Конституционный контроль в Российской Федерации (20807-1)

Посмотреть архив целиком

Конституционный контроль в Российской Федерации

В российской конституционной правовой науке, в российской государственно-правовой практике пока еще очень мало распространено признание того факта, что как конституция, так и закрепленные в ней принципы существуют только для того, чтобы обеспечивать права и свободы человека. Скажем, говорят о принципе разделения властей как необходимом признаке демократической правовой государственности. Чаще всего думают, что провозглашение разделения властей должно служить разграничению компетенции между различными ветвями власти, уравновешиванию полномочий этих властей, забывая о том, что само по себе уравновешивание этих полномочий имеет одну единственную цель: - защиту прав и свобод человека. В принципе, и это уравновешивание, и разделение властей, служащее ему, не имеет других задач, потому что все это есть определенные формы самоограничения власти, любой власти, относящейся к любой ее ветви, и это самоограничение власти, государство воспринимает, если это государство хочет строится на демократических правовых началах только как средство обеспечения прав и свобод человека. Никакая власть в государстве, представленная любой ее ветвью, не должна чувствовать себя неограниченной, именно потому, что становясь неограниченной, она нарушает права и свободы. И с этой точки зрения о правах и свободах можно говорить не просто как о принципе, господствующем в государстве, а можно говорить как о цели, - как о цели конституции, как о цели государственного устройства, как о цели разделения властей и как о цели конституционного контроля. Если можно выстроить такую лестницу, состоящую из разных названных ступеней, то, с моей точки зрения, она так и должна выглядеть.

Кстати, надо сказать, что в зарубежной конституционно-правовой теории именно таким образом понимается предназначение конституции и предназначение таких принципов конституционной организации общества как разделение властей. У нас, к сожалению, пока разделение властей и наличие конституции не всегда объясняется этой целью. И, может быть, именно поэтому возникают споры о том, какой из конституционных принципов является более важным первостепенным или, может быть, наоборот они все стоят на одном уровне, эти принципы, и тогда нужно одинаково выстраивать точно также на одном уровне эти приоритеты и все конституционные основы, включая демократию, народовластие, принцип разделения властей, и на этом же уровне - задача обеспечения прав и свобод. Вот я представляю себе эту систему построенной немножко иначе: сначала заявляется цель - охрана прав и свобод. Эта цель предопределяет необходимость создания демократической конституции, и эта цель предопределяет появление в конституции таких принципов демократической государственности как разделение властей, как обособление судебной власти, как конституционный контроль. Но не имея такой цели, мне кажется, нельзя объяснить стремление человечества к демократической правовой государственности. Потому что более сильное государство, менее сильное государство, президентская форма правления, парламентская республика, - все это из самого себя не может быть объяснено, с одной стороны, и ,с другой стороны, все это допустимо - разные формы государственного устройства в том числе - для демократической правовой государственности, только если эти государственно-правовые формы направлены на обеспечение прав и свобод. Почему возникла собственно в цивилизованном обществе такая потребность? Потому что шло оно от не очень цивилизованных форм организации государственной жизни, когда человек представлял собой объект государственной деятельности. И если мы возьмем с вами такую историю, которая уходит во времена средневековья, феодализма, не выступал человек, личность человеческая как равноправный субъект во взаимоотношении с государством. Все революции, которые в конце концов, сначала буржуазные, победили, и в конце концов разными способами через долгую и мучительную историю привели нас к признанию тех принципов демократической государственности, которые сейчас мировая цивилизация считает общепризнанными, все эти революции руководствовались одной целью, хотя путь их был мучительным: сделать так, чтобы человек никогда не был объектом государственной деятельности; сделать так, чтобы человеческая личность выступала как равноправный субъект во взаимоотношении с государством. Если такая цель заявлена, то решение ее возможно только на основе самоограничения власти. Власть никогда не должна забывать при такой организации взаимоотношений, что она создается не просто по воле людей, являющихся членами общества, но, что она создается для того, чтобы служить их интересам. Исходя из такой общей заявки, мне кажется, и должна вырисовываться дальнейшая иерархия ценностей, ценностей государственного, государственно-правового порядка, которые обычно и закрепляются в конституции. Нельзя считать действительной такую конституцию - и на уровне межгосударственном не признается за действительную конституцию, - если в ней определяется построение государственной власти вне связи с целью обеспечения прав и свобод. Так что стержнем конституционно-правового развития демократического свойства в правовом государстве является именно защита прав и свобод. Естественно, конечно, при этом должно обеспечиваться, чтобы эти права и свободы были в должном наборе, потому что если провозглашается только что-то из них, а что-то отвергается, это тоже не будет служить достаточной гарантией того, что конституция будет признана действительно конституцией демократического правового государства. Но если мы с вами провозглашаем такую цель, и если мы говорим, что разделение властей как принцип организации государства, конституционной организации государства должен действительно реализоваться, тогда безусловно встает вопрос о том, какие государственно-правовые учреждения должны олицетворять это разграничение власти в государстве, обеспечивающее определенные сдержки и противовесы любой власти, чтобы она не становилась тиранической, чтобы она не была направлена в конечном счете против людей. Именно в силу такой задачи разграничения властей в обществе появляется потребность в конституционном контроле.

