Конституционные суды в субъектах Российской Федерации (ref-18097)

Посмотреть архив целиком

39



Gelia1982@inbox.ru (пишите и я вам обязательно отвечу)


МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Сургутский государственный Университет

Юридический факультет

Заочное отделение





Курсовая работа.



по дисциплине: Конституционное право

тема: Конституционные суды в субъектах Российской Федерации.



Выполнила студентка:


Ф.И.О. Юшкина
Ангелина Владимировна.


Курс 2 Группа 12


Проверил_____Филиппова_________


Дата:__________________________


Оценка:_____отлично__________________





Сургут 2002 год.









План.



Введение………………………………………………………….2=3.


  1. Становление органов конституционного правосудия

в субъектах Российской Федерации………………………….4-18.


  1. Компетенция конституционных (уставных) судов

Субъектов Российской Федерации…………………………..18-29.


  1. Акты конституционных (уставных) судов субъектов

Российской Федерации…………………………………………29-31.


Заключение………………………………………………………30-35.


Список литературы…………………………………………….36-38.



Введение.


С принятием новой Конституции РФ1 у субъектов Федерации появилась возможность решать по собственному усмотрению целый ряд вопросов в области государственного устрой­ства. Нормотворчество перестает быть уделом элитарных групп, в этот процесс вовлекаются сотни, тысячи депутатов различных уровней, руководители органов исполнительной власти субъектов Федерации, работающих во всех уголках страны. Однако ни для кого не секрет, что нормотворчество в субъектах Российской Федерации находится в стадии становления и принятые органами государственной власти субъектов Российской Федерации правовые акты, а также правовые акты органов местного самоуправления содержат значительное число ошибок, что приводит в ряде случаев к нару­шению прав граждан. Такая юридическая прак­тика ставит под угрозу создание в России демократического государства, высшей цен­ностью которого являются правовые возмож­ности человека. Действующее федеральное законодательство содержит установления, позволяющие осуществлять судебный консти­туционный контроль как на уровне Российской федерации, так и ее субъектов.

В условиях формирования свободного гражданского общества, реальной демократии, создания правового государства, одним из существенных признаков которого является господство права, конституции и закона, конституционное правосудие все более органично входит в государственно-правовую систему России и ее субъектов.

Специфическим институтом обеспечения и охраны действия принципа верховенства Конституции является конституционный контроль, который осуществляют органы конституционного правосудия. В России данная функция осуществляется на федеральном уровне Конституционным Судом РФ, а на региональном - органами конституционной юстиции субъектов РФ. В настоящее время они действуют в 13 из них.

Развитие конституционной юстиции происходило весьма сложно. Процесс создания конституционных судов в республиках не носил синхронного характера. От закрепления в Основном законе до реального создания суда проходил довольно длительный период2.

Споры о целесообразности создания таких органов были завершены после принятия Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" от 31 декабря 1996 года3 - конституционные суды законодательно стали реальностью судебной системы Российской Федерации.

Конституционный контроль уже обрел ряд проблем, требующих решения. В частности, это рассредоточение вопросов конституционного контроля между различными суда­ми, подключение к ним судов общей юрисдикции. Су­дьи коллегий по гражданским делам, вчера разрешав­шие спор о наследстве или разделе имущества, сегодня рассматривают спор между Думой и губернатором субъекта РФ, оценивают законы на предмет их соот­ветствия уставу субъекта, проверяют обоснованность запрета общественного объединения и др., не будучи зачастую подготовленными для разрешения этих категорий дел. Все это вопросы конституционно-пра­вовых отношений и разрешать их должен специализи­рованный суд конституционного контроля. К сожале­нию, в нашей стране конституционное правосудие оказалось в стороне от тех дел, которые характеризу­ют конституционные суды как государственные суды: рассмотрение вопросов конституционной ответствен­ности высших должностных лиц, действительности выборов, досрочного прекращения полномочий орга­нов и должностных лиц местного самоуправления и др4.

Увеличение числа названных судов, рассмотрение практики их работы ставят немало вопросов. Особую остроту приобретают проблемы правового статуса и компетенции органов конституционного правосудия.

Представленная курсовая работа посвящена иссле­дованию проблем развития регионального конституционного правосудия в России. С учётом изложенного выше, избранная тема представляется крайне актуальной.




















1.Становление органов конституционного правосудия в субъектах Российской Федерации.


Конституционное правосудие в нашей стране имеет пока еще небольшой - десятилетний опыт. Съезд народных депутатов Российской Федерации избрал в октябре 1991 года 13 судей Конституционного Суда Российской Федерации, сформировав таким образом первый в истории Российского государства специализированный орган конституционного контроля. Создание федерального Конституционного Суда положило начало конституционному правосудию в Российской Федерации.

Наряду с федеральным Конституционным Су­дом в 90-х годах стали формироваться органы конституционного контроля в субъектах России. Они были призваны осуществлять специализиро­ванный конституционный контроль на регио­нальном уровне. Функционирование конституци­онных судов республик в составе РФ весьма свое­временно и актуально с позиции интересов и Федерации в целом, и в то же время это соответ­ствует интересам субъектов РФ. С появлением конституционных судов республик Российская Федерация добивается достижения такой цели, как формирование в России "правового федера­лизма", основными признаками которого явля­ются: разграничение полномочий и предметов ве­дения между Федерацией и ее субъектами; нали­чие не только развитой федеральной правовой системы, но и полноценных правовых систем субъектов Федерации; разрешение противоречий между правовой системой Федерации и правовы­ми системами субъектов РФ и внутри каждой из этих систем на судебной основе, через судебный конституционный контроль.

Демократизация жизни общества и стремление к подлинному федерализму получили свое выражение и дальнейшее развитие в создании конституционных (уставных) судов в субъектах Федерации. В 1991 году Конституционный суд создается в Дагестане, в 1992 - в республиках Башкортостан, Саха (Якутия) и Кабардино-Балкарской Республике.

После принятия в 1993 году Конституции Российской Федерации, закрепления в ней принципов федерализма, разделения властей, признания за субъектами Российской Федерации права иметь самостоятельные системы государственной власти и свое законодательство необходимость создания правовых механизмов защиты основных законов субъектов Федерации - конституций и уставов - обозначилась еще более четко. В 1994-1995 гг. к числу ранее функционировавших конституционных судов добавляется еще несколько судов, созданных в ряде республик Российской Федерации. В настоящее время создание и развитие органов конституционной юстиции в субъектах Российской Федерации регламентируется тремя федеральными законами: Федеральным конституционным законом от 31 декабря 1996 года "О судебной системе Российской Федерации", Федеральным законом от 6 октября 1999 года "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации"5 и Федеральным законом от 20 июня 2000 года "О внесении изменения в статью 21 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации"6.

Возможность создания таких судов в субъектах Российской Федерации получила свое правовое закрепление в Федеральном конституционном законе от 31 декабря 1996 г. "О судебной системе Российской Федерации". В соответствии со ст.4 данного Закона к судам субъектов Российской Федерации отнесены их конституционные (уставные) суды, а также мировые судьи, являющиеся судьями общей юрисдикции субъектов Российской Федерации. Согласно ст.27 Закона конституционный (уставный) суд может создаваться субъектом Российской Федерации для рассмотрения вопросов соответствия его законов и нормативных правовых актов органов государственной власти, актов соответствующих органов местного самоуправления конституции (уставу) субъекта Российской Федерации.

Несмотря на то, что с принятием данного Закона создание органов конституционной юстиции в субъектах Российской Федерации получило правовую основу, к настоящему моменту органы конституционной юстиции созданы и функционируют только в 13 субъектах Федерации из 89, да и то в тех, где они были созданы до придания им Законом легитимного характера. Это Кабардино-Балкарская Республика, республики Адыгея, Башкортостан, Бурятия, Дагестан, Карелия, Коми, Саха (Якутия) Марий Эл, Свердловская область. Возможность создания уставных судов закреплена в уставах Красноярского края, Амурской, Кемеровской, Московской, Воронежской, Пермской, Свердловской, Томской, Тюменской и Челябинской областей. В Иркутской области создана и функционирует Уставная палата, в Ставропольском крае предусмотрено образование Согласительной палаты. Эти палаты представляют собой квазисудебные органы, которые по своей природе ближе к органам конституционного надзора, чем к уставным судам7..

Следует признать, что процесс формирования конституционных (уставных) судов после принятия Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" не получил своей реализации. Даже в тех субъектах Российской Федерации, где еще раньше было предусмотрено создание этого звена судебной системы, суды не сформированы и не функционируют. При наличии у субъектов Российской Федерации права на создание собственной конституционной юстиции их органы законодательной власти не торопятся это делать. Видимо, причина тут в нежелании идти на самоограничение и установление судебного контроля за их законотворческой деятельностью. В настоящее время лишь в ряде субъектов Российской Федерации (например, в Воронежской и Иркутской областях, Краснодарском крае) ведется работа по разработке законов об этих судебных органах.

Между тем создание конституционных (уставных) судов в субъектах Федерации как органов конституционного (уставного) контроля обусловлено объективной необходимостью, имеет необходимую правовую базу и должно стать важным шагом по укреплению режима законности, обеспечить правовой механизм реализации основных законов субъектов Российской Федерации. Они должны стать органами судебной власти республик, краев и областей, охраняющими их конституции и уставы, обеспечивающими их исполнение и соответствие им нормативных правовых актов органов государственной власти и местного самоуправления. Конституционные (уставные) суды должны стать судебными органами, осуществляющими судебный конституционный контроль путем конституционного (уставного) судопроизводства в субъектах Российской Федерации. Создание данного звена судебной системы позволит реализовать закрепленный в Конституции Российской Федерации принцип федерализма в построении системы органов судебной власти.

Объективно необходимость создания конституционных (уставных) судов в республиках, краях и областях обусловлена внесенными Конституцией Российской Федерации 1993 года изменениями в структуру органов государственной власти Российской Федерации и ее субъектов. Согласно ст.12 Конституции Российской Федерации местное самоуправление в пределах своих полномочий самостоятельно. Органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти Российской Федерации и ее субъектов, что исключает возможность отмены нормативных решений органов местного самоуправления, противоречащих конституциям и уставам субъектов Федерации, их органами государственной власти во внесудебном порядке. В то же время многие субъекты Российской Федерации состоят из множества административно-территориальных образований, имеют сложный социально-этнический состав населения и развитую экономическую инфраструктуру. В них организационно оформились органы местного самоуправления, самостоятельно осуществляющие функции управления и нормотворческую деятельность на своих территориях.

Например, в состав Ростовской области входят 55 административно-территориальных образований, в том числе 12 городов и 43 сельских района, из которых 4 района административно объединены с городами областного значения. В настоящее время во всех административно-территориальных образованиях области приняты уставы, прошли выборы и в них организационно оформились органы местного самоуправления. Уставом области предусмотрена также возможность создания станичных (хуторских) казачьих обществ, являющихся одной из форм территориального местного самоуправления. Органы местного самоуправления наделены правом самостоятельного решения вопросов местного значения. Это вопросы непосредственного обеспечения жизнедеятельности населения муниципального образования и целый ряд экономических и социальных вопросов. Они могут реализовывать и отдельные государственные полномочия.

