), обладающий высшей юридической силой и регулирующей основы организации государства и взаимоотношений государства и гражданина.

Конституцию, занимающую особое место в правовой системе каждой страны, отличают от других правовых актов такие ее черты и свойства, как легитимность, стабильность, реальность, верховенство.

Конституция считается легитимной тогда, когда она принята законным путем, то есть в том порядке, который предусмотрен в действовавшей до этого конституции. Конституции, навязанные военными хунтами и другими диктаторскими режимами вместо принятых ранее законным путем, не могут считаться легитимными.

Такое свойство, как реальность, характеризует конституцию тогда, когда ее предписания исполнимы и гарантированы в условиях режима законности и правопорядка. Реальна такая конституция, которая предусматривает и гарантирует народовластие, права и свободы человека и гражданина. Конституции, не отвечающие этим требованиям, являются фиктивными. Они декларативны, наполнены социальной демагогией и реально не гарантируют элементарных гражданских прав. Фиктивные конституции характерны для стран с авторитарными и тоталитарными политическими режимами. Так, Конституция СССР 1977 года содержала немало демократических положений, которые, однако, не были и не могли быть реализованы в условиях коммунистической диктатуры.

Стабильность конституции проявляется в незыблемости ее предписаний, в сохранении высокой степени устойчивости и неподверженности воздействию политических сил, меняющихся у власти. Стабильность и жесткость конституции не только не исключает возможности ее изменения, но и предполагает приведение ее в соответствие с новыми условиями социальной действительности. Поскольку конституция оказывает глубокое воздействие на весь общественный и правовой порядок, неопределенность хотя бы отдельных ее норм может привести к нестабильности в обществе.

Определяя верховенство конституции в правовой системе, важно отметить, что она не просто основной закон, но такой закон, который обладает особой юридической силой по сравнению с другими законами. При этом конституция является актом наивысшей юридической силой, и это особое свойство выражается в следующем: ее нормы являются основополагающим источником не только конституционного права, но и других отраслей права – гражданского, административного и других; текущие законы и другие нормативные акты должны приниматься только указанными в конституции государственными органами и соответствовать конституции; государственные органы, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать конституцию. Конституция как основной закон республики, говорится в Конституции Италии, должна соблюдаться с верностью всеми гражданами и органами государства.

Верховенство конституции в правовой системе обеспечивается эффективным механизмом ее реализации и охраны. Вопросами обеспечения конституционности законов и других нормативно-правовых актов занимаются органы конституционного контроля (надзора, суда). Им нередко принадлежит и право толкования конституционных положений.

Верховенство конституции в правовой системе устанавливается не каким-либо другим нормативным актом, а ее собственными нормами. Так, в соответствии со статьей 98 Конституции Японии 1946 года она «является верховным законом страны, и никакие законы, указы, рескрипты или другие государственные акты, противоречащие в целом или в части ее положениям, не имеют законной силы». Аналогичная норма имеется в Конституции РФ 1993 года: «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации» (часть 1 ст. 15).

Каждая конституция выполняет определенные функции, которые раскрывают ее социальное назначение и характеризуют основные направления ее воздействия на общественные отношения. Можно выделить три важнейших функции конституции: юридическую, политическую и идеологическую.

Юридическая функция заключается в том, что конституция, будучи основным законом, является важнейшим источником права, нормы которого обладают высшей юридической силой и лежат в основе всей системы правового регулирования.

Политическая функция конституции заключается в том, что политический процесс, в котором участвуют так или иначе все политические силы, осуществляется на основе правил, установленных конституцией. Политический процесс охватывает различные формы, способы и направления политической деятельности; по существу - это порядок функционирования политической системы, ее институтов. С изменением норм конституции вносятся определенные изменения и в политический процесс.

Идеологическая функция конституции заключается в том, что она выступает средством идеологического воздействия. Конституция играет большую воспитательную роль, устанавливая нормы взаимоотношений государства и человека, государства и общества, основанные на их взаимной ответственности.

