Проблема правовой субъективности Евросоюза (18403-1)

Посмотреть архив целиком

Проблема правовой субъективности Евросоюза

Введение.

В юридической литературе утвердилось мнение, что система права - это обусловленная экономическим и социальным строем структура права, выражающая внутреннюю согласованность и единство юридических норм и одновременно их разделение на соответствующие отрасли и институты. При характеристике системы права необходимо помнить, что она представляет собой явление объективного характера, складывающееся не произвольно, а в связи с системой существующих общественных отношений. Говоря о единстве права, еще Ф. Энгельс подчеркивал, что «в современном государстве право должно не только соответствовать общему экономическому положению, не только быть его выражением, но также быть внутренне согласованным выражением, которое не опровергало бы само себя в силу внутренних противоречий». То, что относится к системе права отдельного государство мы попытаемся рассмотреть в рамках Евросоюза.

18 февраля 1986 года подписывается Единый Европейский Акт, который вступил в действие с 1 июля 1987 года. В нем были обозначены юридические рамки создания единого европейского рынка, определены меры по координации политики государств сообществ в области охраны окружающей среды, научных исследований и новейшей технологии. Были внесены определенные коррективы в Римский договор об образовании ЕЭС. Были обозначены также формы и цели более тесного сотрудничества государств в политической сфере и в области проведения скоординированной внешней политики.

За пятилетний период (1987 – 1992 годы) на базе таможенного союза и в результате ликвидации нетарифных барьеров был образован самый большой рынок в мире, свободный для передвижения капиталов, рабочей силы, товаров и услуг. Введение единого рынка к намеченному сроку – к 1 января 1993 года – торжественно отмечалось во всех 12 союзных государствах.

7 февраля 1992 года в городе Маастрихт (Нидерланды) полномочные представители всех государств ЕЭС подписывают договор об образовании на базе трех сообществ Европейского Союза, который после его ратификации национальными парламентами вступил в действие с 1 ноября 1993 года. Одновременно ЕЭС было переименовано в Европейское сообщество (ЕС).

С этого момента начался третий этап европейский интеграции. Его основное содержание сводится к следующим положениям:

единая валютная политика, на финише – введение общей валюты (ЕВРО);

введение института гражданства Европейского Союза;

единая экономическая и финансовая политика, увеличение финансирования общих программ;

более тесное политическое сотрудничество в области внешней и оборонной политики.

Реализация вышеперечисленных целей стала возможной только благодаря мероприятиям по созданию единого рынка. Сама внутренняя логика интеграционного процесса потребовала сделать еще один радикальный шаг: образовать европейский экономический и валютный союз, ибо нормальное функционирование единого рынка невозможно без общей валюты.

В формировании экономического и валютного союза в настоящее время участвуют 15 государств Европы (с 1 января 1995 года в Европейский союз вступили Швеция, Финляндия и Австрия). Еще 12 государств континента выразили свое желание присоединиться к Европейскому Союзу. В декабре 1997 года высший орган союза – Европейский Совет принял решение начать переговоры с шестью странами (Эстония, Польша, Венгрия, Словения, Чехия и Кипр) об их вступлении в состав Европейского Союза. Одновременно было решено образовать Европейскую Конференцию, в рамках которой будут параллельно проводиться предварительные переговоры с другими шесть государствами (Латвия, Литва, Словакия, Румыния, Болгария и Турция) по поводу их присоединения к Европейскому Союзу.

1. Правовая субъективность Евросоюза.

Нормы всех отраслей права направлены на регулирование общественных отношений в соответствии с задачами и функциями государства на данном этапе его развития. Устанавливая правовые нормы, государство одновременно определяет формы их осуществления, тем самым регулируя деятельность соответствующих субъектов по применению и исполнению этих норм. Таким образом, возникают особые правовые нормы, которые по своему характеру отличаются от материальных предписаний и именуются процессуальными, образующими в своей совокупности конкретные отрасли процессуального права. Процессуальное и материальное право соотносятся как форма и содержание. Процессуальные правовые нормы служат формой реализации и проявления норм материального права. Процесс есть форма жизни закона. Главная особенность процессуальных норм - их субъективность, тогда как нормы материального права объективны. Исторически процессуальное право обязано своим возникновением материальному праву (уголовному, гражданскому, административному и т. д.). Кроме того, особенности процессуального права определяются еще и потребностями технологии, организации процесса реализации норм материального права. Своеобразен и предмет правового регулирования процессуальных норм, который включает в себя общественные отношения, возникающие в процессе реализации норм всех отраслей права.