Однако изменение структуры органов государственной власти в Российской Федерации, выведение из нее органов местного самоуправления и предоставление им самостоятельности не получило соответствующего отражения в процессуальном законодательстве, регламентирующем подведомственность дел арбитражным судам и судам общей юрисдикции.

Согласно данным Генеральной прокуратуры Российской Федерации нарушение Конституции Российской Федерации, конституций и уставов ее субъектов носит массовый характер в нормотворческой деятельности органов местного самоуправления. Отсутствие эффективных правовых механизмов обеспечения режима законности в деятельности органов местного самоуправления может привести к углублению сепаратизма и перенесению его уже на этот уровень.

Реализация положений ст.27 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", создание конституционных (уставных) судов в субъектах Федерации и отнесение к их компетенции проверки правовых актов органов государственной власти субъекта Федерации, нормативных актов территориальных органов федеральных органов исполнительной власти, функционирующих в субъектах, уставов муниципальных образований, нормативных актов органов местного самоуправления позволит устранить этот недостаток и в судебном порядке отменять подобные акты, противоречащие конституциям и уставам субъектов Российской Федерации.

Следует отметить, что пассивное отношение со стороны законодательных органов субъектов Российской Федерации к созданию у них конституционных (уставных) судов отчасти обусловлено позициями Высшего Арбитражного Суда и Верховного Суда Российской Федерации. Отсутствие правового регулирования порядка рассмотрения вопросов о соответствии нормативных актов органов власти и органов местного самоуправления субъектов Российской Федерации законодательству Федерации и ее субъектов восполнялось ими в судебной практике путем расширения подведомственности судебных споров и вынесения определений по конкретным делам или разъяснения порядка применения процессуального законодательства. Верховный Суд Российской Федерации восполнял пробелы в правовом регулировании подведомственности данной категории судебных дел, давал обязательные для выполнения нижестоящими судами общей юрисдикции указания о принятии их к рассмотрению. Принимая данную категорию дел к производству, Верховный Суд России ссылался на прямое действие ст.46 Конституции Российской Федерации, согласно которой каждому гарантируется судебная защита его прав. Тем самым он восполнял пробел в законодательстве и расширял сферу подведомственности судебных споров судов общей юрисдикции.

В связи с такой судебной практикой сложилось мнение, что нет необходимости создавать в субъектах Федерации судебные органы конституционного (уставного) контроля, что нормативные акты органов власти субъектов Федерации и органов местного самоуправления могут быть проверены на предмет соответствия их Конституции Российской Федерации, конституциям и уставам ее субъектов судами общей юрисдикции8.

Эту позицию не поддержал Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 16 июня 1998 г. по делу о толковании отдельных положений ст.ст.125, 126, 127 Конституции Российской Федерации9. Конституционный Суд указал, что устранение неконституционного закона из системы правовых актов не может быть достигнуто ни путем разрешения дел в порядке гражданского, административного или уголовного судопроизводства, ни путем разъяснений по вопросам судебной практики, которые в соответствии со ст.ст.126 и 127 Конституции Российской Федерации дают Пленумы Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Они не вправе определять какой-либо иной порядок обеспечения применения Конституции Российской Федерации при разрешении конкретных дел, чем предусмотренный ею, а также Федеральным конституционным законом. Судебная проверка соответствия конституциям и уставам субъектов Российской Федерации нормативных актов их органов власти, уставов муниципальных образований и нормативных актов органов местного самоуправления федеральным законодательством не урегулирована и, по мнению Конституционного Суда Российской Федерации, требует своего разрешения на уровне законодательства субъектов Российской Федерации.

Создание конституционных (уставных) судов в субъектах Федерации обусловлено также необходимостью реализации положений ст.133 Конституции Российской Федерации, закрепляющей право местного самоуправления на судебную защиту. Причем защита нарушенных прав и законных интересов для органов местного самоуправления является не только их правом, но и обязанностью как органов, которым народом доверено осуществлять публичную власть10. Данные конституционные положения конкретизированы в ст.46 Федерального закона "Об общих принципах местного самоуправления в Российской Федерации"11, закрепляющей право граждан, проживающих на территории муниципального образования, а также органов местного самоуправления и их должностных лиц предъявлять иски в суд или арбитражный суд. В суд могут быть заявлены требования о признании недействительными актов органов государственной власти и государственных должностных лиц, органов местного самоуправления и должностных лиц органов местного самоуправления, предприятий, учреждений и организаций, а также общественных объединений. В связи с постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июня 1998 г. и высказанной в нем позицией о недопустимости расширения закрепленной в действующем процессуальном законодательстве подведомственности судебных споров это право органов местного самоуправления без дополнительного законодательного урегулирования данного вопроса практически стало невыполнимым. Реализация права органов местного самоуправления на судебную защиту также требует своего законодательного разрешения на уровне субъектов Федерации с учетом трехуровневого законодательного регулирования вопросов местного самоуправления.

Статус конституционных судов, а также иных специализированных органов конституционного контроля в общих чертах урегулирован их конституциями, которые определяют полномочия этих органов, порядок их образования и другие вопросы.

Конституционные суды невелики по своему численному составу (Дагестан, Кабардино-Балкария, Северная Осетия - Алания - по пять судей; Адыгея - девять). В названных республиках число судей конституционных судов определяется их конституциями.

В формировании этих судов и других специализированных органов конституционного контроля, как правило, предусмотрено участие нескольких ветвей власти, представленных соответствующими государственными органами. Так, Конституционный суд Республики Адыгея образуется на основе равного представительства от законодательной, исполнительной и судебной ветвей государственной власти (по три члена палаты от каждой). По представлению высшего должностного лица республики парламентом назначаются или избираются судьи конституционных судов Кабардино-Балкарии и Северной Осетии - Алании. Судьи Конституционного суда Республики Дагестан назначаются Народным Собранием по представлению Государственного Совета - своеобразного коллегиального главы республики. Кроме того, Конституция Дагестана (п.5 ст.81) предусматривает возможность освобождения судей от занимаемой должности законодательным органом республики.

В отличие от парламента, президента, избираемых на установленный конституцией срок, в Адыгее и Кабардино-Балкарии полномочия конституционных судов не ограничены каким-либо временем. Срок полномочий Конституционного суда Дагестана определен в десять лет, Северной Осетии - Алании - в пять лет.

Полномочия судей ограничиваются сроком от десяти (Дагестан, Кабардино-Балкария) до двенадцати лет (Адыгея). При этом определяется предельный возраст пребывания в должности судьи (Дагестан - 65 лет, Кабардино-Балкария - 70 лет). Для членов квазисудебных органов предельный возраст, как правило, не установлен.

В конституциях и главным образом в законах республик устанавливаются определенные требования к кандидатам в судьи конституционных судов, касающиеся их гражданства, возраста, правоспособности, образования, профессиональной квалификации и опыта, моральных качеств. Судьей может быть избран или назначен, как правило, гражданин соответствующей республики, достигший 35 лет (в Дагестане) и не старше 60 лет. В Кабардино-Балкарии, Адыгее предельный возраст кандидата в судьи не назван. Почти во всех республиках от кандидата в судьи требуется высокий уровень профессиональных знаний, а также моральные качества, необходимые для исполнения судейских обязанностей. Непременным условием является наличие высшего юридического образования. 10-летний стаж работы по юридической специальности требуется по законодательству Адыгеи и Кабардино-Балкарии12.

В республиках, учредивших конституционные суды, законодательством устанавливается, что должность судьи несовместима с депутатским мандатом, с занятием или сохранением какой-либо оплачиваемой должности, предпринимательской деятельностью, принадлежностью к политическим партиям и движениям. Законодательством республик Северного Кавказа уделяется значительное внимание гарантиям независимости судей конституционных судов. Им гарантируется несменяемость в течение срока полномочий, за исключением определенных в законах оснований. Последними, помимо смерти, отставки, достижения предельного возраста, судебного признания недееспособным, временного отсутствия или объявления умершим, являются:

1) нарушение порядка избрания судей Конституционного суда;

2) утрата гражданства республики;

3) вступивший в силу обвинительный приговор суда;

4) совершение проступка, порочащего честь и достоинство судьи;

5) занятие или совершение действий, несовместимых с его должностью;

6) неприсутствие судьи на заседаниях суда или уклонение от участия в голосовании свыше двух раз подряд без уважительных причин;

7) неспособность исполнять свои обязанности по состоянию здоровья или иным уважительным причинам в течение длительного времени (в Адыгее - десяти месяцев).

В большинстве республик полномочия судьи прекращаются по решению Конституционного суда, которое направляется президенту и парламенту, а в Адыгее также и судейскому корпусу, и является официальным уведомлением об открытии вакансии. В случаях нарушения порядка избрания судьи или совершения им проступка, порочащего его честь и достоинство, прекращение полномочий производит парламент по представлению Конституционного суда. Процедура, при которой Суд сам решает вопрос о прекращении полномочий судей, как справедливо заметил в своей статье М. Митюков, "усиливает гарантии его независимости"13.

Несколько упрощен порядок прекращения полномочий судей конституционных судов в Кабардино-Балкарской Республике и Республике Северной Осетии - Алании, где полномочия судьи во всех случаях прекращаются парламентом по представлению Конституционного суда14.

Несмотря на некоторую медлительность в осуществлении судебной реформы в субъектах РФ, процесс формирования органов конституционного правосудия там продолжается. Вместе с тем совершенствуется и деятельность уже созданных конституционных судов. Принимаемые ими решения дополняют на региональном уровне федеральное конституционное правосудие, способствуют укреплению конституционной законности. Вместе с тем необходимо согласовать законодательство субъектов РФ в части регулирования статуса органов конституционного правосудия с федеральным законодательством. Федеральный конституционный закон "О судебной системе Российской Федерации" законодательно закрепил легитимность создания судебных органов конституционного контроля в субъектах РФ. При этом он недостаточно четко и адекватно определил компетенцию конституционных судов, не в полной мере учел накопленный опыт их деятельности. Конституционному Суду РФ следует, на наш взгляд, уделять больше внимания практике деятельности этих органов, а также разграничению компетенции между федеральными и региональными органами конституционного правосудия.

Конституционные суды субъектов Российской Федерации являются частью правовой системы России. Это означает общность ценностных подходов ко всем органам конституционного судебного контроля как к институтам, необходимым для утверждения идей правового государства, разделения властей.

Конституционные суды являются также частью единой судебной системы Российской Федерации. Они функционируют в рамках единого правового пространства, в котором федеральное конституционное законодательство и конституционное законодательство субъектов Федерации находится в логической и иерархической взаимосвязи, осуществляют конституционное правосудие в целях обеспечения единого российского конституционализма15.

Определенный практический интерес приобретает положение конституционного правосудия в сложносоставных субъектах Российской Федерации. Здесь возникают два вопроса: целесообразно ли создавать уставные суды не только в области (крае), но и во входящих в них автономных округах? И насколько компетенция уставного суда области (края) распространяется на проверку нормативных актов автономного округа и что в случае ее распространения является "масштабом", "мерилом", в соответствии с которым определяется уставность названных актов?

Четыре автономных округа: Ханты-Мансийский, Ямало-Ненецкий, Таймырский (Долгано-Ненецкий) и Корякский предусмотрели в своих уставах создание уставных судов. Трехсторонним договором между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа также не исключается создание подобного суда и в этом округе. Уставы других автономных округов не предусматривают создание собственных уставных судов, что иногда обусловлено и тем, что области, в состав которых они входят, не претендуют на такие суды (Архангельская и Читинская области). Таково отношение в автономных округах к "приобретению" уставных судов.