Современные демократические конституции характеризуются еще одной важной чертой: они имеют прямое действие. Прямое действие конституции означает, во-первых, что конституции обязательны для органов законодательной, исполнительной и судебной власти, а также для органов местного самоуправления; а во-вторых, что гражданин, который считает нарушенными свои права, может обратиться в суд, ссылаясь исключительно на соответствующую статью конституции, и суд не вправе отказать в рассмотрении дела, ссылаясь на то, что нет конкретизирующих данную норму законов или подзаконных актов.

Конечно, не все конституции имеют прямое действие. Так, в соответствии с существовавшей в СССР официальной позицией конституция являлась политическим и декларативным документом и применялась только путем конкретизации норм конституции в других нормативных актах. Такое понимание конституции ослабляло ее значение как основного закона, обладающего высшей юридической силой.




Задание № 2.


В период, непосредственно предшествующий созыву Филадельфийского Конвента 1787 года, американское политическое сознание характеризуется определенными чертами, которые наложили неизгладимый отпечаток на всю деятельность Конвента. Совершенно четко и определенность выразилась неудовлетворенность как опытом государственного строительства в штатах, так и междуштатными конфедеративными отношениями. Поиски более совершенных и удобных для правящей элиты систем организации власти для отдельных штатов и для той единой республики, которая должна была их объединить, велись в направлении создания чисто американского, приспособленного к местным условиям варианта разделения властей. От собственно британской концепции верховенства законодательной власти американцы отказались полностью. В воздухе носилась идея равномерного распределения всех полномочий государственной власти между «тремя ветвями правительства». Доминирующим настроением было обуздание узурпаторских амбиций законодательной ветви власти. Об этом писали и говорили наиболее выдающиеся политические мыслители Америки того времени – Д. Мэдисон, А. Гамильтон и другие.

В результате «переходного периода» сложились два главных теоретических подхода к организации всей системы построения органов государственной власти. Во-первых, сувереном является народ, а не институты власти, обладающие лишь теми полномочиями, которые делегировал им народ. Во-вторых, ни один из институтов власти не может быть единственным выразителем общей воли народа. Выразителем такой воли они могут быть только все вместе и в равной степени. Все ветви власти, таким образом, выражают волю народа по его уполномочию, в соответствии с присущими им функциями и в пределах, установленных писаной конституцией.

Американские государственные деятели, отцы-учредители Конституции отнюдь не стремились к теоретически безупречной и логически последовательной конструкции разделения властей. Американский вариант системы разделения властей основан не столько на теоретическом наследии, сколько на опыте колониального периода и самостоятельного государственного строительства независимых штатов с 1776 по 1787 год.

Для надежной охраны общества от опасности установления тирании власть должна была быть распределена между «ветвями правительства». При этом сразу же нужно подчеркнуть, что учредители Американской Конституции никогда не помышляли о создании трех абсолютно независимых друг от друга властей, то есть о создании некоего троевластия, возможного только в теории, но практически неосуществимого. Кроме того, предполагалось системы взаимозависимости, обеспечивающей взаимный контроль с целью предупреждения злоупотреблений.

Горизонтальное распределение властных полномочий между ветвями национального правительства – законодательной, исполнительной и судебной – дополнялось вертикальным разделением власти, что предполагалось федеративной формой государственного устройства; все, что не входило в сферу полномочий Союза, оставалось за штатами и народом.

Анализ текста Конституции США и его многочисленных комментариев и толкований позволяет прийти к заключению, что в Конституции речь не идет о классическом разделении властей. Власть как таковая предполагается единой, разделяются, разграничиваются лишь властные полномочия. Единство власти выводится из концепции единого суверенитета, который теоретически пребывает в народе.

