Правовые вопросы реабилитации репрессированных народов (22943-1)

Посмотреть архив целиком

Правовые вопросы реабилитации репрессированных народов

Законодательство Российской Федерации о реабилитации репрессированных народов недостаточно системно, не дает ответов на ряд вопросов темы, а многие его нормы неконкретны, не обеспечены механизмами реализации. К тому же это законодательство не увязано должным образом с близким к нему законодательством о реабилитации жертв политических репрессий и иногда конкурирует с ним. Эти недостатки предопределяются прежде всего сложностью и новизной решаемой проблемы, трудностями, стоящими на пути ее решения. Но есть у законодательных актов по данной проблеме и сугубо юридические недостатки, которые можно было избежать при более тщательной отработке понятий и непосредственно регулятивных норм.

Законодательство о реабилитации репрессированных народов должно четко определять, о каких именно народах идет речь. В ст. 2 Закона о реабилитации репрессированных народов от 26 апреля 1991 г. дается общее определение таких народов. В целом оно удачно. Как сказано в ст. 2, "репрессированными признаются народы (нации, народности или этнические группы и иные исторически сложившиеся культурно-этнические общности людей, например, казачество), в отношении которых по признакам национальной или иной принадлежности проводилась на государственном уровне политика клеветы и геноцида, сопровождавшаяся их насильственным переселением, упразднением национально-государственных образований, перекраиванием национально-территориальных границ, установлением режима террора и насилия в местах спецпоселения". Таким образом, статья охватывает даже малые этнические группы и называет обобщенно виды репрессивных мер'.

Однако на практике нередко возникают споры о том, относится та или иная конкретная этническая группа (например, крымские греки и крымские армяне) к числу репрессированных народов. С учетом этого следовало бы дать в Законе точный перечень этих народов, исходя из содержания соответствующих указов Президиума Верховного Совета СССР, постановлений ГКО и СНК СССР тех лет. Без упоминания этих актов нет полной ясности относительно содержания ряда других нормативных предписаний.

В ст. 3 Закона от 26 апреля 1991 г. говорится, например, о "восстановлении территориальной целостности, существовавшей до антиконституционной политики насильственного перекраивания границ". Эта запись неконкретна - что такое "насильственное перекраивание границ?". Ведь и до репрессий по отношению к ряду народов, о которых идет речь в Законе, допускались в прошлом волюнтаристские действия по определению границ, в результате чего территории, населенные лицами определенной национальности, отрывались от основного массива территории, заселенной преимущественно лицами той же национальности, и включались в состав смежных республик, краев и областей. Являются ли люди, пострадавшие от этого, репрессированными? Видимо, нет.

В преамбуле Закона от 26 апреля 1991 г. содержится запись о том, что Верховный Совет РСФСР "провозглашает отмену всех незаконных актов, принятых в отношении репрессированных народов". Но, во-первых, запись об этом нужно было бы сделать не в преамбуле, а в постановляющей части, а, во-вторых, дать в приложении к Закону полный перечень таких актов.

В нормативных актах о реабилитации репрессированных народов нужно различать права этих народов и права конкретных лиц из их состава. Нет сомнений в том, что "народы", в том числе репрессированные, являются как особые социальные общности специфическими субъектами права. Являются ими и персонально граждане, принадлежащие к этим народам. Правовой статус народа и конкретных лиц, из которых он состоит, взаимосвязаны, но не тождественны.

Народы нашей страны были признаны субъектами права еще в первых декретах Советской власти. Так, в Декларации прав народов России, принятой в ноябре 1917 г., провозглашались "равенство и суверенность народов России, их право на свободное самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства", а также "свободное развитие национальных меньшинств и этнических групп". Действовавшая до 12 декабря 1993 г. Конституция Российской Федерации содержала такую статью: "Земля и ее недра, воды, растительный и животный мир являются достоянием народов, проживающих на соответствующей территории" (ст. II). В Федеративном договоре от 31 марта 1992 г. (в первой его части -Договоре с республиками в составе России) говорится, что стороны, его подписавшие, действуют, "реализуя приоритет прав и свобод человека и гражданина, независимо от национальной принадлежности и территории проживания, а также право народов на самоопределение". Конституция Российской Федерации 1993 г. провозгласила, что она принимается, "исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов" (преамбула). Об этом говорится и в ст. 5 (п. 3) Конституции. Субъектами права признаются ею и малые народы. Как сказано в статье 69, Российская Федерация "гарантирует права коренных малочисленных народов". Таким образом, и ранее действовавшее, и ныне действующее законодательство соответственно признавало и признает народы особыми субъектами права. К сожалению, юридическая наука не анализирует социальные общности как субъекты права, сводя их круг к личности, предприятиям, учреждениям, организациям и органам.