Вторая проблема, как уже было отмечено, заключается в том, насколько юрисдикция уставного суда области (края) действует в отношении нормативных актов входящих в них автономных округов. В региональном законодательстве она решается неоднозначно. Устав Иркутской области допускает, что уставный суд может принять к производству дела, вытекающие из содержания договора (соглашения) между органами государственной власти области и Усть-Ордынского Бурятского автономного округа. А по Уставу Тюменской области предусмотрено, что после принятия соответствующих федеральных и областных законов уставный суд по согласованию с автономными округами вправе давать заключения о соответствии Уставу области и Договору между органами государственной власти области и органами государственной власти автономных округов правовых актов органов государственной власти автономных округов. Но уставами Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов не предусматривается распространение юрисдикции уставного суда Тюменской области на эти округа.

Более безупречно с юридической точки зрения решена рассматриваемая проблема в Законе Красноярского края от 27 апреля 1999 г. "Об Уставном суде Красноярского края", который предусмотрел, что юрисдикция этого суда распространяется на всю территорию края, за исключением Таймырского (Долгано-Ненецкого) и Эвенкийского автономных округов, если иное не вытекает из договоров между органами государственной власти края и органами государственной власти соответствующего автономного округа. Эта модель решения обсуждаемого вопроса могла бы быть рекомендована заинтересованным субъектам Федерации16.

. В 1997-2001 гг. внесены изменения в законы о конституционных судах, действующих в республиках Башкортостан, Бурятия, Дагестан, Карелия, Коми, Татарстан и Саха (Якутия). Законы изменялись с учетом опыта работы этих судов, а также приведения их в соответствие с названным Федеральным конституционным законом и Законом "О статусе судей в Российской Федерации".

В ряде республик (Дагестан, Бурятия, Татарстан) уточнен статус конституционных судов. Конституционный суд определяется в них как судебный орган конституционного контроля, осуществляющий в форме конституционного производства судебную власть в целях защиты конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина.

Конституционные суды республик Башкортостан, Бурятия, Коми, Татарстан наделены дополнительными полномочиями. Так, в соответствии с Законом Республики Башкортостан от 23 июня 2000 г. Конституционный суд вправе проверять соответствие Конституции Республики не только ее законов, но и нормативных правовых актов Государственного Собрания, а также органов местной власти. И делать он это может как в порядке абстрактного нормоконтроля, так и конкретного по жалобам граждан и запросам судов. Законом Республики Татарстан от 30 октября 1998 г. полномочия Конституционного суда дополнены правом проверять по жалобам граждан и запросам судов конституционность законов Республики, нормативных постановлений Государственного Совета, Кабинета министров и указов Президента Республики. Законом Республики Коми от 29 декабря 1998 г. Конституционный суд наделен правом рассмотрения спора о компетенции не только органов государственной власти Республики, но и местного самоуправления. Законами республик Дагестан и Карелия исключены некоторые полномочия конституционных судов, но сделано это в целях приведения республиканских законов в соответствие с федеральным законодательством. Так, из Закона о Конституционном суде Республики Дагестан исключено право давать заключения о соответствии Конституции Республики законов и нормативных актов Российской Федерации по вопросам, отнесенным к совместному ведению Республики и Российской Федерации. В Республике Карелия из компетенции Конституционного суда обоснованно исключена возможность проверки конституционности ненормативных актов органов государственной власти и управления, а также местного самоуправления. Из Закона о Конституционном суде Татарстана исключено право Конституционного суда давать заключения по собственной инициативе о соответствии Конституции Республики действий и решений Президента Республики, а также прочих должностных лиц, если согласно Конституции неконституционность их действий и решений служит основанием для отрешения от должности или приведения в действие иного специального механизма их ответственности, а также действующих на территории Республики законов и других нормативных актов Российской Федерации.

В республиках Башкортостан, Бурятия и Коми расширен круг субъектов на право обращения в Конституционный суд республики. Законами Башкортостана и Бурятии такое право предоставлено каждому депутату законодательного органа республики, а в Республике Коми дополнительно наделены правом обращения в Конституционный суд одна десятая часть депутатов Государственного Собрания и прокурор Республики.

Практика работы конституционных судов республик показала необходимость корректировки действующих законов и по другим основаниям. К примеру, Законом Республики Коми от 29 декабря 1998 г. изменены названия органов власти районов, городов республиканского подчинения, районов в городе в связи с образованием в Республике органов местного самоуправления. Приведено в соответствие с федеральным законодательством название Арбитражного суда Республики. Статья об отложении судебного заседания была дополнена ч.2, предусмотревшей условия приостановления рассмотрения дела до разрешения запроса Конституционным Судом РФ, направленного Конституционным судом Республики в связи с рассмотрением им конкретного дела для проверки применяемых им норм на соответствие Конституции РФ. Законом Республики Коми от 4 апреля 2000 г. исключены все положения о государственной пошлине, уплата которой предусматривалась за обращения в Конституционный суд Республики.

Изменения, содержащиеся в Законе от 25 сентября 2000 г. Республики Дагестан, коснулись сроков осуществления полномочий судьи Конституционного суда, они теперь ограничены лишь предельным возрастом пребывания в должности судьи - 70 лет. Кроме того, уточнены условия принятия решения Конституционного суда. По всем вопросам, отнесенным к его компетенции, решение считается принятым, если за него проголосовало большинство участвовавших в голосовании судей, все дополнительные условия исключены.

20 апреля 2000 г. Закон о Конституционном суде Республики Бурятия обрел новую редакцию. Изменены и дополнены более 30 его статей. Новый Закон предусматривает, что полномочия, порядок образования и деятельности Конституционного суда Республики определяются прежде всего Конституцией РФ, федеральными законами, Конституцией Республики и настоящим Законом, в отличие от прежней редакции Закона, где они определялась лишь законодательством Республики.

Законом от 23 июня 2000 г. Республики Башкортостан отменена двухгодичная периодичность направления Конституционным судом Государственному Собранию послания о конституционной законности в Республике.

В Республике Татарстан Законом от 30 октября 1998 г. внесены существенные изменения в Закон о Конституционном суде Республики, в результате он также обрел новую редакцию. Кроме уже названных положений, Законом изменен состав Суда с восьми до шести судей. Установлена обязательность всех решений Суда, принятых в пределах его компетенции. В действовавшем ранее Законе обязательными к исполнению признавались лишь постановления Конституционного суда. Заключения Суда подлежали доведению до сведения Верховного Совета Республики либо его Президиума, Президента Республики и обязательно должны были быть ими рассмотрены с принятием решения по существу с учетом заключения. Исключены положения, предусматривавшие гарантии неприкосновенности судьи Конституционного суда, в том числе и от уголовной ответственности, ареста и административного взыскания. Однако в ст.15 Закона в новой редакции определено, что судья Конституционного суда обладает неприкосновенностью в соответствии с законодательством Республики, что противоречит положениям ст.16 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации". В новой редакции Закона сохранен запрет на особое мнение судей Конституционного суда. Внесены изменения в перечень оснований приостановления полномочий судьи, которое осуществляется теперь лишь в двух случаях: согласие Конституционного суда на заключение под стражу или привлечение судьи к уголовной ответственности и временной (более четырех месяцев подряд) неспособности судьи по состоянию здоровья выполнять свои обязанности. Все другие основания приостановления перенесены в статью о прекращении полномочий судьи. Предусмотрена отставка судьи Конституционного суда. Исключена норма о секретаре Конституционного суда. Статья о жалованье, выходном пособии, социальном и бытовом обеспечении судьи Конституционного суда, в которой конкретно решались перечисленные вопросы, заменена статьей, содержащей отсылочную норму на законодательство Республики, в соответствии с которым обеспечиваются материальные гарантии независимости судей Конституционного суда. В отличие от прежнего Закона толкование своих решений Конституционным судом заменено нормой о разъяснении решений Суда. Исключен институт представлений, выносимых Конституционным судом в связи с рассмотрением дела, свойственный для судов общей юрисдикции. Уточнено право Конституционного суда налагать штраф в целях защиты и обеспечения нормального хода конституционного судопроизводства.

Одним из первых принят Закон Республики Саха (Якутия) от 7 февраля 1992 г. о Конституционном суде. Законом Республики от 26 июня 1992 г. в него были внесены изменения, в результате которых состав Конституционного суда увеличен с пяти до семи судей. В настоящее время ведется работа по подготовке новой редакции Закона.

В других субъектах Федерации, основным законом которых является устав, тоже ведется работа по корректировке принятых законов об уставном суде. Уставные суды образованы и действуют только в Свердловской области и Санкт-Петербурге. В Закон Свердловской области об Уставном суде от 11 марта 1997 г. трижды вносились изменения, в основном направленные на приведение его в соответствие с федеральным законодательством. Так, ссылкой на федеральное законодательство уточнена статья о гарантиях неприкосновенности его судей. Освобождены от уплаты государственной пошлины при обращении в Уставный суд депутаты Законодательного Собрания. Одновременно приостановлено действие ст.40 о государственной пошлине до урегулирования федеральным законодательством вопросов оплаты государственной пошлины в конституционные (уставные) суды субъектов Федерации. В связи с принятием Закона Свердловской области о внесении изменений и дополнений в областной Закон об управлении государственной собственностью Свердловской области в Законе об Уставном суде уточнен правовой статус имущества, переданного Суду для осуществления его деятельности. Имущество закрепляется за ним на праве оперативного управления.

Значительные изменения претерпели законы об уставном суде Красноярского края, Иркутской, Курганской, Тюменской областей, Ханты-Мансийского автономного округа. Хотя такие суды здесь еще не созданы, законодатели этих регионов, анализируя практику действующих судов, стремятся усовершенствовать законы, дабы для образования и работы уставного суда была соответствующая правовая база.

Например, Закон об Уставном суде Красноярского края от 27 апреля 1999 г. уже дважды подвергался изменениям. В результате из подведомственности Уставного суда исключено рассмотрение дел о соответствии Уставу края договоров и соглашений, заключенных от имени края, а также разрешение споров о компетенции, хотя такими полномочиями обладают многие действующие конституционные и уставные суды и эти вопросы вряд ли противоречат основным задачам конституционных (уставных) судов, обозначенным в Федеральном конституционном законе "О судебной системе Российской Федерации". Из Закона исключены положения, предусматривавшие порядок и особенности производства рассмотрения названной категории дел. Исключен ряд условий досрочного прекращения полномочий судьи Уставного суда. Среди них такие, как: нарушение установленного порядка вступления в должность судьи Уставного суда; неучастие судьи в заседаниях Уставного суда без уважительных причин или уклонения от голосования свыше двух раз подряд; ликвидация Уставного суда в связи с изменением Устава Красноярского края17.

Иркутская область дополнила свой Закон об Уставном суде от 1 июня 2000 г. положениями об удостоверении судьи Уставного суда, подробно урегулировав порядок изготовления, выдачи удостоверения, пользования им, возможность выдачи дубликата, а также варианты сохранения или сдачи удостоверения в случае прекращения полномочий судьи. Одновременно из Закона исключено право Уставного суда давать заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения против губернатора области в совершении тяжкого преступления.

