Государство и права (25994-1)

Посмотреть архив целиком

4



Государства и права

Содержание

1. Происхождение государства и права 3

2. Правовой обычай 10

3. Понятие и виды субъектов права 11

4. Правовое государство и его признаки 13



1. Происхождение государства и права

Государство представляет собой социальное явление, ограниченное определенными историческими рамками. Возникает оно в результате замены кровнородственных связей, характерных для первобытно–общественного строя, обменными. Племенные отношения превращаются в общественные, а первобытное общество в цивилизацию.

По историческим типам государственно–правовые системы делятся на первичные и развитые. К первому типу относятся государства, возникшие вследствие разложения первобытно–общинного строя:

  1. деспотии, сложившиеся в древности на Востоке (Египет);

  2. рабовладельческие государства Средиземноморья (Римская империя, древнегреческие полисы Афины, Спарта);

  3. феодальные государственные образования (Азия, Европа, в том числе Киевская Русь).

На смену им приходят развитые типы государственно–правовых систем капитализм со свойственными ему формами организации общества. Марксистко–ленинская теория ХХ в. также добавляет сюда еще один исторический тип – "социалистическое государство".

В первых, известных истории цивилизованных обществах в Египте, Древнем Вавилоне Г. существовали уже к III тыс. до н.э.. Рабовладение в них не играло существенной роли, хотя развитию рабства (например, в Египте) способствовали многочисленные войны. Привилегированным положением в раннегосударственных образованиях пользовались, как правило, жреческое и воинское сословия. Земля в основном рассматривалась как государственная собственность.

В общественном строе многих ранних государственных образований (в частности городов–государств Древнего Вавилона) долгое время сохранялись пережитки родо–племенной организации, существенно ограничивавшие власть правителя: совет старейшин и народное собрание избирали главу государства, давали ему советы во всех важнейших делах, контролировали его деятельность, осуществляли суд и управление общественным имуществом. Такой способ организации государства в фактически бесклассовом обществе Маркс и Энгельс в свое время назвали "азиатским способом производства", рассматривая его как один из вариантов возникновения государства.

Процесс образования государства у многих народов был тесно связан с завоевательной политикой и объективной необходимостью спешного создания государственного аппарата для управления покоренными народами (Древний Китай, раннегерманское государство).

Складывание развитой рабовладельческой системы отождествляется прежде всего с государствами Древней Греции (X в. до н.э. – III в. н.э.) и Рима (c VIII в. до н.э.). Эпоха классической Греции приходится на VI–IV вв.до н.э., а Римское государство наибольшего расцвета достигло в период Империи (I в до н.э. – I в. н.э.).

Средневековая история государств Центральной Европы начинается фактически с VII–VIII вв н.э., поскольку главным образом в этот период здесь происходит формирование централизованных феодальных государств (Франция, Италия, германские королевства и др.) Складывание первого государственного образования у восточнославянских народов (Киевская Русь) – традиционно связывается с именами варяжского конунга Рюрика (IX в.) и его преемника князя Олега, хотя они по сути дела лишь завершили процессы, начавшиеся несколькими веками раньше. Образование русского централизованного государства приходится на XII в.

Эпоха нового времени в Европе открывается событиями Английской буржуазной революции 1640–1653 гг. В целом же складывание капиталистических отношений в передовых странах Западной Европы (Нидерланды, Великобритания) происходит главным образом в XVII–XVIII вв.

Исторический период, начавшийся после окончания первой мировой войны и продолжающийся по наше время, принято назвать эпохой новейшего времени.

В теории государства и права существует множество разнообразных концепций происхождения государства. Остановимся на некоторых из них.

Авторы естественно–правовой теории происхождения государства (Г. Гоббс, П. Гольбах, Д. Дидро, Ж.–Ж. Руссо) считали, что государству предшествует естественное состояние человека, а само оно – результат юридического акта, своеобразного "общественного договора", положившего конец "войне всех против всех". Государство в их трактовке является порождением воли народа, изобретением человеческого разума.

Органическая теория возникновения государства (Платон, Аристотель) исходит из того, что общество и государство единое целое, социальный организм, действующий по аналогии с человеческим. Поэтому изолированное существование человека вне государства невозможно. По мнению одного из последователей этой теории Г. Спенсера, государство появляется одновременно со своими составными частями людьми и будет существовать до тех пор, пока существует человеческое общество. Государственная власть в данном случае трактуется как господство целого над своими составными частями, ее цель – обеспечение благополучия всего народа.