Концепция единства государственной власти нашла свое выражение в торжественной формуле преамбулы к Конституции, в которой сформулированы цели принятия Основного закона: «Мы, Народ Соединенных Штатов, в целях образования более совершенного Союза, установления Правосудия, обеспечения внутреннего Спокойствия, укрепления совместной обороны, содействия всеобщему Благоденствию и дарования Благ Свободы нам самим и нашему Потомству торжественно принимаем и устанавливаем эту Конституцию для Соединенных Штатов Америки».

Любопытно отметить, что с точки зрения строго семантической Конституция знает только две власти. Так, Статья 2 (раздел 1) устанавливает: «Исполнительная власть предоставляется Президенту Соединенных Штатов Америки». В Статье 3 (раздел 1) говорится: «Судебная власть Соединенных Штатов предоставляется одному Верховному суду и таким нижестоящим судам, каковые Конгрессом время от времени учреждаются». В то же время Статья 1 (раздел 1) гласит: «Все законодательные полномочия, сим установленные, предоставляются Конгрессу Соединенных Штатов, который состоит из Сената и Палаты представителей».

Таким образом, в Основном законе речь идет только о двух властях: исполнительная вручается Президенту, а судебная – Верховному суду и другим нижестоящим федеральным судам. Что же касается Конгресса, то он строго по букве Конституции является носителем законодательных полномочий, а не обладателем законодательной власти. Вряд ли можно считать формулу Статьи 1 простой случайностью или редакционной погрешностью. С известной степенью вероятности можно утверждать, что в формуле этой статьи нашли свое выражение господствовавшие в то время настроения – боязнь возможной тирании законодательной ветви власти.

Разграничение функциональной компетенции между тремя ветвями власти осуществлено в Конституции в весьма общих чертах. Учредители Конституции исходили из того, что сами понятия «исполнительная власть» и «судебная власть» предполагают соответствующие им функциональные назначения – исполнение законов и осуществление правосудия. Что же касается предметов правового регулирования этих двух ветвей власти, то о них не сказано ни слова. Исключение Конституция делает только для Конгресса, которому вручаются законодательные полномочия, но который формально не получил от Основного закона статуса носителя законодательной власти.

Раздел 8 Статьи 1 Конституции содержит перечень предметов правового регулирования, относящихся к предметной компетенции Конгресса как высшего органа государственной власти, наделенного законодательными полномочиями. Кроме того, в разделе 9 Статьи 1 дается перечень особых изъятий из компетенции Конгресса (запрещение приостановки действия Habeas Corpus в мирных условиях, запрещение принятия биллей об опале и законов, обладающих обратной силой, запрещение жалования дворянских титулов и некоторые другие). Ряд ограничений предметной компетенции Конгресса содержит в себе Билль о правах, который явился существенным дополнением первоначального текста Конституции. Так, поправка 1 гласит: «Конгресс не должен издавать ни единого закона, относящегося к установлению религии или запрещающего свободное исповедание оной, либо ограничивающего свободу слова или печати либо право народа мирно собираться и обращаться к правительству с петициями об удовлетворении жалоб». Известные ограничения налагает на Конгресс и знаменитая Х поправка: «Полномочия, которые не делегированы настоящей Конституцией Соединенным Штатам, а также те, пользование которыми не запрещено ею штатам, сохраняются за штатами либо за народом».

Итак, учредители Конституции 1787 года положили в основу организации, компетенции и взаимодействия высших органов государственной власти – Конгресса, Президента и Верховного суда – свой собственный, американский вариант разделения властей, который впоследствии стал именоваться системой «сдержек и противовесов».

При этом если изначальная идея разделения властей, заимствована у мыслителей прошлого, не нашла детального выражения в тексте Конституции, то американская идея «сдержек и противовесов» разработана весьма основательно во всех ее проявлениях.















Литература:


  1. А.А. Мишин. Конституционное право зарубежных стран: Учебник. – М.: Белые альвы, 1998.

  2. Конституционное право: Учебник /Под ред. В.В. Лазарева. – М.: Новый Юрист, 1998.


Случайные файлы

Файл
34302.rtf
60335.rtf
49259.rtf
19685-1.rtf
referat.doc