Анализ той или иной проблемы следует проводить по какому-либо основанию Соответственно в нашем случае, основание следует признать субъективно-объективной категорией. Субъективность проявляется в том, что выбор основания всегда определяется волевыми устремлениями участников сделки. Договор, как консенсус, всегда предполагает совпадение воль сторон относительно результата исполнения. Объективность проявляется в том, что благодаря нормам из всего комплекса психологических устремлений сторон вычленяются те, которые имеют юридическое значение и находятся в пределах юридического опосредования.

Как оказалось в отношении Евросоюза такой подход нецелесообразен. Совпадение воль сторон в Евросоюзе не всегда присутствует, ибо мы не видим того интегрированного межправительственного характера, который обязательно должен присутствовать для заключения «сделки» или вынесения того или иного решения.

После подписания Маастрихтского и Амстердамского соглашений, установления внутреннего рынка, создания Валютно-экономического союза Европа взяла небольшую паузу. Но затягивать эту паузу надолго было ошибкой. Эта так называемая пауза проявляется во многих отраслях. Формирование внутреннего рынка не закончено. Важнейшие экономические сектора пока не либерализованы полностью. Финансово-экономический союз не имеет социально-экономического фундамента. Совместная политика безопасности и обороны едва появилась на свет. Европейское пространство правосудия и безопасности, созданное в прошлом году в Тампере, существует только на бумаге. Отсутствие конечной цели ведет любой процесс к остановке.

Отсутствие концепции создает пустоту, в которой государства-члены замыкаются на себе и довольствуются уже достигнутыми в Сообществе успехами. В лучшем случае они откажутся от любого другого объединения. В худшем случае они начнут выступать за восстановление своего суверенитета

В Евросоюзе (в отличие от Евросообщества) основной упор сделан на оющесоюзный подход, а не на межправительственный, что в свою очередь далеко уводит его от принципов правовой субъективности. И тем не менее, Евросоюз не хочет переориентироваться на последний подход.

Как заявил премьер-министр Бельгии Ги Верхофстадт в своей речи, произнесенной им в Европейском политическом центре в Брюсселе 21 сентября 2002: «Международные институты (работают они или нет) основаны, как мы знаем, на методе межправительственной деятельности. Тогда как крупные страны и государства, особенно те, которые объединяют несколько культур, строят свою работу на основе общесоюзного подхода (некоторые называют его федеральным - выбранный термин не имеет большого значения). Суть проходящих дебатов может быть сформулирована следующим образом: сделаем ли мы из Европейского сообщества обычный международный институт, который строит свою работу на межправительственном подходе и правиле единогласия, или же мы выскажемся за единый общесоюзный подход, который в радикально обновленной форме отвечает трем обязательным условиям: ясность, эффективность и демократическая законность».

Для анализа не суть важно, какой путь выберет Евросоюз для дальнейшего развития. Нам важно подчеркнуть отсутсвие правовой субъективности, которой нет и по всей видимости не будет, если полагаться на слова бельгийского премьер-министра.

И страх субъективности – это один из основных сдерживающих факторов этой переориентации. «Как вы можете заметить, определяя обязательные условия, я не отрицаю несовершенство действующего метода работы Сообщества. Но я повторяю, было бы бессмысленно полагать, что по причине этого несовершенства мы должны отказаться от общесоюзного подхода в целом в пользу межправительственного. Я опасаюсь, однако, что прямой выбор межправительственного подхода Европейским союзом, насчитывающим 28 государств-членов, может неизбежно принять форму "директории", то есть управления, осуществляемого небольшим числом, возможно, самых крупных государств-членов. И даже, если мои сомнения кажутся необоснованными, я уверен, что межправительственный подход в какой бы то ни было форме никогда не сможет компенсировать отсутствие общесоюзных институтов. Ряд ярких примеров иллюстрируют это утверждение», - продолжение цитаты Ги Верхофстадта.

Необходимо, однако, внести некую долю объективности в анализ и задаться вопросом. Означает ли это, что межправительственный подход будет отброшен Евросоюзом во что бы то ни стало? Разумеется, нет. Межправительственное сотрудничество может стать первым шагом или промежуточным этапом на пути интеграции, но оно никогда не превратиться в самоцель для Евросоюза. Поскольку общесоюзный подход может быть основан на квалифицированном большинстве, а межправительственный - только на консенсусе и правиле строгого единогласия, что во многих случаях для Евросоюза является синонимом бессилия и нерешительности.


Случайные файлы

Файл
103244.rtf
12395-1.rtf
35164.rtf
14912.rtf
83221.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.