Классовый подход в определение государства привнесли К. Маркс, Ф. Энгельс, В. Ленин. Государство, по их определению, есть результат борьбы классов, возникающих в результате общественного разделения труда, формирования семьи и частной собственности, распада кровнородственных связей. "Самой чистой", классической формой возникновения государства Энгельс, например, считал Афины в Древней Греции, где государство появилось "непосредственно из классовых противоречий". Первостепенное значение классики марксизма придавали насильственной стороне государственной власти классовой диктатуре, смена которой означает смену отношений собственности и, следовательно, социально–экономической формации. Основной функцией государства, в определении классиков марксизма, является закрепление и охрана экономических и политических условий существования определенного класса. Отсюда следует трактовка государства как машины для поддержания господства одного класса над другим.

Марксистская теория выделяет четыре основных типа государства в зависимости от форм господствующей в них собственности: рабовладельческое, феодальное, буржуазное (капиталистическое) и социалистическое. Кроме того, Маркс и Энгельс рассматривают государство так называемого "азиатского способа производства", которые по своим признакам не соответствуют определению классового государства.

Для рабовладельческой социально–экономической формации, в соответствии с теорией марксизма, характерно наличие двух основных классов общества бесправных рабов и рабовладельцев, в собственности которых находятся все средства производства, включая самих рабов.

Феодальное общество характеризуется сосуществованием господствующего класса феодалов, в руках которых находится основное средство производства земля, и класса крестьянства, лично зависимого от своих сеньоров (феодалов).

Основные классы капиталистического общества пролетариат и буржуазия. Рабочие (пролетариат) лично свободны, но они лишены собственности на средства производства и вынуждены продавать свою рабочую силу собственникам средств производства капиталистам. Теорию Маркса о капиталистическом способе производства Ленин дополнил учением об империализме как высшей и последней стадии капитализма. Империализм, в соответствии с ленинской теорией, посредством концентрации и монополизации производства и капитала обеспечивает благоприятные экономические условия для обобществления средств производства и перехода к строительству социализма.

Социалистическое общество, в соответствии с теорией марксизма–ленинизма, это первый этап становления коммунистической формации, своеобразный переходный период, цель которого уничтожение классов. В отличие от всех предшествующих этапов развития классового общества он исключает эксплуатацию человека человеком, поскольку средства производства в нем "принадлежат трудящимся" – т.е. находятся в общенародной собственности и потому служат для удовлетворения потребностей всех членов общества в соответствии с принципом "от каждого – по способностям, каждому – по труду".

Следует заметить, что марксистское учение о государстве и его происхождении не лишена противоречий. Прежде всего, делая упор на роль классов в возникновении государства, Маркс и Энгельс оставляли как бы "за рамками теории" ими же самими описанный "азиатский способ производства", который по сути дела представляет собой альтернативный классовому способ становления государства в бесклассовом обществе. Кроме того, в некоторых ранних государственных критерий отношения к собственности (средствам производства) не играл существенной роли в процессе социальной дифференциации. Так, например, в Древней Индии общество делилось не на классы, а на касты, которые и определяли положение человека на социальной лестнице, независимо от степени его богатства.

Классовая теория не применима и ко многим современным постиндустриальным обществам, в которых нет классов в марксистском понимании, но существует сложная социальная структура: социальный статус человека в них определяется не столько его отношением к средствам производства, сколько его местом в системе производства и распределения.

Ленинское учение об империализме – кануне социалистической революции и социализме как первой стадии коммунистической формации также не выдерживает испытания временем. Во–первых, закончилась крахом попытка перескочить через закономерные этапы исторического развития и превратить "слабое звено в цепи империализма" в "общество всеобщего благоденствия." Во–вторых, весь период социализма, по представлениям Ленина, должен быть периодом диктатуры пролетариата, т.е. периодом жесточайшей классовой борьбы и террора, что само по себе абсурдно с точки зрения "всеобщего блага". В–третьих, социализм как форма организации общественных отношений, безусловно, мог бы проявить известную жизнеспособность, если бы возник как результат эволюционного, а не агрессивно–революционного, пути развития общественных отношений.

Наконец, как показывает история, цивилизованное индустриальное общество в состоянии породить новые эволюционные формы государств, которые будут существенно отличаться от известного нам социализма. Как справедливо замечает российский ученый В.А. Четвернин, "по мере формирования постиндустриального общества организованное насилие все больше отходит на дальний план, а на передний выдвигается общесоциальная деятельность государства: социальные противоречия утрачивают остроту, само государство устанавливает рамки для цивилизованного разрешения конфликтов между социальными группами, выступая не только как гарант права сильных, но и как защитник интересов слабых".