Изменения, внесенные в Закон от 30 июня 2000 г. об Уставном суде Курганской области, как представляется, значительно ухудшили его. Исключены полномочия Уставного суда: по рассмотрению на соответствие Уставу области не вступивших в силу договоров (соглашений), заключаемых органами государственной власти области; по рассмотрению споров о компетенции; по проверке законов и иных нормативных актов по жалобам граждан и запросам судов. Изъято из полномочий Уставного суда право давать заключения о наличии оснований для выражения недоверия губернатору и досрочного прекращения полномочий областной Думы. Кроме того, исключены такие положения, как право Уставного суда обратиться в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке на соответствие Конституции РФ закона области или положений Устава, применяемых в конкретном деле, хотя такое право не противоречит ни Конституции РФ, ни Федеральному конституционному закону "О судебной системе Российской Федерации", да и подтверждено практикой. Совершенно не оправданно исключены из Закона нормы о том, что Уставный суд решает исключительно вопросы права и воздерживается от установления исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов, о том, что Уставный суд по вопросам внутренней деятельности принимает регламент. Из требований, предъявляемых к кандидатам в судьи Уставного суда, исключены такие условия, как необходимость безупречной репутации и обладание признанной высокой квалификацией в области права. Исключение из Закона условия о приостановлении полномочий судьи в случае его участия в предвыборной кампании в качестве кандидата в депутаты местного самоуправления привело к противоречию с самим же Законом, в котором судье Уставного суда запрещено участвовать в кампаниях по выборам не только в органы государственной власти, но и органы местного самоуправления. Дополнения о приостановлении полномочий судьи Уставного суда в случае его избрания в состав органа законодательной (представительной) власти Российской Федерации или органа законодательной (представительной) власти Курганской области привело к противоречию с нормами ст.12, где не допускается совмещение должности судьи Уставного суда с полномочиями депутата Государственной Думы Федерального Собрания РФ, представительных органов государственной власти и местного самоуправления. Поэтому судья, избранный депутатом, должен сложить с себя полномочия судьи. Кроме того, Закон дополнен положением, предусматривающим возможность судебного обжалования судьей решения Уставного суда о приостановлении его полномочий или отказе в их приостановлении. Однако не уточнено, в какой суд может быть обжаловано решение Уставного суда. Исключен из Закона об Уставном суде ряд оснований освобождения от должности судьи этого Суда, таких, как: нарушение порядка его назначения на должность судьи, установленного Уставом и законом; продолжение судьей, несмотря на предупреждение со стороны Уставного суда, занятий или совершения действий, несовместимых с его должностью; неучастие судьи в заседании Уставного суда свыше двух раз подряд без уважительных причин. Хотя они могли иметь место в законе, поскольку субъект Федерации вправе предусмотреть в своем законе особенности правового положения судей уставного суда.

Совершенствуя Закон об Уставном суде Тюменской области от 23 января 1998 г., законодатели области трижды вносили в него изменения, касающиеся полномочий Уставного суда и статуса его судей и других положений. Закон оказался неполным, содержащим противоречия. В результате Законом области от 13 января 2001 г. действие Закона об Уставном суде Тюменской области приостановлено.

Некоторые изменения внесены и в Закон об Уставном суде Ханты-Мансийского автономного округа от 22 сентября 1997 г. В нем заменены нормы, предусматривавшие полномочия Уставного суда осуществлять конкретный нормоконтроль законов округа по жалобам граждан, запросам судов и общественным жалобам. Вместо них предоставлено право гражданам, их объединениям и общественным организациям обращаться с запросом в Суд в порядке абстрактного нормоконтроля по нормативным актам органов государственной власти автономного округа, органов местного самоуправления, договоров и соглашений, заключаемых органами государственной власти автономного округа с органами государственной власти других субъектов Федерации. Такая замена позволит значительно увеличить число обращений в Уставный суд и проверить на соответствие Уставу округа практически любого из перечисленных нормативных актов. Кроме того, определен исчерпывающий перечень полномочий Уставного суда взамен "открытого", предоставлявшего Суду право принимать решения по другим делам, переданным ему Уставом Ханты-Мансийского автономного округа, окружными законами и договорами, если это не противоречило его юридической природе и предназначению в качестве судебного органа уставного контроля.

Законом от 18 июня 2001 г. устранены некоторые правовые пробелы в Законе "Об Уставном суде Санкт-Петербурга" от 24 мая 2000 г. В частности, предусмотрен принцип состязательности сторон и заявителей, установлена обязательность требований Уставного суда для всех организаций, органов и лиц, которым они адресованы, предусмотрена ответственность за невыполнение, а также определены сроки их рассмотрения. Статья Закона об участниках процесса дополнена нормами о возможности представительства сторон лицами, имеющими высшее юридическое образование, депутатами Законодательного Собрания Санкт-Петербурга и муниципального образования. Правом обращения в Уставный суд, кроме Законодательного Собрания в целом, наделена группа депутатов численностью не менее пяти человек18.




2. Компетенция конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации.



Главной проблемой для конституционных (уставных) судов является установление их полномочий. Федеральный конституционный закон "О судебной системе Российской Федерации", фактически обобщив сложившуюся в субъектах Федерации практику законодательного регулирования статуса названных судов, весьма осторожно подошел к определению их компетенции. Он установил, что конституционный (уставной) суд может создаваться для рассмотрения соответствия законов и нормативных актов органов государственной власти субъекта Федерации, органов местного самоуправления его конституции (уставу), а также для толкования конституции (устава) данного субъекта (ч.1 ст.27). Такая формулировка не исключает установление как абстрактного, так и конкретного нормоконтроля, предварительной или последующей проверки нормативных актов, a также разрешение споров о компетенции, определенной конституцией (уставом) субъекта Российской Федерации.

Вероятно, правы ученые, полагающие, что федеральным конституционным законом устанавливается не императивная, а рекомендуемая компетенция конституционного (уставного) суда субъекта Федерации. Она может быть исчерпывающе и развернуто воспроизведена в законодательстве соответствующего региона либо частично. В частности, законодательным собранием субъекта Федерации вопрос о толковании компетенции (устава) может быть оставлен в своем ведении либо передан суду.

В связи с этим возникла проблема, может ли конституционный (уставный) суд субъекта Федерации быть наделен правом рассматривать и другие вопросы или его компетенция должна ограничиваться лишь теми полномочиями, которые названы в федеральном конституционном законе. Представляется, что определенная этим законом компетенция не ограничивает объем полномочий конституционного (уставного) суда, который вправе рассматривать и другие вопросы, если они вытекают из исключительной компетенции субъекта (ст.73 Конституции РФ) и не конкурируют с полномочиями Конституционного Суда РФ и других федеральных судов. К таким вопросам относятся: контроль за решением законодательного собрания о назначении референдума или проверке соблюдения конституционных требований для назначения референдума; защите конституции (устава) от нарушения ее должностными лицами субъекта Федерации и т.п. В будущем не исключено участие конституционных и уставных судов в той или иной мере в процедуре досрочного прекращения полномочий высшего должностного лица или законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Федерации, предусмотренного Федеральным законом от 6 октября 1999 г. "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации".

Очевидно, что ряд полномочий некоторых действующих конституционных судов является вторжением либо в компетенцию Российской Федерации, либо судов общей юрисдикции. Например, дача заключений о соответствии конституции республики действующих на ее территории законов и других нормативных актов и международных договоров России; о нарушении республиканского суверенитета федеральными органами государственной власти. Естественно, что в этой части законы субъектов Федерации как противоречащие федеральному конституционному закону не могут действовать. Именно в таком аспекте и должна определяться компетенция конституционного (уставного) суда субъекта Федерации в случае противоречия его закона Федеральному конституционному закону "О судебной системе Российской Федерации"19.

Эффективность деятельности конституционного (уставного) суда предопределяется во многом кругом субъектов, обладающих правом обращения в него. В ныне действующих региональных законах в этом вопросе имеются существенные различия. Они предопределяются конституционно-правовым статусом субъекта Федерации, формой правления (президентской или парламентской), структурой законодательного собрания, численностью депутатского корпуса, системой организации власти и управления на уровне районов и городов, наличием некоторых специфических институтов в республиках и областях (например, уполномоченных по правам человека). Но практика показывает, что там, где депутаты индивидуально наделены правом обращения в суд, а также имеет такое право прокурор субъекта, а при конкретном нормоконтроле - граждане, интенсивность работы достаточно высока. Например, депутаты Государственного Собрания Республики Саха (Якутия) в течение 1992 - 1998 гг. двадцать четыре раза обращались в Конституционный суд Республики, что составило половину дел, рассмотренных за этот период по существу. По состоянию на 1 января 1999 г. по инициативе прокуроров республик рассмотрено каждое десятое дело в конституционных (уставных) судах. В 1994 - 1998 гг. конституционными судами Башкортостана, Бурятии, Дагестана, Карелии, Коми, Саха (Якутии), Уставным судом Свердловской области рассмотрено более трех десятков дел по жалобам граждан, их объединений и запросам судов. Почти в половине решений, принятых конституционными (уставными) судами, содержатся выводы о неконституционности обжалуемых законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, которыми нарушались избирательные, трудовые права граждан, права частной собственности, социального обеспечения, налогообложения и другие, гарантированные Конституцией.

Целесообразно , в будущих законах о конституционных (уставных) судах, а при необходимости и в конституциях (уставах) предусмотреть широкий круг субъектов обращения в названные суды по делам абстрактного нормоконтроля, а также права граждан и их объединений обращаться с жалобой о проверке конституционности регионального закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле. Реализация этой рекомендации позволит найти конституционным (уставным) судам достаточно широкую "нишу" для самостоятельной деятельности20.

Конституционные суды рассматривают дела, предметом которых являются конституционно-правовые вопросы и споры. Анализ законодательства республик Северного Кавказа позволяет утверждать, правда, с некоторыми оговорками, что они не вправе рассматривать политические вопросы, а также все, что связано с компетенцией других органов и судов общей юрисдикции. Они не могут рассматривать и дела, относящиеся к компетенции КС РФ, хотя на это прямо и не указывается в большинстве законов республик о конституционных судах. С учетом уже предложенных в научной и специальной литературе моделей классификации предметной компетенции Конституционного суда можно выделить следующие полномочия специализированных органов конституционной юстиции республик Северного Кавказа:

1) контроль за конституционностью правовых актов республики, ее договора с РФ и другими субъектами Федерации, а также международных договоров;

2) официальное толкование конституции республики;

3) разрешение споров о компетенции между органами государственной власти республики; между ними и органами местного самоуправления; между органами местного самоуправления;

4) защита конституционных прав и свобод граждан по их жалобам и запросам судов о неконституционности закона республики, примененного или подлежащего применению в конкретном деле;

5) контроль за решением парламента о назначении референдума (Кабардино-Балкария);

6) контроль за конституционностью политических партий и иных общественных объединений (Ингушетия); разрешение конституционно-правовых споров между общественными организациями и государственными органами;

7) защита конституции республики от нарушения ее высшими должностными лицами, а в некоторых случаях - другими должностными лицами и судьями; участие в процедуре подтверждения стойкой неспособности президента по состоянию здоровья выполнять свои функции;

8) защита конституции от нарушения ее парламентом республики путем дачи заключения, служащего основанием для решения вопроса о роспуске парламента (Ингушетия, Кабардино-Балкария);

9) дача заключений о соответствии конституции республики действующих на ее территории законов, других нормативных актов и международных договоров республики, о нарушении республиканского суверенитета федеральными органами государственной власти и управления (Дагестан);

10) участие в законодательном процессе республики (осуществление права на законодательную инициативу);

11) иные полномочия, предусмотренные конституцией и законами субъектов РФ (участие в процедуре принятия присяги высшим должностным лицом республики, право направлять послания законодательному органу, принимать регламент).

