Некоторые направления дальнейшего развития брачно-семейного законодательства (22988-1)

Посмотреть архив целиком

Некоторые направления дальнейшего развития брачно-семейного законодательства

Россия после октября 1917 г. имела три брачно-семейных кодекса: 1917, 1927, 1969 гг. Каждый из них имел свои особенности. Всякий раз появление обновленного и более широкого но своему содержанию кодекса вызывалось разными причинами. Главная из них заключалась в необходимости соответствовать требованиям времени. Но в понимании этих требований, их оценке, к сожалению, нередко превалировали соображения политического, идеологического свойства, а подчас и чистый субъективизм. К тому же далеко не всегда та или иная семейно-правовая норма начинала жить по замыслу законодателя. Поэтому рано или поздно выявлялись ее недостатки и она превращалась, порой, даже в тормоз для развития существующих общественных отношений.

В наше время серьезных социальных перемен стало ясно, что прослужившее четверть века российское брачно-семейное законодательство нуждается в существенном обновлении'. Именно в обновлении, а не создании принципиально другого кодекса. Ведь в основе своей брачно-семейное законодательство традиционно, посвящено браку, семье, детям. А способы государственно-правового воздействия на брачно-семейные отношения в основном всегда одни и те же. К сказанному нужно добавить, что сегодня, как никогда раньше, очевидна потребность приведения действующего брачно-семейного законодательства в соответствие с международно-правовыми стандартами, которые, с одной стороны, впитали в себя многовековой человеческий опыт, а с другой - рассчитаны на цивилизованное общество.

К тому же известно, что мы присоединились к Конвенции о правах ребенка 1989 г., а значительная часть зафиксированных в этой Конвенции прав ребенка нуждается и в семейно-нравовой регламентации.

Само собой разумеется, что степень "отставания" каждого из разделов действующего КоБС, каждой семейно-правовой нормы различна. Но ясно одно: от имеющихся недостатков страдает самая незащищенная часть нашего населения - дети в возрасте до 15 лет, которых на начало 1993 г. в РФ около 35,2 млн., или 23,7% общей численности населения нашей страны. В правовом обеспечении их семейного воспитания, определении семейно-правового статуса, охране и защите прав, пожалуй, больше всего серьезных пробелов, просчетов. А в иных случаях налицо и явная дискриминация. Особенно это касается детей, чьи родители не состоят в браке. А число их растет. Так, они составляют 17,1% всех родившихся по сравнению с 1989 г., когда их было 13%. Намечаемые изменения в КоБС разнообразны. Тем не менее их можно разделить на три группы. В первую входят вопросы, касающиеся общих положений кодекса. Во вторую - все, что относится к семейно-правовому статусу несовершеннолетних членов семьи. И наконец, в третью - проблемы, связанные с охраной прав детей, оставшихся без родительского попечения.

Общие положения семейного кодекса 1969 г. отличает присутствие в нем значительного числа предписаний сугубо нравственного свойства, носящих лозунговый характер. По всей вероятности, когда этот Кодекс обновляли, у его составителей не было иного выхода. Тем более в то время постоянно говорили о моральном кодексе, его заповедях, которые нашли отражение главным образом в партийных документах. Именно этим объясняется расширение общих положений КоБС за счет постулатов сугубо нравственного порядка. Конечно, почти все без исключения семейно-правовые нормы, особенно касающиеся детей, так или иначе соотносятся с требованиями морали. Тем не менее и здесь необходимо чувство меры. С другой стороны, происходящие в нашем обществе перемены затронули и семью, и детей, отчего стали явно лишними пустые, не имеющие реального смысла, громкие слова. И наконец, предельная лаконичность отдельных статей КоБС, посвященных детям, углубление, уточнение их текста в большей степени соответствуют его специфике как правового акта, как своеобразной социальной формулы, где должно быть как можно меньше пустот и ненужных наслоений. Вот почему нуждается в коренном изменении прежде всего ст. 1 КоБС, определяющая задачи брачно-семейного законодательства и в части, относящейся к детям. Такими задачами должны стать: последовательная охрана прав ребенка; воспитание чувства ответственности перед семьей, ее несовершеннолетними членами, нуждающимися в помощи.

До сих пор в круге отношений, регулируемых законодательством о браке и семье, охрана прав детей как таковая не фигурировала даже тогда, когда она обеспечивалась не только путем передачи ребенка на опеку или усыновление. Налицо весьма существенный пробел, который нужно устранить за счет включения в текст ст. 2 КоБС положения об охране прав несовершеннолетних, особенно тех, кто остался без родительского попечения. А их в РФ по последним данным Госкомстата 426,2 тыс., тогда как раньше, в 1990 г., их было 421 тыс., т.е. налицо тенденция роста.