В определенной степени позиции марксизма нашли отражение в концепции, связывающей возникновение частной собственности, классов и государства с проявлением внутреннего и внешнего насилия одной части общества над другой. Эта концепция получила название теории насилия. Ее создатели (Е.Дюринг, Л.Гумплович, К.Каутский) утверждали, что государство, возникшее в результате непосредственного политического действия, останется аппаратом угнетения до тех пор, пока не сотрутся юридические различия между победителями и побежденными.

Следует упомянуть также о взглядах немецкого социолога и философа М.Вебера (1864–1920), утверждавшего, что государство не только обладает монополией на физическое насилие, но и является единственным источником "права" на насилие. Капитализм – с его рациональной религией (протестантизмом), рациональным производством и т.п. – Вебер считал наиболее разумным и жизнеспособным способом организации экономики.

Автор психологической теории возникновения государства российско–польский социолог Л.Петражицкий определял общество и государство как совокупность психологического взаимодействия людей и их объединений. Суть данной теории состоит в утверждении, что человек испытывает психологическую потребность жить в рамках организованного сообщества и принимать участие в коллективном производстве. Возникновение государства в этом случае – следствие психологического развития человека, становления своеобразных "правовых эмоций".

От понятия "исторические типы государств" следует отличать понятия "формы организации государственной власти" (монархия, республика,) и "политический режим государства" (парламентский, фашистский, тоталитарный и т.п.).

С момента своего возникновения право прошло в своем развитии длительный путь. Исторически первым регулятором поведения людей были обычаи, применение которых не требовало государственного принуждения. Необходимость в таком принуждении (а именно это отличает нормы права от др. социальных норм) возникает лишь тогда, когда появляются нормы, отвечающие только интересам определенных классов и слоев, а не всего населения. С появлением государственной власти правило, вначале выражающееся в обычае, становится законом. Вместе с законом необходимо возникают и органы, которым поручается его соблюдение. Таким образом, первой формой права явилось обычное право, которое первоначально не фиксировалось в письменной форме. Но уже в глубокой древности появляется писаное право (Судебник Ур–Намму в Двуречье, 21 в. до н. э., Хаммурапи законы в Вавилонии, 18 в. до н. э., Хеттские законы, 14 в. до н. э., Драконта законы в Афинах, 7 в. дон. э., Двенадцати таблиц законы в Древнем Риме, сер. 5 в. до н.э., и др.). В древнейшем писаном праве наряду с обычным правом важное место занимали записи решений судов. В историческом генезисе права большую роль играла религия, поэтому, как правило, древнейшее право имело религиозную окраску. Право было одним из орудий нарождавшейся государственности в борьбе с родовым строем (напр., реформы Солона в Афинах, Сервия Туллия в Риме). Право фиксировало появление института рабства, закрепляло возникавшее неравенство между свободными, наличие наряду с полноправными неполноправных свободных (мушкену в Вавилонии, периэки в Спарте, плебеи в Риме), ограничивало в правах пришлое население и иностранцев. Наиболее развитой системой права древности было римское право. Оно оказало огромное влияние на феодальное право и современное право, поскольку выработало универсальную систему норм, регулирующих гражданские имущественные отношения, сонованные на частной сосбтвенности. Процесс формирования феодального права в различных странах шел по–разному. В некоторых европейских странах право раннефеодального общества складывалось в ходе разложения первобытнообщинного строя, не испытывая значительного влияния римского права (англо–саксонские правды, Русская правда и др.). В тех частях Римской империи, где феодализм складывался в результате синтеза разлагавшихся рабовладельческих и первооытно–общинных отношений, существовал дуализм правовых систем. Так, для галло–римского населения действовало с определенными модификациями римское право, а для завоевателей – обычное право, которое было зафиксировано в так называемых варварских правдах. В ряде случаев образование феодального права происходило путем трансформации римского права. Это характерно, например, для Византии, где уже Корпус Юрис Цивилис был попыткой приспособить рабовладельческое право к новым общественным потребностям. В период феодальной раздробленности в Европе господствующей формой права было обычное право, отличавшееся крайним партикуляризмом. Для феодального права было характерно открытое закрепление юридического неравенства, различия прав сословий, оно выступало обычно как право – привилегия. С развитием товарно–денежных отношений в Западной Европе возникло особое городское право, отражавшее специфическое положение города в средневековом обществе. С 11 в. происходит рецепция римского права с его детальной регламентацией отношений товарного оборота. Параллельно с рецепцией римского права складывается система канонического права, регулировавшего внутрицерковные дела, брачно–семейные отношения и ряд иных отношений. С ликвидацией феодальной раздробленности и образованием сословных, а затем абсолютных монархий происходит усиление роли централизованной власти в формировании права, постепенно ослабляется его партикуляризм. В процессе развития права в каждом государстве складывалась собственная система права, отразившая его исторические и национальные особенности и традиции. По типу правовые системы, сложившиеся в 17– 19 вв. и сохранившиеся в целом в совр. государствах, делят на романо–германскую, основой для которой служило римское право, и англо–саксонскую, т. н. систему прецедентного права, характерную для Великобритании и частично воспринятую в США и ряде др. стран, прежде всего в бывших англ. колониях. Особую систему права представляет мусульманское право, основой которого является ислам. Буржуазно–демократические революции 18–19 века провозглашают новые принципы права – свободу, равенство, права личности, народный суверенитет. Для ранней стадии развития современного права (т.н. "буржуазное право") был, однако, характерен разрыв между высокими принципами и реальной законодательной и правоприменительной практикой. Вся история современного права представляет собой нескончаемую борьбу за осуществление на деле демократических принципов, провозглашенных Великой французской революцией. Развитие товарных капиталистических отношений повлекло за собой быстрое развитие т. н. частного права, т.е. отраслей права (гражданское, торговое и др.), определяющих положение и отношения участников коммерческого оборота, а также процессуального права, регулирующего порядок разрешения многочисленных конфликтов, возникающих в этой сфере. Возрастает роль права в процессе политической власти и управления (конституционное и административное право). Со второй половины 19 в право западных государств начинается новая революция. Под напором рабочего движения возникают целые отрасли законодательства, неизвестные ранее – трудовое право, право социального обеспечения. Происходит быстрая демократизация государственного (конституционного) права путем распространения избирательных прав на средние, а затем и малоимущие слои населения. Впервые в истории право становиться действительно общесоциальным.