Применение в прошлом репрессий в отношении ряда народов, естественно, означало применение репрессий к огромному числу людей, из которых эти народы тогда состояли, независимо от того, попали они индивидуально в какие-либо карательные списки (например, в списки депортируемых, списки спецпоселенцев) или нет, и независимо от того, попали они под действие постановлений о репрессии сразу же после их издания или в более поздние времена. Нельзя не учитывать, что персональный состав каждого из репрессированных народов изменчив (одни люди умирают, другие рождаются), и многих лиц, которых в прошлом депортировали, уже нет в живых. Но живы их дети и внуки. Большое число граждан из состава репрессированных народов родились в пути к новым местам жительства и уже там, и возникает вопрос: кто они - "репрессированные" или только "пострадавшие от репрессий?, а законодательство эти категории лиц различает.

У проблемы "народ" и "личность" есть и второй аспект. Право иметь свое национально-государственное образование принадлежит именно народу как общности людей, а не какому-либо человеку персонально. Право на восстановление территориальной целостности путем устранения допущенного в прошлом незаконного перекраивания границ тоже принадлежит народу, а не каждому входящему в его состав человеку. То же касается возвращения прежних исторических наименований местностями населенным пунктам, где некогда жили репрессированные народы. Однако право ранее репрессированного народа возвратиться в места прежнего проживания означает право и каждого человека из нынешнего состава этого народа вернуться на землю предков.

В некоторых актах о реабилитации репрессированных народов говорится о лицах, "подвергшихся уголовному преследованию" и "репрессиям в административном порядке". Эти формулы юридически неточны. Репрессии в отношении этнических общностей проводились обычно по указам Президиума Верховного Совета СССР, постановлениям СНК СССР или Государственного комитета обороны (ГКО), т.е. по разовым решениям высших органов власти, а не судебных или административных органов; сами же эти репрессивные меры не были нормативно установлены ни уголовным, ни административным правом. Одни из таких мер (ссылка, высылка и т.д.) были аналогичны уголовно-правовым санкциям, а другие не имели аналогов и вообще не предусматривались каким-либо законом.

Правда, часть лиц, входивших в состав репрессированных народов, действительно была подвергнута уголовному преследованию по обвинению в измене Родине, дезертирстве из Красной Армии, сотрудничестве с немецкими оккупантами, антисоветской агитации, незаконном хранении оружия и т.д. Их дела рассматривал суд, а члены семей этих лиц обычно отправлялись в ссылку по постановлениям Особого совещания при НКВД СССР. В отношении каждого из этих лиц заводилось дело, но основная масса людей, подвергнутых репрессии, попала под пресс государственного принуждения в "упрощенном порядке" - без возбуждения каких-либо дел, а "оптом". И. Сталин, Л. Берия и другие организаторы репрессий в отношении ряда народов, хорошо знали, что большинство депортируемых и помещаемых в спецпоселения заведомо не виновны в каких-либо преступлениях. Принцип индивидуальной ответственности и ответственности лишь при наличии вины в совершении преступления просто отбрасывался.

О масштабах и методах репрессий в отношении ряда народов можно судить по такому донесению Л. Берия:

"Государственный комитет обороны товарищу Сталину И.В. товарищу Молотову В.М.

В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета и постановлением СНК от 28 октября 1943 г. НКВД СССР осуществлена операция по переселению лиц калмыцкой национальности в восточные районы.

Для обеспечения проведения операции и предотвращения случаев сопротивления или побега НКВД заблаговременно были приняты необходимые оперативно-войсковые мероприятия, организована охрана населенных пунктов, сбор переселяемых, сопровождение их в места погрузки в эшелоны.

В начале операции было арестовано 750 калмыков, состоявших в бандах, бандпособников, активных пособников немецких оккупантов и другого активного элемента.

Всего погружено в 46 эшелонов 26 359 семей и 93 139 переселенцев, которые отправлены к местам расселения в Алтайский и Красноярский края, Омскую и Новосибирскую обл. Во время проведения операций происшествий и эксцессов не было. Эшелоны с переселенцами сопровождались работниками НКВД.


Случайные файлы

Файл
94633.rtf
145897.doc
103502.rtf
86353.rtf
57665.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.