С появлением в Конституции СССР 1977 г. ст. 53, посвященной защите семьи государством, ее текст был автоматически перенесен в КоБС в ст. 5, именуемую "Защита семьи государством. Охрана и поощрение материнства". Что касается защиты семьи государством, то это общее положение по своей сути - неотъемлемая часть брачно-семейного законодательства. Иное дело - охрана материнства, а тем более его поощрение. Это прерогатива иных отраслей законодательства (трудового, административного, природоохранительного). В отношениях, регулируемых законодательством о браке и семье, обладатели прав и обязанностей выступают как равные субъекты права. И семейный кодекс делает на этот счет ради охраны материнства и детства всего лишь одно единственное исключение, запрещая мужу возбуждать дело о расторжении брака во время беременности жены и в течение одного года после рождения ребенка. Во всех остальных случаях там, где речь идет о несовершеннолетних детях, подразумевается не что иное, как охрана, защита их прав. Поэтому прямой смысл дополнить общую часть КоБС специальной статьей, именуемой "Охрана прав несовершеннолетних". Сюда войдут крайне важные для несовершеннолетнего члена семьи положения, имеющие самое непосредственное отношение к охране его прав. Имеется в виду, во-первых, что дети, рожденные вне брака, имеют равные права и пользуются равной охраной с детьми, чьи родители состоят в браке; во-вторых, что ни один несовершеннолетний не может быть ограничен в своих правах в связи с деятельностью, взглядами или убеждениями его родителей или заменяющих их лиц; в-третьих, что ни один из несовершеннолетних не должен оставаться без попечения лиц, обязанных осуществлять защиту его прав. Что же касается приоритета в семейно-нравовой охране интересов несовершеннолетнего, то на этот счет достаточно указания ст. 4 КоБС о равноправии граждан (в том числе несовершеннолетних-А.Н.) в семейных отношениях. И нужно лишь не нарушать их прав, пользуясь беззащитностью не достигшего физической, психической зрелости человека. Подобного рода перемены продиктованы и требованиями Конвенции о правах ребенка. При следовании им наше брачно-семейное законодательство в этой части станет более современным, а ребенок займет в нем свое, подобающее ему место.

По существу к общим положениям КоБС можно отнести и правила относительно установления происхождения детей. Наложенный Указом Призидиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. "Об увеличении государственной помощи..." запрет на установление отцовства сказался на целых поколениях. Одновременно под воздействием этого Указа деформировалось сознание довольно широких слоев населения, которые заняли непримиримую позицию по вопросу о правовом равенстве детей, чьи родители в браке не состоят. Семейный кодекс России 1969 г. зафиксировал по этому вопросу компромиссную позицию, допуская установление отцовства по суду при наличии довольно жестких условий. Их не удалось впоследствии смягчить и Законом СССР "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты СССР по вопросам, касающимся женщин, семьи и детства". Однако сейчас, как никогда, стало ясно, что в этой части наше брачно-семейное законодательство поразительно устарело. Мало того, оно как бы допускает существование в РФ недопустимой дискриминации прав детей, нарушение ст. 2 Конвенции о правах ребенка. Чтобы этого не было, необходимо изменить редакцию ч. 2 ст. 48 КоБС. Вместо слов "или доказательства, с достоверностью подтверждающие признание ответчиком отцовства" надо записать: "или доказательства, с достоверностью подтверждающие отцовство". Одновременно имеет смысл расширить основания установления отцовства в добровольном порядке, разрешая его во время беременности будущей матери. При этом важно никак не ограничивать намерения на этот счет будущих родителей.

Семейно-правовой статус несовершеннолетних в КоБС по существу никак не определен. Как это ни парадоксально, но термин "права несовершеннолетнего" здесь вовсе не фигурирует, что никак не корреспондируется с требованиями Конвенции о правах ребенка. Вместо него в кодексе используется понятие "интересы детей". Но под интересами принято понимать осознанную потребность. Между тем несовершеннолетний, особенно малолетний, не в состоянии с полным пониманием оценить свои потребности, найти путь к их удовлетворению. И далеко не всякий родитель, обязанный сделать это за него, действует должным образом. К тому же понятие "интересы" применительно к брачно-семейным правоотношениям страдает неопределенностью, оно может интерпретироваться по-разному и во многом зависит от факторов субъективного свойства. С другой стороны, трудно говорить об охране, защите прав несовершеннолетнего, когда само понятие "право" лишь подразумевается. Кроме того, есть еще один аспект проблемы, связанной с правовым положением несовершеннолетнего в семье. Дело в том, что представляемая детям возможность (право) получить надлежащее семейное воспитание рассматривается сквозь призму родительских прав и обязанностей. То же самое можно сказать о праве несовершеннолетнего на получение содержания от своих родителей. А это означает сохранение в КоБС института родительской власти, но в завуалированном виде. И это обстоятельство - очевидный анахронизм, ставший таким привычным, что в глаза он до сих пор не бросался. Чтобы привести КоБС в соответствие с Конвенцией о правах ребенка, мало ограничиться простым упоминанием о правах ребенка в семье как личного, так и имущественного характера, В КоБС нужна специальная глава "Права несовершеннолетних детей". Но нужно сразу же оговориться, что речь идет только о правах. В семье обязанностей правового свойства у несовершеннолетнего быть не может, так как понудить к их исполнению невозможно. Поэтому где бы ни была зафиксирована обязанность несовершеннолетних заботиться о своих родителях, нетрудоспособных членах своей семьи, всячески помогать им, налицо долг сугубо морального свойства, одна из обязательных человеческих нравственных заповедей. Поэтому понятие "семейно-правовой статус несовершеннолетнего" несколько отличается от общепринятого в теории права. Здесь налицо сочетание прав в строгом понимании слова с обязанностями морального характера.


Случайные файлы

Файл
ref-19638.DOC
180661.rtf
91930.rtf
50155.rtf
108919.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.