Естественно, что не все названные полномочия тот или иной конституционный суд осуществляет в полном объеме. Конкретная компетенция каждого специализированного органа конституционного контроля значительно yже и беднее обобщенной компетенции подобных органов всех республик Северного Кавказа. Последняя насчитывает более двадцати полномочий, которые нами условно сведены в одиннадцать групп, а суд или иной орган конституционного контроля обычно обладает не более чем шестью-семью полномочиями. Почти всем судебным органам конституционного контроля этих республик свойственны первые четыре группы полномочий в приведенном нами перечне, а также право законодательной инициативы. Остальные полномочия имеют факультативный характер и присущи лишь конституционным судам отдельных республик.

В полномочиях органов конституционного правосудия много различий, нюансов. Это обусловлено особенностями статуса республики, политической, экономической и национальной спецификой ее развития, влиянием президентской или парламентской модели государственного устройства, степенью развитости системы "сдержек и противовесов" в разделении власти. Сейчас по региональному законодательству с точки зрения организации и компетенции существуют три вида специализированных органов конституционного контроля:

1) сложившиеся под влиянием доктрины комитетов конституционного надзора (Республика Северная Осетия - Алания до 2000 г. Поправками к Конституции Республики от 19 июля 2000 года Комитет конституционного надзора был преобразован в Конституционный суд);

2) сложившиеся под влиянием прежнего Закона РСФСР от 12 июля 1991 года "О Конституционном Суде РСФСР" (Дагестан, Кабардино-Балкария);

3) сложившиеся под влиянием Конституции РФ 1993 г. и Федерального конституционного закона 1994 г. "О Конституционном Суде Российской Федерации" (Адыгея)21.

Органы конституционного правосудия республик Северного Кавказа, защищая свои конституции, должны одновременно защищать и федеральную Конституцию. В качестве примера можно привести решение Конституционного суда Республики Дагестан о проверке конституционности Постановления Совета министров Республики "О контрактной форме найма руководителей и специалистов органов государственного управления, объединений, предприятий, организаций и учреждений Дагестанской ССР" от 10 февраля 1992 года, которым названный акт был признан неконституционным, так как противоречил положениям Конституции Российской Федерации о разграничении полномочий в сфере регулирования трудовых отношений22.



В ч.2 ст.118 Конституции РФ определены процессуальные формы, в которых действует судебная система России. Их четыре: конституционное, гражданское, уголовное и административное судопроизводство. Сама Конституция определяет только три федеральных органа судебной власти. Однако согласно ч.3 ст.118 Конституции РФ наша судебная система устанавливается Конституцией и федеральными конституционными законами. Эти положения получили развитие в абз.3 ч.3 ст.4 и ст.26 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", где сказано, что кроме уже существующих судебных органов могут быть сформированы специализированные федеральные суды по рассмотрению гражданских и административных дел, учреждаемые федеральным конституционным законом.

В настоящее время обсуждаются различные варианты оформления административной юстиции. Возникает опасность пересечения компетенции Конституционного Суда (и конституционных (уставных) судов) со сферой компетенции административных судов. Применительно к вопросу разграничения подведомственности дел между конституционными и иными судами хотелось бы отметить особенности конституционного (уставного) судопроизводства. Представляется, что конституционное судопроизводство является не правоприменительной деятельностью в собственном смысле этого слова, а больше связано с анализом, творчеством при осуществлении конституционного контроля. Не случайно большинство решений соответствующих судов содержат правовые позиции, а иногда и новые нормы права. Признавая приоритет конституционных норм, конституционные суды в своей деятельности постоянно обращаются к анализу зарубежного законодательства, международных норм, проверяют конституционность закона "с учетом смысла, придаваемого ему судебной практикой". Особенностью конституционного судопроизводства также является то, что эти суды вправе признать акт недействительным, что влечет его полную отмену, в то время как иные суды вправе лишь признавать акт недействующим, что означает прекращение его действия лишь для конкретного случая.

В административном порядке должны рассматриваться только те акты, которые стоят ниже закона. Следует иметь в виду, что административным судам предоставлено право рассматривать вопрос о соответствии законов субъектов Федерации вышестоящим актам. В этой части, как и в рамках проверки нормативных актов региональных органов и органов местного самоуправления, имеется общая сфера компетенции с органами конституционного (уставного) контроля.

Проблема разграничения между судами компетенции о вопросах неконституционности или незаконности нормативных актов, их неприменения по мотивам несоответствия Конституции РФ, федеральным законам или иным, имеющим большую юридическую силу нормативным актам, остается достаточно острой. Это связано с тем, что оспаривание юридической силы некоторых нормативных актов может быть предметом рассмотрения не только в Конституционном Суде, но и в судах общей юрисдикции, арбитражных судах и, возможно, в административных судах. Представляется, что полномочия органов административной юстиции должны быть обозначены жестче23.

Конституционные (уставные) суды в субъектах Федерации развиваются достаточно сложно. Одна из проблем медленного их формирования, в частности, состоит в разграничении компетенции с судами общей юрисдикции. Действующее законодательство не разрешает проблему взаимоотношений конституционного (уставного) и общего правосудия. Более того, в ряде случаев наделяет суды разных систем "конкурирующей" компетенцией. В частности, в настоящее время все судебные органы наделены полномочиями по осуществлению нормоконтроля, а именно защиты прав от любых противоправных решений как нормативного, так и ненормативного характера. В связи с этим следует более четко определить подведомственность дел судам различных систем. Конституционный Суд РФ неоднократно обращался к данной проблеме. Основываясь на его решениях, следует отграничить взаимоотношения органов конституционной юрисдикции и иных судов с учетом следующих положений. Конституционный Суд осуществляет конституционный контроль за нормативными актами органов государственной власти Федерации и ее субъектов, конституционные (уставные) суды осуществляют нормоконтроль в сфере соответствия нормативных актов органов государственной власти субъектов Федерации и нормативных актов органов местного самоуправления. Следовательно, акты, не подпадающие под проверку конституционных (уставных) судов, проверяются на предмет их законности судами общей или арбитражной юрисдикции. Суды общей юрисдикции, арбитражные суды не вправе рассматривать дела о конституционности законов, нормативных актов органов государственной власти и органов местного самоуправления, и особенно это касается судов, функционирующих на территории субъектов Федерации. Суды общей юрисдикции и арбитражные суды не вправе рассматривать конституционные, а также публично-правовые споры, которые отнесены законами субъектов к полномочиям конституционных (уставных) судов (если только они не отнесены к полномочиям общих и арбитражных судов федеральным законодателем). Итак, признавать нормативные акты субъектов Федерации и органов местного самоуправления не соответствующими конституциям (уставам) субъектов - прерогатива органов конституционного (уставного) судопроизводства.

Представляется не совсем обоснованным подход к решению проблемы взаимоотношений между различными судами В. Кряжкова и Ю. Старилова. Они предлагают разграничить сферы юрисдикции административных судов и конституционных (уставных) судов субъектов так: "в тех субъектах Федерации, где есть конституционные (уставные) суды, они в первичном порядке рассматривают дела о конституционности законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, а также нормативных актов органов местного самоуправления; в тех субъектах Федерации, где отсутствуют конституционные (уставные) суды, административные суды рассматривают также конституционные споры в границах соответствующего субъекта до образования конституционного (уставного) суда"24.

Суды общей, арбитражной юрисдикции, суды, осуществляющие административное судопроизводство, рассматривающие вопросы о законности нормативных и ненормативных актов, должны осуществлять лишь конкретный нормоконтроль, защищая права и законные интересы, восстанавливая нарушенные права конкретных лиц. Абстрактный нормоконтроль вправе осуществлять лишь Конституционный Суд РФ, а также конституционные (уставные) суды субъектов Федерации. Правда, в постановлении от 16 июня 1998 г. Конституционный Суд РФ указал, что законодатель вправе в соответствии с Конституцией РФ специально предусмотреть право судов общей юрисдикции и арбитражных судов осуществлять абстрактный нормоконтроль в порядке административного судопроизводства, но только в отношении актов ниже уровня федерального закона иному, имеющему большую юридическую силу, кроме Конституции РФ. Данное положение, к сожалению, не придает четкости взаимоотношениям различных судов.

Следует согласиться, что Конституция РФ непосредственно не предусматривает полномочие судов общей юрисдикции рассматривать дела о проверке соответствия закона субъекта федеральному закону - вне связи с рассмотрением какого-либо другого конкретного дела - и принимать решения, которые влекут правовые последствия, связанные с лишением закона субъекта Федерации юридической силы (постановление от 11 апреля 2000 г.). Однако суды общей юрисдикции, гарантирующие верховенство федеральных законов в правоприменительной деятельности, вправе проверять соответствие федеральному закону законов субъектов Федерации, если только при этом не затрагивается вопрос о конституционности акта. Причем федеральным конституционным законом может быть предусмотрено подобное полномочие судов общей юрисдикции не в связи с рассмотрением какого-либо иного дела. Но проверка актов, определяющих конституционный статус субъектов Федерации, может быть осуществлена только в порядке конституционного судопроизводства. Вместе с тем Конституционный Суд РФ признал за судами общей юрисдикции право подтверждать недействительность законов субъекта Федерации, содержащих такие же положения, какие уже были признаны неконституционными Конституционным Судом РФ25.

Перспектива на долговременное функционирование конституционных (уставных) судов зависит главным образом от урегулирования их отношений с судами общей юрисдикции. Эта проблема фактически ставит на второй план отношения: "Конституционный Суд РФ - конституционные (уставные) суды субъектов Федерации".

Действующее процессуальное законодательство не позволяет решать проблему взаимоотношений конституционного и общего правосудия либо вносит элемент "конкуренции" в полномочия судов. Оно исключает включение конституционных (уставных) судов в разрешение публично-правовых споров, которые объективно являются предметом конституционно-судебного разбирательства. Региональное же законодательство развивается по пути регулирования участия судов в разрешении конституционных споров.

Следует полагать, что взаимоотношения конституционных (уставных) судов и судов общей юрисдикции в части определения их подведомственности должны основываться на Федеральном конституционном законе "О судебной системе Российской Федерации" (ч.1 ст.27) и правовых позициях Конституционного Суда РФ, выраженных в постановлениях от 30 апреля 1997 г.26 и 16 июня 1998 г., согласно которым:

- суды общей юрисдикции на территории субъекта Федерации не вправе рассматривать дела о конституционности законов, нормативных актов органов государственной власти субъекта и органов местного самоуправления, давать толкование конституций (уставов), если региональным законом они отнесены к ведению конституционного (уставного) суда и последний осуществляет свою деятельность;

- конституционные (уставные) суды помимо перечисленных полномочий вправе рассматривать и другие публично-правовые вопросы и споры, не отнесенные федеральным законом к ведению судов общей юрисдикции;

- из статьи 76 Конституции РФ не вытекает правомочия федеральных судов признавать нормативные акты субъектов Федерации не соответствующими их конституциям (уставам). По смыслу ст.ст.5 (ч.2), 73 и 118 Конституции РФ это разрешено лишь органам конституционного судопроизводства, если такое их правоприменение предусматривается конституциями (уставами).