Конституционный контроль появляется не для того, чтобы сказать законодательной власти и исполнительной власти, что они должны уравновешивать друг друга, вовсе не только это является основной целью, ради которой появляется конституционный контроль, если основная цель конституции - охрана прав человека, то и основная цель конституционного контроля, обеспечивая в том числе и разделение властей, - обеспечивать охрану прав человека. Таким образом нельзя абсолютизировать сами государственно-правовые институты как средства, забывая об их основной цели. Иначе вырождается основная демократическая направленность конституционного развития, она превращается, собственно, в свою противоположность.

Итак конституционный контроль является в системе разделения властей именно средством для обеспечения прав и свобод. Однако мировому опыту известны очень различные формы конституционного контроля. Но эти формы каждый раз приспособлены к чему? Они приспособлены к тому, чтобы быть ограничениями по содержанию для действий государственной власти в любой форме этой деятельности: чтобы быть ограничениями в содержательной деятельности тех, кто законодательствует и создает нормы, создает позитивное право, закрепленное в статутах, законах, чтобы быть ограничениями для тех, кто исполняет эти законы, значит является исполнительной властью, и чтобы быть ограничениями даже для тех, кто выступает в качестве органов судебной власти, потому что конституционный контроль должен считать обязательной своей задачей контроль за деятельностью и судебных органов, и судебной системы, поскольку судебная система тоже должна служить не просто применению позитивных законов, но выявлению в этих законах их конституционного смысла, направленного на обеспечение прав и свобод. Таким образом, институт конституционного контроля должен проявлять свое действие во всех, скажем так, ветвях государственной власти. Но организован он может быть по-разному. Он может существовать в виде предварительного контроля за правовым содержанием законов, т.е. появляться на свет в тот момент, когда закон еще не родился и когда надлежит выразить какое-то суждение по поводу содержания закона исходя из того, соответствует ли этот закон демократическим, конституционным, правовым установлениям. Тогда является нечто вроде конституционного государственного совета, который существует во Франции, деятельность которого собственно выражается в том, чтобы давать заключения на уже родившиеся законопроекты, которые законодатель должен принять. И эти проекты должны оцениваться с точки зрения их соответствия конституционным идеям. Этот конституционный контроль может существовать и форме последующего контроля, когда проверяется уже вступивший в силу закон. И по этому принципу действуют все конституционные суды, существующие в разных странах. Их очень много, отличающихся друг от друга отдельными моментами компетенции, но в основном конституционные суды в Европе и не только в Европе существуют для того, чтобы проверять соответствие демократической конституции принятых законов. Конституционный контроль включает в себя и проверку конституционности судебных решений. Это очень важная часть в деятельности по конституционному контролю, и тогда он обеспечивает, чтобы проверялось, не нарушают ли конкретные судебные решения конституционные права и свободы. Во всех этих видах деятельности цель у конституционного контроля остается неизменной, одной и той же. И даже когда конституционный контроль обеспечивает четкое разграничение компетенции между, скажем, законодательной, исполнительной или судебной властью, он тоже служит этой же самой цели.


Случайные файлы

Файл
154518.rtf
184091.doc
147256.rtf
50367.rtf
46381.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.