Этот процесс однако был заторможен и даже в ряде стран отброшен назад полосой острейших социально–политических кризисов в Европе и некоторых др. районах, разразившихся в начале 20 века. Расширенными демократическими правами и свободами воспользовались леворадикальные, коммунистические движения, попытавшиеся захватить власть в ряде стран. Установление большевистской диктатуры в России в 1917 г. показало, что политикой коммунистов является уничтожения всех демократических правовых институтов и принципов, выработанных человечеством за столетия. На место современного права коммунисты поставили сконструированное ими т.н. "социалистические право". Демагогически провозглашая многочисленные социально–экономические права "трудящихся", это право на деле стало ширмой для невиданного беззакония и произвола всесильного тоталитарного государства. Если отвлечься от совр. юридических форм, "социалистическое право" можно поставить исторически в одном ряду с правом азиатских деспотий древности и средневековья.

Другой вызов совр. демократическому праву был сделан со стороны различных праворадикальных движений, часто определяемых общим названием "фашизм". Фашистские движения возникли, чтобы отразить коммунистическую угрозу ее же методами. В тех странах, где праворадикальные силы пришли к власти (Италия 1922 г., Португалия 1926 г., Германия 1933 г., Испания 1936–39 гг.) возникли своеобразные правовые системы, во многих отношениях перекликавшиеся с "социалистическими". Отрицая традиционные либерально–демократические принципы организации государственной власти, третирую политические и личные права и свободы, право фашистских государств в то же время сполна воплотило в себе многие положения социального законодательства. Если не считать ряда репрессивных норм, уголовное законодательство этих стран было вполне приемлемым с точки зрения демократического права. Гражданское же законодательство и вовсе отличалось от классических образцов только более широким вмешательством государства в экономическую жизнь. Не случайно поэтому, большинство итальянских кодексов Муссолини пережило его режим на десятилетия (с минимальными изменениями).

Поражение фашизма во Второй мировой войне, усиление национально–освободительных движений, общемировой экономический и социальный прогресс дали мощный толчок дальнейшему развитию права. 1945 г. можно считать тем рубежом, с которого международное право превратилось в силу, сопоставимую с национальным правом. Последовавшее после 1945 г. динамичное, опережающее развитие международного права, выражающего волю всего прогрессивного человечества, стало оказывать позитивное ускоряющее воздействие на развитие национальных правовых систем, часто помогая сглаживать цивилизационные и культурно–исторические различия. Исключительно важное значение для формулирования общемировых принципов права имело принятие Устава ООН (1945) и еобщей декларации прав человека (1948). В последние десятилетия в международном праве стали выделятся международное право прав человека, международное экономическое право и другие новые отрасли.