Анализ действующих законов о конституционных и уставных судах (принятых как до 1 января 1997 г. времени введения в действие названного Федерального конституционного закона, так и после этой даты) показывает, что в большинстве субъектов Федерации полномочия этих судов по толкованию конституций и уставов имеют самостоятельное значение, которое выражается в специальном официальном и общеобязательном характере их разъяснений. Важно отметить, что эти полномочия закреплены не только в законах о судах, а, прежде всего, в самих конституциях и уставах регионов.

Более того, во многих субъектах Российской Федерации толкование региональных конституций (уставов) является исключительной компетенцией этих судов. Лишь в Тюменской области правом толкования наделены Уставный Суд и областная Дума. И поскольку Законом об Уставном Суде области не установлена обязательность решений Суда для всех органов государственной власти, возможно возникновение коллизий, когда Уставный Суд и областная Дума дадут различное толкование одной и той же нормы.

Правом обращения в конституционный (уставный) суд с запросом о толковании конституции (устава), как правило, наделены президенты республик, губернаторы и главы администраций субъектов Федерации, законодательные органы в целом и их палаты, а в Республике Башкортостан также 1/5 часть депутатов Палаты представителей и Правительство.

Но в некоторых регионах перечень субъектов, имеющих право на обращение с запросом о толковании конституции (устава), гораздо шире. Так, в Адыгее, Кабардино-Балкарии, Ханты-Мансийском автономного округе, Иркутской и Свердловской областях такое право предоставлено и органам местного самоуправления. В Башкортостане, Иркутской и Свердловской областях верховному (областному) суду, арбитражному суду и прокурору субъекта Федерации, а в Свердловской области, кроме того, уполномоченному по правам человека, федеральным судам в связи с рассматриваемым ими делами и нотариальной палате в связи с возникшим юридическим делом в нотариальной деятельности27.

Толкование конституции или устава конституционный (уставный) суд осуществляет в рамках особой процедуры. В ряде регионов определены правила допустимости запроса и пределы толкования.

Так, запрос о толковании Конституции Республики Башкортостан допустим, если обнаружилась неопределенность в понимании Конституции, которая может привести к неконституционному осуществлению полномочий органами государственной власти Республики или к принятию законов, не соответствующих Конституции. В Законе определены и пределы толкования Конституции. При этом установлено, что толкованию подлежат лишь те нормы, которые содержат права и обязанности государственных органов власти, органов местной власти и их должностных лиц. Другие понятия, содержащиеся в Конституции, толкованию не подлежат, кроме случаев, когда выяснение их смысла влияет на объем прав и обязанностей участников конституционно-правовых отношений.

Толкование конституции либо устава, осуществляемое в порядке конституционного судопроизводства, является нормативным и общеобязательным, о чем иногда прямо указывается в конституциях и уставах субъектов (Башкортостан, Свердловская область) либо в законах о конституционных судах (Адыгея, Бурятия, Коми). Наделение органа конституционного правосудия таким правом исключает возможность законодательного (представительного) органа субъекта Федерации давать аутентичное толкование.

Практика органов конституционного правосудия свидетельствует, что они, осуществляя толкование, обеспечивают не только верховенство и непосредственное действие конституции (устава), но также единство и стабильность конституционной законности и фактически участвуют в процессе нормотворчества.

Нередко они наполняют конкретным содержанием довольно абстрактные конституционные формулы. Постановлениями только Конституционного Суда Республики Саха (Якутия) путем толкования определено содержание таких конституционных понятий, как структура органов государственного управления Республики, контрольный орган, конституционный закон, высшее должностное лицо республики. В результате возникают новые уточняющие нормы, не названные в Конституции, но логически вытекающие из нее.

Конституционные (уставные) суды раскрывают смысл и содержание многих правовых понятий и терминов конституций и уставов субъектов, не нашедших конкретизации в действующем законодательстве либо противоречащих ему. В частности, Конституционный Суд Кабардино-Балкарской Республики разъяснил, что норма, устанавливающая правомочия Совета представителей Парламента Республики заслушивать отчеты контролирующих органов, распространяется лишь на те органы, которые образованы Советом и на которые Конституция прямо возлагает обязанность представлять отчеты Совету представителей.

Конкретизация конституционных норм объективно обусловливает появление дополнительных уточняющих положений. Нередко на основе логического анализа конституционных (уставных) норм суд делает вывод о предполагаемом правовом положении, вытекающем из их смысла. Например, исходя из того, что Устав Свердловской области не содержит положений, ни обязывающих, ни запрещающих заместителям председателя Палаты представителей осуществлять свои полномочия только на постоянной профессиональной основе либо только на неосвобождаемой основе, Уставный Суд постановил: поскольку вопрос об условии выполнения указанными должностными лицами своих обязанностей относится к вопросам внутренней организации деятельности Палаты представителей, его решение входит в компетенцию законодательного (представительного) органа государственной власти.

Таким образом, конституционные и уставные суды выступают инициаторами восполнения пробелов в законодательстве субъекта Федерации, исходя из логики и смысла основного закона. В акте толкования нередко разрешается фактически пробельный вопрос.

Часто необходимость толкования предопределяется наличием в конституции (уставе) субъекта Федерации коллизий и противоречий, насущной потребностью их разрешения путем придания конкретного содержания либо соотношения спорным нормам.

В этом плане представляет интерес дело о толковании п.25 ст.88 Конституции Республики Башкортостан. В соответствии с этим пунктом Государственное Собрание может отменять указы и распоряжения Президента в случае их несоответствия Конституции Республики. В то же время Конституционный Суд наделен правом рассматривать дела о конституционности нормативных актов Президента. Таким образом, акты Президента Республики могут быть предметом рассмотрения и Конституционного Суда, и Парламента. Конституционный Суд Башкортостана рассудил это противоречие исходя из принципа разделения властей: предусмотренное п.25 ст.88 Конституции Республики право Государственного Собрания отменять акты Президента Республики в случае их несоответствия Конституции и законам Республики следует толковать как право высшего законодательного органа отменять нормативные акты Президента, изданные по вопросам, требующим законодательного регулирования; иные споры, возникающие между высшими органами государственной власти, подлежат разрешению по правилам конституционного и иного судопроизводства.

Можно констатировать, что это постановление фактически установило новую правовую норму, разграничивающую компетенцию двух государственных институтов Республики.

Определенный интерес представляет постановление Конституционного Суда Башкортостана от 26 ноября 1998 г. о толковании положений ст.ст.132 и 135 Конституции в части, касающейся определения компетенции Верховного Суда Республики. В нем признана и фактически воспроизведена позиция Конституционного Суда Российской Федерации по делу о толковании ст.ст.125, 126 и 127 Конституции России (но без ссылок на него), согласно которой Верховный Суд не вправе решать вопросы о соответствии Конституции нормативных правовых актов, издаваемых государственными органами и подлежащих проверке на конституционность Конституционным Судом. Суд общей юрисдикции, придя к выводу о несоответствии закона Конституции, не вправе применить его в конкретном деле и обязан обратиться в Конституционный Суд с запросом о проверке конституционности этого закона. Такая обязанность существует и тогда, когда дело было разрешено на основе непосредственно действующих норм Конституции.

Вместе с тем рассмотрение Конституционным Судом Башкортостана дела о компетенции Верховного Суда Республики является неправомерным, поскольку этот вопрос касается компетенции федерального суда, определяемой федеральным конституционным законом. При таких обстоятельствах запрос о толковании не подлежал принятию к рассмотрению.

Постановления конституционных (уставных) судов конкретизируют на региональном уровне и основополагающие конституционные принципы. Особенно часто это касается принципа разделения властей. Так, Конституция Башкортостана, определяя, что члены Кабинета Министров Республики не могут быть депутатами ее законодательной Палаты и представительных органов местной власти, не установила подобного ограничения для другой палаты республиканского парламента Палаты представителей. Правоприменительная практика пошла по пути совмещения полномочий депутата Палаты представителей с должностью министра (председателя госкомитета) Республики. Конституционный Суд Башкортостана признал, что такая практика не соответствует принципу разделения властей, закрепленному в Конституции, которому должны соответствовать и все другие конституционные положения28.

Таковы главные направления практики толкования конституций (уставов), осуществляемой конституционными (уставными) судами субъектов Российской Федерации.





3. Акты конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации.



К сожалению, у нас уделяют мало внимания деятельности немногочисленных конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации и их решениям. Это обусловлено многими причинами, в том числе опасением "тиражирования" ими недостатков конституций (уставов) субъектов Российской Федерации. Но с приведением последних в соответствие с общефедеральной Конституцией роль названных судов могла бы стать еще более значимой, поскольку они могли бы иметь свою "нишу" конституционного контроля (региональные законы и другие нормативные акты, акты местного самоуправления, публичные договоры между субъектами Федерации и т. п.), которые сейчас в большей мере по объективным причинам "недосягаемы" для федерального судебного конституционного контроля.

Между тем статистический анализ показывает, что в условиях "географической" ограниченности региональные конституционные (уставные) суды (а их на сегодня 13), возникшие много позже Конституционного Суда Российской Федерации, за время их функционирования по состоянию на 1 января 2001 года вынесли 251 решение. Во многих из них решены кардинальные задачи организации государственной власти в субъектах Российской Федерации, проблемы взаимоотношений с местным самоуправлением, устранения конфликтов между законодательной и исполнительной властями в регионах. В большинстве случаев практика этих судов соответствовала федеральному законодательству и позициям Конституционного Суда Российской Федерации, хотя в отдельных субъектах реализована и "мягкая" попытка "ревизовать" известные решения Конституционного Суда Российской Федерации, касающиеся республик, когда их конституционные суды дают толкования положений о суверенитете в своих конституциях29.

Результаты рассмотрения дел Конституционным Судом в публичных заседаниях показывают, что за 1995-2000 гг. оспариваемые нормативные положения признаны полностью или частично неконституционными в 100 делах, а в 16 - признаны конституционными. Конституционными (уставными) судами субъектов Российской Федерации только в 2000 году примерно на этом же процентном уровне дисквалифицировались региональные законы и иные нормативные акты, в том числе и органов местного самоуправления (из 38 дел, рассмотренных в порядке нормоконтроля, по 31 оспариваемые положения нормативных актов признаны полностью или частично неконституционными)30.

Конституционным Судом Республики Саха (Якутия) по состоянию на июль 2000 года признаны неконституционными положения десяти республиканских законов и 24 иных нормативных актов, в том числе десяти указов Президента Республики Саха (Якутия). Уставный Суд Свердловской области за два неполных года дисквалифицировал 17 нормативных актов.

Следует отметить, что конституционные (уставные) суды, подобно Конституционному Суду РФ, пытаются оказывать влияние на законодательную деятельность парламентов субъектов Российской Федерации, на законодательные инициативы в нем и содержание принимаемых законов. Основой для этого являются рекомендательные предложения резолютивных частей постановлений конституционных (уставных) судов, базирующиеся на соответствующих статьях конституции (устава) субъекта Российской Федерации. Иногда конституционными (уставными) судами выдвигаются предложения кардинального социально-экономического и политического значения:

принять закон, регулирующий отношения собственности на землю и возникающие в связи с этим правоотношения (Саха - Якутия);

предложить парламенту войти в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации с законодательной инициативой о принятии в первоочередном порядке законодательных актов о механизме правового регулирования и порядке реализации компетенции и полномочий по предметам совместного ведения органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Федерации (Кабардино-Балкарская Республика) и др.31

Акты конституционных (уставных) судов в основной своей массе исполнены. Однако по сообщению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации С.Н. Фридинского по состоянию на 23 октября 2000 года органами государственной власти Адыгеи проигнорировано Постановление Конституционной Палаты Республики от 15 июля 1999 года, которым признаны недействующими и не подлежащими применению указы Президента Адыгеи от 14 апреля 1996 года N 76 "О мерах по упорядочению поступления в бюджет денежных средств, поступающих от уплаты штрафных санкций, лицензионных сборов и иных налоговых платежей, эффективного расходования и обеспечения контроля за их целевым использованием" и от 27 мая 1999 года N 102 "О вопросах определения порядка поступления, учета и распределения средств со специального счета Кабинета Министров Республики Адыгея". Этими указами в нарушение бюджетного законодательства образован специальный счет Кабинета Министров Республики, на котором аккумулированы денежные средства, не учтенные в бюджете.

Помимо этого следует отметить, что в Республике Коми федеральные суды не принимают во внимание постановления Конституционного Суда Республики, вынесенные в пределах его полномочий.



























Заключение.


Проведение в нашей стране правовой реформы, закрепление в Конституции Российской Федерации принципов федерализма, признание за субъектами Российской Федерации права иметь самостоятельные правовые системы и самостоятельные системы органов государственной власти обусловили необходимость создания эффективных правовых механизмов защиты Конституции Российской Федерации, конституций и уставов субъектов Федерации. Демократизация государства вызвала необходимость создания эффективных форм осуществления конституционного контроля. Опыт формирования органов государственной власти в Российской Федерации и ряде ее субъектов свидетельствует, что эффективной формой защиты Конституции и основных законов субъектов Федерации, осуществления конституционного контроля является функционирование в них конституционных (уставных) судов.

Опыт конституционной юстиции в ряде республик Российской Федерации, образовавших конституционные суды, исчисляется уже десятилетием.

Несмотря на возможность субъектов Российской Федерации наделить свои конституционные и уставные суды столь широкими полномочиями и тем самым упрочить законность в правотворчестве и применении права на своей территории, становление судебных органов конституционного контроля идет крайне медленно. В этих условиях встает вопрос о расширении, в том числе на договорной основе, полномочий Конституционного Суда Российской Федерации по осуществлению конституционного контроля на территории тех субъектов Российской Федерации, которые не имеют конституционных (уставных) судов32.

Конституционные суды или подобные органы конституционного контроля образованы в основном в республиках. В иных субъектах Российской Федерации, основным законом которых является устав, законы об уставном суде приняты только в Красноярском крае Свердловской, Тюменской областях и Ханты-Мансийском автономном округе, образован и действует суд лишь в Свердловской области. В уставах еще более 20 субъектов Российской Федерации предусмотрено образование уставных судов, однако только в десяти из них ведется работа по подготовке проектов законов об этих судах.

Причин такого медленного становления судебных органов конституционного (уставного) контроля в субъектах Российской Федерации существует несколько, в том числе правовые, кадровые, финансовые и другие.

Требуются совместные усилия федеральных и региональных органов власти для устранения этих причин и решения проблем конституционного (уставного) правосудия. Среди них: разработка модельных законов, содействие подготовке квалифицированных кадров, методическая помощь со стороны федеральных судов, создание материальных условий для вновь образуемых судов, завершение в течение ближайших лет формирования правовой базы для конституционного правосудия в субъектах Российской Федерации и реального образования конституционных (уставных) судов33.

Наличие судов с "конкурирующей" компетенцией, неопределенность места конституционных (уставных) судов в судебной системе в связи с отсутствием федерального закона, определяющего основы их правового статуса, приводит к противоречивой судебной практике и нарушению прав граждан на судебную защиту. Поэтому необходимо провести разграничение компетенции конституционных (уставных) судов и судов общей юрисдикции, с тем чтобы их полномочия в сфере проверки "юридической чистоты" региональных нормативных актов не совпадали34.


В ряде субъектов Федерации существуют затруднения в разработке проектов законов о судебных органах конституционного (уставного) контроля из-за отсутствия квалифицированных экспертов и недостатка средств для оплаты таких проектов. В связи с этим остро встает вопрос о подготовке и принятии рекомендательных актов - модельных законов о конституционном и уставном судах, которые могли бы затем с учетом специфики региона трансформироваться в законы соответствующих субъектов Федерации либо использоваться для корректировки уже действующих нормативных актов.

Законодатели субъектов Федерации при определении круга субъектов, имеющих право на обращение в конститу­ционный (уставный) суд, не всегда реализуют бесспорно имеющиеся в их руках возмож­ности. Так, недостатком ныне действующего Закона Санкт-Петербурга «Об Уставном суде Санкт-Петербурга» является то обстоятельство, что депутаты Законодатель­ного собрания Санкт-Петербурга и уполно­моченный по правам человека в Санкт-Петербурге лишены нрава на самостоятельное обращение в Уставный суд Санкт-Петербурга.

По мнению С.А. Авакьян, вряд ли целесообразно, как это делается сейчас, создавать та­кие суды из штатных судей. Это ведет к большим госу­дарственным расходам, а между тем судьи данных су­дов (5-9 человек) нередко обречены на небольшой объем работы по ряду причин: малое число обраще­ний, пока существующее непонимание в субъекте РФ роли конституционного (уставного) суда, отсутствие права на принятие дела к рассмотрению по инициативе самого суда и т.д. Целесообразнее пойти по модели конституционного судопроизводства в землях ФРГ, где в большинстве из них такой суд состоит из 7-9 суден, но штатных среди них вообще нет, хотя три члена кон­ституционного суда являются штатными судьями дру­гих земельных судов, а остальные 4—6 судей - это про­фессора права в университетах данной земли. Такой состав конституционного суда обеспечивает квалифи-цированность разбирательства и в то же время дает экономию расходов, поскольку в большинстве земель в производстве таких судов имеется немного дел.

В то же время, вслед­ствие провозглашения Законом о судебной системе единства статуса всех судей в Россий­ской Федерации, на судей конституционных (уставных) судов субъектов Федерации распространяются достаточно жесткие ограничения на возможность занятия другими видами дея­тельности. Кроме того, согласно Закону РФ «О статусе судей в Российской Федерации», судьи осуществляют свои полномочия на про­фессиональной основе и не могут их осуще­ствлять по совместительству.

Сложен и вопрос о требованиях, предъявляемых к кандидатам на должности судей конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации, и вопросе сроке полномочий судей данных судов. Очевидно, что необходимо установить для кандидатов повы­шенные требования, связанные со зрелостью возраста и стажем юридической работы. Вместе с тем данные критерии установлены ст. 119 Конституции РФ для судей любых судов в Российской Федерации и не могут быть изме­нены ни федеральным законом, ни законом субъекта Федерации для судей судов субъектов Российской Федерации. Что касается установ­ления законом субъекта Федерации длитель­ного (более пяти лет) срока полномочий судей конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации, то это может рассматриваться как дополнительная гарантия независимости, но опять-таки спорно, поскольку в соответствии с Трудовым кодексом РФ срочный трудовой договор может быть заключен макси­мум па пять лет.

Требует разрешения вопрос о праве законодательной инициативы конституцион­ного (уставного) суда субъекта Российской Федерации в законодательном органе госу­дарственной власти субъекта Федерации. С одной стороны, реализация такого права стала бы элементом обратной связи и послу­жила бы совершенствованию законодательства субъекта Российской Федерации. С другой стороны, возникает вопрос о том, насколько корректна ситуация, при которой орган, соз­давший закон, впоследствии оценивает его конституционность35.

Общая характеристика актов конституционного правосудия в нашей стране позволяет утверждать, что появился новый эффективный источник права, влияющий на укрепление российской государственности, развитие федерального и регионального законодательства, обеспечивающий, в конечном итоге, верховенство Конституции и динамику конституционных норм в правоприменении и нормотворчестве36.

Целесообразно введение положения, в соответствии с которым конституционный уставный суд субъекта Российской Федерации вправе пересмотреть принятое им решение, если оно основывалось на нормах устава или закона, признанных впоследствии неконсти­туционными.

Одной из существующих проблем является то, что решения конституци­онных (уставных) судов субъектов РФ никто не пере­сматривает. А ошибки возможны везде. Представляется целесообразным создание второй инстанции. В Конституционном Суде РФ второй инстанцией для его палат может быть пле­нарное заседание Конституционного Суда. Оно же в состоянии выполнять функции второй инстанции для конституционных (уставных) судов субъектов РФ по ряду вопросов.

Имеет смысл издавать специальный Бюллетень по­становлений органов конституционного правосудия субъектов Российской Федерации, в котором будут ре­гулярно публиковаться все постановления органов конституционного правосудия. Также было бы полез­но помещать там обзоры новых правовых позиций конституционных (уставных) судов по определенным проблемам, включать в Бюллетень алфавитно-предметные указатели к постановлениям конституционных (уставных) судов. Бюллетень, как представляется, мог бы издаваться под эгидой консультативного сове­та председателей органов конституционного (уставно­го) контроля в Российской Федерации, созданного ими 20 апреля 1998 г.

Публикация постановлений конституцион­ных (уставных) судов может иметь значение не только для оптимизации деятельности самих судов, но и для предотвращения принятия органами государственной власти субъектов Российской Федерации актов, кото­рые с большой долей вероятности будут отменяться конституционным (уставным) судом соответствующе­го субъекта Российской Федерации. Решая вопрос о том, включать или не включать ту или иную норму в правовой акт, орган государственной власти может об­ратиться к уже состоявшимся решениям конституци­онных (уставных) судов других субъектов Российской Федерации и проанализировать, какова судьба анало­гичных норм в случае их проверки судом на соответст­вие конституции (уставу) субъекта Российской Феде­рации. Есть надежда, что орган государственной влас­ти вряд ли будет принимать решение, заведомо противоречащее своей конституции (своему уставу). Если это все же произойдет, то опять-таки, любой субъект права может увидеть, что аналогичные нор­мы в аналогичной ситуации признаются неконститу­ционными37. Это предоставляет весомые аргументы: возможность сослаться как на соответствующее реше­ние, так и на уже выстроенные органом конституцион­ного правосудия доказательства неконституционности соответствующей нормы.









Список литературы.


  1. Нормативные акты.


  1. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) // "Российская газета" от 25 декабря 1993 года.

  2. Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" (с изм. и доп. от 15 декабря 2001 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997 г. N 1. Ст. 1; 2001 г. N 51. Ст. 4825.

  3. Федеральный закон от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" (с изменениями от 29 июля 2000 г., 8 февраля 2001 г., 7 мая, 24 июля, 11 декабря 2002 г.). // СЗ РФ, 1999, N 42, ст. 5005; 2000, N 31, ст. 3205; 2001, N 7, ст. 608.