2. Правовой обычай

Правовой обычай – представляет собой санкционированное государством правило поведения, сложившееся в обществе в результате его многократного и длительного применения. Он является одним из древнейших и одним из важнейших для ранних правовых систем источников права.

Характерные черты и особенности правовых обычаев в основном совпадают с типичными признаками неправовых обычаев с той весьма существенной разницей, что первые, будучи санкционированы государством, приобретают юридическую силу и обеспечиваются в случае их нарушения государственным принуждением. В то же время как неправовые обычаи, не обладая юридической силой и не будучи источником права, обеспечиваются лишь общественным мнением.

Исторически правовой обычай, как источник права, предшествует всем другим источникам права. Впервые он возникает на переходном этапе от первобытнообщинной, догосударственной организации общества к государственной в результате санкционирования существующих обыкновений нарождающимися государственными структурами. В древних, государственно–организованных обществах правовой обычай занимал ведущее положение. В Древнем Риме, например, из правовых обычаев складывались важнейшие отрасли и институты права. Среди обычаев выделялись обычаи предков; обычаи, сложившиеся "в практике жрецов"; обычаи, сложившиеся в практике магистратов; и др.

По мере развития общества и государства правовой обычай, а вместе с ним и обычное право постепенно вытеснялись законами и другими формами и институтами права, становились второстепенными источниками права. С возникновением крупных государственных образований и централизацией власти процесс вытеснения и замены правовых обычаев законами и другими нормативно–правовыми актами не только не медлился, а, наоборот, еще больше ускорялся.

В настоящее время правовые обычаи занимают незначительное место в системе форм (источников) права большинства стран. Однако их не следует недооценивать. Особенно когда речь идет, например, об обычаях, действующих в масштабе крупных регионов или в масштабе страны (обычаи торгового мореплавания, обычаи портов, международные обычаи и др.).

3. Понятие и виды субъектов права

Субъект права – лицо, организация или иное образование, за которыми признается государством (или совместной волей государств) способность быть носителями субъективных прав и юридических обязанностей. В современной юридической литературе понятие "субъект права" чаще всего используется в качестве синонима "субъекта" или "участника правоотношений". В юридических источниках конца ХIХ – начала ХХ веков понятие "субъект права" употреблялось лишь для обозначения "носителя субъективных прав".

Ни природа, ни общество, а только государство в реальной действительности определяет, кто и при каких условиях может быть субъектом права, а, следовательно, и участником правоотношений, какими качествами он должен обладать. Только законом может устанавливаться и признаваться то особое юридическое качество или свойство, которое позволяет лицу или организации стать субъектом права. Это качество или свойство называется правосубъектностью. Его невозможно произвольно установить, изменить или отменить. Правосубъектность не зависит от воли и желания частных лиц и организаций. Она, также как и составляющее ее звенья – правоспособность и дееспособность возникает, изменяется или прекращается не иначе, как только с помощью объективного права.

Для того, чтобы лицо или организация имели право полностью распоряжаться своим имуществом, самостоятельно совершать сделки, быть участниками правоотношений они непременно должны обладать правоспособностью и дееспособностью.

В российской правовой системе субъектом права могут быть физические и юридические лица, муниципальные образования, а также государство (выступающее в лице Российской Федерации либо отдельного ее субъекта – республики, края, области и т.д.). К физическим лицам относятся все граждане (при монархическом строе – подданные), иностранцы и лица без гражданства. Физические лица обладают всеми видами правоспособности – общей, отраслевой и специальной. В сфере гражданско–правовых и частноправовых отношений они обладают равной правоспособностью. Правоспособность и дееспособность физических лиц по времени своего возникновения и в других отношениях не всегда совпадают. Согласно российскому законодательству полная дееспособность физических лиц наступает с 18–летнего возраста. Однако в гражданском праве лицам разрешается совершать мелкие сделки и в более раннем возрасте. Что же касается крупных сделок или реализации наследственных прав, то до наступления совершения лиц его интересы представляют, а в случае необходимости отстаивают родители, усыновители или назначенные в соответствие с законом опекуны.

Признание лица полностью недееспособным допускается лишь в том случае, когда оно, вследствие психологического расстройства, не может понимать значения своих действий или руководить ими". Недееспособность лица может устанавливаться только судом и в том порядке, который предусмотрен гражданско–процессуальным законодательством.

В случае признания лица полностью недееспособным в гражданско–правовых отношениях от его имени выступает опекун. Если основания, по которым лицо было признано недееспособным, отпадают, то по решению суда вновь признается его полная дееспособность и отменяется опекунство.

В качестве юридических лиц – объектов права, участников гражданско–правовых отношений выступают государственные и общественные организации и учреждения, которые обладают следующими признаками:

  1. имеют в собственности, хозяйственном ведении или оперативном обособленное имущество;

  2. отвечают этим имуществом по своим обязательствам;

  3. могут от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права;

  4. имеют самостоятельный баланс или смету;

  5. могут нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

Также как и юридические лица, государство и муниципальные образования приобретают и осуществляют свои права и обязанности не непосредственно, а через свои органы и должностных лиц. Природа этой группы субъектов права двойственна, поскольку они могут выступать как равноправные с другими субъектами права участники правоотношений (например, в гражданском обороте), так и как властные субъекты, наделенные способностью применять правовые нормы, контролировать их соблюдение, творить новое право.

Определенной спецификой обладает вопрос о правосубъектности в международном праве. Субъекты международного права – это участники международных отношений, обладающие международными правами и обязанностями и осуществляющие и имеющие их в рамках и на основе международного права. Основными (первичными) субъектами международного права являются государства, народы и нации, ведущие борьбу за независимость и создание собственного национального государства, а производными (вторичными) – международные организации, международная правосубъектность которых определяется учреждающим эти организации актом – уставом или соглашением и является производной от правосубъектности государств–участников такого акта. Таким образом, объем прав и полномочий международных организаций определяется государствами–учредителями. Отдельными элементами международной правосубъектности могут обладать и государственноподобные образования типа вольных городов (города Данциг в 1923–1939 гг., Триест в 1947–1954 гг.), а также государство–город Ватикан. Согласно преобладающей пока в современной отечественной доктрине международного права точке зрения физические лица (индивиды) и внутригосударственные организации (в т. ч. межнациональные, торговые и промышленные компании, корпорации) не являются субъектами международного права. Они находятся под исключительной юрисдикцией государств, внутренним законодательством которых определяется их статус на международной арене.

4. Правовое государство и его признаки

Правовое государство – одна из центральных категорий теории государства и права, представляющая собой идеальный тип государства, вся деятельность которого подчинена праву.

Зачатки теории правового государства в виде идей гуманизма, широкого и ограниченного притязания господствующего класса принципам демократизма, установления и сохранения свободы, господства права и закона прослеживаются еще в рассуждениях передовых для своего времени людей, мыслителей–философов, историков, писателей и юристов Древней Греции, Рима, Индии, Китая и других стран. Так, еще в знаменитых диалогах под названием "Государство", "Политик", "Законы" и др. древнегреческого философа–идеалиста Платона проводилась мысль о том, что там, где "закон не имеет силы и находится под чьей–либо властью" неизбежна "близкая гибель государства". "Соответственно, там, где законы установлены в интересах нескольких человек, речь идет не о государственном устройстве, а только о внутренних распрях".

Тирания, неизбежно приходящая, по мнению Платона, на смену демократии, опьяненной "свободой в неразбавленном виде", когда чрезмерная свобода оборачивается чрезмерным рабством, есть наихудший вид государственного устройства, где царят беззаконие, произвол и насилие. Только там, заключал Платон, "где закон – владыка над правителями, а они – его рабы, я усматриваю спасение государства и все блага, какие только могут даровать государствам боги".

Аналогичные идеи, заложившие основу теории правового государства, развивались также в работах "величайшего мыслителя древности", как назвал его Маркс, Аристотеля. Именно ему, стоявшему на позициях защитника права индивида, частной собственности как проявления в каждом человеке "естественной любви к самому себе" и развои вашего в противоположность Платону взгляд на государство как на продукт естественного развития, как на высшую форму человеческого общения, охватывающую собой все другие его формы (в виде семьи, селения и др.), принадлежат крылатые слова о том, что "Платон мне друг, но больший друг – истина".

Выражая свое отношение к государственной власти, праву и закону, Аристотель постоянно проводил мысль о том, что "не может быть делом закона властвование не только по праву, но и вопреки праву; стремление же к насильственному подчинению, конечно, противоречит идее права". Там, где отсутствует "власть закона", делал вывод Аристотель, там нет места и (какой–либо) форме государственного строя. Закон должен властвовать над всем".

С идеями передовых мыслителей Древней Греции о праве, свободе, человеческом достоинстве и гуманизме перекликаются гуманистические воззрения и взгляды древнеримских политических и общественных деятелей, писателей, историков, поэтов. Особенно отчетливо это прослеживается в работах знаменитого римского оратора, Государственного деятеля и мыслителя Цицерона, таких, как "О государстве", "О законах", "Об обязанностях", а также в многочисленных произведениях других римских писателей и философов эпохи империи.