  4. Федеральный закон от 20 июня 2000 г. N 89-ФЗ "О внесении изменения в статью 21 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" // Собрание законодательства Российской Федерации от 26 июня 2000 г., N 26, ст. 2736

  5. Федеральный закон от 28 августа 1995 г. N 154-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" с изм. и доп. от 17 марта 1997 г., от 26 ноября 1996 г, от 22 апреля 1996 г. // Собрание законодательства Российской Федерации от 28 августа 1995 г. N 35, ст. 3506



  1. Судебная практика.


6. Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июня 1998 г. N 19-П "По делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации" // Собрание законодательства Российской Федерации от 22 июня 1998 г., N 25, ст. 2304

7. Постановление Конституционного Суда РФ от 30 апреля 1997 г. N 7-П "По делу о проверке конституционности Указа Президента Российской Федерации от 2 марта 1996 года N 315 "О порядке переноса срока выборов в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации", Закона Пермской области от 21 февраля 1996 года "О проведении выборов депутатов Законодательного Собрания Пермской области" и части 2 статьи 5 Закона Вологодской области от 17 октября 1995 года "О порядке ротации состава депутатов Законодательного Собрания Вологодской области" (в редакции от 9 ноября 1995 года)" // Собрание законодательства Российской Федерации от 19 мая 1997 г. N 20, ст. 2383

  1. Постановление Конституционного Суда Республики Башкортостан от 4 октября 2000 года по делу о толковании отдельных положений ст.1, 3 и 69 Конституции Республики Башкортостан // Советская Башкирия - Известия Башкортостана. 2000. N 199. 7 окт.;



  1. Монографии и учебники.


  1. Боброва В. К., Кровельщикова В. В., Митюков М.А. Закон об Уставном суде субъекта Российской Федерации: каким он может быть (модель закона, анализ зарубежного и отечественного опыта, нормативные акты, комментарии и пояснения). М., 2000.

  2. Кряжков В.А., Лазарев Л.В. Конституционная юстиция в Российской Федерации. М.: Изд-во Бек, 1998.

  3. Кряжков В.А. Конституционное правосудие в субъектах Российской Федерации (правовые основы и практика). М.: Формула права, 1999. - 766 с.

  4. Овсепян Ж.И. Становление конституционных и уставных судов в субъектах РФ (1990-2000 гг.). Ростов-н/Д, 2001.



IV. Статьи.


  1. Боброва В. Развитие законодательства о конституционных (уставных) судах. //"Российская юстиция". 2002 г. N 1.

  2. Будаев К.А. Обеспечение единого правового пространства - важный аспект деятельности органов конституционного контроля субъектов РФ. // "Журнал российского права". 2001 г. N 10.

  3. Головина С., Мершина Н., Проверка уставности нормативных актов в сфере трудовых отношений. //"Российская юстиция". 2001 г. N 10.

  4. Мамаев Р.Б. Становление органов конституционного правосудия в республиках Северного Кавказа. // "Журнал российского права".2002 г. N 2.

  5. Митюков М. Организация и компетенция конституционных (уставных) судов субъектов РФ // Конституционное право. Восточноевропейское обозрение. 1996. N 3-4. С.62.

  6. Митюков М. Исполнение актов Конституционного Суда РФ. //"Российская юстиция". 2001 г. N 6.

  7. Митюков М. Толкование региональных конституций и уставов. //"Российская юстиция". 2000 г. N 8.

  8. Митюков М.А. Акты Конституционного Суда РФ и конституционных (уставных) судов субъектов Федерации: общая характеристика и статистический анализ. // "Журнал российского права".2001 г. N 6.

  9. Морщакова Т.Г. Некоторые вопросы конституционного правосудия в системе процессуальных реформ. //"Журнал российского права".2001 г. N 12.

  10. Кряжков В., Старилов Ю. Административные суды: какими им быть? // Российская юстиция. 2001. N 1. С.19.

  11. Несмеянова С. Разграничение компетенции между судами. //"Российская юстиция".2002 г. N 12.

  12. Овсепян Ж.И. Конституционные суды в республиках в составе РФ // Государственность и право республик в составе РФ: Материалы научно-практической конференции в Нальчике. Ростов-н/Д, 1996.

  13. Чепурнова Н. "Конституционный (уставный) суд как орган судебного контроля за законностью правовых актов субъекта Федерации" // "Российская юстиция", 1999. N 3.



Gelia1982@inbox.ru



1 Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) // "Российская газета" от 25 декабря 1993 года.

2 Мамаев Р.Б. Становление органов конституционного правосудия в республиках Северного Кавказа. // "Журнал российского права".2002 г. N 2. С. 73.

3 Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" (с изм. и доп. от 15 декабря 2001 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997 г. N 1. Ст. 1; 2001 г. N 51. Ст. 4825.

4 Кряжков В.А., Лазарев Л.В. Конституционная юстиция в Российской Федерации. М.: Изд-во Бек, 1998. С. 12.

5 Федеральный закон от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" (с изменениями от 29 июля 2000 г., 8 февраля 2001 г., 7 мая, 24 июля, 11 декабря 2002 г.). // СЗ РФ, 1999, N 42, ст. 5005; 2000, N 31, ст. 3205; 2001, N 7, ст. 608.

6 Федеральный закон от 20 июня 2000 г. N 89-ФЗ "О внесении изменения в статью 21 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" // Собрание законодательства Российской Федерации от 26 июня 2000 г., N 26, ст. 2736

7 Конституционное правосудие в субъектах Российской Федерации. Сборник нормативных актов. М., 1997. С.4

8 Чепурнова Н. "Конституционный (уставный) суд как орган судебного контроля за законностью правовых актов субъекта Федерации" // "Российская юстиция", 1999. N 3. С. 35.

9 Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июня 1998 г. N 19-П "По делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации" // Собрание законодательства Российской Федерации от 22 июня 1998 г., N 25, ст. 2304

10 Судебная защита прав местного самоуправления в Российской Федерации. Сборник судебных решений федеральных судов. М., 1997. С.7 Судебная защита прав местного самоуправления в Российской Федерации. Сборник судебных решений федеральных судов. М., 1997. С.7

11 Федеральный закон от 28 августа 1995 г. N 154-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" с изм. и доп. от 17 марта 1997 г., от 26 ноября 1996 г, от 22 апреля 1996 г. // Собрание законодательства Российской Федерации от 28 августа 1995 г. N 35, ст. 3506

12 Овсепян Ж.И. Становление конституционных и уставных судов в субъектах РФ (1990-2000 гг.). Ростов-н/Д, 2001.

13 Митюков М. Организация и компетенция конституционных (уставных) судов субъектов РФ // Конституционное право. Восточноевропейское обозрение. 1996. N 3-4. С.62.

14 Мамаев Р.Б. Становление органов конституционного правосудия в республиках Северного Кавказа. // "Журнал российского права".2002 г. N 2.

15 Несмеянова С. Разграничение компетенции между судами. //"Российская юстиция".2002 г. N 12.

16 Митюков М. Конституционные (уставные) суды: от теории вопроса к практике решения. //"Российская юстиция". 2000 г. N 4.

17 Комментарий В. Кряжкова к публикации в рубрике "Судебный прецедент" // Российская юстиция. 2001. N 10

18 Боброва В. К., Кровельщикова В. В., Митюков М.А. Закон об Уставном суде субъекта Российской Федерации: каким он может быть (модель закона, анализ зарубежного и отечественного опыта, нормативные акты, комментарии и пояснения). М., 2000.

19 Морщакова Т.Г. Некоторые вопросы конституционного правосудия в системе процессуальных реформ. //"Журнал российского права".2001 г. N 12.

20 Митюков М. Конституционные (уставные) суды: от теории вопроса к практике решения. //"Российская юстиция". 2000 г. N 4.


21 Овсепян Ж.И. Конституционные суды в республиках в составе РФ // Государственность и право республик в составе РФ: Материалы научно-практической конференции в Нальчике. Ростов-н/Д, 1996.

22 Мамаев Р.Б. Становление органов конституционного правосудия в республиках Северного Кавказа. // "Журнал российского права".2002 г. N 2.

23 Морщакова Т.Г. Некоторые вопросы конституционного правосудия в системе процессуальных реформ. //"Журнал российского права".2001 г. N 12.

24 Кряжков В., Старилов Ю. Административные суды: какими им быть? // Российская юстиция. 2001. N 1. С.19.

25 Несмеянова С. Разграничение компетенции между судами. //"Российская юстиция".2002 г. N 12.

26 Постановление Конституционного Суда РФ от 30 апреля 1997 г. N 7-П "По делу о проверке конституционности Указа Президента Российской Федерации от 2 марта 1996 года N 315 "О порядке переноса срока выборов в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации", Закона Пермской области от 21 февраля 1996 года "О проведении выборов депутатов Законодательного Собрания Пермской области" и части 2 статьи 5 Закона Вологодской области от 17 октября 1995 года "О порядке ротации состава депутатов Законодательного Собрания Вологодской области" (в редакции от 9 ноября 1995 года)" //

Собрание законодательства Российской Федерации от 19 мая 1997 г. N 20, ст. 2383

27 Митюков М. Конституционные (уставные) суды: от теории вопроса к практике решения. //"Российская юстиция". 2000 г. N 4.

28 Митюков М. Толкование региональных конституций и уставов. //"Российская юстиция". 2000 г. N 8.

29 Постановление Конституционного Суда Республики Башкортостан от 4 октября 2000 года по делу о толковании отдельных положений ст.1, 3 и 69 Конституции Республики Башкортостан // Советская Башкирия - Известия Башкортостана. 2000. N 199. 7 окт.; Постановление Конституционного Суда Республики Дагестан от 3 октября 2000 года по делу о толковании ст.1 (ч. 1 и 3), 4 (ч.1 и 3) 14, 17 (ч.1) и др. статей Конституции Республики Дагестан.

30 "Дайджест оперативной информации "Акты конституционного правосудия субъектов Российской Федерации". 2000. N 1-12; 2001. N 1-2.

31 Митюков М. А., Барнашов А. М. Очерки конституционного правосудия. Томск: Изд-во ТГУ, 1999. С.349

32 Боброва В. Развитие законодательства о конституционных (уставных) судах. //"Российская юстиция". 2002 г. N 1. С. 32.

33 Митюков М. Конституционные (уставные) суды: от теории вопроса к практике решения. //"Российская юстиция". 2000 г. N 4. С. 30.

34 Головина С., Мершина Н., Проверка уставности нормативных актов в сфере трудовых отношений. //"Российская юстиция". 2001 г. N 10. С. 45

35 Боброва В. К., Кровельщикова В. В., Митюков М.А. Закон об Уставном суде субъекта Российской Федерации: каким он может быть (модель закона, анализ зарубежного и отечественного опыта, нормативные акты, комментарии и пояснения). М., 2000.

36 Митюков М.А. Акты Конституционного Суда РФ и конституционных (уставных) судов субъектов Федерации: общая характеристика и статистический анализ. // "Журнал российского права".2001 г. N 6.

37 Кряжков В.А. Конституционное правосудие в субъектах Российской Федерации (правовые основы и практика). М.: Формула права, 1999. С. 213