Что такое государство? Чьим достоянием оно является? – спрашивал Цицерон. И тут же отвечал: достоянием народа, понимаемым не как "любое соединение людей, собранных вместе с каким бы то ни было образом", а как "соединение многих людей, связанных вместе между собою согласием в вопросах права и общностью интересов". Государство, пояснял Цицерон, с точки зрения его соотношения с правом, есть ничто иное, как "общий правопорядок". В основу же права он неизменно вкладывал присущие человеческой природе, равно как и природе вообще разум и справедливость.

Будучи глубоко убежденным и последовательным сторонником естественного права, Цицерон исходил из того, что права и свободы человека не даруются и не устанавливаются кем–то и по чьему бы то ни было желанию или велению, а принадлежат ему по самой природе. Оперируя понятием "истинного закона", Цицерон рассматривал его как "разумное положение, соответствующее природе, распространяющееся на всех людей, постоянное, вечное, которое призывает к исполнению долга, приказывая; запрещая, от преступления отпугивает; оно, однако, ничего, когда это не нужно, не приказывает честным людям и не запрещает им..."

Весьма важным в плане формирования идей, заложивших первые камни и составивших впоследствии (в видоизмененном, приспособленном к изменившейся действительности виде) основу теории правового государства явился сформулированный Цицероном правовой принцип, согласно которому "под действие закона должны подпадать все", а не только некоторые, "избранные граждане". Важным оказалось выработанное им положение, в соответствии с которым любому закону должно быть свойственно стремление хотя бы "кое в чем убеждать, а не ко всему принуждать силой и угрозами"; выдвигавшиеся им призывы к человеколюбию, "законосообразности", к борьбе за свободу и справедливость, за гуманистическое отношение государственных органов к свободным гражданам и даже рабам.

Подобные гуманистические мотивы, трансформировавшиеся немедленно или по истечение определенного времени в соответствующие государственно–правовые взгляды и доктрины, в соответствии с которыми в обществе и государстве должны торжествовать не зло, насилие и произвол, а право и закон, развивались не только в Древней Греции и Риме, но и в древней Индии и Китае. Наряду с наивными материалистическими представлениями о мире, умещавшимися в формулах типа "сознание рождается из вещей и умирает тоже в вещах" или – "жизнь – это корень смерти, а смерть – корень жизни", в Китае, например, еще в глубокой древности философами и юристами, применительно к господствовавшему в стране рабовладельческому строю, проводилась мысль о том, что "в государстве должен царить порядок", основанный на законе. Утверждалось, что государь, если он хочет до конца жизни не подвергаться опасности, должен быть справедливым, а "управление страной должно соответствовать спокойствию", быть спокойным. Нельзя силой насаждать порядок в стране, ибо "страна управляется справедливостью".

Конечно, данные и перекликающиеся с ними мысли и воззрения наивно было бы включать напрямую в их первозданном виде в систему принципов и идей, формирующих современную концепцию правового государства. Это тем более невозможно, часто в них не всегда доставало строгой логичности, определенности и последовательности. А кроме того некоторые из них, хотя и не расходились радикально с идеями и взглядами, положившими историческое начало процессу становления теории "правового госудаства", но тем не менее непосредственно и не "вписывались" в них, органически не сочетались с ними. К таковым можно было бы отнести, в частности, рассуждения – своего рода постулаты известного древнекитайского философа Лао Цзы, согласно которым: "когда растут законы и приказы, увеличивается число воров и разбойников"; "когда правительство спокойно, народ становится простодушным. Когда правительство деятельно, народ становится несчастным"; "нужно сделать государство маленьким, а народ – редким", и пр.

Однако, несмотря на такие своеобразные суждения и умозаключения все же древняя гуманистическая мысль, государственно–правовые взгляды и идеи передовых, прогрессивных мыслителей того времени несомненно стали первоосновой, предтечей всего последующего процесса развития гуманистических взглядов и идей, составивших впоследствии фундамент теории правового государства.

Разумеется, до полного завершения процесса созидания данной конструкции, самого здания под названием "теория правового государства" было еще очень далеко. Предстояло пройти еще огромный интеллектуальный путь, измерявшийся даже не столетиями, а тысячелетиями. Но тем не менее, начало, причем весьма обнадеживающее, было положено. Важно было теперь не сбиться с этого пути.

Очень много было сделано для развития теории правового государства мыслителями последующих, особенно ХVIII–ХХ веков. Ряд положений теории правового государства развивался, в частности, усилиями таких носителей передовой общественно–политической мысли, боровшихся против произвола и беззакония, как Локк, Монтескье, Радищев, Герцен и многие другие.

Философские основы теории правового государства создавались и развивались великим немецким философом И. Кантом, многократно указывавшим на необходимость для государства опираться на право, строго согласовывать свои действия с правом, постоянно ориентироваться на право. Государство, по Канту, выступает в качестве объединения множества людей, подчиненных правовым законам, где действует принцип, согласно которому законодатель не может решить относительно народа того, чего народ не может решить относительно самого себя.

Значительное освещение и развитие идея правового государства нашла в произведениях современных юристов, политологов, социологов. В прямой, а чаще в косвенной форме она закрепляется в текущем законодательстве и даже в нституциях ряда западных государств.

Чем же отличается правовое государство от неправового? Каковы его основные признаки и черты? Отвечая на данные вопросы, следует выделить прежде всего такую особенность правового государства, как верховенство закона. В соответствии с данным признаком или принципом ни один государственный орган, должностное лицо, коллектив, государственная или общественная организация, ни один человек не освобождается от обязанности подчиняться закону. Причем, когда речь идет о верховенстве закона, то он понимается не в расширительном смысле, отождествляясь с правом, а в самом прямом своем значении. А именно – как акт, исходящий от высшего органа государственной власти и обладающий высшей юридической силой.

В настоящее время, как свидетельствует практика, положение таково, что закон во многих государствах, формально будучи основным, главенствующим юридическим актом, на деле же фактически "растворяется" в системе других, подзаконных, а точнее – ведомственных актов. Об этом много говорилось и говорится в научной литературе. Факты подтверждают справедливость данного утверждения.

Следует особо подчеркнуть, что формирование и существование правового государства в любой стране предполагает установление не только формального, но и реального господства закона во всех сферах жизни общества, расширение сферы его прямого, непосредственного воздействия на общественные отношения.

Разумеется, было бы упрощением полагать, что в условиях правового или любого иного государства можно вообще обойтись без подзаконных, ведомственных актов. В особенности это касается процесса реализации конституционных законов и содержащихся в них положений.

Нельзя в частности, обойтись без обычных законов или подзаконных актов в процессе реализации конституционного права на труд, на отдых, на охрану здоровья, на материальное обеспечение в старости, в случае болезни, полной или частичной утраты, трудоспособности или же в процессе реализации права на образование.

Следовательно, в условиях правового государства речь идет не о том, должны или не должны существовать наряду с законами и подзаконные, ведомственные акты. Существование их неизбежно. Оно обусловлено самой природой и характером регулируемых или общественных отношений. Речь идет лишь о том, чтобы эти акты не доминировали в количественном и качественном отношении в общей системе нормативно–правовых актов. А главное, чтобы развивая и детализируя положения, содержащиеся в законах, подзаконные акты не искажали сути и содержания самих законов.

Среди других черт и особенностей правового государства следует указать на такие, как полная гарантированность и незыблемость в условиях его существования прав и свобод граждан, а также установление и поддержание принципа взаимной ответственности гражданина и государства. Как граждане несут ответственность перед государством, так и государственная власть должна нести ответственность перед гражданами.

Важной особенностью правового государства является реализация принципа разделения властей.

В числе важнейших признаков и черт правового государства выступает не только создание, но и поддержание в обществе режима демократии, законности и конституционности, предотвращения попыток узурпации власти, сосредоточения ее в одних руках.

Наряду с этим в правовом государстве (как один из главных признаков его существования) должно быть достигнуто реальное обеспечение прав и свобод рядовых граждан. Должен быть создан механизм их полной гарантированности и всесторонней защищенности; последовательно проводиться в жизнь принцип оптимального сочетания прав и свобод граждан с их конституционными обязанностями.

Кроме названых есть и другие признаки и черты, характеризующие правовое государство и принципиально отличающие его от неправового государства. Их достаточно много и они весьма разнообразны. В своей совокупности они дают общее представление о том, что есть правовое государство и что не является таковым, каковы его сущность, содержание, основные цели его создания и назначение. Наконец, каковы условия его формирования и функционирования.

Последнее является принципиально важным особенно для современной России, равно как и для других стран, ставящих перед собой задачу формирования на базе существующих государственных структур правового государства. Ибо если в стране нет реальных – объективных и субъективных условий для создания, а затем – нормального функционирования правового государства, то не может быть и речи об успешном решении данной проблемы.



Случайные файлы

Файл
174976.rtf
141430.rtf
48049.rtf
34956.rtf
169291.rtf